О завершении строительства газопровода «Северный поток — 2» и его перспективах для Украины и Евросоюза

Содержание
[-]

«Украинцам надо готовиться к прекращению транзита»

Газопровод «Северный поток — 2» достроен. Согласования, экспертизы, суды, споры с европейскими чиновниками и американские санкции три года сопровождали строительство газопровода, который пойдет из России по дну Балтийского моря, вероятно — в ущерб транзиту через Украину.

Пока нет даты запуска в эксплуатацию, и в целом перспективы туманны — согласно нынешнему европейскому законодательству, «Газпром» сможет использовать только половину мощностей. Политик, бывший заместитель министра энергетики России Владимир Милов рассуждает о будущем газопровода.

Издание «Новая газета»: — Все трубы сварили, строительство полностью завершилось — могут ли сейчас возникнуть какие-то препятствия для запуска газопровода?

Владимир Милов: — Конечно. Они (Nord Stream 2 AG) проиграли суд в Германии по их требованию дать им возможность использовать мощности газопровода на 100% и освободить от европейского регулирования. То есть даже когда они введут его в эксплуатацию — думаю, это будет ближе к концу года, потому что надо пройти все сертификационные процедуры, — они смогут использовать мощности только на 50%. Для Nord Stream 1 это было и остается большой проблемой: на сам Nord Stream 1 это правило не распространяется, но есть проблема с его наземным продолжением, газопроводом OPAL, который попадает под регулирование. Так что Nord Stream 2 придется выполнять европейские правила — я думаю, они в итоге пустят в трубу «Роснефть» и «Новатэк».

Но, во-первых, эти разборки займут время. Во-вторых, как я вижу, руководство «Газпрома» настроено биться юридически за стопроцентное использование. Это значит, что быстрого решения по оставшимся 50% не будет. Можно смело говорить про пару лет, когда они будут использовать лишь половину мощности. Я думаю, что технически эксплуатация на полную мощность будет возможна не раньше следующего года, а учитывая неразрешенность с законодательством ЕС, мы можем предположить, что максимальная мощность прокачки в следующем году будет 25 миллиардов кубометров.

Сказать, что это кардинально на что-то влияет, было бы очень-очень сильным преувеличением. Я давно говорил, что битвы вокруг «Северного потока — 2» в основном геополитические, они не отражают его реальное влияние на рынок — а оно не очень большое.

— Некоторые говорят, что если европейцы будут сильно нуждаться в газе, если будет холодная зима, то, может, разрешат использовать газопровод больше, чем на 50%. Как вы думаете, это возможно?

— Это очень сильно зависит от европейских политиков и европейских регуляторов. Но вы видите нынешнюю ситуацию: цена за газ достигла 700 долларов, и многие это напрямую связывают с манипулированием рынком со стороны «Газпрома». Я думаю, Еврокомиссия откроет против них дело по поводу того, что они придерживают объемы, потому что это прямое нарушение антимонопольных правил. И дальше посмотрим, как ситуация будет развиваться. Возможно, им еще придется заплатить за эти 700 долларов, которые мы сейчас видим. Уже были очень серьезные прецеденты, и надо сказать, что «Газпром» обычно до последнего упирается, а потом идет на попятную. Я не думаю, что европейцев стоит рассматривать как стадо овечек, которые будут безропотно просить, лишь бы им дали этот газ. 

Во-первых, при тех ценах, которые сейчас складываются в Европе из-за газпромовского поведения, снимается проблема импорта газа из других мест. Конкурентное преимущество «Газпрома» — его газ дешевле, чем американский или австралийский, но при цене в 700 долларов о чем речь? Позиция Европы может быть: вы придерживаете цены — тогда мы коммерчески эффективно будем брать газ по такой цене в другом месте. Газа полно! Вопрос был только в цене. Поэтому я не думаю, что «Газпрому» удастся какое-то давление. Я думаю, эта ситуация с июлем-августом-сентябрем, когда резко скакнули спотовые цены из-за газпромовского манипулирования рынком, сейчас приведет к скандалу. И «Газпром» пожалеет — думаю, реакция будет серьезная. 

— Зачем «Газпрому» было накалять обстановку? 

— Мне сложно сказать, какая мотивация там доминирует. Ну, смотрите, они видят пустые хранилища и повышенный спрос. Они видят, что путем несложных ухищрений можно получить цену в 700 баксов. Это, думаю, первичная мотивация. Вторая — возможно, они хотят в период запуска Nord Stream показать европейцам свою силу: видите, как мы можем? Это такое путинское понимание рыночной силы: если мы вас можем нагнуть как поставщик — мы вас нагнем. Но современная европейская конкурентная политика строится совсем на другом принципе: главное — потребитель, и как раз у него есть рычаги, чтобы обнаглевшего поставщика нагнуть. В целом можно сказать, что там борьба шла с переменным успехом, но в последние годы в противостоянии «Газпрома» и Еврокомиссии так или иначе по очкам все заканчивается в пользу Еврокомиссии. 

— Могут ли США как-то влиять на судьбу «Северного потока — 2»? В переговорах с Германией шла речь о возможности точечных санкций. 

— Мы видели в последние годы, что санкции США ни на что не влияют. 

— А европейские компании, которые были вынуждены уйти из проекта? Это же потрепало «Газпрому» нервы. 

— Нервы потрепало, но конечный результат мы видим. Грубо говоря, Штаты отложили этот проект примерно на год. По итогу можно сказать, что «Газпром» научился схемам обхода американских санкций. В чем слабость американского санкционного механизма по сравнению с европейским? Европейский основан на нормах права. Они не пытаются определить, кто плохой: любой, кто не соблюдает принцип честной конкуренции, тот и «получит». А американцы в попытках отловить каждое физлицо и юрлицо играют в кошки-мышки. В таких штуках «Газпром» силен. Позиция европейцев с конкурентным законодательством гораздо более сильная, чем попытка американцев поиграть санкционными списками. Так что американская попытка остановить этот проект санкциями провалилась. А европейская история, мне кажется, более перспективная — собственно, это их рынок, они за него борются. 

Про европейский рынок: эти 25 миллиардов кубометров, о которых вы говорили в начале, — важный объем для рынка? 

— Да там же особо ничего не изменится. Вопрос только один: этот газ будет идти через Украину или через Балтику. Объемы те же — они просто убираются из Украины и переводятся сюда. Это не означает каких-то дополнительных поставок российского газа. Это просто означает новый маршрут. И это примерно совпадает с графиком уменьшения поставок газа через Украину, который предусмотрен пятилетним контрактом. Это не равнозначные, но сопоставимые объемы — сокращение транзита и новые мощности. 

Насколько это болезненно для Украины? 

— Уже не очень. В прошлом году транзит был на миллиард шестьсот-семьсот миллионов долларов — это примерно 1% их ВВП. И они теряют его не сразу, а частями: по несколько миллионов долларов в год. Это неприятно, но им в любом случае придется перестраиваться. Попытки удержать транзит за счет политического взаимодействия с западными странами работают очень вяло. Мне кажется, пятилетний контракт — это лучшее, что они могли в этой ситуации получить. Дальше им надо разумно вести политику, исходя из того, что после этого пятилетнего контракта транзита не будет. Надо максимально использовать это время, чтобы перестроиться на другие рельсы. 

Но ведь вся риторика европейских стран, той же Германии, — о необходимости сохранить транзит через Украину. 

— Я не вижу тут никакого подкрепляющего момента. А что европейцы сделают, если они не сохранят транзит? По идее, европейцы должны остановить поставки по тому же «Северному потоку — 2», но они не могут этого сделать по тем же причинам, по которым Германия объясняла, что не может остановить этот проект. Нет никаких юридических оснований для остановки ни «Северного потока — 2», ни отдельных поставок, если не будет транзита. 

— Европейцы могут договориться не покупать? 

— Нет, там же не правительства покупают. Покупают компании. А компании фактически сидят на зарплате у «Газпрома». Посмотрите, что эти компании говорят, — Wintershall Dea, например. Они сидят в доле, они купленные-перекупленные и везде говорят: «Мы категорически поддерживаем Nord Stream 2 и требуем снять все политическое давление». Поэтому украинцам надо готовиться к прекращению транзита. Мне кажется, это будет правильная постановка задачи. Это как с эмбарго на грузинское вино: когда оно вводилось, все это оценивали как катастрофу, потому что российский рынок был основной, а сейчас они даже не зависят от российского рынка. Поэтому надо перестраиваться — тем более что с учетом перехода Европы на зеленую энергетику рассчитывать, что они смогут долгосрочно зарабатывать на российском газовом транзите, неправильно. 

Что касается «Газпрома», если будет действовать правило про 50-процентную загрузку, а вы говорите, что его вряд ли получится обойти, проект «Северный поток — 2» все равно экономически целесообразен? 

— Мне очень сложно говорить об экономической целесообразности, исходя из газпромовской логики. Экономически целесообразно было бы двадцать лет назад подписать с Украиной соглашение о модернизации ее газотранспортной системы, договориться о долгосрочных тарифах и спокойно качать газ через Украину, а не тратить десятки миллиардов евро на вот это все. У «Газпрома» другая экономическая целесообразность — что нужно закидывать десятки миллиардов, лишь бы геополитически кого-то обойти и еще что-то на этом поиметь. Это же была политическая задача — «Газпром» здесь как исполнитель. Политической задачей было достроить газопровод физически, они работают по принципу: война план покажет. Они сейчас успешно решили задачу физической достройки, дальше будут разбираться со всем остальным. Я думаю, с учетом опыта Nord Stream 1 они спокойно и хладнокровно относятся к тому, что труба постоит пустая.

И второе — засуетился Сечин, сейчас засуетится «Новатэк», они скажут: «Вам нужны третьи стороны, дайте нам доступ в Европу». В принципе, такое решение может быть. Будет российский газ, но уже не газпромовский — это не противоречит европейским правилам. Но я думаю, «Газпром» упрется рогом и скорее будет держать пустую мощность, чем отдаст Сечину или Новатэку, потому что они очень фрикуют на тему конкуренции российского газа в Европе. Думаю, что «Газпром» будет упираться до последнего. Для него не впервой нести затраты от того, что что-то построено, но не используется.

Автор Мария Епифанова, «Новая газета»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/09/11/ukraintsam-nado-gotovitsia-k-prekrashcheniiu-tranzita

*** 

Приложение. Проблемы Украины при переходе на "зеленую" энергетику

***

O замене природного газа на водород в украинской ГТС

В ЕС все активнее говорят о водороде для перехода на "зеленую" энергетику. Именно он способен заменить газ, уголь и другие энергоносители. В выигрыше может оказаться и Украина.

Заменить газ на водород в украинской ГТС не так просто

Украинская газотранспортная система оказалась в подвешенном состоянии. США и Германия договорились о завершении строительства газопровода "Северный поток - 2". После введения его в эксплуатацию Россия теоретически сможет обходиться без украинской "трубы". Украина рискует утратить статус транзитера природного газа с 2024 года, когда истекает срок действия контракта между Киевом и Москвой. Но благодаря кардинальному реформированию энергетического сектора в ЕС для украинской ГТС открываются новые возможности.

В частности, речь идет о планах перехода на "зеленый" водород. Разработанная на 30 лет Европейская водородная стратегия предусматривает уже в 2024 году производство водорода в объеме до одного миллиона тонн в год. DW выясняла, можно ли транспортировать через украинскую газотранспортную систему водород вместо газа, что для этого надо и кто в Украине планирует производить "зеленый" водород.

Партнерство ЕС и Украины

В 2020 году ЕС представила водородную стратегию, которая предусматривает широкое использование так называемого "зеленого" водорода. Чтобы быть "зеленым", водород должен производиться за счет возобновляемых источников энергии, например, энергии ветра или солнца. В целом европейцы собираются инвестировать в "зеленый" водород от 180 до 470 миллиардов евро до 2050 года. Таким образом в ЕС хотят достичь климатической нейтральности - чтобы выбросы парниковых газов в атмосферу не превышали того объема, который поглощается экосистемой.

Европейцы делают ставку на водород

В качестве одного из ключевых партнеров для реализации этих планов ЕС рассматривает Украину. Европа рассчитывает, что в Украине до 2030 года будет построено до 10 гигаватт мощностей для производства "зеленого" водорода. Конкретики, правда, пока мало. Более предметными представляются договоренности между Украиной и Германией.

В прошлом году страны подписали соглашение об энергетическом партнерстве, одним из элементов которого является развитие водородной энергетики. Украина может получить часть из 2,8 миллиарда евро инвестиций, которые Германия планирует выделять на водородные проекты за рубежом.

Дорогостоящая модернизация

Такая заинтересованность в Украине объясняется ее ресурсами для производства и наличием газотранспортной системы, которая может быть использована для транспортировки водорода, отмечает в беседе с DW президент энергетической ассоциации "Украинский водородная совет" Александр Репкин.

"В Украине есть четыре области с достаточными ресурсами, чтобы обеспечить "зеленым" водородом всю Европу: Запорожская, Херсонская, Днепропетровская и Одесская. Южные области имеют доступ к ГТС. Это первый путь, которым можно транспортировать водород в Европу. Второй - водный путь, по Дунаю", - говорит он.

Впрочем, заменить газ на водород в ГТС не так просто, как кажется на первый взгляд. Причина - быстрая коррозия металла, объясняет директор центра исследования энергетики Александр Харченко. "Обычную газовую трубу малого давления водород разъедает за несколько часов. Трубу высокого давления - за месяцы. Для его прокачки трубы изнутри можно обшить кевларом, но он очень дорогой. Стоимость обшивки ГТС длиной в три тысячи километров будет стоить миллиарды долларов", - говорит он.

Целесообразно ли вообще вкладывать средства в модернизацию ГТС, сказать трудно, ведь пока не существует рынка этого энергоносителя, считает Харченко. "Пока есть только предположительные объемы потребления. Я не вижу очереди инвесторов в производство водорода. Причина - никто не знает, сколько он будет стоить через 10 лет, и поэтому непонятно, как возвращать инвестиции", - говорит эксперт.

Смесь газа и водорода

Исследования по стоимости переоборудования ГТС Украины на систему транспортировки водорода проводит "Украинский водородный совет", и ближе к концу года будут названы конкретные суммы, уверяет ее президент Репкин. Впрочем, по его словам, транспортировать водород можно даже без переоборудования, если примешать небольшое его количество в природный газ, отмечает Репкин. "Исследование показало, что вместе с газом можно транспортировать до 20 процентов водорода", - говорит он.

Однако для такого варианта необходимы дальнейшие исследования и синхронизация стратегий стран, объясняет DW директор Оператора ГТС Украины Сергей Макогон. "По состоянию на 2020 год 65 процентов государств-членов Европейского агентства сотрудничества органов регулирования энергетики (ACER) до сих пор не позволяют закачки водорода в газотранспортную сеть. В частности, в Германии предельный уровень примеси водорода - 10 процентов, во Франции - шесть процентов, в Испании - пять процентов", - рассказал он. В Украине же только проводятся технические исследования для определения состояния готовности газотранспортной инфраструктуры для транспортировки смеси природного газа и водорода, отмечает Макогон.

Водородные планы украинских компаний

С другой стороны, уже сейчас некоторые компании налаживают производство "зеленого" водорода в Украине. В частности, созданная в июне 2020 компания "Водород Украины" для строительства завода выбрала южную часть области возле города Рени, где уже купила земельный участок, рассказал DW гендиректор компании Ярослав Криль.

"Параллельно немецкая компания делает нам преТЕО проекта. Потом будут переговоры с финансовыми учреждениями по привлечению средств и разработка проектной документации. Я надеюсь, что в начале 2022 мы уже приступим к строительству завода и солнечной электростанции", - говорит он. По словам Криля, рассматривается несколько путей сбыта: заводы рядом, транспортирования в ЕС водным транспортом по Дунаю и транспортировка через ГТС.

Возможность развивать производство "зеленого" водорода не исключает и компания ДТЭК. Но ни одного проекта, который экономически возможно реализовать без грантовой или финансовой поддержки государства и других компаний, пока нет, отметил в интервью DW директор по инновациям ДТЭК Эмануэле Вольпе. "В приоритете - потенциальные пилотные проекты в рамках немецко-украинского энергетического партнерства, которые возможно реализовать с немецкими технологическими партнерами. Говорить о конкретных объемах пока рано, но в этом году ДТЭК планирует утвердить концепцию первого пилотного проекта", - говорит он.

В то же время компания "Эко-Оптима", которая входит в группу энергетических компаний "Захиднадрасервис", уже имеет конкретные планы строительства завода по производству "зеленого" водорода мощностью в 100 мегаватт. "Мы подали наш проект на международный тендер фонда H2 Global для получения финансирования. Результат ожидается в первом квартале 2022 года. Если выиграем, то сразу начнем строительство", - заявил заместитель директора "Эко-Оптима" Степан Козицкий.

По его словам, также уже согласован контракт с австрийской компанией RAG Austria AG и немецкой Bayerngas GmbH относительно поставок "зеленого" водорода. "Планируем производить водород в Западной Украине и газопроводом Уренгой-Ужгород-Братислава поставлять в Германию. Но в целом пока это убыточный проект для нас, поэтому нужны государственные дотации для покупки именно "зеленого" водорода", - подчеркнул он.

Автор Александр Куницкий

https://p.dw.com/p/3yeuE


Об авторе
[-]

Автор: Мария Епифанова, Александр Куницкий

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.09.2021. Просмотров: 42

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta