O затратах на образование в разных странах мира

Содержание
[-]

Дорого в будущее

Перед новым учебным годом банк HSBC опубликовал доклад "Ценность образования: выше и выше" (Global Report The Value of Education: Higher and higher). "Огонек" обратился к отечественным реалиям и обозначил тенденцию по-своему

Банк HSBC (банковская корпорация Гонконга и Шанхая, штаб-квартира в Лондоне) не случайно интересуется образовательными потребностями и расходами семей. HSBC — один из крупнейших игроков на мировом рынке образования. По подсчетам экспертов, сейчас его объем равен 4-4,5 трлн долларов, это полная стоимость образования от детского сада до аспирантуры, включая и обучение, и другие расходы (приобретение пособий, жилье, транспорт, питание и т.д.). С 2000 года этот рынок увеличился в 7 раз и в ближайшие годы достигнет 6-7 трлн долларов. Примерно половину этих объемов составляют расходы семей на образование детей.

Родители во всем мире — оптимисты. 75 процентов (по данным доклада HSBC) уверены, что будущее их детей будет блестящим. 68 процентов считают, что после обучения дети получат отличную работу. Чтобы ребенок добился успеха, большинство родителей (82 процента) готовы пожертвовать личным благосостоянием. 31 процент берет вторую работу, 25 процентов отказываются от трат на досуг и праздники (о том, на какие жертвы идут родители в России ради поступления ребенка в вуз,— см. материал «ЕГЭ начинается в августе»). И при этом 59 процентов мам и пап (по данным HSBC) не уверены, что они сделали все возможное для будущего счастья своих детей.

В мире известны две модели финансирования семьями образования детей — европейская и азиатская. По данным HSBC, европейцы тратят меньше (во Франции это "всего" 16 708 долларов), азиаты — больше (здесь лидер Гонконг — 132 161 доллар). Притом что в среднем по миру эти расходы составляют 44 221 доллар. Можно предположить, что эти различия обусловлены уровнем социально-экономического развития: в развитых странах система устроена так, что финансовая нагрузка на семьи смягчается.

Наши семьи не в состоянии просчитать расходы на образование детей, потому что у нас дальше, чем на год, никто ничего не планирует

Один из европейских экспертов рассказывал "Огоньку", что в Старом Свете семьи обычно делают расчеты инвестиций в образование, то есть составляют некий долгосрочный бизнес-план. В нем учитываются условия рынка труда по избранной специальности, доступность образования по этой специальности и возможности семьи дать такое образование ребенку. А связи образования и рынка труда устроены так, что ребенок может выходить на него на разных этапах: после средней школы, после двух лет обучения в вузе или трех, четырех, пяти. И в любом случае найдет место — вопрос, конечно, какое. Понятия "непрестижная профессия" в Европе нет. Уверенность семьям в Европе придает отлаженная и прозрачная система кредитов, стипендий, грантов и других видов финансовой поддержки. В Германии законодательно предусмотрены ежемесячные беспроцентные ссуды для студентов при условии своевременной сдачи зачетов и экзаменов. Ссуда возвращается лишь после окончания университета. В Швеции банки выдают студенческий заем с неограниченным сроком погашения под 2 процента годовых. В Европе, по словам эксперта, мало студентов идут в аспирантуру, большинство ограничивается бакалавриатом. А продолжают образование не раньше чем через 2-3 года работы, но уже, как правило, на свои заработанные деньги.

Азиатская схема иная. Во-первых, семьи стремятся дать детям полное образование (включая аспирантуру) в один присест, не растягивая это дело на годы. Отчасти это связано с тем, что семьи отправляют детей на учебу преимущественно в США или Англию и не могут растягивать учебу в вузе надолго. Банковские кредиты в азиатских или латиноамериканских странах есть, но они дороже, чем в Европе. Поэтому семьи заранее копят деньги на образование детей.

России в исследовании HSBC нет. Может быть, потому что наша модель финансирования семьями образования детей не похожа ни на европейскую, ни на азиатскую. Кажется, мы и сами не понимаем, какая она. Одно совершенно очевидно: наши семьи не в состоянии просчитать расходы на образование детей, потому что у нас дальше, чем на год, никто ничего не планирует.

Ирина Колесникова, декан факультета международного бизнеса Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС, говорит, что "родители активизируются, когда ребенок оканчивает школу": "Тогда перед ними возникает цель: поступить на бюджетное место в престижном вузе. Здесь возникает несложный расчет. Хорошая подготовка к ЕГЭ с репетитором обходится в среднем в 400 тысяч рублей в год. Еще два года назад эта сумма равнялась двум годам обучения на платной основе. Сейчас цены в вузах выросли примерно в полтора раза, и соответственно увеличилась финансовая нагрузка на домохозяйства, если ребенок не попадает на бюджет".

У нас нет ни грантов, ни ссуд, ни пособий для поддержки семей. Уже много лет банки пытаются наладить выдачу образовательных кредитов. Но кто же даст гарантию, что, получив диплом, ребенок сможет так хорошо устроиться, что выплатит кредит с процентами? Одно время государство погашало проценты по образовательным кредитам. Тогда Сбербанк выдавал их под 7,5 процента годовых. Но сейчас на сайте Сбербанка висит объявление: "Предоставление образовательных кредитов с государственной поддержкой временно приостановлено". Банки предлагают кредиты от 12 до 20 процентов...

Вот и посчитайте, сколько лет потребуется, чтобы после вуза оплатить образовательный кредит с такими процентами.

Экспертиза: Кто платит дважды

Расходы семей на образование помолодели. С одной стороны, уже в детском саду родители озабочены развитием детей. С другой — дети становятся сложнее, много психологических проблем. Родители ищут специалистов, которые могли бы помочь их преодолеть. И в большинстве случае это платные варианты. Плата за содержание и уход в детских садах (муниципальных) за последние три года выросла с 1700 до 2400 рублей в месяц. Стоимость музыкальных, художественных спортивных занятий сейчас составляет в среднем 6500 рублей в месяц. Плюс расходы на покупку игрушек, пособий и на дополнительные занятия с учителями по подготовке к школе.

Следующий порог беспокойства родителей — это переводные экзамены из начальной школы в основную, в 5-й класс. Родители стремятся отдать ребенка в "хорошую" школу, особенно после проведенной "оптимизации" школьного образования. Но в "хороший" класс возьмут не всех, а только лучших. И родители вынуждены нанимать репетиторов. Либо договариваться с директором: "Чем мы можем помочь школе?"

6-й и 7-й классы — время отдыха, родители спохватываются, как правило, в 8-м классе, когда замаячит на горизонте ОГЭ. Учебные стандарты и программы становятся все более "академическими". В сельской местности сейчас около 40 процентов детей не переходят в 10-й класс, идут в колледжи. В городах таких меньше. Но все равно переход в старшую школу становится испытанием и для детей, и для родителей. И опять они обращаются за помощью к репетиторам.

Семьи среднего класса платят двойной налог на образование.

И наконец, ЕГЭ. Здесь у родителей вполне определенная цель — поступить на бюджетное место в вузе. Сколько бы Минобр ни запрещал, но школы организуют дополнительную платную подготовку к ЕГЭ. В крупных городах родители обращаются к репетиторам. В большинстве случаев готовиться надо по 3-4 предметам. В неделю московская семья платит 10-15 тысяч рублей, и цикл подготовки длится 38-40 недель.

Еще лет пять назад ребенок мог самостоятельно сдать ЕГЭ на хорошие баллы. Сейчас — нет. Даже программы начальной школы намного сложнее, чем были, когда они учились. Хоть разработчики контрольно-измерительных материалов ЕГЭ и уверяют, что они стабильны, но они все больше скатываются к профессионализации. Особенно творческие задания третьего уровня, за которые дети получают больше баллов,— это помогает отбирать наиболее продвинутых выпускников. Школа же ориентируется на некий усредненный уровень. Она не помогает развиваться детям из неблагополучных семей, но и не дает достаточных знаний детям из семей среднего класса, как правило, более развитым. Только репетитор знает, как решать творческие задания. Они, в принципе, тоже решаются по шаблону, за овладение этой технологией и платят родители.

Получается, что семьи среднего класса платят двойной налог на образование. Первый раз — в виде подоходного налога. А второй раз за то, что не дорабатывает школа.

Как поступить в вуз?

1919 год Создание рабфаков — учреждений для подготовки рабочих и крестьян к поступлению в вузы. Выпускников рабфака зачисляли на 1-й курс без экзаменов. Рабфаки просуществовали до конца 90-х годов. В 80-х годах рабфаковцы получали преимущественное право поступления по результатам выпускных экзаменов.

1945 год Учреждены золотые и серебряные медали для выпускников школ. Медалисты получили право поступать в любой вуз без экзаменов. В 1996-м Закон о высшем и среднем профессиональном образовании дал вузам право зачислять медалистов, если они сдают первый экзамен на "отлично". Число медалистов увеличилось в два раза. Сейчас вузы добавляют медалистам от 4 до 6 баллов.

1964 год Утверждена система предметных олимпиад школьников. Сейчас Всероссийская олимпиада школьников проводится по 21 предмету. С 1996 года участники сборных команд России на международных олимпиадах, победители и призеры заключительного этапа Всероссийской олимпиады принимаются в вузы без вступительных экзаменов. С 2000-х годов вузы стали проводить собственные предметные олимпиады. В 2017 году проводились 170 олимпиад четырех уровней. Число победителей и призеров — порядка 9 тысяч человек.

1981 год Открываются платные курсы по подготовке к вступительным экзаменам в вузы. В 90-х годах курсы и центры подготовки к вступительным экзаменам слились с подготовительными отделениями (бывшими рабфаками), их выпускники получали право преимущественного зачисления по результатам экзаменов.

2007 год В связи с широким распространением ЕГЭ и частичной отменой вступительных экзаменов в вузах открываются платные курсы по подготовке к ЕГЭ.

2010 год Окончательный переход к обязательному ЕГЭ порождает спрос на репетиторов. По подсчетам экспертов, до 70 процентов старшеклассников занимаются с репетиторами. Репетиторы объединяются в кооперативы, получают лицензии на право образовательной деятельности. С 2014 года они также готовят школьников к предметным вузовским и Всероссийской олимпиадам.

Брифинг

***

Борис Чернышев, зампред комитета Государственной думы РФ по образованию

В 2017 году многие вузы подняли плату за обучение. Сейчас мы проводим мониторинг расценок обучения на платных отделениях. Рост цен действительно зафиксирован. К сожалению, рядовые граждане не могут потянуть даже год обучения в университетах. Чтобы исправить ситуацию, следует внести поправки в действующее законодательство. Работа над законопроектом, ограничивающим расценки обучения на платных отделениях, уже ведется.

Источник: интернет-портал obuchebe.ru

***

Татьяна Клячко, директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС

У нас существует родительская установка, императив высшего образования. Родители всегда хотят, чтобы дети получили образование более высокого уровня, чем получили в свое время они. При этом большинство родителей не довольны школьным образованием своих детей.

Источник: Общественное телевидение России, программа "ОТРажение"

***

Надежда Хвыля-Олинтер, эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Образование, которое должно закладывать потенциал развития государства, стало подобием злокачественной опухоли, дающей метастазы во все важнейшие сферы жизнедеятельности страны. Система передачи накопленных поколениями опыта, знаний и умений свои функции на должном уровне не выполняет, человеческий потенциал снижается. Правило: "Сегодня главное — не хлеб, не сталь и не броня, сегодня главное — дети" в России очевидно игнорируется.

Источник: rusrand.ru


Об авторе
[-]

Автор: Александр Трушин

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.09.2017. Просмотров: 69

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta