О задержании кокоса по подозрению в магическом воздействии на избирателей, или проблемы демократии на Мальдивах

Содержание
[-]

О задержании кокоса по подозрению в магическом воздействии на избирателей, или проблемы демократии на Мальдивах 

4 ноября президент Мальдив Абдулла Ямин ввел в стране военное положение. Евросоюз немедленно выразил недовольство. Он призвал президента Ямина восстановить в стране «все конституционные права и свободы» и начать «искренний диалог со всеми политическими партиями о будущем страны». 

Объявлению военного положения предшествовал взрыв (28 сентября) на президентском катере. ЦРУ, к которому президент обратился за помощью, заявило, что не нашло на переданных им обломках следов взрывчатки. Власти Мальдив в свою очередь заявили, что бомба взорвалась под сиденьем, на котором обычно сидел президент, и он уцелел только потому, что сел на другое место.

Взрыв произошел ровно через месяц после того, как трое добрых молодцев в масках, снявшихся на фоне черного флага джихада, пригрозили президенту смертью, если тот не отпустит на свободу шейха Имрана Абдуллу, главу партии «Адалаат», ожидающего суда по обвинению в терроризме, и не отзовет из Маджлиса антитеррористический закон.

В организации взрыва был обвинен вице-президент Ахмед Адиб, занявший этот пост всего три месяца назад, после того, как его предшественник тоже был обвинен в государственной измене. Кроме того, по итогам взрыва президент Ямин уволил главу МВД и Минобороны.

В дополнение к политическому портрету страны следует заметить, что в марте Ямин посадил на 13 лет прежнего президента и своего соперника на президентских выборах, Мохаммеда Нашида. Выборы проходили в феврале 2012 года и носили весьма ожесточенный характер: в частности, на одном из избирательных участков по подозрению в магическом воздействии на избирателей был задержан кокос. Подозрения бдительных полицейских вызвали нанесенные на мохнатый плод стихи из Корана.

Мальдивы — крошечное островное государство, являющееся редкой историей успеха для исламской страны, в которой нет нефти. На 300 тыс. жителей в стране в 2014 году в стране пришлось 1 млн туристов, туризм и сопутствующие услуги составляют 33% ВВП.

Понятно, что в случае теракта, подобного падению А321, или прихода исламистов к власти все это рухнет, и перенаселенная страна (население Мальдив с момента получения независимости увеличилось почти в три раза) попадет в замкнутый круг: религиозное насилие будет порождать нищету, а социальным лифтом из этой нищеты будет служить все то же религиозное насилие. В этом смысле поведение мальдивских властей — любопытное case study.

Мальдивы были колонией Британской империи с конца 19 в. и получили независимость в 1965-м году. Им повезло: диктатор Момун Абдул Гаюм, правивший страной с 1978 г, стал строить не социалистический, а туристический рай, основы которого, впрочем, были заложены еще его предшественником. Никакие другие отрасли экономики на Мальдивах были невозможны: страна состоит из 1900 коралловых атоллов, самый высокий из которых поднимается на два метра над уровнем моря, страна не обладает никакими сырьевыми ресурсами и до сих пор живет на дизеле и солярке.

Политика Гаюма принесла ошеломляющий успех: в 80-х годах экономика росла по 10% в год, количество туристов с 1972 по 2014 гг. увеличилось ровно в тысячу раз, подушевой ВВП по паритету покупательной способности вырос до размеров небогатой восточноевропейской страны — 14 тыс. дол. на душу населения.

Через 30 лет Гаюм, под давлением международной общественности, провел выборы, которые и проиграл с треском молодому оппозиционеру Мохаммеду Нашиду.

Главной задачей президента страны, страдающей от коррупции, преступности и перенаселения (половина населения страны, 150 тыс. человек, живет на 6 кв. км. в ее столице Мале) стала борьба с глобальным потеплением.

Президент Нашид провел первое в мире подводное заседание кабинета министров, стал «лучшим другом» Дэвида Кэмерона, удостоился званий «Герой борьбы за окружающую среду» и «Чемпион земли», а также персональной кинооды The Island President, которая произвела на Мальдивах фурор: перекупщики в кинотеатрах продавали места вдвое дороже.

Правда, в это самое время Нильс-Аксель Морнер, руководитель Maldives Sea Level Projectи и глава департамента палеогеофизики и геодинамики Стокгольмского университета заявил, что бояться Мальдивам нечего, но, разумеется, президент Нашид гневно заклеймил этого наймита индустриалистов и еще раз призвал мир обратить внимание на бедственное положение его народа, который из-за хищничества западных эксплуататоров вот-вот станет «климатическими беженцами».

Между тем на дворе был уже 2010-й год, по всему миру поднимал голову исламизм, и президент Нашид, находившийся на переднем крае климатической борьбы, не мог отвлекаться на пустяки: в 2010-м году по просьбам мусульманской общественности в стране была учреждена Академия фикха. На следующий год исламисты начали протестовать против спа-салонов, в которых они не без оснований подозревали бордели. Добрый президент салоны закрыл, после чего на улицы вышли уже владельцы салонов.

На следующий год местные салафиты (НКО «Джамиятуль Салаф») потребовали от правительства принятия закона против колдовства.

Надо сказать, что колдовство на Мальдивах большая проблема. Вера в него широко распространена, и в 1993 году известная колдунья Дондиди села в тюрьму за предвыборное колдовство в пользу зятя президента Гаюма. А в ходе недавних беспорядков в мальдивских стражей порядка злоумышленники метали с колдовскими целями дохлых кур.

У президента Нашида, занятого борьбой с глобальным потеплением, времени на борьбу с колдовством не хватало. Когда в 2009-м году на одном из атоллов нашли истыканное ножами тело местного колдуна и жители заявили, что этого злого человека убили его собственные духи, вырвавшиеся из-под контроля, президент Нашид отреагировал тем, что пообещал покончить со всеми карбоновыми выбросами на островах.

Колдовство полбеды — занятый подводными заседаниями и международными форумами Нашид не удосужился овладеть в стране рычагами власти, которые по-прежнему оставались в руках Гаюма. Когда в отчаянии президент приказал арестовать главного судью страны, против него на улицы вышли криминальные банды, контролировавшие столицу. К бандам присоединился мало от них отличавшийся местный СОБР и армия.

Нашид ушел в отставку и снова выиграл выборы. Ничем выборы не помогли: после всех причитающихся по такому случаю подтасовок президентом был объявлен Абдулла Ямин, сводный брат экс-президента Гаюма.

Не прошло и трех лет, как Ямин забронзовел и начал жрать своего благодетеля. Борца с глобальным потеплением Мохаммеда Нашида он посадил за терроризм, а собственного вице-президента — за госизмену.

В августе в центре Мале началась реконструкция: на площади Республики был снесен монумент, установленный в 1998 бывшим президентом Гаюмом, и спилены посаженные в это же время сосны. Министр строительства заявил, что перемены должны позволить 25 тыс. мусульман молиться в выходящем на площадь Исламском центре, но сам Гаюм принялся распространять слухи, что президент боится колдовства. Один из членов его партии, Ахмед Малуф, заявил, что «город Мале страдает из-за того, что президент Ямин одержим черной магией и колдовством. Снос деревьев и памятника не имеет никакого отношения к расширению Исламского центра».

Затем произошла уже известная читателю история с тремя добрыми молодцами, снявшимися на фоне черного флага джихада, взрывом (или инсценировкой оного) президентского катера, арестами, сменой правительства, военным положением и беспорядками, в ходе которых радостно слились в экстазе все те, к «конструктивному диалогу» с которыми призывает Ямина Евросоюз, как-то: исламисты, колдуны, борцы с глобальным потеплением и ставленники экс-экс-президента Гаюма.

История Мальдив на протяжении последних двадцати лет типична — это ловушка, в которую попадают развивающиеся страны третьего мира после кончины СССР и триумфа леволиберальной бюрократии.

Гаюм, несмотря на все его недостатки, сумел радикально улучшить жизнь страны. В результате его усилий ВВП на душу населения на Мальдивах ровно в пять раз выше, чем где-нибудь на Соломоновых островах, обладающих аналогичными исходными данными. В 19 веке такой вот Гаюм получил бы поддержку Запада как просвещенный тиран. Все, что он имел в 20-м веке — это пинки по поводу демократии.

Демократия победила и оказалась совершенно несостоятельной. В то время как гостиничные сети вкладывали миллионы долларов в развитие Мальдив, президент Нашид не нашел ничего лучше, как фигурять по международным форумам, рассказывая, что все их отели завтра утонут.

Экономика туристических Мальдив — как и Шарм-эш-Шейха — чрезвычайно волатильна. Ни хаос, который творится в стране с момента выборов 2008 года, ни рост исламизма с того же времени не сулят ей ничего хорошего.

В этих-то условиях и оказывается, что современное западное общественное мнение не способно отличить просвещенный авторитаризм от пещерного людоедства. На вопрос «что делать, если избиратель голосует за исламистов и верит в колдовство?», следует ответ: «Да вы фашист».

В результате просвещенных тиранов (как Гаюма) вытесняют параноики, исламисты и борцы с глобальным потеплением, которые в бедных странах представляют собой три состояния одного и того же всеобщего избирательного права. И это справедливо не только для Мальдив.

 


Об авторе
[-]

Автор: Юлия Латынина

Источник: ej.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.12.2015. Просмотров: 193

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta