O возможном будущем американо-китайских отношений

Содержание
[-]

Не мир, но торг

Почему перспектива экономического противостояния США и Китая особых сомнений не вызывает.

На декабрьском саммите G-20 в Буэнос-Айресе президент США Дональд Трамп и китайский руководитель Си Цзиньпин договорились о трехмесячном переносе срока повышения американских импортных пошлин (до 25 процентов) на китайские товары. Но это лишь временное и мнимое спасение. На самом деле американская угроза повышения тарифов никуда не делась, и уже сложился своеобразный алгоритм: Китай вынужден делать одну уступку за другой, чтобы избежать тарифной войны, Трамп китайские подарки с удовольствием «съедает», обещая еще на три месяца отсрочить реализацию угрозы, а потом выдвигает новые требования. И уже очевидно: таким образом Трамп будет эксплуатировать Китай до своего переизбрания. Ему просто надо быть осторожным, чтобы бумажные рынки США при этом не рухнули, ведь многие белые из среднего класса в «ржавом поясе» США — а это ключевой электорат Трампа — от биржевых скачков сильно зависят.

При этом надо понимать: все происходящее для американцев — всего лишь вопрос deal, то есть торга, в то время как для китайцев это опасная игра, которая может подорвать основу экономического могущества, поскольку отражается на самой чувствительной для китайцев сфере — притоке капиталов из-за рубежа, имеющем ключевое значение для роста китайской экономики.

История китайского экономического взлета известна. После того как китайский лидер Дэн Сяопин заявил в середине 1980-х о готовности предоставления льготных условий для иностранных капиталов, страна за короткое время стала мировой базой для сборки разных товаров иностранных предприятий за счет своей дешевой (до недавнего времени) трудовой силы. Объем притока в страну капиталов из-за рубежа был огромным. К 2007 году Китай ежегодно получал примерно 260 млрд долларов в качестве торгового профицита и прямых иностранных инвестиций. Китайцы умножали эти капиталы за счет спекулятивных инвестиций в недвижимость и лихорадочное строительство инфраструктуры (к началу 2010-х, например, темпы строительства скоростных железных дорог выросли до 5 тысяч километров в год, а новых автострад — до 8 тысяч километров в год). Объем вливания иностранных капиталов и теперь остается на высоком уровне (в 2017-м при 423 млрд долларов торгового профицита в Китай пришло 131 млрд долларов иностранных прямых инвестиций).

Но Трамп пришел к власти и повесил дамоклов меч над головой китайцев: угроза тарифной войны делает экономическую перспективу туманной и прямое следствие этого — осушение инвестиционного потока и уход иностранных предприятий из Китая. Надо отметить, промышленное производство в Китае и до прихода Трампа становилось для внешних инвесторов невыгодным из-за повышения уровня зарплаты, отмены льготных условий для иностранных инвестиций и частого вмешательства со стороны местных и центральной властей в их операции (например, Вьетнам сегодня уже заменяет Китай в экспортной стратегии южнокорейского «Самсунга», который нанимает свыше 110 тысяч вьетнамцев для сборки смартфонов). Однако последовательные усилия Трампа «заставить Китай платить по счетам» и прямое применение санкций в отношении Китая этот наметившийся тренд превратили в устойчивую тенденцию. Это для Китая угроза существенная: если страна лишится притока иностранных капиталов, то потеряет свыше половины своего ежегодного роста ВНП, ведь более 40 процентов китайских экспортов осуществляется иностранными предприятиями. Уход иностранных частных предприятий чреват для китайской экономики и еще одной неприятностью — неизбежен рост нерыночного регулирования и усиление контроля за экономической деятельностью со стороны государства. Уже сегодня многие частные предприятия в Китае просятся стать государственными из-за отсутствия банковских ссуд. А государственность — это гарантия потери конкурентоспособности на мировой арене…

Нажим со стороны США в области передовых технологий усиливается с каждым днем.

В августе этого года Конгресс США принял закон, который будет запрещать госзакупку любых товаров, которые пользуются компонентами, сделанными пятью самыми большими китайскими электронными компаниями. А в начале декабря американская власть заставила канадскую инстанцию арестовать Мэн Ваньчжоу, дочь основателя и финдиректора китайского электронного гиганта, компании Huawei, за нарушение санкций против Ирана. Таким образом, мы с вами возвращаемся в эпоху холодной войны, когда западная «Координационная комиссия» (КОКОМ) ограничивала экспорт техники и технологий в соцстраны. Из-за этого СССР существенно отставал в разработке компьютеров, в металлообработке и производстве всей линейки современных товаров. Такая же перспектива, судя по всему, уготована и Китаю. Радикального разворота пока не случилось, но все признаки налицо, да и победное экономическое продвижение все очевиднее начинает сбоить: китайский потребитель переходит от трат к экономии, инфляция растет, а темпы роста ВНП в стране падают, Китай постепенно вытесняется из западного экономического пространства.

Надежды на то, что внутренние американские противоречия и грызня республиканцев с демократами заставят Трампа ослабить хватку в противостоянии с Китаем, невелики. Даже если ближайшие два года (время президентской каденции Трампа) пройдут в США в непрерывной междоусобной борьбе, на китайский, да и на российский, вектор тоже это не повлияет — администрация и Конгресс США будут принимать одну за другой санкционные меры в отношении обоих.

Казалось бы, после всего изложенного исход противостояния сомнений не вызывает. Но это не совсем так. Прежде всего потому, что при всем напоре и имеющихся возможностях США все же не смогут вернуть себе былую лидирующую позицию во всем мире без того, чтобы исправить свое общество и экономику, в которой сегодня царят наглая алчность, эгоизм и циничное отношение к судьбам людей. Иными словами, без глубокой коррекции собственного курса полной победы не получится. И еще один важный нюанс, который надо иметь в виду: самый главный вопрос сегодня — это не борьба амбиций «кто кого» между США, Китаем и Россией, а обеспечение нормального уровня жизни для миллионов людей во всем мире.

Автор: Акио Кавато, писатель

https://www.kommersant.ru/doc/3828186

***

Как изменятся американо-китайские отношения в 2019 году?

Пекин не уверен в том, что фундаментальное изменение его стратегии может быть оправдано в будущем.

В 2018 году страны Азии были потрясены новой, все более непредсказуемой динамикой китайско-американских отношений. Год назад президент США Дональд Трамп вернулся после своего визита в Пекин, после которого, как надеялся Пекин, Трамп все же откажется от своей антикитайской кампании. Однако 12 месяцев спустя Китай и США оказались в условиях торговой войной. Администрация Трампа отказалась от стратегического сотрудничества с Китаем и перешла к стратегической конкуренции, пишет Кевин Радд в статье для издания Project Syndicate. Всего год назад экономики и рынки США, ЕС и Китая продолжали расти. Сейчас финансовые рынки испытывают серьезную нестабильность на фоне замедления экономического роста в КНР и ЕС, а также повышения процентных ставок в Америке. Неопределенность относительно будущего северокорейских ядерных переговоров дополнительно омрачает сложившуюся ситуацию.

Итак, каковы перспективы американо-китайских отношений в 2019 году? Вполне вероятно, что к марту 2019 года будет достигнуто соглашение о сокращении дефицита двусторонней торговли и увеличении экспорта американских товаров в КНР. Также возможно, что стороны договорятся о снижении пошлин, однако для этого может потребоваться около года. Но если китайские реформаторы выразят готовность к более решительным действиям, взяв на себя обязательство и призвав США со временем полностью обнулить пошлины, переговоры могут завершиться быстрее. Однако такая политика вошла бы в противоречие с многолетним опытом китайских бюрократов, которые не привыкли идти на уступки, не говоря уже о том, чтобы отдать все сразу.

С другой стороны, маловероятно, что США смогут убедить КНР изменить свою политику в отношении государственных субсидий в рамках программы «Сделано в Китае — 2025». Реальность заключается в том, что все страны в той или иной степени оказывают государственную поддержку своим технологическим отраслям. Даже если бы США установили максимально возможный уровень государственной поддержки для той или иной фирмы, они не смогли бы обеспечить надлежащий контроль за соблюдением установленных ограничений. США не удастся добиться результатов в данной области. Вашингтон, возможно, мог бы просто обойти Китай в данной сфере, увеличив государственные инвестиции в исследования и разработки в секторе информационных технологий или биотехнологий.

Нельзя исключать возможность того, что со временем Китай мог бы взять на себя обязательства по нулевым пошлинам не только в отношении США, но и в отношении всех стран — членов ВТО. Таким образом, Китай смог бы поддержать глобальную свободную торговлю и остановить стремление отдельных стран к протекционизму.

Что касается более широкого внешнеполитического фронта, то, скорее всего, в 2019 году Китай будет стремиться к уменьшению напряженности в отношениях с другими странами на фоне стратегических противоречий с США. В отношениях с Японией уже произошла некоторая нормализация. Согласно последним данным японской береговой охраны, произошло резкое сокращение количества вторжений китайских кораблей в район архипелага Сенкаку/Дяоюйдао в Восточно-Китайском море.

Китай также хочет ослабить напряженность в отношениях с государствами АСЕАН в Южно-Китайском море путем переговоров по «кодексу поведения». Вероятно, в отношениях между Китаем и Индией также произойдут положительные изменения после двустороннего саммита в Ухане, который прошел в апреле 2018 года. Китай также может начать смягчать свою позицию в отношении Тайваня, учитывая то, что на выборах в местные органы власти, прошедшие в октябре 2018 года, Демократическая прогрессивная партия Тайваня, выступающая за официальное признание независимости острова от материкового государства, получила низкие результаты. Ситуация, конечно, может радикальным образом измениться, если США решат продолжить значительные военные поставки в Тайвань. При этом морские инциденты с США в Южно-Китайском море продолжаются. Конфликт может обостриться, если в следующем году США станут более энергично продвигать свою программу по обеспечению свободы навигации в Южно-Китайском море.

Кроме того, Китай, скорее всего, продолжит расширять свою роль в рамках Бреттон-Вудских институтов и существующих учреждений ООН вместо того, чтобы сосредоточить свое внимание на новых институтах международного управления. Скорее всего, Китай продолжит укреплять свои позиции в рамках ВТО. Китайскому руководству также стоило бы сосредоточить свое внимание на сохранении глобальной системы, основанной на правилах, особенно когда США демонстрируют систематическое презрение к данной системе.

Китайское руководство уже осознало то, что в американской политике по отношению к КНР произошел глубокий сдвиг, однако Пекин по-прежнему не понимает, какую именно конечную форму примет новая американская стратегия, учитывая возможные последствия расследования спецпрокурора Роберта Мюллера о вмешательстве России в американские выборы, а также возможность того, что в 2020 году к власти придет новый президент, который мог бы изменить американскую стратегию в отношении КНР. Поэтому Пекин не уверен в том, что фундаментальное изменение его стратегии может быть оправдано в будущем.

Автор: Максим Исаев                                                                          

https://regnum.ru/news/polit/2538163.html


Об авторе
[-]

Автор: Акио Кавато, Максим Исаев

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.01.2019. Просмотров: 51

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta