O внешнeй политикe США и политикe безопасности

Содержание
[-]

***                  

Стратегия США в Азии вызывает опасения

Ряд экспертов указывают на то, что нынешняя внешняя политика США и политика безопасности в Азии оказались «в режиме автопилота»

Американская инфраструктура безопасности, созданная в Азии, сталкивается с новыми вызовами, как внешними, так и внутренними. Стратегия национальной безопасности президента США Дональда Трампа, получившая название «Америка прежде всего», может положить конец региональным союзническим и партнерским отношениям, которые США поддерживали в течение 70 лет. На фоне этого Китай угрожает разрушить сложившийся порядок вещей, обеспечивающий региональную безопасность и стабильность, пишет Ричард Бицингер в статье для издания Asia Times.

Хуже всего то, что мы не можем сказать точно, что именно подразумевает подход Трампа в отношении Азии. В чем, так сказать, суть его «азиатской политики»? Неопределенность возникла потому, что сам Трамп и большая часть его администрации, похоже, решили сделать ставку на импровизацию. Трамп прислушивается к своей интуиции, инстинктам и внезапно охватившим его чувствам. Это позволяет ему вести довольно гибкую политику, которую очень сложно предсказать. Нередко трудно сказать, чего Трамп действительно хочет.

В 2017 году Трамп побывал на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), на котором провозгласил свою мечту о «свободном и открытом Индо-Тихоокеанском регионе» (FOIP). Можно сказать, что глава Белого дома позаимствовал эту концепцию у премьер-министра Японии Синдзо Абэ, который озвучил ее еще десять лет назад, чтобы сплотить региональных партнеров в экономическом и военном плане.                          

Кроме того, и стратегия национальной безопасности США, представленная в 2017 году, и национальная оборонная стратегия, разработанная в 2018 году, предусматривают широкое взаимодействие с азиатскими государствами. В частности, говорится, что Китай стремится вытеснить Соединенные Штаты из региона и установить китайско-ориентированный порядок посредством предоставления экономических стимулов, проведения информационных операций и военного принуждения. США крайне недовольны действиями КНР в Южно-Китайском море, особенно это связано с растущим присутствием Пекина на островах Спратли и вокруг них. По мнению Вашингтона, действия Китая «угрожают свободной морской торговле, суверенитету других стран и подрывают региональную стабильность».

Однако после того, как в США было озвучено несколько смелых заявлений, не было предпринято практически никаких реальных действий. Например, в 2018 году Трамп не принял участия в нескольких региональных форумах по безопасности, включая саммит АСЕАН, АТЭС и саммит стран Восточной Азии. Более того, Трамп, кажется, почти полностью сосредоточен на Корейском полуострове, причем в ущерб ситуации в Азии.

Более того, в действиях внешнеполитической команды Трампа возобладал хаос. Президент США посвятил весь первый год своего срока формированию команды из относительно опытных экспертов в сфере национальной безопасности, в которую вошли министр обороны США Джеймс Мэттис, бывший советник по национальный безопасности Герберт Макмастер, бывший государственный секретарь Рекс Тиллерсон и представитель США при ООН Никки Хейли. Второй год своего срока Трамп посвятил расформированию внешнеполитической команды. В настоящий момент в администрации Трампа очень мало известных экспертов по Азии.

С другой стороны, есть те, кто считает, что политика Трампа в отношении Азии (или Индо-Тихоокеанского региона) больше созвучна устоявшейся традиции, чем принято думать. Военные обязательства США в отношении региона не сократились. Во всяком случае, администрация Трампа пытается развивать свою игру в Азии.

США расширили свои ежегодные военные учения с Таиландом «Кобра Голд», почти вдвое увеличив численность американских военных, принимавших участие в учениях. Данное обстоятельство рассматривают в качестве показателя улучшения отношений между США и Таиландом, которые значительно остыли после военного переворота 2014 года.

Во-вторых, ВМС США продолжили проводить «операции по обеспечению свободы судоходства» (FONOP) в Южно-Китайском море. Американские военные предприняли по меньшей мере восемь региональных операций FONOP в 2018 году и недавно провели свою первую операцию в 2019 году. Несомненно, администрация Трампа будет продолжать оспаривать морские претензии Китая в этом регионе.

Наконец, есть ряд экспертов, которые указывают на то, что нынешняя внешняя политика США и политика безопасности в Азии оказались «в режиме автопилота». Эксперт из австралийского Института Лоуи Аарон Л. Коннелли пишет в своей статье «Автопилот: политика в Восточной Азии при администрации Трампа», что политика Трампа в Восточной Азии все еще очень похожа на ту политику, которую проводили его предшественники. Однако сходство заключается в том, что нынешней администрации также не хватает «необходимой экспертной оценки, опыта и воли в реализации» своей стратегии в Азии.

Подобный «режим автопилота» связан с рядом опасностей. Во-первых, утверждает Коннелли, в сложном и динамичном мире существуют риски, которые просто не позволят американской внешней политике работать в автоматическом режиме, поскольку маловероятно, что «автопилот» сможет с легкостью справиться с непредвиденными вызовами.

Еще важнее то, что в случае возникновения кризиса необходимо сразу же отключить «режим автопилота». В подобной ситуации, предупреждает Коннелли, «все инстинкты, неуверенность и предрассудки Трампа выйдут на передний план, а рассудительность, мудрость и невозмутимость руководителей и профессионалов» окажутся на заднем плане. Таким образом, можно сделать вывод, что «режим автопилота» не подходит для реализации внешней политики, однако складывается такое впечатление, что мы основательно застряли в сложившейся ситуации.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/2566045.html

***

Демонстрируя прямолинейность, США все больше запутываются в сетях хитросплетений восточной дипломатии                            

В Китай в четвертый раз за последний год прибыл северокорейский лидер Ким Чен Ын. Все произошло в лучших традициях секретности.

Сначала в ночь на 8 января через пограничную китайскую станцию Даньдун со стороны КНДР проследовал бронированный состав Кима, прохождение которого сопровождалось сверхмерами по части безопасности и предосторожности. Затем, уже утром 8-го числа, последовало официальное сообщение Синьхуа о том, что Ким Чен Ын находится в Пекине с государственным визитом, который продлится с 7 по 10 января и осуществляется по приглашению китайского лидера Си Цзиньпина.

Отметим, что до 2018 года Ким, находившийся к тому времени у власти уже более шести лет, с конца декабря 2011 года, ни разу не встречался с пришедшим к власти в ноябре 2012 года председателем Си. СМИ разных стран долгое время муссировали мифологические «разногласия» между КНР и КНДР. И приписывали экс-главе Посткома ВСНП, члену Посткома Политбюро ЦК КПК предыдущего, 18-го созыва Чжан Дэцзяну, отвечавшему за северокорейское направление, некий «провал», связанный с отстранением от власти в КНДР и казнью в декабре 2013 года дяди Кима — Чан Сон Тхэка, тогда второго лица в северокорейской иерархии. Помимо этой версии, высказывались и другие. Особенно старались спецпропагандисты с «протайваньским» уклоном, усиленно пропихивавшие между Пекином и Пхеньяном пресловутого «черного кота».

В действительности все оказалось куда проще. Отсутствие контактов не то чтобы с лихвой компенсировано прошедшим годом и теперь уже началом нынешнего, но просто появился «день» — появилась и «пища». Все прошлогодние встречи Си и Кима — в марте, мае и июне — были связаны с переговорами лидера КНДР либо с президентом США Дональдом Трампом, либо с южнокорейским главой Мун Чжэ Ином. Именно поэтому и сегодня наблюдатели единодушны в своих оценках: обнародование Пхеньяном в новогоднем обращении готовности к новым контактам с США и подтверждение Белым домом получения соответствующего послания Ким Чен Ына переводит в практическую плоскость вопрос о второй после Сингапура встрече на высшем уровне.

Так, старший научный сотрудник китайского аналитического центра «Тайхэ» Дин Ифань считает, что Ким Чен Ын обсудит с Си Цзиньпином свою предстоящую встречу с президентом США Дональдом Трампом. Его поездка в Пекин косвенно свидетельствует о том, что в недалеком будущем произойдет американо-северокорейский саммит. Ученый также заявил, что в прошлый раз перед встречей с Трампом Ким Чем Ын в Даляне тоже встретился с Си Цзиньпином и провел продолжительные переговоры.

Таким образом, никаких проблем между Пекином и Пхеньяном нет, а есть резко активизировавшаяся с приходом Д. Трампа динамика в китайско-американских отношениях, в которых Пекин стремится «обменять» денуклеаризацию Северной Кореи на режим наибольшего благоприятствования в отношениях с США. Ядерная программа КНДР — это не только и не столько северокорейский, сколько китайский козырь, и она призвана держать Вашингтон «на коротком поводке», ограничивая амбиции президента-миллиардера по «выправлению» двустороннего торгового баланса.

Официально, публично, говорится о том, что денуклеаризация «обменивается» на американские гарантии безопасности КНДР. И если деньги (безопасность) утром, то вечером — стулья (денуклеаризация), а если вечером деньги — то соответственно утром стулья. На деле же безопасностью Пхеньян наделяют в Пекине. С ядерным потенциалом КНР, параметры которого тщательно засекречены китайской стороной и не охвачены международными соглашениями в рамках контроля над стратегическими вооружениями, США сейчас приходится считаться.

А до того, как пришлось, сам Пекин в значительной мере полагался уже на российский сегмент глобального стратегического баланса. Поэтому Россия и ныне присутствует в этом переговорном процессе как существенный фактор, и влияние на ситуацию при минимуме соответствующей риторики оказывает куда большее, чем, например, японская словесная трескотня в стиле «за все хорошее и против всего плохого».

В пользу того, что дело обстоит именно таким образом, говорит и посвященная визиту Ким Чен Ына статья в «Жэнминь жибао»: «Посредником в этом треугольнике Китай видит себя. Приглашение Киму приехать с визитом в Китай поступило сразу после встречи Си и Трампа в Буэнос-Айресе. Усилия Китая на этом направлении стали не последней причиной прогресса в северокорейском урегулировании».

Разве непонятно, что приглашение Кима в Пекин, сделанное после Аргентины, говорит о том, что ставки подняты до уровня, на котором нужно задействовать ядерный аргумент? Вашингтон же со своей стороны ставки тоже задрал, добившись от Канады задержания в Ванкувере Мэн Ваньчжоу, финансового директора Huawei Technologies. Почему?

В Буэнос-Айресе Си Цзиньпин пошел на компромисс, уступив части требований Д. Трампа, но в ответ, следовательно, активизировал болезненный до принципиальности для американской стороны вопрос о ядерной программе КНДР. Арест топ-менеджера китайского телекоммуникационного холдинга — это, скорее всего, прямолинейно-встречная импульсивная реакция хозяина Белого дома, взбешенного непредсказуемой для него гибкостью оппонента, увязавшего свои уступки с наиболее чувствительным для Д. Трампа вопросом внешней политики.

Пхеньян же использует сложившуюся ситуацию для продвижения повестки межкорейского сближения, играя на этих на противоречиях Сеула с Вашингтоном, с одной стороны, и с Токио, этим вечным вассалом и марионеткой США, с другой. Проигрывая в Дальневосточном регионе партию за партией и находясь в положении цугцванга, японский лидер Синдзо Абэ изо всех сил пытается взять реванш по «Курильскому» вопросу, и именно здесь заключены причины его беспрецедентной напористости, если не сказать наглости. Мосты сожжены, и «двум смертям не бывать, а одной не миновать».

Все, что можно было проиграть в регионе, Япония проиграла, и Абэ прекрасно понимает, что если размен северокорейской денуклеаризации на торговый мир Пекина с Вашингтоном состоится, то потерпит фиаско в этом раскладе опять Токио. Причем проиграет он стратегически: как только корейское объединение встанет в реальную повестку дня, шансы Японии сохранить над собой американский «зонтик» безопасности резко ослабеют, и в полный рост встанет перспектива разборок с Китаем. Благо поводов к этому — от исторической памяти до спора вокруг островов Сенкаку/Дяоюйдао — предостаточно.

На еще один аспект беспрецедентной интенсивности китайско-северокорейского диалога обращается внимание в том же материале партийного официоза КПК и КНР: «Еще одна причина визита — экономические соображения. Ким хочет позаимствовать опыт китайской политики реформ и открытости, так как он вплотную занялся вопросом народного благополучия и поиском стратегии развития. Учитывая то, что сохраняется часть американских санкций против КНДР, содействие Китая здесь очень важно».

Точка! И где теперь досужие аналитики с их поисками в китайско-северокорейских отношениях «черной кошки в темной комнате, где ее нет»?

Автор: Владимир Павленко

https://regnum.ru/news/polit/2548934.html

***

Стратегия Трампа в отношении Африки удивила всех

Когда Трамп победил на президентских выборах, многие эксперты предсказывали, что его приход негативно отразится на отношениях между США и Африкой, полагая, что африканский континент отойдет со второго на третий план

Африка, как правило, всегда находилась на одной из последних строчек в списке внешнеполитических приоритетов США. Исторически сложилось так, что американские президенты, занимавшие свой пост два срока подряд, начинали развивать отношения с африканским континентом только на втором сроке. Многие президенты США, которые находились на своем посту один срок, часто вообще пренебрегали данным континентом. Нынешний президент Соединенных Штатов Дональд Трамп удивил многих, когда решил нарушить сложившуюся тенденцию, пишет Джонатан Гасс в статье для издания Atlantic Council.

В декабре 2018 года советник по национальной безопасности США Джон Болтон обнародовал официальную стратегию США в отношении Африки. Первоначально документ был подготовлен для публичного обсуждения, но затем был засекречен, а это означает, что от общественности будут скрыты многие детали данной стратегии. Тем не менее заявления Болтона могут дать некоторое представление о том, к чему стремится администрация Трампа в Африке.

Что касается сферы безопасности, то после терактов 11 сентября 2001 года Вашингтон усилил свое военное взаимодействие с ключевыми африканскими странами, как в ответ на постоянные конфликты (например, в Южном Судане и Демократической Республике Конго), так и для сдерживания процесса радикализации (прежде всего, в Сахеле, Северной Африке, и странах Африканского Рога). Администрация бывшего президента США Джорджа Буша объявила о создании объединенного Африканского командования (AFRICOM) в 2007 году. При администрации другого американского президента Барака Обамы Пентагон создал несколько новых военных форпостов по всему континенту и установил партнерские отношения с Камеруном, Угандой и множеством других стран в сфере борьбы с терроризмом. Обама также резко увеличил присутствие сил специальных операций США в африканских странах и увеличил количество авиаударов по террористам.

За первые два года своего правления Трамп еще больше увеличил количество воздушных ударов на всем континенте, особенно в Сомали, где силы безопасности США в 2018 году нанесли сорок семь авиаударов по местной экстремистской группировке (рост численности авиаударов по сравнению с 2016 годом составил 200%). В марте 2017 года Белый дом решил упростить ряд правил и положений, регулирующих порядок нанесения воздушных ударов, что позволило Пентагону преследовать цели без одобрения Овального кабинета. Всплеск авиаударов почти наверняка осложнил деятельность террористических организаций на всем континенте, однако предшественники Трампа обнаружили, что увеличение количества авиаударов может вызвать негативную реакцию общественности и наращивание вербовки новых членов в экстремистские группировки.

Предыдущие американские администрации придерживались более целостного подхода к оказанию помощи африканскому континенту в области безопасности, наращивая не только количество авиаударов, но также объемы помощи в целях развития и поддержки местных вооруженных сил. Трамп, напротив, скептически относится к гуманитарным усилиям США на континенте и усилиям, направленным на поддержку развития, а также грозит резко сократить финансовую поддержку африканским странам. В своем выступлении в фонде «Наследие» в Вашингтоне 13 декабря 2018 года Болтон ясно дал понять, что Соединенные Штаты намерены расширить помощь в области безопасности для «ответственных региональных заинтересованных сторон» и сократить поддержку «непродуктивных, неудачных и неподотчетных» миротворческих миссий ООН. Поддержка миротворческих миссий ООН на континенте являлась отличительной чертой политики администрации Обамы в отношении конфликтов в Африке. Обама предложил найти «африканское решение африканских проблем». Поэтому нынешние заявления о необходимости сокращения поддержки миссий ООН демонстрируют значительное изменение в африканской стратегии.

В сфере торговли администрация Трампа ориентируется на торговую среду, значительно отличающуюся от той, с которой столкнулись его предшественники: во многих африканских странах Соединенные Штаты больше не являются желаемым инвестором. Объём торговли США с континентом начал сокращаться с 2008 года, в то время как конкурирующие державы, включая Китай, Индию, Турцию, Россию и страны Персидского залива, укрепили дипломатические связи, расширили торговлю и инвестиции. Это уже привело к подрыву конкурентоспособности США в регионе, и эта тенденция продолжает усиливаться. Болтон посвятил значительную часть своей речи осуждению «хищнических практик» Пекина и Москвы в Африке, которые, по его словам, приводят к наращиванию задолженности африканских стран и усугубляют проблему коррупции.

Нужно отметить, что администрация Трампа объявила о новой инициативе под названием «Процветающая Африка». Эта инициатива в настоящее время находится в зачаточном состоянии, но в конечном итоге может стать еще одним средством стимулирования инвестиций США в Африку и выработки моделей взаимодействия, альтернативных моделям, предлагаемым КНР и Россией.

Наконец, администрация Трампа выразила желание договориться о типовом соглашении о свободной торговле (FTA) с африканскими странами. Это долгожданное событие. Цель закона об экономическом росте и возможностях в Африке (AGOA), который в настоящее время предоставляет сорока африканским странам беспошлинный доступ к рынку США, всегда заключалась в том, чтобы повысить необходимые стандарты торговли в африканских странах, после чего у африканских стран появилась бы возможность для заключения официального соглашения о свободной торговле с Соединенными Штатами. Однако данный подход может войти в противоречие с усилиями африканских стран по стимулированию торговли на региональном уровне. Многие африканские лидеры больше стремятся заключить африканское континентальное соглашение о свободной торговле, чем двусторонние соглашения со сторонними государствами.

Когда Трамп победил на президентских выборах, многие эксперты предсказывали, что его приход негативно отразится на отношениях между США и Африкой, полагая, что африканский континент отойдет со второго на третий план. Администрация Трампа, безусловно, удивила этих экспертов, сформулировав стратегию в отношении Африки в столь сжатые сроки. Но стратегия Трампа также, безусловно, является предупредительным выстрелом, сигнализирующим о намерении администрации оспорить устоявшиеся нормы в области поддержания мира, гуманитарной помощи и развития. Обострение конкуренции с другими крупными державами, похоже, повысило значение Африки. Можно ожидать, что Трамп преподнесет еще немало сюрпризов в отношении Африки.

Автор: Максим Исаев

https://regnum.ru/news/polit/2566047.html

***

Стратегия США в Латинской Америке

Попытка переворота в Венесуэле - первый шаг в новой стратегии Вашингтона в Латинской Америке. Ее главная цель – усилить влияние США в регионе, свергнуть левые режимы в Венесуэле, Никарагуа и на Кубе и ослабить влияние России, Китая и Ирана.

В перекрестье американских прицелов не только Мадуро, но и Куба, более полувека бывшая главным врагом США в Западном полушарии, а также Россия, Китай и Иран, энергично проникающие в Латинскую Америку в последние годы. Подавляющее большинство сотрудников администрации президента Трампа видят главную угрозу американским интересам в Латинской Америке не в Венесуэле, а в Кубе. В Вашингтоне хотят сначала ослабить связи между Гаваной и Каракасом, а затем и свергнуть правительства обеих стран, пишет Wall Street Journal. Президент Трамп хочет отменить еще одно завоевание предшественника – начало нормализации отношений между США и Кубой. Главным автором «кубинской» политики Белого дома является целая группа противников Гаваны во главе с сотрудником Совета национальной безопасности Маурисио Клавером-Кароне, который посвятил большую часть своей жизни борьбе с режимом Фиделя Кастро; а также сенатором Марко Рубио и конгрессменом Марио Диасом-Балартом.

Считается, что в армии и силах безопасности Венесуэлы велико присутствие и влияние кубинской разведки. Каракас, в свою очередь, поставляет Кубе нефть (до 100 тыс. бар./сутки в лучшие годы), по очень низким ценам. В последние годы, по мере усиления изоляции Каракаса и Гаваны, крепли их связи с Москвой, Пекином и Тегераном.

После Венесуэлы и Кубы в планах Вашингтона переворот в Никарагуа, критика внешней и внутренней политики которой в США в последние месяцы резко усилилась. Таким образом, основой стратегии США в Латинской Америке, по словам советника президента США по национальной безопасности Джона Болтона, является разрушение треугольника Каракас-Гавана-Манагуа. Болтон также назвал трех противников США – тройкой тирании и добавил: «Тройка развалится». Кстати, через считанные часы после озвучивания Болтоном стратегии США в Латинской Америке в ноябре 2018 года Госдеп объявил о новых санкциях против Кубы и Венесуэлы.

Предрекая развал антиштатовского треугольника, Джон Болтон, наверное, мнит себя пророком, но для начала Вашингтону необходимо свергнуть Николаса Мадуро или ослабить связи между Каракасом и Гаваной. Неудача укрепит позиции еще одного треугольника в регионе, на этот раз внешнего, состоящего из России, Китая и Ирана. Кстати, эта неудача вполне возможна. Достаточно вспомнить, что главной причиной, толкнувшей Барака Обаму на сближение с Кубой, как раз и был крах полувековых попыток Вашингтона свалить режим Кастро.

WSJ считает маловероятным, что Вашингтону удастся заручиться помощью латиноамериканских стран в борьбе с Кубой. К тому же, сейчас на Кубе обширные экономические интересы у таких важных американских союзников, как Франция и Канада. С Венесуэлой ситуация иная, потому что Каракас уже не один год находится в изоляции на континенте.

На первый взгляд, вызывает удивление упоминание Ирана в антиамериканском треугольнике. Однако все логично. Одним из многочисленных обвинения Вашингтона в адрес Мадуро являются связи Каракаса с ливанской «Хезболлой», которая считается в США террористической организацией и которая тесно связана с Тегераном. В Белом доме и Госдепе утверждают, что Иран принимает самое непосредственное участие в поставках Венесуэлой наркотиков на Ближний Восток через «Хезболлу». Одним из первых венесуэльских чиновников, который попал под санкции Вашингтона, стал вице-президент (до 2018 г.) Тарек аль Айссами, отвечавший за миграционную политику при Чавесе и раздавший венесуэльские паспорта тысячам ливанцев и иранцев, включая высокопоставленных членов «Хезболлы», занимавшихся наркоторговлей.

О важности, которую придает Дональд Трамп Латинской Америке, говорит хотя бы тот факт, что он попросил детальный отчет о ситуации в Венесуэле уже на второй день пребывания в Белом доме.  Болтон, ставший помощником по нацбезопасности, давно является сторонником жесткой позиции по отношению к Кубе и Венесуэле. С появлением в Совете безопасности Клавера-Кароне, отвечающего за Западное полушарие и разделяющего его взгляды, позиции помощника по нацбезопасности существенно укрепились.

Прошлогоднее решение об объединении двух главных оппозиционных партий в Венесуэле – «За справедливость» и «Народная воля», в которой состоит и Хуан Гуайдо, дало Вашингтону первую альтернативу режиму Мадуро и новые возможности для вмешательства во внутренние дела этой латиноамериканской страны.

Переменам на континенте способствовали и прошлогодние выборы в Колумбии и Бразилии, закончившиеся победами проамериканских кандидатов. Обе эти страны – соседи Венесуэлы и поэтому испытывают сильное давление в связи с сотнями тысяч венесуэльцев, которые перебрались на их территорию. Что касается Венесуэлы, то к 10 января, когда состоялась церемония вступления Николаса Мадуро в должность президента, основные декорации были готовы.

22 января в Вашингтоне состоялось совещание с участием госсекретаря Майка Помпео, министра торговли Уилбура Росса, министра финансов Стивена Мнучина и Джона Болтона. В тот же день президент Трамп окончательно решил поддержать смену правительства в Венесуэле. Ночью того же дня вице-президент Майк Пенс позвонил Гуайдо и сообщил ему о поддержке. На следующий день Гуайдо провозгласил себя президентом Венесуэлы, а США вместе с Канадой и большинством латиноамериканских стран его поддержали. Наиболее весомо и эффективно на данный момент американская поддержка проявилась в санкциях против нефтяной компании PDVSA, объявленных 28 января. Они обойдутся Каракасу примерно в 11 млрд долларов.

Дальнейшими шагами Вашингтона в осуществлении стратегии в Латинской Америки наряду с усилением давления на Мадуро могут стать, пишет WSJ со ссылкой на свои источники в администрации Белого дома, новые меры и против Гаваны. Например, возвращение Кубы в черный список Госдепа стран, которые поддерживают международный терроризм. Это позволит Вашингтону применять финансовые и иные санкции к странам и компаниям, которые сотрудничают с Кубой. В списке потенциальных действий против Кубы новые санкции против кубинских чиновников и политиков и многое другое. WSJ считает, что новые меры против Острова свободы могут быть объявлены уже в феврале. Причем, цель их двойная – не только ослабить правительство, но и ослабить его способность помогать Мадуро.

Автор: Сергей Мануков, «Expert Online» 2019

http://expert.ru/2019/01/31/v-belom-dome-pishut-maduro_-a-v-ume-derzhat-pekin-i-moskvu/


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Павленко, Максим Исаев, Сергей Мануков

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.02.2019. Просмотров: 66

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta