О трудностях бизнес-иммиграции в Гонконг

Содержание
[-]

О трудностях бизнес-иммиграции в Гонконг

Свободная от налогов экономическая зона является, скорее, формальной территорией для ведения бизнеса. В оффшорной китайской зоне зарегистрированы сегодня десятки российских компаний. При этом эмигрируют и действительно развивают свой бизнес в Гонконге очень не многие русские.

Чужие среди чужих

Потребители в других странах не ждут российских бизнес-иммигрантов с распростертыми объятиями. Чаще всего там легко начать бизнес, но сложно удержаться на плаву. "Секрет фирмы" пообщался с предпринимателями, которым удалось найти свою нишу в дальнем зарубежье.

Гонконг возвращается

"Особенно тяжело работать с корейцами,— жалуется россиянин Антон Сарайкин, живущий в Гонконге.— У них любимый коктейль — "бомба": в стакан пива опускают стопку корейской водки". Даже россияне не пьют так много, уверен Сарайкин. И сколько бы партнеры ни выпили вечером, в восемь утра они в костюмах идут на переговоры.

У Сарайкина в восточной Азии три бизнеса, и все они связаны с Россией: русско-китайский журнал Asia Business, онлайн-курсы китайского языка ChineseOnline.ru и деловые туры для россиян — Innovative Trips.

Мысль о переезде в Азию у Сарайкина возникла давно. "Я следил за развитием региона и знал, что все самое интересное в ближайшие десятилетия будет происходить там",— поясняет он. Но студент новосибирского журфака не знал ни одного азиатского языка. Поэтому он пять лет проработал журналистом в московской редакции "Ведомостей", два года — пиарщиком в "Вимм-Билль-Данне" (ВБД) и только в 2008 году отправился за своей мечтой. Инвестора для ее воплощения Сарайкин нашел заранее, работая в ВБД.

"К тому моменту я уже немного знал китайский, но все-таки не мог надеяться на карьеру топ-менеджера, поэтому пришлось начинать свой бизнес",— улыбается предприниматель. Начинать он решил в Гонконге с медиабизнеса — эта отрасль для журналиста была самой понятной. Регистрация компании заняла у Сарайкина неделю и обошлась в $2 тыс. Бизнесмен выпустил два номера журнала, когда грянул кризис. Инвестор отказался финансировать проект, но Сарайкину уже через пару месяцев удалось найти нового. Им стал живущий в Гонконге российский инвестбанкир Сергей Мэн. Выход журнала возобновился: Сарайкин занимался проектом из России, Мэн — в Гонконге.

В начале 2011 года Сарайкин вернулся в Гонконг, и Мэн отошел от оперативного управления. Но он вкладывал деньги в другие проекты Сарайкина — сейчас они владеют тремя бизнесами на паритетной основе.

В журнал бизнесмены вложили $50 тыс. Он окупается за счет рекламы, но прибыли не приносит, говорит Сарайкин: "Для нас это в первую очередь коммуникация с потенциальными клиентами других проектов". Журнал выходит раз в три месяца тиражом 5 тыс. экземпляров (часть журнала — на русском языке, часть — на китайском или английском), бесплатно распространяется на деловых мероприятиях и авиарейсах из Астаны в другие города Азии.

Онлайн-курсы китайского языка стартовали осенью 2010 года. Запуск обошелся в $25 тыс. Инвестиции должны окупиться до конца этого года, прогнозирует бизнесмен. На курсах преподают десять китайцев, их Сарайкин выбрал из 3,5 тыс. соискателей. "Почти все говорят по-русски, в этом наше конкурентное преимущество",— хвастается он. Курсами сейчас постоянно пользуются 30-50 человек. Главные конкуренты Сарайкина — Eteacherchinese.com, Echineselearning.com. Они не афишируют количество клиентов, Echineselearning.com называл эту цифру только в 2008-2009 годах — тогда у сервиса было более 100 пользователей. Активно раскручивать свой сервис Сарайкин собирается осенью — на контекстную рекламу и продвижение в соцсетях он думает потратить несколько тысяч долларов.

Последний бизнес Сарайкина Innovative Trips — новое для России направление. Предприниматель организует для российских компаний экскурсии в лучшие компании Азии — перенимать опыт. Недельная поездка для десяти человек обходится в $30-100 тыс. Сарайкин не говорит, сколько денег приносит Innovative Trips, но отмечает, что это "львиная доля" оборота всех трех его компаний (он в 2011 году составил $370 тыс.).

Самое сложное в организации туров — договариваться об экскурсиях с азиатскими компаниями. Тут без личных связей никуда. Партнеры планируют активно развивать Innovative Trips, а значит, пить Сарайкину придется еще много.

Пришел, апгрейдил, победил

Когда Андрей Филев уехал в Кремниевую долину в начале 2007 года, ему было 23 года и он мечтал создать сервис, которым будут пользоваться миллионы людей во всем мире.

Сервис на тот момент у Филева уже был — Wrike, программа для управления проектами. А вот клиентов почти не было. Мечта Филева не исполнилась до сих пор, но первый шаг сделан: сейчас с Wrike работают тысячи пользователей, по количеству клиентов программа стала одним из мировых лидеров в своем сегменте.

Первый бизнес Филев создал в 17 лет, будучи студентом матфака СПбГУ: разрабатывал ПО для корпоративных клиентов. Позже обзавелся партнером, Дмитрием Никулиным, который жил в США и должен был обеспечить работу с американскими клиентами. К 2005 году их Murano Software не требовала ежедневного контроля, и Филев решил взяться за Wrike — сервис, с помощью которого небольшие компании планируют дела и распределяют задачи. Филев хотел запускать глобальный бизнес, поэтому переехал в Кремниевую долину.

На регистрацию компании в Америке Филев и Никулин — равноправные партнеры — потратили $2 тыс. После этого Филев отправился к инвесторам, но денег не нашел. На рынке уже работали конкуренты, и вкладывать сотни тысяч долларов в еще одну компанию инвесторы боялись. "В конце концов я решил, что надо не деньги искать, а дело делать",— вспоминает Филев. Он сделал более удобный интерфейс, интегрировал сервис с электронной почтой.

За шесть лет партнеры потратили на развитие сервиса несколько сотен тысяч долларов (личные сбережения, прибыль Murano и самого Wrike). Наконец, в июне 2012-го Филев договорился с TMT Investments, который приобрел 5% Wrike за $1 млн. Глобальные конкуренты Wrike "подняли" больше денег: например, в Clarizen вложено $50 млн, подсчитал Филев. Тем не менее у Wrike клиентов сейчас примерно столько же, сколько у Clarizen, утверждает он. Но по их количеству компания уступает популярному сервису Basecamp.

Директор по стратегии TMT Investments Герман Каплун считает, что Wrike — "одна из лучших программ для управления проектами": "У них много мелких удобных решений, это нравится пользователям. А нам нравится, что компания быстро растет". С начала года количество пользователей увеличилось в два раза — до 2 тыс. клиентов, говорит Филев. Их большая часть платит $50-200 в месяц. По расчетам СФ, в июне Wrike заработал примерно $200 тыс.

Капитаны балийского флота

"Каждый день в море тонут один-два индонезийца. Они же воды боятся, плавают плохо. Мы их вытаскиваем",— рассказывает о нелегких буднях серферов на Бали Дмитрий Забула, владелец школы серфинга Endless Summer.

Россияне на волнах чувствуют себя увереннее — из десяти более-менее крупных школ на Бали им принадлежат пять. Еще три — европейцам, по одной — у австралийца и китайца.

"С 2000 года я в России практически не жил, путешествовал по всему миру в поисках волны и ветра",— рассказывает 30-летний предприниматель. В середине 2000-х Забула вместе с другом Андреем Черносвитовым стал с помощью турфирм возить серфингистов-любителей на лучшие пляжи мира. В 2008-м партнеры решили обосноваться на Бали ("тут хорошие волны каждый день"). Первоначальные вложения в школу серфинга составили $40 тыс., из них $10 тыс. ушли на регистрацию бизнеса, которая заняла почти десять месяцев. "Индонезия — бюрократизированное государство,— жалуется Забула.— Местные сами ничего делать не хотят и стараются побольше заработать на иностранцах: приходится оформлять много документов, и за каждый надо заплатить".

За четыре года Черносвитов, Забула и друг-инвестор, фамилию которого бизнесмены не называют, вложили в школу еще $210 тыс. На эти деньги, в частности, оплатили пятилетнюю аренду помещения 200 кв. м и открыли кафе на 40 мест.

Сейчас Endless Summer, по словам Забулы, по ценовому уровню занимает на острове второе место. Цены можно было бы опустить, если нанять исключительно индонезийских инструкторов. Средняя зарплата на Бали всего $150 в месяц. Но без русскоязычных инструкторов не обойтись: все же Endless Summer ориентируется на российских клиентов. При этом зарплата инструкторов из России в три-четыре раза выше.

"Первые три года наш оборот стабильно рос,— рассказывает бизнесмен.— А сейчас немного упал из-за конкуренции". В 2011 году школа обслужила 1,5 тыс. клиентов, оборот компании составил более $200 тыс. Партнеры рекламируют Endless Summer через туристические фирмы Бали, в Рунете (поисковики, соцсети) и через одноименную московскую школу вейксерфинга (серфинг на реках и озерах), принадлежащую их друзьям. Черносвитов, когда бывает в России, помогает налаживать ее работу.

Его партнер Дмитрий Забула на родину не ездит ("там же волн нет"), но иногда ему кажется, что за окном проезжает трамвай: стекла дрожат, как дома в Питере. Так на острове происходят землетрясения. Сильных толчков и цунами здесь не будет, местные жители убеждены: Бали берегут боги. Но Забула живет на горе. На всякий случай.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Ксения Шамакина

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.08.2014. Просмотров: 303

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta