О стратегии противодействия «гибридным угрозам» на примере военного конфликта между Украиной и Россией

Содержание
[-]

Уроки «гибридной войны» России против Украины: геополитическое измерение

Сегодня уже три года прошло с тех пор как произошла оккупация с последующей аннексией Россией украинского Крыма и началась вооруженная агрессия России против Украины на Донбассе. В геополитическом контексте — три года российской военной интервенции против Украины обнажили уязвимые места в системе международной безопасности.

Первое исследование экспертов Независимого аналитического центра геополитических исследований «Борисфен  Интел» под названием «Уроки «гибридной войны» России против Украины» было опубликовано в журнале геополитической аналитики «БИНТЕЛ» № 2-2016 и размещено на сайте «Борисфен Интел» 13 октября 2016 года. При этом оно включало предварительные оценки военно-политических, военно-стратегических и оперативно-тактических уроков и выводов «гибридной войны», которую ведущие эксперты Запада не без оснований называют еще «войной нового поколения» или «войной новой генерации».

Вместе с тем, фактические результаты любого исследования должны носить (иметь) прикладной характер. Поэтому предлагаемая новая статья подготовлена именно для практического использования при принятии решений, подготовке аналитических и экспертных оценок с учетом уроков трехлетней «гибридной войны» России против Украины.

Представляя общую характеристику проявлений новых форм современных военных конфликтов, особенностей их применения против Украины, нельзя не остановиться на выработке некоторых общих подходов к вероятной стратегии противодействия «гибридным угрозам». В этом плане следует выделить некоторые ключевые моменты.

Общие подходы к вероятной стратегии противодействия «гибридным угрозам»

Первый

Сегодня совершенно очевидно, что достижение победы в «гибридных войнах» невозможно без геополитической оценки их последствий, без вдумчивой адаптации действующей Военной доктрины Украины (от 24 сентября 2015 года) к новым реалиям, без обновления и совершенствования Стратегии национальной безопасности Украины (от 26 мая 2015 года) и других базовых документов, которые должны быть скорректированы с учетом нынешней военной, социально-экономической и общественно-политической ситуации в стране. Стоит осознать, что в «гибридных войнах» традиционные (конвенционные) методы ведения военных действий не всегда эффективны. Войны такого типа, как правило, ведутся длительное время, а противник пытается максимально расширить географию конфликта с «втягиванием» в него все большего числа населения.

Второй

Важной задачей, которую необходимо решать в условиях ведения Россией «гибридной войны» против Украины, является обеспечение полного доверия военнослужащих и населения страны к ее силовым структурам. Несомненно, что затяжной характер «гибридных войн» может вызвать определенное недовольство и даже критику как со стороны личного состава силовых формирований, так и со стороны граждан страны, политиков, средств массовой информации в адрес военного командования, обвинения их в неумелом планировании, организации управления и т. п.

Третий

Нельзя забывать и еще об одной важной составляющей сущности «гибридной угрозы», в частности — осознание факта игнорирования противником моральных и этических ограничений при ведении им силовых операций.

В общем геополитическая обстановка, сложившаяся на сегодня вокруг Украины, на наш взгляд, требует тщательного переосмысления общих подходов к поддержанию национальной безопасности Украины, кардинальной перестройки всего сектора безопасности и обороны государства с целью приведения его в соответствие с новыми вызовами и угрозами. Для решения этой важнейшей задачи предлагается внедрить в практику и ускорить выполнение ряда неотложных мер.

Общие подходы к поддержанию национальной безопасности Украины

Система национальной безопасности Украины

Во-первых, пересмотреть базовые принципы построения системы национальной безопасности Украины.

Пересмотр базовых принципов построения системы национальной безопасности УкраиныКак показали три года военной агрессии России против Украины, в условиях реального преимущества военного, экономического и демографического потенциалов противника внеблоковый курс нашего государства (Украина получила статус внеблоковости в 2010 году) не давал возможностей защитить его интересы и не гарантировал его безопасности. В то же время механическое наращивание численности Вооруженных Сил Украины и увеличение объемов производства устаревшего вооружения национальным оборонно-промышленным комплексом не позволяли нашей стране приблизиться к военному потенциалу России, однако требовали значительных финансовых затрат. При этом предоставление международных гарантий безопасности Украине как в рамках ООН, так и в рамках обязательств Будапештского меморандума 1994 года носили чисто декларативный характер и были не способны защитить государственный суверенитет и территориальную целостность Украины.

Кроме этого, несмотря на поддержку Украины со стороны США, ЕС и НАТО, они ограничивались лишь предоставлением финансовой и частично военно-технической помощи Украине, поскольку не имели четко урегулированных нормами международного права союзнических обязательств перед ней в случае внешней агрессии против Украины и вынуждены были действовать в соответствии с собственными нормами и правилами.

Вышеизложенное объективно требует присоединения Украины к надежной системе коллективной (коалиционной) безопасности, которая в сложных геополитических и геоэкономических условиях сможет защитить независимость, суверенитет и территориальную целостность нашего государства и стать их надежным гарантом. На сегодня единственной такой системой является Североатлантический союз. При этом негативная реакция России на возможность членства Украины в составе НАТО не может считаться препятствием евроатлантической интеграции нашего государства, поскольку Украина уже является объектом агрессивных действий со стороны Российской Федерации. Кроме того, приобретение членства в НАТО является долговременным процессом, который охватывает присоединение к «Плану действий относительно членства» (ПДЧ). По опыту отдельных стран-членов НАТО, выполнение ПДЧ требовало до 10 лет (в том числе Хорватия шла к этому семь, а Албания — десять лет). В то же время опыт стран Центрально-Восточной Европы, Балтии и Балканского региона свидетельствует, что членство страны в НАТО является необходимым условием для ее дальнейшего вступления в ЕС. Присоединение страны к Альянсу создает предпосылки для выполнения этой страной необходимых европейских требований, норм и стандартов, а также предоставляет Европейскому Союзу гарантии выполнения их страной-кандидатом. В свою очередь, это открывает кандидату доступ к европейским кредитам, инвестициям и технологиям.

Вместе с тем, возвращение Украины на курс евроатлантической интеграции требует от нее решения целого ряда проблем, среди которых: принятие соответствующего политического решения руководством государства; внесение соответствующих изменений в концептуальные документы в сфере национальной безопасности и обороны (в частности Конституцию, Закон «Об основах внутренней и внешней политики», Стратегию национальной безопасности и Военную доктрину Украины); обеспечение конституционного порядка на всей территории страны.

В этом контексте Президентом Украины П. Порошенко был инициирован и 23 декабря 2014 года поддержан конституционным большинством Верховной Рады Украины Закон «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно отказа Украины от осуществления политики внеблоковости». В документе отмечается, что отказ от внеблокового статуса позволит Украине полноценно реализовать поиск более действенных механизмов защиты независимости, суверенитета и территориальной целостности государства с учетом необратимости законодательно закрепленного внешнего курса, направленного на приобретение членства в Европейском Союзе.

2 февраля 2017 года Президент Украины П. Порошенко в интервью немецкому изданию Berliner Morgenрost заявил, что готов провести референдум о перспективах членства Украины в НАТО.

Вооруженные Силы и другие силовые структуры Украины

Во-вторых, внести коррективы в планы модернизации, реформирования и развития Вооруженных Сил и других силовых структур Украины, учитывая опыт проведения АТО на Востоке Украины.

Развитие, реформирование и модернизация Вооруженных Сил и других силовых структур УкраиныПринципиально новая форма ведения боевых действий с применением технологий «гибридной войны» охватывает комплекс мер политического, экономического, информационного, специального и военного характера, требует переориентации всего силового блока Украины к ведению военных действий в новых условиях современного противостояния с агрессором. Нынешняя война против Украины, которая ведется как силами регулярных, так и иррегулярных (незаконных) вооруженных формирований и анонимных (частных) военных подразделений (фирм), отличается использованием новой тактики боевых действий, постоянным распространением дезинформации, созданием за короткое время атмосферы паники и асимметричных угроз, использованием местных жителей и населенных пунктов как «живого щита» и т. п. Все это требует внесения ряда уточнений, дополнений и изменений в планы модернизации, реформирования и развития Вооруженных Сил и других силовых структур Украины.

Основными направлениями их развития следует определить:

  • приведение в соответствие с современными условиями задач, структуры, численности и принципов боевого применения Вооруженных Сил и других силовых структур государства;
  • разработку и принятие на вооружение новых высокотехнологичных видов вооружения и военной техники (прежде всего средств разведки, связи, управления и высокоточного поражения);
  • переработку форм и способов применения Вооруженных Сил Украины с учетом возможности их одновременного использования для ведения как конвенциональных (классических), так и неконвенциональных военных действий (борьба с иррегулярными формированиями и террористическими группировками);
  • совершенствование системы оперативной и боевой подготовки войск с сосредоточением внимания на отработке вопросов ведения боевых действий в городской местности и борьбы с иррегулярными формированиями (в частности в случае использования ими местного населения как «живого щита»);
  • внесение изменений в принципы комплектования войск, а также идеологического и морально-психологического воспитания военнослужащих.

Информационная безопасность государства

В-третьих, создать эффективную систему поддержания информационной безопасности государства как инструмента противодействия внешнему информационному воздействию, а также информационной поддержки внешней и внутренней политики Украины.

Создание системы информационной безопасности УкраиныЭтот вопрос приобретает особую актуальность в условиях бурного развития современных информационных технологий, предоставляющих возможность использовать средства массовой информации и компьютерные сети как один из основных элементов «гибридных войн» для осуществления целенаправленного воздействия на население и армию противника, собственное общество, а также мировое сообщество.

Свидетельством критически опасного характера указанных технологий стало фактическое господство России в информационном пространстве Крыма, Востока и Юга Украины, что создало предпосылки для российской оккупации Крымского полуострова и организации вооруженного конфликта в Донецкой и Луганской областях. На сегодня целенаправленная деятельность Российской Федерации в информационной сфере дает ей возможность провоцировать напряженность и в других регионах Украины, поддерживать антиукраинские настроения среди русского населения, дискредитировать руководство Украины и оправдывать свою «гибридную политику» в странах Запада.

Кроме того, в современных условиях усилия политических сил, органов государственной власти и управления, силовых структур сектора безопасности и обороны, а также гражданского общества нужно направлять на консолидацию и мобилизацию всех ресурсов страны для преодоления как внешних, так и внутренних угроз суверенитету и территориальной целостности Украины. Тем более, что специальные службы и пропагандистская машина страны-агрессора, проводя информационную войну против Украины, вопросам деморализации и дезинтеграции украинского общества, а также дискредитации деятельности сектора безопасности и обороны нашего государства, особенно в отношении проведения АТО, придает первостепенное значение.

Решение приведенной проблемы требует ускорения процесса создания общегосударственной системы информационной (в т. ч. кибернетической) безопасности Украины, которая должна иметь наступательный характер как по вопросам защиты и безопасности, так и отстаивания украинских национальных интересов, что предусматривает:

  • разработку и совершенствование нормативно-правовой базы в сфере информационной безопасности, которая на сегодня является достаточно фрагментарной и еще не в полной мере соответствует существующим потребностям;
  • создание интегрированной системы оценки информационных угроз и оперативного реагирования на них;
  • создание действенного координационного органа системы информационной безопасности Украины в структуре органов ее исполнительной власти;
  • определение (уточнение) перечня субъектов поддержания информационной безопасности, их функций, задач и полномочий, для чего необходимо внести соответствующие изменения в действующее законодательство Украины;
  • проведение исследований и определение потребностей в техническом, финансовом и кадровом обеспечении функционирования системы с целью принятия решения о разработке соответствующей государственной целевой программы или внесения изменений в действующие государственные целевые программы;
  • активизацию мероприятий в Министерстве обороны и Генеральном штабе Вооруженных Сил Украины по созданию собственной системы информационной безопасности, которая должна быть составляющей национальной системы информационной безопасности, а также разработки соответствующей нормативно-правовой базы в рамках реализации Доктрины информационной безопасности Украины, а также Концепции обеспечения информационной безопасности Министерства обороны и Вооруженных Сил Украины.

При этом обязательно должен быть применен соответствующий опыт США и ЕС в данной сфере. В частности, в конце 2016 года, в рамках принятия Конгрессом США проекта закона о расходах на разведку в 2017 году, было принято отдельное положение об усилении борьбы с «тайным влиянием» России на США, а также была принята Европейским парламентом резолюция о противодействии «вражеской пропаганде» России «Стратегические коммуникации ЕС, как противодействие пропаганде третьих сторон». Присоединение Украины к участию в реализации этих проектов США и ЕС имело бы только положительные последствия для ее информационной безопасности и имиджа.

Разведывательные органы Украины

В-четвертых, повысить возможности и эффективность разведывательных органов Украины с целью своевременного разведывательно-информационного обеспечения высшего государственного и военного руководства для принятия ими важных решений в сфере национальной (военной) безопасности, адекватных реальным угрозам.

В общегосударственных мероприятиях противодействия внешней агрессии и внутреннему сепаратизму чрезвычайно важным является осознание целей и замысла противника, где ключевое значение имеет ведение всех видов разведки с использованием широкого спектра методов и средств.

Особо опасным в условиях «гибридных войн» является «вброс» противником искаженной информации (дезинформации), распространение неподтвержденной и противоречивой информации. В такой ситуации возникает так называемый эффект «психологического тумана», в результате чего аналитики могут прийти к ложным выводам, что, в свою очередь, может привести к принятию высшим государственным руководством неадекватных решений или к значительному усложнению и затягиванию во времени процесса их принятия.

То есть, в условиях «гибридной войны» («гибридной» формы ведения боевых действий) особая ответственность ложится на плечи разведывательных органов государства, а специальность военного разведчика становится наиболее востребованной военной специальностью.

Непредсказуемость и сложность прогнозирования развития обстановки, постоянное изменение характера угроз, изменчивость тактики противостояния со стороны агрессора — все это объективно вынуждает разведывательные службы действовать более активно, наступательно и гибко при выполнении поставленных перед ними задач добывания достоверной информации, прежде всего, упреждающего характера. Глубокий анализ полученных сведений, их аналитическая обработка и своевременное предоставление высшему военно-политическому и военному руководству государства будут создавать благоприятные условия для достижения победы в военном конфликте, предотвращения лишних жертв, разрушений и расходов.

Динамика военного противостояния в современных конфликтах требует от разведывательных органов также и соответствующей адаптации к изменяющимся формам ведения войны, проведения необходимых системных преобразований для обеспечения эффективных действий разведывательных структур Украины в новых условиях военного противостояния. Для этого необходимо определиться: какие разведывательные задачи становятся приоритетными; какими силами и средствами должна вестись разведка; как должны измениться система управления разведкой и система разведывательного обеспечения в условиях «гибридной войны»; каким должно быть взаимодействие между разведывательными структурами государства; каких специалистов-разведчиков должна готовить система военного образования; какую разведывательную технику должны разрабатывать военная наука и производить оборонно-промышленный комплекс нашего государства; какие изменения и дополнения целесообразно внести в действующее законодательство Украины для создания необходимых условий обеспечения максимально эффективных действий разведки. На решение этих и других насущных вопросов современности и поиска для этого наиболее рациональных путей необходимо сосредоточить внимание всего сектора безопасности и обороны государства и, прежде всего, руководящего состава разведывательных органов страны.

Важно также продолжить подробное изучение стратегии и особенностей ведения «гибридной войны» с широким привлечением военных экспертов и аналитиков, ученых и исследователей, публикаций широкого спектра специальной и справочной литературы. При этом следует учитывать практический опыт ведения АТО на территории Украины с целью определения путей победы в «гибридных войнах». Стратегические коммуникации, связи с общественностью и информационные мероприятия необходимо полностью интегрировать во все аспекты деятельности ВС Украины, а вопрос информационных операций должен быть главной темой в любом межведомственном подходе до принятия решений в условиях ведения «гибридной войны».

Следует также обратить внимание на обеспечение более тесного и конструктивного сотрудничества командования силовых структур государства и политического руководства, особенно на оперативно-стратегическом уровне. При ведении боевых действий целесообразно и необходимо, наравне с командованием, активнее привлекать и лидеров политических партий и движений, а также неправительственных аналитических центров к рассмотрению целей, которых можно достичь военными или дипломатическими способами и путями.

Предложения Украины по учету уроков «гибридной войны»

Но особого внимания должны заслуживать практические предложения (инициативы) Украины относительно учета уроков «гибридной войны» по вопросам стратегического характера.

Деоккупация Украины

Украине крайне необходима Стратегия деоккупации Украины как национальная геополитическая идея в развитие стратегического курса на сохранение и утверждение ее европейской самоидентичности.

Сегодня очень тяжело кому-либо объяснить и кем бы то ни было понять — почему за три года войны с Россией наша государственная власть так и не смогла разработать и принять Стратегию деоккупации Украины? Не декларативные Государственную целевую программу «Восстановление и развитие мира в восточных регионах Украины» и распоряжение Кабмина «О планах мероприятий, направленных на реализацию некоторых основ внутренней государственной политики в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, где органы государственной власти временно не выполняют свои полномочия», а именно — Стратегию деоккупации Украины.

Никто не говорит, чтобы эта Стратегия раскрывала детальные планы, программы и конкретные мероприятия и действия, а также все механизмы и инструментарии по деоккупации Крыма и Донбасса. Закрытая составляющая Стратегии деоккупации Украины также должна быть, но она — сугубо для непосредственных исполнителей и чисто в виде отдельных приложений. А вот суть, стратегическую направленность, возможные пути достижения и конечную цель Стратегии деоккупации Украины — должны знать как весь украинский народ, так и все страны СНГ, объединенной Европы (ЕС), США, НАТО, ООН, другие международные и региональные организации.

В контексте открытости и публичности Стратегии деоккупации Украины хотел бы подчеркнуть, что чрезвычайно важным при этом было бы привлечение к ее разработке как государственных органов власти и органов местного самоуправления, так и международных партнеров, научного сообщества, независимых общественных (неправительственных) организаций и представителей СМИ. Кроме того, ее проект должен пройти процедуру публичного обсуждения и обязательного утверждения Верховной Радой Украины.

Уроки «гибридной войны» стратегического характера

Решение конфликтов, где одной из сторон является Российская Федерация

Украине целесообразно и необходимо в самое ближайшее время выйти перед международными и региональными организациями (прежде всего ООН, ЕС, НАТО и ОБСЕ, а также ГУАМ, ОЧЭС, «Вышеградской четверкой» и т. п.) с новой инициативой в сфере безопасности о необходимости разработки и принятия отдельного международно-правового механизма и инструментария безотлагательного решения конфликтов, где одной из сторон является Российская Федерация.

Как известно, сегодня ряд независимых стран, главным образом на территории СНГ, являются свидетелями и непосредственными участниками конфликтов (в подавляющем большинстве — «замороженных»), где одной из сторон конфликта является Российская Федерация, а именно: на территории Армении и Азербайджана — Нагорный Карабах; на территории Молдовы — Приднестровье; на территории Грузии — Абхазия и Южная Осетия; на территории Украины — Крым и Донбасс.

То есть, последние две инициативы Украины носят стратегический характер и не могут не учитываться основными мировыми политическими центрами силы и влиятельными международными игроками при принятии ими геополитических решений, в том числе в отношении Украины.

Таким образом, три года российской военной интервенции против Украины обнажили уязвимые места как в секторах безопасности и обороны Украины, объединенной Европы (ЕС) и США/НАТО, так и в системе международной безопасности в целом.

Дальнейшее проведение Россией «гибридной войны» против Украины в масштабах и формах прошлых лет приведет к постепенному истощению Украины на фоне возможного прекращения/ослабления международных санкций против России. При таких обстоятельствах урегулирование российско-украинского конфликта потребует поиска новых и значительно более рациональных вариантов.

Затягивание во времени решения конфликта безусловно приведет его в состояние «замороженного», что почти автоматически и на радость путинского Кремля «поставит крест» на европейских и евроатлантических перспективах Украины на неопределенный срок, а также к возможности потери государственности Украины.

Учет геополитического характера уроков «гибридной войны» в секторе безопасности и обороны Украины требует полного переосмысления общих подходов к поддержанию национальной (в т. ч. военной) безопасности Украины, кардинальной перестройки всего сектора безопасности и обороны государства с целью приведения его в соответствие с новыми вызовами и угрозами. Особого внимания должны заслуживать предложения (инициативы) прикладного (практического) учета уроков «гибридной войны» по вопросам стратегического характера.


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Радковец

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.05.2017. Просмотров: 22

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta