О сотрудничестве Украины с Китаем в рамках проекта «Шелковый путь»

Содержание
[-]

Участие Украины в проекте «Шелковый путь»

«Шелковый путь» часто называют чрезмерно амбициозным, а участие Украины в проекте — не более чем авантюрой. Однако в Министерстве инфраструктуры все же видят немалые перспективы, хотя, безусловно, и долгосрочные. Да и в целом на сотрудничество с Китаем Украина возлагает большие надежды: в планах привлечение миллиардных инвестиций.

Именно об этом мы и говорили в интервью с заместителем министра инфраструктуры Украины Виктором Довганем. Кроме того, затронули серьезную проблему Керченского моста, который ставит под угрозу работу украинских портов.

«Обозреватель»: - Знаю, что вы недавно были в Китае. На что Украина может рассчитывать? Сколько инвестиций может привлечь?

Виктор Довгань: - Возможности огромные. Мы уже начали с Китаем принципиально новый проект — строительство моста возле Кременчуга. Этот проект существенно отличается от того, что делалось в 2010-2012 годах. Во-первых, совсем другая процентная ставка: ранее кредиты предоставлялись под 6-5%, сейчас — под 2-3%. Во-вторых, совсем другой подход к составляющей: тогда — 50 на 50, сейчас — только около 20% китайского взноса. Понятно, что щебень везти из Китая они не будут. Это будет максимум техника, которая потом останется на балансе Укравтодора. И своих работников они тоже не привезут, потому что зарплаты у них несколько выше, чем у нас. Будут только какие-то менеджеры из Китая.

На Украине уже регистрируется представительство Сhina road and bridge company. Это одна из крупнейших компаний в мире. Для нее важно, чтобы ее первый проект на Украине был визитной карточкой. Она хочет реализовать его за 3 года очень качественно. Уже есть концепция проекта, надеемся утвердить его в ближайшие месяц-два на комиссии инвестиционных проектов. Все утверждено и на высоком уровне в Китае. Подписываем контракт — и на Покров, в октябре, закапываем капсулу под Кременчугом, а весной начинаем работать. Проект хороший, нужный.

Еще один интересный проект — «бетонка» Одесса-Николаев. Сейчас китайская сторона прорабатывает концепцию с Укравтодором. Сначала мы думали, что это будет одесская окружная дорога, но есть некоторые проблемы с землей. Думаю, это будет следующий проект, который мы совместно анонсируем. Также очень надеемся на концессию с китайскими инвесторами относительно железнодорожно-паромной переправы в Черноморске. По этому поводу будем в начале июля проводить переговоры. Это очень системный проект. И что важно, это уже не кредит, а прямые инвестиции.

— А сколько планируется привлечь в ближайшие 5 лет?

— Посчитал, что наша команда за год привлекла миллиард долларов. Надо ставить еще более амбициозные задачи: на следующий год надеемся привлечь 2 миллиарда. Это абсолютно реально. Для этого мы ездим по областям, собираем проекты. Кстати, еще одно крайне важное направление — привлечение средств на обновление пригородных электричек. Это просто боль, ничего не делалось в течение 20 лет.

— Это общенациональный проект?

— Да, начать надо хотя бы со 100 миллионов евро, чтобы запустить нормальный подвижной состав (около 20 электричек).

— А пилотные области уже определены?

— Нет. Фактически сам проект в состоянии концепции. То есть пока наш запрос, позиция правительства. Надо еще все просчитать, согласовать. Но надо что-то срочно делать, потому что подвижной состав умирает — 95% в аварийном состоянии. А очень многие, как ни странно, добираются на работу на электричках.

— Потому что дешево.

— Дешево и довольно быстро. Поэтому это должен быть один из приоритетов железной дороги в сфере пассажирского развития. Сообщение с Европой — это важно, но надо смотреть и на Боярку…

— А насколько все плохо с «Новым шелковым путем»?

— Не скажу, что все так уж плохо. Да, дорого. Да, сроки. Но мы достигли системности поставок. Уже нет таких очередей, как прошлым летом. Теперь у нас достаточно либерализирован рынок. Ранее были два монополистических маршрута, но министр подписал новое соглашение с Грузией о прямом железнодорожном сообщении. Сейчас любой может зайти, получить наше согласование и работать. Раньше это было гораздо сложнее, почти нереально. Сейчас и турки, и Каспийское морское пароходство смотрят на наш рынок.

Проблема вот в чем: у нас есть груз только в одну сторону (в Казахстан, в страны Средней Азии). Обратного груза нет. Грузы из Казахстана или Китая в Европу пока идут через Россию. Но мы еще ничего не инвестировали в инфраструктуру «Шелкового пути» — копейки. Все происходит на уровне договоров железной дороги, паромных операторов. Например, Азербайджан только в один порт вложил 400 миллионов долларов.

Надо понимать, что Китай очень четко видит перспективы этого маршрута. Давайте вспомним, как запускался «Шелковый путь». Китайские контейнеры шли пустыми. Это политический проект. И только через два-три года он стал экономически целесообразным. С нашей стороны он тоже является политическим. Мы бы и не смотрели на этот проект, если бы Россия не закрыла нам транзит. Именно поэтому мы были вынуждены строить южную ветку «Шелкового пути».

Считаю, что за год сделано многое. Сейчас надо привлечь инвестора в Черноморск, что, думаю, сделаем. Также необходимо развивать контейнерное сообщение, потому что вагоны — это прошлое. Экспортеры, железная дорога должны инвестировать в контейнерный парк. За два года это уже будет хорошо работать — так, как сейчас в Белоруссии.

— То есть Украина сможет выйти на экономическую целесообразность пути?

— Да, абсолютно. Как только мы заведем нового оператора в Черное море, нам надо снизить фрахт на 2 тысячи долларов. Это мы можем сделать даже за счет снижения портовых сборов. Как раз планируем это на осень с грузинами. Скоро полечу в Грузию, и мы четко с ними договоримся.

Очередей у нас не будет, учитывая новые порты в Баку и в Казахстане. У нас есть инвесторы, поэтому следующая весна должна быть очень референтной. Почему нам так важен китайский инвестор в Черноморске? Потому что он сразу даст свой груз сюда. К тому же, заходит огромная японская компания Hutchinson. Вся эта синергия даст нам возможность подтянуть груз на Европу. У нас очень большие перспективы: Китай будет все больше экспортировать, а Европа — все больше потреблять. Недаром китайцы купили порт Пирей в Греции.

Европейцы тоже не могут много груза возить через Россию. И ее постепенно отстраняют от этого процесса. Уже заметно, как они нервничают. Мы были на форуме по «Шелковому пути» в Пекине, на котором выступал Путин. Так вот, Москва прекрасно понимает, что это не их прайм, хотя пока основной груз идет через Россию. Это прайм Китая. Это огромная политическая воля развивать путь в Южной Европе через Украину. И если мы сделаем действительно качественный проект — не украдем деньги, а построим что-то стоящее — то сюда придут системные инвестиции.

Китайцы обожглись на наших предшественниках. Они в свое время согласовали несколько дорогостоящих проектов, и ничего не произошло.

— Просто надо восстановить доверие?

— Просто надо показать результат. Украина интересна Китаю. Это видно даже по тому, сколько сейчас открывается китайских ресторанов в Киеве. Очень много китайцев прилетают, работают. Они два года смотрели на нас, и с 2016 года мы начали сотрудничать. С их стороны решение принято. Главное, чтобы мы не подкачали.

— А можем?

— Мы все можем. Но, если серьезно, сделаем все, чтобы не так, как в том анекдоте:

— Посмотри, ты мост видишь?

— Нет.

— А он есть.

***

О проблеме Керченского моста

— Что собираетесь делать с проблемой Керченского моста? Читала, что Украина может подать иск.

— Да, но этот вопрос мы выносим на уровень Совета национальной безопасности и обороны. Это не полностью компетенция Министерства инфраструктуры. Здесь должны быть задействованы и Минюст, и МИД, и СНБО. Это очень сложный вопрос, особенно ограничения…

— Правильно ли я понимаю, под угрозой порты Мариуполя и Бердянска? Они будут заблокированы?

— На некоторое время да.

— То есть у нас останется только Одесса?

— И это очень страшно для региона, для Мариуполя. Что делать дальше? Обращаться в международные суды.

— Какие инстанции вы имеете в виду?

— Это могут быть инвестиционные арбитражи, международный суд ООН. Мы подготовили все документы, подали на СНБО. Решение должно приниматься на высшем уровне. Это очень серьезная проблема. Это будет еще один большой международно-правовой конфликт.

— Пока кажется так, что мы мало можем повлиять на эту ситуацию.

— Мы уже начали работу в Международной морской организации. Вся эта ситуация — очередной аргумент в пользу усиления санкций против РФ. Сейчас нам надо как-то диверсифицировать сообщение в Мариуполь, развить автомобильный и железнодорожный пути. Надо перенаправить деньги, чтобы совместить эту часть Украины с Николаевом, с Южным, с Черноморском, с Одессой.

Это блокирование не будет долгосрочным. Однако проход закроется почти на месяц, и нам необходим альтернативный вариант. Часть придется отправлять локомотивами, поэтому должны увеличивать подвижной состав. Уже сейчас это нужно планировать.

Они специально это все задумали, когда у нас выдался зерновой год. Много груза идет на порты. Это убытки для бизнеса, для государственных предприятий, для валютной выручки. А Мариуполю и так не сладко — город на линии фронта. А тут еще дополнительные трудности.


Об авторе
[-]

Автор: "Обозреватель"

Источник: inosmi.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.08.2017. Просмотров: 65

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta