О расправе над журналистом Джамалем Хашукджи

Содержание
[-]

Саудовский Югурта

Кронпринц Мохаммед бин Салман пожинает плоды убийства журналиста Джамаля Хашукджи. Снова всех купить и таким образом замять скандал не получилось — слишком много «красных линий» кронпринц в этот раз пересек.

«О продажный город, он вскоре погибнет, как только найдет покупателя». Эта фразу нумидийского царя Югурты о Риме (где Югурта всех чуть ли не демонстративно купил, чтобы избежать ответственности за свои демонстративные преступления) можно с легкостью применить и в отношении Запада.

Одним из таких современных Югурт является кронпринц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман аль-Сауд, которому ранее за большие деньги с легкостью сходили с рук его многочисленные преступления. И теперь вопрос в том, спустят ли ему с рук последнее из них — убийство саудовского журналиста Джамаля Хашукджи, которое уже вызвало колоссальный международный резонанс.

Скандал возник потому, что это убийство было совершено настолько наглым и демонстративным образом, что целый ряд представителей западного политико-журналистского сообщества не могли остаться в стороне. И решили, что кронпринц Мохаммед пересек все возможные «красные линии».

В результате сейчас мировой политический истеблишмент разделился на три части. Та из них, что связана с кронпринцем личной дружбой, многомиллиардными инвестициями и большими надеждами на плодотворное сотрудничество (тот же Дональд Трамп и ряд европейских политиков), всячески пытается погасить конфликт или как минимум вывести из-под удара самого Мохаммеда бин Салмана. Вторая группа состоит из личных противников кронпринца, искателей правды или же тех, кто хочет за счет удара по Мохаммеду реализовать другие свои задачи. Сюда относятся международные правозащитники, часть журналистского сообщества, а также лидеры некоторых стран, включая президента Турции Реджепа Эрдогана, — и все эти люди всячески пытаются раздуть скандал.

Наконец, третья группа — это сторонние наблюдатели, которые просто запаслись попкорном и ждут, чем разрешится эта история. Ведь некоторые из них — Россия, Иран и Китай — могут извлечь выгоды от победы любой из первых двух групп.

Новая надежда

Хронология самого происшествия известна и, в общем-то, никем не оспаривается. Как и мотив убийства. 2 октября Джамаль Хашукджи посетил с запланированным визитом консульство Саудовской Аравии в Стамбуле, намереваясь получить документ для заключения брака. Его невеста Хатижа Ченгиз осталась ждать на улице, однако жених из консульства так и не вышел. Охранники ей сообщили, что она якобы не заметила его ухода, однако она им не поверила, и вскоре вся история была предана огласке. Выяснилось, что перед приходом Хашукджи в консульство в Стамбул из Саудовской Аравии прибыла спецгруппа из 15 агентов, куда входило девять представителей силовых служб и специалист-патологоанатом. Именно последний, по всей видимости, и курировал избавление от тела, которое до сих пор не нашли. По разным версиям, труп был порублен и вынесен по частям в сумках либо ликвидирован в кислоте.

Абсолютное большинство экспертов считает заказчиком преступления кронпринца Саудовской Аравии Мохаммеда бин Салмана. И не только потому, что, по данным турецкой стороны, семь из 15 саудовских «туристов», прибывших в Стамбул, работали в охране кронпринца. И даже не потому, что кронпринц не мог не знать о планирующемся убийстве в консульстве. А потому, что именно Мохаммед был крайне заинтересован в том, чтобы Джамаль Хашукджи перестал писать и говорить.

Дело в том, что перед кронпринцем Мохаммедом стоит задача стать королем после смерти своего отца Салмана. А сделать это крайне непросто, ведь по саудовской традиции престол должен переходить не отца к сыну, а от сына основателя королевства — Абдельазиза ас-Сауда — к другому сыну. Нынешний король Салман — 25-й сын Абдельазиза и один из последних политически активных детей основателя королевства. Соответственно, встал вопрос: кто должен получить власть над Саудовской Аравией после того, как сыновья Абдельазиза (который, между прочим, умер аж в 1953 году) отойдут на тот свет? Старший сын старшего сына? И как дальше решать вопрос наследования, если принцев третьего поколения уже тысячи.

При любом логичном варианте 33-летний кронпринц Мохаммед — пусть и способный парень, но рожденный от 25-го сына короля Абдельазиза и его третьей по счету жены — вообще не имел никаких шансов на наследование. Однако незыблемое правило мировой политики — «право выше силы только тогда, когда за правом стоит еще большая сила» — сработал и здесь. Взяв под свой контроль силовые структуры, используя природный дипломатический талант и наработанные королем Салманом связи (в бытность принцем Салман часто выступал посредником в сварах между многочисленными сыновьями и внуками Абдельазиза), отец и сын смогли сломать сопротивление тысяч принцев, и Мохаммед был официально назначен наследником королевства. Недовольные были, но самых главных из них купили, а кого-то попросту арестовали «за коррупцию» и лишили состояния.

«Дворцовый переворот» поддержал и Запад, ведь молодому кронпринцу создали имидж современного правителя и реформатора. Он представил миру программу «Видение 2030», предполагавшую масштабные экономические, политические и социальные реформы в застрявшем в средневековье королевстве. И стал позиционироваться чуть ли не как Обама Ближнего Востока.

Ближний Восток нанес ответный удар

Проблема в том, что имидж разошелся с реальностью. Вот уже несколько лет Мохаммед фактически управляет делами королевства при тяжело больном отце, и за это время у него провал за провалом. Падение цены на нефть привело к серьезному экономическому кризису, стомиллиардному дефициту бюджета в 2017 году, а также падению ВВП. Под угрозой оказался сам общественный договор между саудитами и жителями королевства, в рамках которой принцы обеспечивают гражданам безбедную жизнь, а граждане не покушаются на власть принцев.

Не складывается и во внешней политике. Сирийская кампания, которую саудиты рассматривали как войну на периферии против Ирана, провалена. Москва и Тегеран не только обеспечили выживание правительства Башара Асада, но и перемололи в Сирии огромное количество террористов, являющихся инструментами саудовской внешней политики. Демонстративная порка Катара — члена просаудовского блока государств, который посмел перечить Эр-Рияду и пытался проводить самостоятельную внешнюю политику, — провалилась. Используя огромные доходы от экспорта сжиженного природного газа, турецкую военно-продовольственную помощь, информационные возможность «Аль-Джазиры» и грамотные инвестиционные вложения в западные страны, катарцы смогли не просто выжить под объявленной Саудовской Аравией блокадой, но и вполне неплохо жить. Демонстрируя при этом, что могущественный Мохаммед бин Салман не в состоянии справиться с маленьким полуостровом.

Однако самым болезненным поражением стал провал авантюры в Йемене, когда Королевство Саудовская Аравия (КСА) начало войну против йеменской группировки хуситов (контролирующих значительную часть территории северного Йемена и имеющих хорошие отношения с главными саудовскими врагами — иранцами). И дело даже не в том, что саудовские самолеты бомбят города и уничтожают тысячи мирных жителей — до этого нет никакого дела как гражданам Саудовской Аравии, так и мировому сообществу. А в том, что саудиты недооценили военные возможности хуситов. Которые не просто относительно успешно сопротивляются наземным операциям войск Саудовской Аравии, ее союзников и местных коллаборантов, но и регулярно совершают рейды на территорию самой КСА. А в последнее время стали еще и регулярно запускать по саудовским городам ракеты, которые уже долетают до Эр-Рияда.

Получается, что Мохаммед бин Салман не в состоянии даже обеспечить безопасность своей страны, не говоря о развитии экономики и защите интересов королевства за рубежом. Какой же из него получится король? И чем хуже себя чувствует король Салман, чем ближе момент наследования, тем сильнее будут распространяться такие настроения. И для того, чтобы стать королем, Мохаммеду нужны либо серьезные успехи (а сейчас они маловероятны — операция по выведению Южного Ирака из-под влияния Ирана закончится нескоро, как и совместный с Дональдом Трампом проект по экономическому удушению аятолл), либо новые репрессии с одновременным затыканием тех, кто слишком много знает о грехах Мохаммеда бин Салмана.

Именно таким человеком и являлся Джамал Хашукджи. Он был не просто колумнистом The Washington Post и ярым критиком кронпринца Мохаммеда, но еще и племянником крупнейшего торговца оружием Аднана Хашукджи, другом Усамы бен Ладена и человеком, приближенным к бывшему главе саудовской разведки принцу Турки бен Фейсалу аль-Сауду. В случае необходимости и по просьбе уважаемых людей Джамал Хашукджи легко мог нарушить саудовскую «омерту» и рассказать много интересного о связях еще более уважаемых людей с международным терроризмом, а также о коррупционных схемах, в том числе с участием западных стран.

Кронпринц, конечно, попытался договориться с Хашукджи по-хорошему, в частности, как говорят, предложил ему пост советника. Однако журналист отказался, после чего его участь была предрешена. Можно, конечно, спорить о том, собирались ли его сразу убивать в консульстве или же просто хотели устроить допрос с пристрастием, а затем вывезти в Саудовскую Аравию на суд, однако очевидно, что Хашукджи должен был замолчать. И он замолчал. Правда, замолчал так, что теперь о нем говорит весь мир.

Возвращение султана

Некоторые, впрочем, говорят активнее всего. Скандала бы не возникло, если бы к его разжиганию не приложила руку Анкара. Именно турецкие власти подхватили жалобы невесты Хашукджи и сразу же перевели их на публичный уровень, с обвинением Саудовской Аравии и лично Мохаммеда бин Салмана в убийстве журналиста. И у Эрдогана было как минимум две причины для подобного поведения.

Во-первых, турецкий президент мстил за унижение. Да, само убийство произошло на территории саудовского консульства, которое, по всем дипломатическим нормам, является территорией Саудовской Аравии, однако консульство все-таки находится в Стамбуле, на турецкой земле. И демонстративное преступление «гостей» там — плевок в лицо хозяину дома, то есть Эрдогану. Амбициозный турецкий лидер просто не имеет права это проигнорировать.

Во-вторых, Эрдоган мстил удачливому конкуренту. Не только Эр-Рияд претендует на пост лидера Ближнего Востока — этот титул оспаривает и Анкара. При этом борьбу за симпатии и признание лидерства на Западе выигрывал все-таки Мохаммед бин Салман. Если к нему относились как к реформатору и прогрессисту, то у Эрдогана (за которым много грехов, но среди них все-таки не числятся средневековые законы в собственной стране и массовые бомбардировки мирных жителей в Йемене) сложился имидж радикала и мракобеса. И сейчас при помощи раскрутки скандала вокруг убийства Хашукджи турецкий лидер наносит крайне опасный удар по тщательно выстроенному имиджу кронпринца Мохаммеда, показывая Западу, кто тут мракобес.

Именно турецкие уши, вероятно, и стоят за пресловутой аудиозаписью, которая зафиксировала пытки и убийства. Она находится у турок и, по их версии, была получена при помощи «яблочных» часов Хашукджи, которые находились у него на руке во время визита, все записали и отправили аудио в яблочное «облако», откуда информация и попала на айфон Хашукджи, находившийся в руках у его невесты. Представители Apple уже заявили, что такое технически невозможно, и запись, скорее всего, была получена благодаря прослушке, которую турецкие власти установили в консульстве, — однако это уже не важно. Сам факт наличия аудиозаписи (которую дали прослушать некоторым журналистам и западным политикам) особо не оспаривается. И Эрдоган может предоставить ее публике, если, конечно, кронпринц Мохаммед с ним не договорится о достойной компенсации.

Скрытые угрозы

Собственно, о ней договаривается не только Эр-Рияд, но и Вашингтон. Дональд Трамп уже отправил главу Госдепа Майка Помпео и директора ЦРУ Джину Хаспел к Эрдогану, чтобы обсудить способы замять историю с Хашукджи.

У американского президента есть несколько причин для подобной активности. Прежде всего это тесные личные связи между семьей Дональда Трампа и Мохаммедом бин Салманом (которые проходят через президентского зятя Джареда Кушнера). Наличие этих связей вкупе с тем, что Хашукджи был близок к Клинтонам и являлся также яростным критиком Дональда Трампа уже приводят к намекам некоторых СМИ о том, что убийство Хашукджи было согласовано с Белым домом. Намекам, крайне опасным для Трампа в свете ноябрьских выборов в Конгресс, особенно на фоне того, что, согласно соцопросам, республиканцам только-только удалось нагнать демократов по рейтингам в битве за Палату представителей.

Во-вторых, Мохаммед бин Салман нужен Трампу и в политическом плане. Саудовский кронпринц является одним из основных столпов подхода американского президента в палестино-израильском урегулировании. Подхода, который основан на единственной реальной формуле — принуждении палестинцев вести себя ответственно и признать статус-кво, в том числе принадлежность Восточного Иерусалима Израилю. И Мохаммед бин Салман — тот человек, который доносит устно и финансово эту реальность до привыкших жить на внешней помощи палестинских руководителей. Кроме того, Мохаммед бин Салман является важнейшим союзником Трампа в борьбе против Ирана. Единственным, по сути, союзником, кроме Израиля.

Наконец, в-третьих, Трампу нужны были саудовские деньги. Дело в том, что от американского президента уже требуют введения санкций против КСА и лично Мохаммеда бин Салмана. Причем требуют не только правозащитники и демократы, но и руководство ряда европейских государств (которые утверждают, что готовы «присоединиться» к ограничительным мерам). Однако в силу специфики саудовского режима и тамошней гордости саудовцы, скорее всего, ответят на санкции элементарным выводом капиталов и прекращением контрактов. Они уже выставляли такую угрозу в период Обамы, когда Конгресс собирался принять закон, позволявший американским гражданами обращаться в суд против КСА по обвинению в причастности королевской фамилии к событиям 11 сентября. Скорее всего, такая же угроза выставляется и сейчас — правда, по неофициальным каналам.

Война стандартов

В результате получилось, что американский президент оказался в ловушке. Вашингтон и Эр-Рияд пытаются найти из нее выход, и если не удастся договориться с Эрдоганом, то выходом станет элементарный вывод самого Мохаммеда бин Салмана из-под удара. Именно поэтому саудовская позиция претерпевает постоянные изменения. Сначала под гнетом доказательств и скандалов она эволюционировала от «мы ничего не знаем, отстаньте от нас» до «журналист действительно умер, но случайно, в результате спровоцированной им драки», а теперь она меняется на «убийство действительно было, но заказали его враги кронпринца для дискредитации уважаемого и всеми любимого наследника». Эта версия позволит объяснить исчезновение трупа и аудиозапись пытки с последующим убийством. Естественно, кронпринцу Мохаммеду придется осудить и посадить ряд приближенных, которых обвинят в предательстве, выплатить миллиардные взятки, однако вина с него при этом будет хотя бы частично снята. Кроме того, в качестве бонуса он получит возможность провести новую волну политических репрессий против тех своих соперников, которых назовут организаторами убийства Хашукджи.

Однако это не означает, что Вашингтону и Эр-Рияду удастся полностью нивелировать последствия этого убийства. Во-первых, от самого скандала уже выиграли третьи страны — и среди них не только Турция. Так, руки потирают иранцы — ведь удар по имиджу Мохаммеда бин Салмана был выгоден не только Эрдогану. В какой-то степени «просвещенный» кронпринц Мохаммед противопоставлялся аятоллам — и это несмотря на то, что уровень свобод в Иране гораздо выше, чем в Саудовской Аравии. И американцам теперь сложнее будет объяснить целесообразность союза с Эр-Риядом против Тегерана. В выигрыше и Китай — нынешнее поведение США еще больше дискредитирует американскую «правозащитную деятельность». И теперь, если американцы будет дальше раскручивать историю о китайских концлагерях в Синьцзяне, Пекин может посоветовать вашингтонским коллегам сначала вынуть саудовское бревно из их глаза.

Но главным бенефициаром, пожалуй, является все-таки Москва. Российские СМИ уже активно сравнивают поведение Запада в истории с якобы отравлением Скрипалей и в истории с Хашукджи. В первом случае никаких доказательств российского причастия, отсутствие у Москвы мотива для преступления и даже неочевидность самого факта преступления — но при этом мгновенные обвинения с санкциями. Во-втором же налицо очевидный мотив кронпринца Мохаммеда, наличие доказательств преступления в виде аудиозаписи, признание Эр-Риядом факта убийства (причем с регулярно меняющимися обстоятельствами) — но при этом никаких санкций. Явное доказательство двойных стандартов, которые еще больше подрывают западный образ и западную санкционную политику в глазах представителей стран третьего мира.

Что же касается самого Мохаммеда бин Салмана, то ему все-таки стоит помнить о судьбе Югурты, чья наглость в итоге переполнила терпение Рима и чья жизнь закончилась в Мамертинской тюрьме. Деньги, конечно, решают многое в этом мире, но они есть не только у саудовского кронпринца. И если он продолжит и дальше вести себя в таком духе, то, возможно, станет слишком токсичным. Даже для Трампа.

 


Об авторе
[-]

Автор: Геворг Мирзаян

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.11.2018. Просмотров: 31

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta