О работе и бизнесе российских эмигрантов в Ирландии

Содержание
[-]

Паб Земли: Как наши соотечественники устраиваются в Ирландии

Ирландия — страна на самом краю Европы, россияне знают о ней мало и активно осваивают лишь последние 15-20 лет. Сейчас, по некоторым оценкам, там проживает порядка 100 тыс. русскоязычных.

Что же ждет приезжих в Ирландии?Прежде всего плохая погода и прекрасные люди. А также, несмотря на безработицу, возможность построить карьеру и завоевать уважение и достойное место в обществе, если вы как минимум порядочный и неглупый человек, а как максимум еще и обладаете какими-то выдающимися способностями.

Все знают, что Ирландия — рай для любителей пива Guinness, виски и ирландских пабов. А также родина Бернарда Шоу, Оскара Уайльда, Сэмюэла Беккета и Джеймса Джойса. И конечно, какой русский не знает святого Патрика. Но еще Ирландия — родина Хеллоуина.

Нам довелось побывать на Изумрудном острове как раз в этот ответственный и напряженный период. Именно период — в Ирландии Хеллоуин, имеющий официальную дату 31 октября (канун Дня всех святых), неофициально начинает отмечаться за неделю, а то и дней за десять до нее. И отмечается еще несколько дней после. Просто ирландцы очень любят праздновать.

Все начинается безобидно. Сначала на каждом шагу вас преследуют волонтеры с надписями на одежде "Trick & Treat" (непереводимая игра слов, означающая шутливое вымогательство, с которым по традиции подкатывают дети к взрослым, выпрашивая сладости и прочие угощения на Хеллоуин). Потом вы все чаще встречаете людей, скажем так, непротокольного вида. Например, папашу, прогуливающего ребеночка: все бы ничего, только рубашка у папаши вся в крови и живописно изорвана, а в животе торчит тесак. Да и ребеночек тоже выглядит не ахти — допустим, с топором в голове или спине. Потом уже на улицах нет проходу от этаких семеек Адамс — с рожками на головах, с подрисованными или наклеенными шрамами на лицах, разорванными ртами, выкатившимися из орбит глазами, торчащими упырьими клыками... Это прогуливаются бабушки и дедушки, папы и мамы, их дети-подростки, младенцы в колясках — все они словно только что вышли из ада или вылезли из могил.

Коренные ирландцы считают делом чести проявить на Хеллоуин максимум креативности и оригинальности, с воодушевлением готовят свои костюмы (как наши дембеля делали себе парадку с "лапшой", лампасами, аксельбантами и прочей чепухой). Хвастаются своим уродством перед друзьями и соседями и огорчаются, когда выясняется, что в магазинах заканчиваются запасы красной краски и накладных шрамов и остались одни банальные маски вампиров китайского производства.

Но потом становится все тревожнее. Это когда вас перестают пускать в приличные места без хеллоуинского костюма, когда вы начинаете выглядеть белой вороной оттого, что недостаточно уродливы. Трудно сказать, почему именно у ирландцев такой болезненно-шутливый интерес ко всякой нечисти и ужасам — возможно, так изживаются мистические фобии. Это вопрос к этнографам и психологам. Но вот что поразило на хеллоуинском параде в Голуэе, самом западном и аутентичном ирландском городе на берегу Атлантики: стоявшие вдоль улицы детишки ни капли не боялись всех этих пристававших к ним ведьм, чертей, вампиров, зомби, оборотней. Похоже, тут дети с младенчества спокойно привыкают к мысли, что мир как раз и состоит из таких кошмарных типов и их совсем не нужно бояться.

Накануне Хеллоуина у местных общин принято проводить национальные дискотеки. В районе нашего Grasham Hotel на O'Connor Street Upper (здесь когда-то останавливались The Beatles и многие другие достойные люди) дискотеки нацменьшинств ежедневно сменяли одна другую. Сначала прямо в отеле состоялась китайская дискотека, затем в соседнем пабе — польская, наконец, в другом соседнем заведении — русская. Она, правда, не столько русская, сколько русскоязычная, но это не важно. Последние полгода русские дискотеки проводит DJ Роман Шухер, молодой энергичный парень с Украины. По его словам, иногда удается немного заработать — в основном почему-то в провинции, но почти никогда в Дублине. Вот и сегодня — минус €300. Видимо, слишком велика конкуренция.

Вообще, народу было не слишком много — человек 50-80. Удалось пообщаться почти с половиной. Никого из России не встретил — в основном из Латвии и Литвы, один парень из Молдавии. На вопрос, насколько реально новым приезжим найти работу, ответы были диаметрально противоположными. Одни утверждали, что без проблем, другие — что нереально, в стране до сих пор кризис. Но никто не выразил желания вернуться. Для них это уже родной Хеллоуин.

Элита made in Russia

Нам довелось пообщаться в Ирландии с русскими самого разного возраста, с разным социальным статусом, жизненным опытом, профессиональным уровнем и карьерными установками. И понятно, с разными представлениями об Ирландии и планами в границах этой страны. Однако выяснилось, что русских, которые завоевали достойное место в обществе, довольно много.

Начнем с истории. Один из самых сильных местных брендов создал русский матрос Иван Бешов, участник восстания на броненосце "Потемкин" в 1905 году. Бывший механик нашел прибежище в Ирландии, посидел в тюрьме, а затем открыл свою первую закусочную fish-n-chips. Из нее выросла целая сеть Beshoffs, самая знаменитая в Ирландии. А потом, уже при его внуках, семейная компания разрослась в империю Beshoff Bros., и у нее есть, например, подразделение, торгующее в Англии люксовыми автомобилями. Иван Бешов так и не овладел в совершенстве английским, но местные уважали его за предпринимательскую жилку и способность перепить любого ирландца. Умер он в 1989 году в возрасте то ли 104, то ли 106 лет — никто не знал его настоящего года рождения, включая самого Бешова.

Есть масса других примеров успешного освоения Ирландии русскими. Анна Руни из Сочи вышла замуж за ирландца и вскоре завоевала авторитет, обосновавшись в графстве Монахан. Она занялась волонтерством, общественными проектами, спортом и вообще развила необычайную активность. В 2009 году ей предложили выставить свою кандидатуру на выборах в орган местного самоуправления. Так она стала первой русской—депутатом местного парламента. За время депутатства она познакомилась с теперь уже бывшим президентом страны Мэри Макэлис, представляла Ирландию в Брюсселе на конференции по интеграции мигрантов.

Один из лучших саксофонистов Ирландии — Антон Печельтиц, Елена Дегтярева — обладательница титула "Танцовщица года", Олег Пономарев — известный в стране скрипач-виртуоз, Виталий Севастьянов и Анна Степунина — чемпионы Ирландии по бальным танцам, Александр Бабурин — сильнейший шахматист и единственный гроссмейстер в стране. Еще есть футбольный клуб "Динамо Дублин", клуб по мини-футболу "Совьет Юнион", страйкбольный клуб "Коса", ставший чемпионом Ирландии (страйкбол — военно-спортивная игра, напоминает пейнтбол), а также масса других спортивных и культурных организаций, которыми рулят русскоязычные граждане.

***

Вообще, ирландцы доброжелательны ко всем приезжим, в том числе к русским. Тут надо еще понимать, что такое Ирландия. Маленькая страна с населением около 5 млн человек (хотя по всему миру, как считается, ирландцев около 80 млн — только в США их около 36 млн человек, еще много миллионов в Англии, Австралии, Канаде, Аргентине и других странах). То есть в самой Ирландии населения чуть больше, чем в Литве или Грузии. И вообще, после Лондона Дублин с его полумиллионным населением кажется глухой провинцией. Но это на первый взгляд. Потому что вскоре начинаешь воспринимать обаяние этого города. На маленьком пятачке сосредоточено не меньше центров развлечений, чем в Лондоне, но жизнь неторопливая, народ спокойный и душевный, почти до любой точки можно дойти пешком либо немного проехаться на трамвае или на таких же двухэтажных автобусах, как в Лондоне. Да, еще погода неважная, признают местные смиренно: ни зимы, ни лета, температура моря обычно не выше 15 градусов Цельсия.

И к России у ирландцев есть любопытство как к огромной державе, да еще и противостоящей, как им кажется, англосаксонскому миру (с которым у них непростые отношения, несмотря на то что ирландцы успели перемешаться и с англосаксами, и с норманнами), глобализму и империализму. При этом ирландцы невероятно талантливы во многих областях, особенно в искусстве и спорте. "Кельтские" группы, играющие в обычных пабах вроде Madigan's и Murrey's, в заведениях в квартале Temple Bar, достойны выступать на мировых аренах. Ну про U2 и Пола Хьюсона, он же Боно,— отдельный разговор. Но большинство талантливых парней-рокеров рвут душу в клочья в небольших барах перед мизерной аудиторией и почти ничего на этом не зарабатывают.

Что касается спорта, то характерный пример — боксерский клуб Smithfield, расположенный в Aughrim Street Sports Hall в Дублине. Игорь Хмиль работает там с 2008 года. По его словам, ирландцы — отличный материал для бокса (об этом хорошо знают в Америке, там помнят и чтят великих чемпионов ирландского происхождения). "Они совершенно бесстрашны,— говорит Хмиль.— Иногда даже излишне. Если на первом же занятии ты не поставишь ирландского мальчишку в настоящий спарринг, он больше не придет в зал. Они любят драться, но им не хватает тактики и техники, методики подготовки". Поэтому Ирландия никогда не была серьезной боксерской державой в любительском боксе — до тех пор пока тут не появились тренеры—представители советской школы бокса. Заур Антия из Грузии быстро завоевал авторитет в местной федерации бокса и вывел сборную страны на новый уровень, что показали Олимпиады в Пекине (2008) и Лондоне (2012). Игорь Хмиль занимает пост в спортивном отделе городского совета Дублина. Один из его воспитанников, тяжеловес Кирилл Афанасьев из Питера, в свой 21 год уже шестикратный чемпион страны. После таких успехов удалось добиться приличного финансирования бокса — Хмиль уже провел несколько международных турниров с участием ирландских и восточноевропейских бойцов. Первые номера национальной сборной получают до €40 тыс. в год.

***

Правда, Ирландия все же не та страна, где большие достижения могут сделать тебя миллионером. Это не Америка. Хотя занятия проводятся на коммерческой основе (для взрослых — €10 за тренировку), выручки едва хватает, чтобы покрывать аренду зала. Так что это скорее хобби, волонтерство. А на жизнь Игорь Хмиль вначале зарабатывал на стройках, а теперь — в горсовете.

Но все же больше примеров, когда полученное на родине мастерство позволяет прокормить себя на чужбине. Шахматист Александр Бабурин вспоминает, как в конце 80-х — начале 90-х наши шахматисты, не входящие в элиту, получили возможность выезжать на международные турниры и там зарабатывать. На одном таком турнире Александр Бабурин познакомился с председателем шахматной федерации Ирландии, и тот пригласил Бабурина поиграть за его страну. В 1993 году Александра оформили на работу тренером по контракту с федерацией. Переехал с женой и трехлетним ребенком. Через год лафа закончилась: завершившийся контракт фиктивно продлили, но деньги нужно было зарабатывать самому. Пришлось искать призовые турниры, учеников, писать статьи в шахматные журналы, организовывать кружки в школах. Чтобы создать компанию, нужно было оплатить страховку (€500 в год), пройти проверку в полиции. В школу с улицы прийти невозможно, все делается по знакомству, по блату, как в СССР. В итоге за 15 лет Бабурин выстроил удачную бизнес-модель — виртуальную школу, где около 10 преподавателей (бывшие ученики) имеют порядка 600 учеников в разных школах. Каждому преподавателю Бабурин платит €40 за занятие (родители, понятно, платят много больше). Среди занимающихся много детей из Восточной Европы, Китая и Индии. У выходцев оттуда не бывает неблагополучных семей, это только ирландцы могут себе позволить бедность.

Александр устраивает турниры для детей, организовал переходящий кубок, на который приезжают играть дети со всей страны и даже из Белфаста, из Северной Ирландии. Теперь уже в бедных районах школы сами оплачивают шахматные уроки способным ученикам.

Козырь Александра Бабурина — советская школа шахмат, системная фундаментальная подготовка, скрупулезная "дрессура"; даже великий Бобби Фишер готовился по нашей системе. После того как бизнес-схема заработала, возвращаться в Россию или переезжать в другую страну стало бессмысленно. В России Бабурин бывает с семьей каждый год и рад, что взрослые сын и дочь говорят по-русски.

Простой Изумрудный остров

В целом Ирландия — та же Англия, только проще. Сначала так не кажется, но когда начинаешь разбирать слова "бус", "пуб", "суч" и "фук", становится легче. Как говорят местные русские, люди здесь добродушные, позитивные, но такие же раздолбаи, как в России. Бывает трудно что-то организовать или чего-то добиться, связи и знакомства важны так же, как в СССР в 70-е.

Проще здесь и с визовым режимом. Многие местные русские переехали сюда из-за того, что было трудно закрепиться в Англии. Здесь охотнее принимают людей с редкими или ходовыми специальностями. Для состоятельных все еще проще. Во-первых, виза инвестора. Раньше для ее получения нужно было вложить €2 млн в бизнес или €1 млн в госактивы и бумаги, с этого года требования снизили двое: €1 млн и €500 тыс. Также есть виза предпринимателя: необходимо вложить в бизнес €350 тыс. или €75 тыс., если речь идет о высоких технологиях. Виза выдается сначала на год, потом еще на два, дальше — на пять лет, и уже с этого момента можно подавать заявление на гражданство (в Ирландии разрешено двойное гражданство). Ирландский паспорт открывает въезд в 172 страны (плюс есть около 15 стран, куда можно ездить без виз с российским паспортом).

С налогами тоже легче, чем в других странах. Налог на прибыль составляет 12,5%, и это главная причина, почему сюда примчались крупнейшие международные компании. Подоходный очень высокий — вместе с социальными отчислениями он начинается с 38% при минимальном доходе, максимальное значение — почти 70%. Но зато не облагаются налогами гонорары от продажи интеллектуальной собственности (например, выступления артистов). Местные поговаривают, что это сделано специально для Боно, солиста группы U2,— чтобы не вздумал покинуть родину. Максимальная ставка НДС — 23,5%, однако для ряда товаров и услуг (общепит, туризм, некоторые другие сферы) действует льготная ставка 9,5%. А на базовые продукты — 0%.

Теперь недвижимость. Аренда студии в Дублине — €800-900 в месяц. Дом с двумя спальнями реально снять за €1200. Купить приличный домик в хорошем районе можно за €400-700 тыс. (€3,5-4 тыс. за метр площади), ну а в деревне можно найти варианты гораздо интереснее.

Все это нам рассказывает Сергей Тарутин, долго живший в Англии, работавший на Лондонской бирже, поднимавший биржевое дело в России, а затем открывший издательский бизнес в Ирландии. В 2001 году он наладил выпуск русской "Нашей газеты", через три года — литовской "Лиетувис" и латышской "Свейкс", затем еще нескольких изданий на других восточноевропейских языках. Тарутин — один из главных собирателей русскоязычного сообщества, входит в совет директоров Ирландско-русской бизнес-ассоциации. По его мнению, нынешний год должен стать удачным для Ирландии: "Он был хорош для туризма — до конца года в Ирландию приедет 10 млн человек".

***

Действительно, в Ирландии есть что посмотреть. Рядом с Дублином есть симпатичные городки, такие как Брей и Хоут. Последний — фактически рыбацкая деревушка, где рестораны предлагают блюда из свежевыловленной рыбы и морепродуктов. На юге острова — город Корк, считающийся культурной столицей и конкурирующий с Дублином (как Санкт-Петербург с Москвой). На крайнем западе — Голуэй, окрестности которого напоминают лунный пейзаж, рядом — фантастические клифы (утесы) Мохер, а на пароме оттуда можно добраться до Аранских островов, знаменитых выделкой овечьей шерсти и еще тем, что народ там по-прежнему говорит на гэльском языке.

Туризм становится все более привлекательным для инвесторов. NAMA (агентство "плохих" активов) забрало у банков заложенную недвижимость — ее можно приобрести по сходной цене, чем и пользуются, в частности, те, у кого есть интерес к отельному бизнесу. Семья Батуриных купила Morrison Hotel за €25 млн и ввела его в систему Hilton. Китайцы купили за €10 млн пятизвездный Fota Island в Корке. Есть много других интересных предложений.

В Ирландии ценят специалистов в сфере IT. Сами ирландцы, по словам людей, близких к этой отрасли, сильны в IT-дизайне. Скажем, наши пишут программу — "начинку" продукта, а местные делают из него конфетку.

Причины кризиса в Ирландии подробно объясняет Константин Гурджиев — один из самых влиятельных экономистов в стране. Это неутомимый человек, он работает одновременно в исследовательских институтах и в колледже Trinity в Дублине, а также редактором и директором старейшего издания Business & Finance, кроме того, он пишет колонки в The Sunday Times и Village Magazine. Еще он создал компанию по управлению личными активами, которую через 15 месяцев, в прошлом году, продал.

По словам Гурджиева, кризис в Ирландии начался в начале 2007 года, еще до того, как накрыл банки в Великобритании и на континенте. Слишком многое было завязано на недвижимость, фондовый рынок резко пошел вниз, обозначился спад сразу в нескольких сферах экономики (в строительстве он начался еще в 2006 году), возник дефицит средств, выросла безработица, отсюда — падение потребления. А все потому, что с 1998 года не было экономического роста, а были финансовые пузыри, особенно среди доткомов. В 2003 году прошли выборы, новое правительство ввело новые налоговые льготы на инвестиции в недвижимость и на ипотеку, но размер выдаваемого кредита сплошь и рядом был намного больше, чем позволял доход семьи. В итоге в Ирландии сейчас очень высокий уровень задолженности населения.

То, на чем пыталось поднять экономику ирландское правительство, оказалось бесперспективным. Американские компании, польстившись на низкие налоги, поддерживают экономику, но экспорт товаров падает, внутренний продукт и инвестиции тоже. Две трети экономики не растут. К тому же в международных компаниях половина сотрудников — экспаты, они не связаны с экономикой страны, поскольку через год-два уезжают.

Но у молодых приезжих, не связанных с экономикой страны, свои понятные интересы. Роман Мамедов из Иркутска получил годовую визу для изучения языка в колледже Trinity в Дублине, самом престижном вузе страны (основан в XVI веке королевой Елизаветой). Полгода учится, полгода — каникулы. Оплачивает обучение и проживание из личных сбережений и кредитных средств. Снимает за €500 маленькую студию в центре Дублина. Быстро сориентировался и открыл агентство по привлечению российских студентов в колледж (стоимость обучения — €2 тыс. за полгода). Кроме того, работает стрингером для канала Lifenews, отправляет им видеосюжеты.

Александра Сарана приехала в Trinity по программе обмена с родным факультетом журналистики МГУ. Обучается на факультете кино, театра и музыки и через три месяца вернется в Москву, после чего сможет вновь приехать в Дублин. Но уже сейчас понимает, что не приедет, поскольку считает, что все, чему ее тут учат, она уже узнала в России. Хочет отправиться в магистратуру в США, но работать на телевидении предпочла бы в Англии, которая, по ее словам, в этой области впереди планеты всей.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Гендлин

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 15.08.2014. Просмотров: 345

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta