О путях урегулирования ситуации в Восточной Украине: Боснийский сценарий для Донбасса

Содержание
[-]

Американский дипломат с опытом урегулирования в бывшей Югославии едет в Киев

В конце недели Киев посетил с визитом зампомощника госсекретаря США по военно-политическим вопросам Тина Кайданов. Ее европейское турне началось с Германии, затем продолжилось в Эстонии, а оттуда Кайданов отправился в Украину. В Киеве обращают внимание не столько на нынешнюю должность гостьи, сколько на ее длительный стаж работы в американском внешнеполитическом ведомстве и специфический опыт.

С 2009 по 2011 год Тина Кайданов работала помощником госсекретаря США по вопросам Европы и Азии. Она была сопредседателем Минской группы ОБСЕ от США, занимающейся урегулированием карабахского конфликта, а до того работала спецпредставителем США в Приштине (столица Косово), затем послом США в Косово.

Еще раньше Кайданов в течение трех лет входила в руководящие органы специальной миссии США в Боснии и Герцоговине. Не удивительно, что сейчас некоторые украинские эксперты вспомнили о боснийском сценарии урегулирования, который в теории может быть применен к конфликту в Донбассе. О вероятности такого сценария еще два года тому назад сказал «НГ» руководитель Института украинской политики Константин Бондаренко. Он напомнил, что войну между Боснией и Герцоговиной прекратили внешние игроки согласно Дейтонским соглашениям: воюющую страну признали конфедерацией, а на время урегулирования в регион был введен 60-тысячный контингент миротворцев НАТО.

По мнению Бондаренко, в Украине подобный сценарий мог бы быть урегулирован по Минским соглашениям, если бы все стороны выполняли их пункты буквально так, как записано, и в той последовательности, в которой они изложены. В таком случае ДНР и ЛНР получили бы искомый особый статус. Сразу после подписания Минских соглашений Бондаренко сказал «НГ»: «Мне это напоминает дейтонский сценарий 1995 года: Босния и Герцеговина формально остались в составе единого государства, но каждая часть стала самоуправляемой, автономной. При этом реальные рычаги влияния были переданы в руки третьей, независимой стороны – в том случае в руки ОБСЕ. К чему-то подобному, возможно, готовят Украину. Сценарий может предполагать, что Донбасс останется в составе Украины, но на правах региона со спецстатусом. А де-факто ситуация будет управляться извне».

Когда такой сценарий стал обсуждаться в 2015 году, он вызвал шквал критики в Киеве. Украинская власть сразу жестко заявила, что ни легитимизация ДНР и ЛНР, ни признание их особого статуса Минскими соглашениями не предусмотрены. Руководитель Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко пояснил, что опыт урегулирования по дейтонским соглашениям не может быть применен в Донбассе: «Там не было России. Сербия была слаба и не могла продолжить ту войну. И в условиях, когда не было внешнего фактора агрессии, Европе удалось разрешить конфликт. У нас другая ситуация. Есть российский фактор. Поэтому дейтонский или боснийский сценарий нам не подходит». Он отметил, что признание ДНР и ЛНР под внешним давлением не привело бы к разрешению конфликта, вместо этого в Украине возникли бы новые линии разлома: «Политики помнят о ситуации с Крымом. Достаточно широкая самостоятельность органов власти полуострова была использована Россией против Украины. Фактически боевики (ДНР и ЛНР. – «НГ») хотят использовать прецедент с автономией, чтобы в любой момент разрушить Украину. Им не удалось это сделать войной, поэтому есть другой сценарий. Формально вроде территориальная целостность остается, но потом будет ползучий сепаратизм».

Украинская власть в 2016 году четко сформулировала свое видение выхода из кризиса в Донбассе: вначале выполнение всех пунктов Минских соглашений, связанных с обеспечением безопасности (на этом этапе предполагается прекращение помощи ДНР и ЛНР со стороны России, демонтаж системы республик и восстановление контроля ОБСЕ за регионом и над украинско-российской границей); затем выполнение всех политических обязательств Киева (проведение выборов местных органов власти, наделение новых руководителей расширенными полномочиями согласно закону об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей).

Команда Барака Обамы в ожидании выборов в США не предприняла решительных шагов ни в том, ни в другом направлении. Поэтому ситуация остается в подвешенном состоянии: стороны обмениваются ультиматумами, принятые в Минске решения не выполняются, а «нормандский формат» не демонстрирует активности в ожидании новой линии команды Дональда Трампа.

Пока длится пауза, в Киеве внимательно следят за заявлениями американских чиновников. Особую тревогу вызвали слова нового госсекретаря США Рекса Тиллерсона, обращенные к главам МИДов стран «большой семерки» (накануне визита Тиллерсона в Москву в апреле): он поинтересовался у коллег, почему американских налогоплательщиков должен интересовать конфликт в Украине. Многие восприняли это как готовность Вашингтона сдать украинские позиции.

Директор военных программ Центра Разумкова Николай Сунгуровский в комментарии «Слову и делу» призвал не торопиться с выводами: «Грубо говоря, Тиллерсон дал понять: США не собираются быть фондом помощи Украине… Если это европейский вопрос, то пусть Европа тоже принимает участие в его решении». При этом, как полагает Сунгуровский, Вашингтон не меняет своего отношения: для американской власти важна не Украина сама по себе, принципиальным остается вопрос о недопустимости нарушения мирового порядка. Высказывание Тиллерсона, как считает эксперт, стало «зондированием почвы: во сколько обойдется кампания в Украине» и кто захочет за нее заплатить.

В этом контексте в Киеве воспринимают визиты Тины Кайданов в Германию, Эстонию, затем в Украину. Официально сообщается, что она планирует обсудить с властями названных государств программы военной помощи. «В Эстонии и Украине посол Кайданов встретится с чиновниками гражданских ведомств и министерств обороны для обсуждения широкого спектра военно-политических вопросов, в том числе региональных стратегических приоритетов, а также помощи в сферах безопасности, сотрудничества между оборонными ведомствами и связанными с этим вопросами», – сказано в официальном сообщении американской стороны.

Бюджет США на 2017 год предусматривает выделение Украине 350 млн долл. помощи на усиление безопасности и обороны. Эти средства не могут быть потрачены на поставки летальных видов вооружений. Но украинская сторона продолжает просить Вашингтон о таких поставках. В начале апреля с визитом в США побывал министр обороны Украины Степан Полторак, затем – министр финансов Александр Данилюк. Оба убеждали американскую сторону в том, что военная помощь Украине нужнее экономической и финансовой помощи.

В конце марта Верховная рада подкрепила эту позицию обращением к Конгрессу США с призывом признать Украину стратегическим партнером вне НАТО.

Эксперты в Киеве считают, что Вашингтон не станет предоставлять Украине статус особого партнера (по крайней мере до тех пор, пока у американцев остаются сомнения и прямые претензии по поводу коррупции и проволочек с реформами в Украине). Но при этом будут помогать Киеву укрепить обороноспособность. Научный руководитель фонда «Демократические инициативы» им. И. Кучерива Алексей Гарань считает, что переломным моментом стала химическая атака и ответный американский удар в Сирии: «Администрация Трампа поняла, что с Москвой сложно идти на договоренности… Россия – непрогнозируемый игрок. И то, что Трамп это осознал, очень важно для Украины».

В момент упомянутых Гаранем событий президент Петр Порошенко подписал программу сотрудничества между Украиной и НАТО на текущий год. Документ предусматривает обязательства украинской власти провести ряд коренных реформ, выходящих за рамки оборонной сферы. Военный эксперт Олег Жданов сказал изданию «Апостроф», что выполнение этой программы Киевом станет «лакмусовой бумажкой для США: будем выполнять – получим партнерскую помощь, не будем – сможем рассчитывать только на свои силы». Он отметил, что от команды Порошенко требуется шаг за шагом выполнять обещания, а в результате в Украине появится новая армия и сама страна изменится. «В стратегическом плане США нужна буферная зона с хорошо вооруженной и боеспособной армией для того, чтобы в случае чего либо пугать Россию, либо отразить реальное нападение. НАТО будет за спиной в качестве партнера, но рассчитывать на членство мы не сможем. Тут не стоит питать иллюзий. Они будут помогать, подсказывать, вооружать и комфортно чувствовать себя за нашей спиной, а мы – выполнять роль щита, который прикрывает НАТО в Европе», – считает Жданов.

Говоря об этой роли, источники «НГ» в Киеве отмечают, что дейтонский сценарий урегулирования в Донбассе может быть задействован в качестве тактического шага. А стратегия, вероятно, предусматривает балто-черноморскую дугу, о которой говорят уже много лет.


Об авторе
[-]

Автор: Татьяна Ивженко

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 01.05.2017. Просмотров: 31

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta