O проблемe консолидации рядов белорусских демократических сил и стратегии победы штаба Светланы Тихановской

Содержание
[-]

Советник Светланы Тихановской: Мы держим в голове идею инаугурации

В чем состоит стратегия победы штаба Светланы Тихановской, надо ли ей заступать на пост президента Беларуси и как объединить противников Лукашенко, DW объяснил Франак Вечерка.

Франак Вечерко, советник экс-кандидата в президенты Беларуси Светланы Тихановской, в интервью DW рассказал, какой видит стратегию победы ее штаба, когда Тихановской имеет смысл приступить к исполнению обязанностей президента и как расценивать нынешний уровень единства оппонентов Александра Лукашенко.

Deutsche Welle: Насколько важна сейчас проблема консолидации рядов для белорусских демократических сил?

Франак Вечерка: Она была важна летом и осенью 2020 года, она важна и сейчас. Единство сил - ключевой момент, делающий успешным нашу революцию. Именно объединение штабов Бабарико, Тихановской и Цепкало вдохновило людей выходить на улицы и присоединяться к демократическому движению. Слава богу, это единство уже девять месяцев после выборов удается сохранять.

- В какой степени вас удовлетворяет нынешний уровень единства?

- Абсолютно удовлетворяет. Не понимаю тех, кто говорит, что нет единства. Наоборот, мы сами просили, чтобы люди создавали свои структуры, партии, объявляли о своих инициативах. Отличие нашей революции от прочих в том, что она имеет децентрализованной характер, она была без лидеров с самого начала. Светлана Тихановская - это скорее спикер народа, представляющий его интересы, это зонтик, под которым объединяются все, кто за свободную демократическую Беларусь.

Поэтому я сейчас полностью доволен той конфигурацией, которая есть. Но очень важно, чтобы структуры в Беларуси могли действовать безопасно. Я бы назвал главной проблемой не единство, а коммуникацию и безопасность, чтобы работать в рамках единого движения, не подставляя людей.

- В меморандуме о консолидации, подписать который предложил методолог Владимир Мацкевич, есть пункт, что оппозиционные структуры обязуются не действовать друг против друга. Такого рода действия есть?

- Белорусский народ хочет видеть единство демсил, о нем надо напоминать, когда люди находятся в разных местах - в Минске, Вильнюсе, Варшаве, Риге. Именно для этого мы хотели подписать меморандум, плюс он должен иметь символическое и практическое значение - быть началом широкого движения, куда бы включились новые инициативы, появившиеся уже после выборов. Например, я знаю восемь крупных инициатив самиздата, четыре сети киберактивистов, которые борются с дезинформацией. Для них всех нужно найти место в этом движении. Ведь нашу революцию делают не политики, а обычные люди. Я думаю, для них этот меморандум в первую очередь и должен быть написан.

- Мацкевич сказал, что существует четыре проекта меморандума. Наверняка у вас есть своя версия. Когда его подпишут, если подпишут?

- У меня только одна версия меморандума. Мы были готовы к подписанию на прошлой неделе, но визит Лукашенко в Москву плюс какие-то политические события отложили это. Думаю, что в ближайшие неделю-две точно решим этот вопрос. Но еще раз подчеркну: главное - не принимать документов ради документов и не плодить структур ради структур. Самое ужасное, когда борьба превращается в бюрократию.

Поэтому меморандум имеет смысл только тогда, когда будет следующий шаг - мобилизация вокруг кампаний. Наша нынешняя кампания - за переговоры о новых выборах. Мы бы хотели, чтобы основой меморандума стал именно призыв к мирному разрешению кризиса и выборам.

- Многие организационно воспринимают консолидацию демсил как некую вертикаль - есть лидер, остальные под его крылом. Помните, в 2006 году был единый кандидат в президенты Александр Милинкевич. Насколько целесообразно создавать некую единую структуру во главе со Светланой Тихановской, чтобы все прочие оппозиционные деятели вошли в эту структуру и отвечали за определенные сферы деятельности?

- В белорусских реалиях вертикаль не сработает, сработает горизонтальное сотрудничество в рамках единой стратегии. Именно так было организовано протестное движение летом и осенью прошлого года и кампания сопротивления весной этого. Разные инициативы занимаются разными делами, коммуницируют между собой, согласовывают раз в месяц планы, есть их лидеры, спикеры. Сейчас два основных спикера - Павел Латушко и Светлана Тихановская.

Строить вертикаль ошибочно, потому что Лукашенко разрушить ее намного проще - если будет одно движение, не дай бог, еще с членством. Мы просто убьем на корню всю природу нашего сопротивления - горизонтали без лидеров. Оно объединено идейно, это единственный шанс победить. Единство должно быть в единой стратегии, когда мы все разделяем единые цели: протест должен быть мирный, Лукашенко должен уйти, нужны новые выборы. Если это так, то вообще не будет вопроса о единстве.

- Латушко перед визитом Лукашенко в Москву, вокруг которого была масса слухов и алармистских заявлений, предложил Тихановской провести инаугурацию и вступить в должность президента Беларуси. Что вы думаете по этому поводу?

- Этот вариант остается в запасе, но к чему он ведет? Нам сейчас нужно четко выбирать: если международная встреча, то ради чего; если меморандум, то как он нам помогает; если мы делаем какое-то совместное заявление или кампанию, то приблизят ли они нас к победе и новым выборам. Это относится и к инаугурации. Нужно быть готовыми к тому, что если возникнет реальная угроза независимости и суверенитету, возможно, это останется единственным правильным шагом. А сейчас нас и так везде встречают на должном уровне.

Прямо сейчас мы находимся в парламенте Италии. Тихановскую принимают как главу государства и обращаются как с президентом. Ей не нужна инаугурация для международного признания, внутри страны она имеет такую же легитимность. Мне говорят, что каким-то генералам нужно, чтобы она назвала себя президентом, чтобы они перешли на нашу сторону. Я в этом не уверен. Те, кто признают ее победу и поддерживают перемены, они и так это делают. Поэтому мы держим в голове идею инаугурации, но пока что можно справляться и без этого.

- Критики штаба Тихановской, например Ольга Карач, утверждает, что ее команда действует почти как администрация Лукашенко, не оставляя поля для небольших структур. Что вы можете на это ответить?

- Есть офис Тихановской, который именно помогает ей быть спикером белорусского народа, совершать поездки, делать сообщения. А есть инфраструктура, которая включает волонтерское движение, проект по работе с рабочими, менторскую программу для местных сообществ, которую офис реализует вместе с Координационным советом (КС), НАУ, минскими инициативами (туда входят порядка 40 местных сообществ, которые раньше мы называли "дворами"). И есть сам КС - зонтичная организация, где представлены интересы всех основных групп.

Тихановской не надо быть и парламентом, и исполнительной властью, и суперлидером. Возможно, критика и справедлива, но нужно искать решение именно в реструктуризации, реорганизации КС, чтобы никто не остался за бортом. Потому что появляются новые лица, блогеры, политики. И, возможно, им не хватает места в той экосистеме и инфраструктуре, что была создана в августе 2020 года. Конечно, реформировать ее надо, но не превращаться в формализованную вертикальную структуру, которая просто утонет в бесконечных дискуссиях.

- Как определить, кого можно интегрировать в общую экосистему, а от кого лучше держаться подальше? Ведь все больше появляется громких инициатив и энергичных людей, выступающих временами просто с шокирующими заявлениями и проектами. Как отмежеваться от тех, кто просто ловит хайп на борьбе белорусских демсил, дискредитируя эту борьбу?

- Есть такая проблема, мы ее чувствуем. Многие персонажи и публичные фигуры, участвующие в общественной жизни и комментирующие события, появились совсем недавно и оказались за бортом. Включать людей в какие-то формальные структуры или в КС нужно, если они разделяют наши ценности и совместную стратегию.

Ценности - демократия, уважение друг друга и другого мнения, мирная борьба, а не действия, которые приведут к еще большим жертвам, разрешение кризиса в Беларуси через выборы. Люди, которые хайпуют, они этот набор ценностей не разделяют и точно под ними не подпишутся. Но, знаете, есть и другой момент - много провокаторов. Против нас работает 10 тысяч сотрудников КГБ, вся система спецслужб Лукашенко, созданная им за почти 27 лет из лояльных людей и хороших специалистов, чтобы дискредитировать, разделить и уничтожить нас. Против нас работает все государство, которое он выстраивал.

Поэтому, конечно, идеально, стерильно и ясно все не будет. И вот здесь всем нужно проявлять политическую зрелость, амбиции откладывать в сторону, уметь уступать, договариваться и искать компромиссы. Месяцы единства после выборов - доказательство того, что наши политические и силы и лидеры такой зрелостью обладают.

- Вы не раз использовали термин "стратегия". Ее отсутствие - еще один из упреков в ваш адрес. Критики настаивают, что у команды Тихановской стратегии нет. Что скажете?

- Есть стратегия. Очень четкая, она ни разу не изменялась, но по-разному называлась. В первые месяцы после выборов она была сформулирована в плане победы, который обновлялся несколько раз на протяжении осени. Сейчас стратегия более долгосрочная, она включает в себя кампанию по принуждению режима к диалогу через давление - внутреннее и внешнее. Конечная цель - переход страны на демократический путь развития через новые выборы. Но сценариев, дорог от пункта "а" до пункта "б", где новые выборы, может быть очень много.

Чтобы победить Лукашенко, надо наращивать ресурсы - материально-технические, человеческие, инфраструктурные, привлекать на свою сторону людей, которые сейчас его поддерживают. Это можно делать через раскол элит, давление на них, предложение им лучшего будущего, в том числе гарантий безопасности. Нужно также на самом нижнем уровне выстроить горизонтальные связи местных сообществ, именно поэтому мы такое внимание уделяем самиздату и "дворам". Это все части стратегии, и когда говорят, что у нас ее нет, это абсолютная неправда.

Конечно, планы вокруг этой стратегии не могут не меняться, потому что изменяется контекст. в последние пару недель власти муссируют тему попытки госпереворота. Это меняет нарратив режима, и мы должны изменять наш нарратив. Тут очень хорошо можно играть на контрасте - они за агрессию и насилие, а мы за мирное решение, они за изоляцию и закрытость - мы за открытость. То есть мы можем послать свои месседжи независимо от режима, а можем играть на противопоставлении. Это все тоже часть стратегии.

- Так выглядит, что победа - дело не одного дня. После революции, сразу не победившей, обычно следует период реакции. В данном случае достаточно посмотреть на число политзаключенных и уголовных дел. Возможно, есть смысл прямо сказать сторонникам перемен, что, ребята, не питайте иллюзий, никакого госпереворота не случится, предстоит длительный тяжелый период работы, на ней и сосредотачиваемся.

- Нужно быть готовыми и к быстрой победе, и к долгосрочной борьбе. Ситуация быстро меняется. Мы не знаем, что станет тем моментом, который все перевернет. 9 августа у многих было настроение, что все, это конец. Но 10-11-го появились фото и видео избитых, стал очевиден масштаб насилия в тюрьмах, и на улицы вышли сотни тысяч. Триггеры могут быть самые разные, надо создавать условия, чтобы приблизить победу. Это может занять недели или месяцы, но я никогда не скажу, что годы. Вот точно нет.

Это связано с экономической слабостью режима, с расколом элит, с тем, что половина министерств не работают в нормальном режиме. Государство не может функционировать в таком напряжении долгий срок, и никто не будет поддерживать Лукашенко в том объеме, чтобы он удерживал власть годами. И именно поэтому я считаю, что насильственные методы, вооруженная борьба - это не вариант. Лукашенко слаб, и сейчас не имеет смысла все ставить на кон и заявлять про вооруженное сопротивление. Позиции Лукашенко будут слабеть, нужно только ускорить этот процесс.


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Дорохов

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.05.2021. Просмотров: 33

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta