О проблемах перевооружения армии и производства современного оружия в Украине

Содержание
[-]

Срыв работы украинской «оборонки»: некомпетентность или предательство?

В новогоднюю ночь всем хотелось верить в чудеса. Одним из тех, кто удивлял, был Петр Порошенко. В своем поздравлении он подводил итоги: «Мы укрепили нашу обороноспособность ... Главной своей задачей вижу ... конечно же, усиление нашей обороноспособности».

Однако «укрепление» — это не только очередная партия отремонтированных и покрашенных танков. Для реального усиления обороноспособности стране нужно масштабное перевооружение армии и производство отечественными предприятиями оборонно-промышленного комплекса современного оружия. И в этом вопросе Украина потеряла очередной год, о котором так красиво рассказывал президент за минуту до боя курантов.

Именно в прошлом году, в 2016-м должна была быть принята 5-летняя «Государственная программа реформирования и развития ОПК на период до 2020 года». Эта программа призвана, по сути, вытащить из руин оборонные предприятия и определить, какие новые виды вооружения ОПК сможет разработать и подготовить для армии и какие финансовые вливания для этого нужны.

Но программу не утвердили.

Ответственные за усиление обороноспособности должностные лица, в первую очередь приближенные именно к Порошенко, не удосужились за год выполнить решения СНБО и Кабмина. Поэтому военным на фронте придется ждать новые разработки как минимум на год больше.

Несколько месяцев «Украинская правда» собирала информацию об этой программе. Этот процесс осложнял гриф секретности, наложенный на документ. За него прячутся все чиновники.

Но полученные материалы и открытая информация позволяют не только увидеть недостатки в разработке программы, но и назвать ответственных за срывы определенных сроков.

Отложенное возрождение ОПК

27 января 2016 года СНБО поручил правительству завершить разработку и утвердить до 29 февраля 2016 года «Государственную программу реформирования и развития ОПК на период до 2020 года».

В указанные сроки программу не утвердили.

20 мая СНБО принял еще одно решение — об одобрении Стратегического оборонного бюллетеня, который «определяет конкретные задачи и жесткие сроки их исполнения».

На основе данного бюллетеня должно обеспечиваться «стратегическое планирование в оборонном секторе, которое воплотится в соответствующих государственных программах». С 2,5-месячной отсрочкой Петр Порошенко 2 августа 2016 года вводит это решение в действие.

Контроль за выполнением был возложен на Александра Турчинова. Однако несмотря на пафосные заявления и прописанные «жесткие сроки», до конца года программа так и не была утверждена.

Руины ОПК. Преодолевать Программой или Стратегией

Готовиться программа должна не на пустом месте. 20 января 2016 года Кабмин одобрил ее концепцию. Одновременно на Минэкономразвития и торговли возлагалась задача разработать и подать в двухмесячный срок программу.

Концепция — документ открытый. В нем общие вещи. Среди проблем отечественного ОПК упоминаются:

  • ОПК не имеет возможности удовлетворить потребности ВСУ, что, в свою очередь, угрожает нацбезопасности;
  • утрачены традиционные внутренние и межгосударственные кооперационные и научно-технические связи предприятий ОПК;
  • высокий уровень износа основных производственных фондов;
  • недостаточные объемы государственного оборонного заказа;
  • недостаточный уровень финансирования из государственного бюджета;
  • необходимость срочного решения проблемы минимизации импортозамещения.

Это лишь маленькая часть проблем, которые программа призвана была решить. На заседании парламентского Комитета по вопросам нацбезопасности и обороны 23 ноября 2016 года вокруг программы снова ломали копья.

Сергей Пашинский, председатель Комитета по вопросам нацбезопасности и обороны: «С точки зрения основных фондов, лидеры ОПК находятся не только в критическом состоянии — а в катастрофическом. Если мы не выделим заводу Малышева (государственное предприятие в Харькове, специализирующееся на бронетанкостроении — УП) хотя бы 400 миллионов гривен, этого завода через год не будет. Мы потеряем технологии. И таких примеров очень много. Государство в основные фонды не вкладывало».

Денис Гурак, заместитель гендиректора Укроборонпрома: «Укроборонпром за 2,5 года из госбюджета на разработку получил 30 миллионов гривен, это 1 миллион долларов. Это смешно, это копейки. У нас очень изношены основные фонды, они 25 лет не модернизировались. Это объективная ситуация, которую надо менять всем вместе».

Согласно концепции, такую катастрофическую ситуацию отечественного ОПК должны были преодолеть и переломить в лучшую сторону уже на втором этапе выполнения программы — с 2018 года. Тогда Украина достигла бы полной независимости от России в производстве вооружения и военной техники, а предприятия ОПК начали бы производить новейшие образцы вооружения.

Впрочем, шансы на ожидание положительных результатов уже к 2018 году — стремительно тают. Потому что старт выполнения программы снова откладывается.

Однако есть еще одна проблема.

Концепция программы, даже в случае ее скорейшего утверждения, определяет лишь среднесрочную перспективу. А стране и ОПК нужно определить прежде всего долгосрочные направления развития. И перед разработкой программы должна появиться соответствующая Стратегия развития оборонно-промышленного комплекса.

«У нас отсутствует стратегия развития оборонно-промышленного сектора, — рассказывал УП экс-руководитель департамента обороны и безопасности Минэкономразвития Виктор Плахута. — Сначала должны быть приняты долгосрочные документы, чтобы утвердить видение — куда двигаться стране, затем краткосрочные программы. Но это никому не нужно, потому что в стратегии не предусмотрены средства. А в программе — они есть».

С тем, что стратегические документы отсутствуют, не соглашается заместитель министра экономразвития Юрий Бровченко. В частности, он упоминает, что в стратегии нацбезопасности и обороны отдельным разделом идет развитие ОПК: «Все стратегические документы в сфере обороны уже приняты, они изложены не в одном документе, а в нескольких: Стратегия нацбезопасности и обороны, Закон об обороне, Стратегический оборонный бюллетень — в каждом из них отведено место ОПК. Мы разрабатываем программу на основе этих существующих документов. Это нормально.

Стратегия планируется до 2035 года, и мы будем над ней работать. Сейчас нам нужно думать о сегодня.».

Разработка программы возлагалась на Министерство экономического развития и торговли. Несмотря на это, первый проект программы появился в стенах Укроборонпрома.

Этот документ имеет гриф «совершенно секретно». По понятным причинам «Украинская правда» не будет его публиковать. Однако для того, чтобы у читателя сложилось представление об уровне работы ответственных чиновников, немного пройдемся по этому проекту программы.

Даже беглое знакомство с документом, который содержится на десятках страниц, вызывает удивление. Руководители Укроборонпрома объясняют наполнение программы откровенно: это — «хотелки» всех причастных к ОПК.

Владимир Коробов, заместитель гендиректора Укроборонпрома: «Собрали всех конструкторов, Академию наук, Космическое агентство, Минобороны, Минэкономики, кто там был не приглашен — я даже не знаю. Каждый дал туда свое видение тех проблем, которые сегодня накоплены».

Роман Романов, генеральный директор Укроборонпрома: «В этом документе появились „хотелки“ всех. Наука, образование — это были „хотелки“. Это не то, что все эти люди хотели украсть. Все прекрасно понимали, что передали в Минэкономики — господа, это ваш профиль, вы понимаете, как должна работать экономика. На сколько денег можно рассчитывать? Примите решение и распишите».

Самостоятельно взять на себя полномочия разработки программы руководители Укроборонпрома не могли.

«Добро» именно на такой подход дал первый заместитель Секретаря СНБО Олег Гладковский, который в интервью УП попросил не называть его «смотрящим» Порошенко.

Цифра «171,2 миллиарда», которые планируется направить только на подготовку и модернизацию производства — не самая большая из представленных в укроборонпромовском проекте программы.

В документе также определяется, какую продукцию и в каком количестве сможет выработать то или иное предприятие в случае финансирования его развития.

Например, по расчетам авторов проекта программы, в случае финансирования на уровне 171 млрд гривен за 5 лет — предприятия ОПК за это время смогут произвести продукции на 658 млрд гривен.

У «Украинской правды» возникли вопросы относительно реальности этой цифры в проекте программы от Укроборонпрома. Ведь 658 млрд грн — или около 24 миллиардов долларов по сегодняшнему курсу — не осилят ни отечественные заказчики, ни зарубежные.

Другие цифры и пункты также вызывают ряд вопросов.

Так, в открытых источниках можно увидеть стоимость одного снаряда РСЗО «Град» в диапазоне 1.000-5.000 долларов — тогда как в программе указана цена 10 000 долларов.

Почему? Этот вопрос УП адресовала Олегу Гладковскому, но ответа не получила:

«Я не хочу говорить о „Градах“ или еще что-то. Потому что на сегодняшний день мы находимся на этапе, когда у нас по этим изделиям не может быть себестоимости, потому что нет подготовки производства, еще оно проводится».

Также, согласно документу, завод «Ленинская кузня», конечными бенефициарными владельцами которого считаются Петр Порошенко и Игорь Кононенко, в течение 5 лет должен изготовить 18 катеров «Гюрза».

Кроме того, указанная стоимость этих катеров в несколько раз превышает аналогичные катера зарубежного производства, и вообще есть некоторые основания сомневаться, что завод вообще может их произвести. Ведь в соответствии с принятым в конце сентября-2016 года Киевсоветом решением территорию завода должны застроить жилыми домами.

Зато в разговоре с УП Олег Гладковский — при том, что он является давним бизнес-партнером владельцев завода, а вместе с Кононенко учился еще и в институте — заявил, что ничего не знает о планах застройки «Ленкузни».

В варианте программы от Укроборонпрома на создание, техническое перевооружение и подготовку производства кораблей, катеров специального назначения и платформ «Гюрза», «Лань», «Кентавр» и другие предлагается выделить 291,69 млн гривен — пункт 2.1.2.в1. — что даст возможность разработать документацию на строительство 21 единицы новой продукции.

Также это позволит выработать 101 единицу продукции на общую сумму 24,176 млрд гривен, в частности:

    «Лань» — 3 единицы (на сумму 4,2 млрд гривен, или 1,4 млрд за 1 катер),

    «Гюрза» — 18 единиц (5,8 млрд гривен, или по 320 млн гривен за катер),

    «Кентавр» — 8 единиц (3,1 млрд гривен — 400 млн гривен за катер).

Удивили своим ответом по «Ленкузне» и руководители Укроборонпрома.

Они, хоть и внесли завод в свой вариант программы, но может ли он выполнить указанный объем работ после выделения бюджетных денег на развитие — не знают.

Денис Гурак, заместитель гендиректора Укроборонпрома: «Я, честно говоря, вообще не знаю, что происходит на «Ленкузне», кроме того, что мы им импортируем некоторые составляющие, которые они ставят на катера. Это все, что я знаю о «Ленкузне», потому что это предприятие не входит в состав «Укроборонпрома».

Еще одна история с укроборонпромовской программой касается завода «Паллада» (херсонский судостроительный завод — УП), входящего в состав ГК «Укроборонпром». В программу заложили деньги на разработку и производство заводом «Паллада» плавучего госпиталя на 200 человек. Есть ли такая необходимость у ВМС Украины, в «Укроборонпроме» четкого ответа не дают, и не связывают этот пункт с тем, что гендиректор Концерна Роман Романов сам из Херсона.

После детальных разговоров с должностными лицами «Укроборонпрома», СНБО и Минэкономразвития создается впечатление, что все предложения перед внесением в документ никто не проверял — ни обоснованность указанных сумм, ни возможности предприятий развивать производство, ни потребности ВСУ в указанных видах вооружения и техники.

Выглядит так, что при разработке программы «Укроборонпром» положился на честное слово представителей предприятий, которые предоставили свои «хотелки».

Хотя Гладковский убеждал УП: нереальных цифр в программе нет: «Там все реально с точки зрения того, что нужно делать. И по заводу имени Малышева, и по „Искре“, там все написано, что нужно. Но на это нет назначений».

Возможно, Гладковский имел в виду не проект программы от «Укроборонпрома», а окончательную версию документа?

Программа «по-новому»

Долгое время «стрелки» за торможение разработки программы направляли на Министра экономического развития и торговли Абромавичюса. 9 месяцев назад его в должности заменил Степан Кубив — но программа еще так и не родилась.

В июне Кубив получил еще и профильного заместителя по вопросам обороны и безопасности Юрия Бровченко. И хотя в министерство Бровченко вернулся из «Укроборонпрома», программу государственного концерна он отложил. И взялся разрабатывать свою, заново.

«Украинской правде» Бровченко пояснил, что в варианте программы от «Укроборонпрома» полностью не учтены потребности Минобороны по развитию вооружения и военной техники. Поэтому на межведомственной комиссии по вопросам ОПК, которая работает при СНБО и возглавляется Гладковским, приняли решение программу доработать.

С чем конкретно в программе «Укробронпрома» не согласилось министерство, Бровченко не говорит — «государственная тайна».

Юрий Бровченко ,заместитель министра экономического развития иторговли: «Что не устроило? Программа развития ОПК должна содержать общие мероприятия, направленные на развитие той или иной отрасли. Например, авиационной отрасли, направление артиллерийского вооружения, направление бронетанкового вооружения. Такие меры должны быть отражены в программе. А после общей программы мы разрабатываем целевые программы развития того или иного направления. Так, например, мы параллельно работаем над программой освоения и производства боеприпасов и изделий спецхимии до 2021 года».

«Программу Бровченко» от «Программы «Укроборонпрома» отличает прогнозируемый объем финансирования — всего 19,2 млрд гривен.

Вместе с тем по состоянию на август 2016 года она содержала целый ряд недостатков. Об этом «Украинской правде» стало известно из докладной записки.

В этом документе среди основных недостатков программы от Бровченко перечислены:

  • отсутствие расчетов общих объемов государственных средств и обоснование их распределения на выполнение задач и мероприятий программы,
  • несогласованность с Государственной целевой оборонной программой развития вооружения и военной техники,
  • отсутствие в ожидаемых результатах информации о прогнозируемом объеме роста производства и реализации продукции.

Директор департамента обороны и безопасности Минэкономразвития Плахута убеждал министра Степана Кубива: в случае реализации такой программы следует ожидать бесконтрольного, нецелевого и неэффективного использования бюджетных средств.

Были ли учтены эти замечания при доработке окончательного проекта Программы, «Украинской правде» не известно.

Документ остается секретным.

Современного оружия нет, виновных — тоже?

Отсутствие современного оружия в армии — едва ли не самый распространенный вопрос среди военных на передовой. Из-за промедления с утверждением программы, развитием производства предприятий ОПК, соответствующим выделением бюджетных денег на нужды армии — появление нового вооружения в армии постоянно откладывается.

И за это должны нести ответственность конкретные должностные лица.

Так считает даже 1-й заместитель Секретаря СНБО Олег Гладковский. По крайней мере, в интервью «Украинской правде» по поводу торможения утверждения второго документа он сказал следующее:

«Программа развития вооружения и военной техники принята с задержкой на один год. Это пример не только для административного расследования, но и для худших последствий. Потому что люди ходят на работу и ничего не делают».

Гладковский: Программа принята с задержкой на один год. Это пример не только для административного расследования

* * *

Итак, на сегодня имеем следующее.

При том, что в условиях воюющей страны такая программа должна была появиться еще в 2014-м, СНБО и Кабмин берутся за ее создание только ближе к 2016-му. При этом, как следует из официальных решений, разработка программы развития ОПК снова задерживается минимум на год.

Такая бездеятельность ведет не только к подрыву обороноспособности страны уже в ближайшей перспективе, но и к увеличению потерь среди военных во время активных боевых действий.

Поэтому виновные в этом действительно должны нести не только административное наказание.

P.S. Автор призывает сотрудников СБУ, которые опрашивают должностных лиц, откуда у «Украинской правды» программа «Укроборонпрома», не тратить лишнее время на мелочи. Активность и усилия спецслужбы стоило бы направить на выявление и документирование тех чиновников, которые тормозят развитие ОПК и подрывают обороноспособности страны.


Об авторе
[-]

Автор: Алексей Братущак

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.02.2017. Просмотров: 123

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta