О присуждении нобелевской премии

Содержание
[-]

«Здравствуйте, Вам присудили Нобелевскую премию»

Как всегда в Нобелевском институте Осло особенно многолюдно. Члены комитета, присуждающего Нобелевские премии мира, завершают подготовку по присуждению этой престижной награды. Времени у них не так уж много. Хотя, возможно, они уже сделали свой выбор. Имя очередного лауреата станет скоро известно.

По установленным правилам, итоговое обсуждение проходит во время последнего заседания, предшествующего объявлению о премировании. Но все же до этого организаторы стараются предупредить будущего лауреата, чтобы он узнал об этом от них, а не из СМИ. «Мы звоним ему за 30-45 минут до объявления, которое обычно происходит в 11 часов утра», - уточняет Геир Лундестад (Geir Lundestad), постоянный секретарь Нобелевского комитета, который, собственно говоря, и уполномочен сделать этот звонок.

Этот опытный организатор, историк по образованию, седовласый и обладающий приятным голосом, выполняет эти функции с 1990 года.

Время, которым он располагает, весьма ограничено, в связи с чем в половине случаев ему не удается достичь своей цели. Хотя иногда он даже и не пытается. «Обычно мы не звоним, когда лауреат пользуется широкой известностью, привыкший к публичным выступлениям, особенно когда существует опасность утечки информации», - говорит Лундестад.

Именно так и поступил Нобелевский комитет, когда премии были присуждены Обаме в 2009 году и Кофи Аннану в 2001. Тем не менее были оповещены Джимми Картер в 2002 году, Марти Ахтисаари в 2008 и Михаил Горбачев в 1990. С Горбачевым вышли на связь через посольство СССР. Лундестад припоминает, что не смог сам дозвониться до Нельсона Манделы, отмеченного премией в 1993 году.

Перед тем как признать, что ничего не получается, секретарь пробует несколько номеров. «Но мы особенно не беспокоимся, если не удается дозвониться до лауреата, если только речь не идет о малоизвестном человеке, который должен заблаговременно узнать новость прежде, чем предстать перед мировой общественностью».

Но когда лауреатом является достаточно известный человек, ему обычно звонят пару раз, ну, а если не застали, значит, не застали, это бывало достаточно часто, продолжает Геир Лундестад.

Помимо Лундестада, отвечающего за телефонные звонки лауреатам Нобелевской премии мира, организационными вопросами также занимаются Питер Энглунд (Peter Englund), постоянный секретарь Шведской академии, обзванивающих Нобелевских лауреатов по литературе, и Горан Ханссон (Göran Hansson), занимающий такую же должность в Нобелевском комитете Каролинского института, звонит лауреатам по физиологии и медицине.

Со своей стороны, представители Королевской академии наук Швеции заявляют, что по соображениям безопасности не могут сообщить имена лауреатов в области физики, химии и экономики, хотя, как сообщили некоторые награжденные, обычно это делают президент и секретарь академии.

Для тех, кто присуждает премии, это очень напряженная и ответственная пора. Непростые дни наступают также и для лауреатов, которым придется отвечать на нескончаемые вопросы журналистов. В этой связи можно понять слова перуанского писателя Марио Варгаса Льосы, когда через несколько часов после самого заветного звонка в его жизни, он сказал, что не уверен, сможет ли пережить Нобелевскую премию. Он узнал об этом 7 октября 2010, находясь в своей квартире на Манхэттене. Автор множества известных книг проснулся рано, чтобы подготовиться к проведению очередного занятия в Принстонском университете, когда вдруг зазвонил телефон, и в трубке послышалась английская речь со шведским акцентом.

«Я решил, что это может быть шуткой, как однажды случилось с Альберто Моравиа. Мне что-то сказали про Шведскую академию… И разговор оборвался! Это мне показалось подозрительным», - заявил литератор в тот же день одному испанскому журналисту в Нью-Йорке. Но через пять минут вновь зазвонил телефон, и на этот раз уже никаких сомнений не было. Питер Энглунд сообщил писателю о том, что ему только что присудили высокую награду. Варгас Льоса слишком долго ее ждал.

Имя Льосы в течение многих лет появлялось во всех списках вероятных кандидатов, но, поскольку его не выдвигали, он стал гнать от себя эту мысль: «Я давно уже перестал на это надеяться, так что звонок оказался для меня полной неожиданностью».

У новоиспеченного лауреата было всего лишь 14 минут на то, чтобы придти в себя от удивления. Именно столько времени прошло между «волшебным звонком», как называют его сами организаторы, прозвучавшим в уединенной тишине его нью-йоркской квартиры, и суматошной пресс-конференцией, в ходе которой сам Энглунд из Стокгольма сообщил эту новость всему миру.

Однако за время существования Нобелевской премии многим награжденным не столь повезло, и они испытывали гораздо большее изумление, узнав о присуждении прямо из газет. Наиболее подробно описан случай с Дорис Лессинг, лауреатом Нобелевской премии по литературе за 2007 год. Британская писательница, ставшая в свои 88 лет самым пожилым человеком, получившим премию в этой области, отправилась за покупками, а вернувшись, увидела у дверей своего дома целую толпу журналистов.

«Я бы хотел Вас сфотографировать, Вы слышали новости?» - спросил ее один из репортеров и тут же рассказал столь приятную новость. «О Господи, Боже Мой!» - воскликнула Лессинг, ждавшая этих слов 30 лет. Ее ответ был увековечен. Достаточно ввести ее фамилию в поисковик YouTube, чтобы снова ее увидеть.

Райнхарда Зельтена, Нобелевского лауреата по экономике 1994 года, телефонный звонок застал в супермаркете. «Когда я вернулся, то увидел перед своим домом толпу народа и подумал, что же могло произойти? Наверное, что-то нехорошее. Обворовали или нечто в этом роде». Крики поздравления и крепкие рукопожатия быстро вернули экономиста в уже новую для него действительность. Ошеломленный возбуждением и торопливостью журналистов, он упросил их дать ему возможность внести покупки в дом и помочь выйти из машины своей жене, которая передвигалась на коляске. «Все свалилось так неожиданно, что у меня совершенно не было времени это осмыслить, я лишь пытался выйти из создавшейся ситуации», - говорил Зельтен.

Именно ради предотвращения подобных шоковых ситуаций организаторы пытаются предупредить лауреата до официального объявления результатов. И если не могут застать его дома, то звонят на работу или кому-то из близких.

Не будем далеко ходить за примерами. До того же Варгаса Льосы удалось дозвониться лишь после нескольких неудачных попыток. Энглунд застал писателя через его жену, Патрисию Льоса, чей номер он узнал благодаря содействию литературного агента Кармен Балселлс (Carmen Balcells).

Но сколько бы усилий организаторы ни прилагали, иногда их все равно оказывается недостаточно. Отведенного времени очень мало. Кроме того, это приводит к тому, что некоторых лауреатов звонок застает в весьма неудобное время, как например, Нобелевского лауреата по экономике индуса Амартию Сена (Amartya Sen), которого телефонный звонок разбудил в 5 часов утра.

 «Я сразу же подумал, что случилась какая-то беда, кто-нибудь заболел или еще хуже. Я был очень обеспокоен, и у меня на душе стало значительно легче, когда я узнал, что ничего подобного не произошло», - вспоминал Сен. Правда, положив телефонную трубку, ему понадобилось выпить чашку крепкого кофе, чтобы окончательно проснуться и удостовериться, что все это происходит наяву, а не во сне.

Нобелевского лауреата по физике за 2005 год Роя Глаубера (Roy J. Glauber) также разбудили телефонным звонком в 5 часов 36 минут утра, в кромешной тьме. Остаток дня он провел как в воронке торнадо.

Еще раньше, в 4 часа утра, получил известие о присуждении премии Нобелевский лауреат по экономике 1990 годе Вильям Шарпе (William F. Sharpe). Телефонный звонок вытащил его из постели гостиничного номера в Аризоне, куда он приехал вместе с женой в связи с научной конференцией. Совершенно случайно несколько дней назад ему позвонили из Бельгии тоже в неурочные часы и попросили принять участие в научном симпозиуме, и сначала ученый подумал, что это тот же самый человек. Когда же, в конце концов, он понял, о чем идет речь, то поинтересовался, не розыгрыш ли это, и, едва положив телефонную трубку, включил телевизор. Через пять минут об этом узнал весь мир. «Мы попросили принести нам завтрак в номер и отметили это событие на балконе, наблюдая восход Солнца над пустыней. А потом началась безумная круговерть, и нас стали осаждать журналисты», - вспоминал он впоследствии.

Независимо от того, когда приходит новость, утром или нет, наиболее распространенными реакциями являются удивление и недоверие. Американец итальянского происхождения Луи Игнарро (Louis J. Ignarro), получивший Нобелевскую премию по медицине в 1998 году, например, попросил повторить то, что ему только что сказали. Сын неграмотных иммигрантов, он никак не мог поверить в то, что это правда.

Нобелевский лауреат по экономике 1996 года Джеймс Миррлис (James A. Mirrlees) пошел еще дальше и попросил звонящего подтвердить то, что он ему говорил. Весьма скептично воспринял известие лауреат Нобелевской премии мира 1995 года Джозеф Ротблат (Joseph Rotblat). Несмотря на то, что звонил ему сам Лундестад, он не мог поверить в столь хорошую новость и подумал, что это какое-то недоразумение.

Учрежденная в 1895 году шведским ученым и промышленником Альфредом Нобелем вначале премия вручалась за выдающиеся достижения в области физики, химии, медицины, литературы и укрепления мира. Нобель пожелал, чтобы премии в первых четырех областях присуждались шведскими учреждениями в Стокгольме. А отбор кандидатов на премию мира он поручил комитету из пяти человек, избираемых парламентом Норвегии, которая в то время еще входила в состав Швеции.

Премию по экономике нельзя считать собственно Нобелевской. Она была учреждена в 1968 году Центробанком Швеции в память о шведском изобретателе. С тех пор ее присуждением занимается Королевская академия наук этой страны.

Что касается всего остального, то Нобель не оставил каких-либо письменных указаний относительно способов ежегодного уведомления лауреатов, так что эти они менялись по мере развития человеческого общества.

Начали с отправки простых писем каждому из награжденных. Однако, судя по свидетельствам, собранным через несколько лет, организаторы стали действовать более оперативно, оповещая лауреатов с помощью телеграмм.

Так, в 1921 году Альберт Эйнштейн узнал о том, что стал обладателем Нобелевской премии по физике, получив телеграмму, когда находился на борту судна «Китано Мару», направлявшегося в Японию.

Вероятно, точно так же были оповещены испанцы, которым Нобелевская премия была присуждена в начале XX века, а именно Сантьяго Рамон и Кахаль (Santiago Ramón y Cajal), лауреат премии по медицине 1906 года, а также Хосе де Эчегарай (José de Echegaray) и Хасинто Бенавенте (Jacinto Benavente), получившие премию по литературе в 1904 и 1922 годах.

Затем стали использовать телефон, но вплоть до конца 80-х годов телефонный звонок обычно дублировался еще и телеграммой. Мать Тереза получила Нобелевскую премию мира в 1979 году. Как рассказывают очевидцы, она получила известие, только что вернувшись в свою келью после посещения больницы, и провела остаток дня как обычно, в трудах и заботах.

В современные времена технические возможности возросли, и «сейчас делается все возможное, чтобы застать лауреата до того, как новость о награждении попадет в СМИ», поясняют в Королевской академии наук Швеции. Обычно ее номинанты не столь известны, как те, кто получает премию по литературе или за укрепление мира, в силу чего данному учреждению приходится прилагать особые усилия, чтобы оповестить их. Это особенно касается лауреатов в области физики и химии.

Те, о ком забыли

Если кто и заслужил больше других Нобелевскую премию мира, так это Махатма Ганди. Он родился в 1869 в Индии, бывшей в то время британской колонией. Его единственным оружием в борьбе за независимость своей страны была проповедь мира, что сделало его главным символом отказа от насилия в XX веке. Но, хотя его и неоднократно выдвигали на соискание, Ганди так и не получил премию, скончавшись в 1948. Это было упущением, которое члены Нобелевского комитета никогда не могли себе простить.

Эта небрежность особенно бросается в глаза, если вспомнить о других лауреатах Нобелевской премии мира, которым, по мнению многих, никогда не следовало бы ее присуждать. Это, прежде всего, президент США Теодор Рузвельт, получивший ее в 1906 году, или еще один воинственный политик, госсекретарь США Генри Киссинджер, получивший ее в 1973 году вместе с вьетнамским лидером Ле Дык Тхо. Оба занимали высокие посты по крайне мере в течение какого-то периода длительной и кровопролитной вьетнамской войны. Неоднозначную реакцию мировой общественности вызвало и присуждение Нобелевской премии мира Бараку Обаме в 2009 году, занимавшему к тому времени пост президента в течение всего девяти месяцев, а сами США вели несколько войн.

Но не только премии мира вызывали ожесточенные споры за все время существования Нобелевских премий. Если говорить о литературе, то не может не вызывать удивления то, что такие великие писатели, как Борхес, Пруст, Толстой, Джеймс Джойс и Эмиль Золя никогда не удостоились этой награды.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: "La Vanguardia"

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 12.10.2013. Просмотров: 289

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta