О последствиях реализации в России Национального проекта «Образование» и цифровизации школьной среды

Содержание
[-]

Действующая модель образования угрожает существованию России

Стенограмма выступления создателя Антикризисной системы образования (Ценностно-смысловой парадигмы образования), бывшего руководителя Центра образования «Школа здоровья» №1804 «Кожухово» Андрея Всеволодовича Курбатова на заседании экспертного клуба ИА REGNUM, посвященном последствиям реализации Национального проекта «Образование» и цифровизации школьной среды.

О драматической истории московской школы №1804, которая нескольких лет подряд признавалась лучшей школой ЮНЕСКО, после чего подверглась рейдерскому захвату в 2009 году, смотрите документальный фильм телеканала «Культура» «Ущу учителя. Школа на заказ». Выдающееся достижение российской педагогики оказалось не нужным нашему государству, несмотря на тупиковое состояние российской системы образования, когда министр просвещения заявляет о том, что действующие стандарты образования «абсолютно пустые», а единый государственный экзамен (ЕГЭ) «измеряет непонятно что».

Сталкиваясь с проблемой, наше правительство предпочитает готовы западные решения, даже если отечественное признано лучшим в мире? Это в равной степени касается авиации, станкостроения, энергетики, переработки отходов, медицины, сельского хозяйства и образования. Яркий тому пример — Ценностно-смысловая парадигма образования, которая официально развивалась 20 лет на базе московской школы № 1804 «Кожухово» и продемонстрировала не имеющие аналогов результаты, официально признанные в России и в мире.

Особенностью Ценностно-смысловой парадигмы образования является то, что она может быть внедрена не только в качестве государственной, но и на уровне отдельного города, школы, группы родителей, семьи и отдельного человека любого возраста. По договоренности с руководителем авторского коллектива А. В. Курбатовым ИА REGNUM с октября 2019 года планирует начать публикацию курса лекций и учебных материалов по Антикризисной системе образования.

Уважаемые участники конференции, в своем выступлении я хотел бы коснутся только тех вопросов, которые относятся к сфере образования, потому что именно в этой сфере я работаю дольше всего и лично у меня получены наиболее весомые результаты. Эти результаты получены при проведении многолетнего государственного эксперимента по созданию новой парадигмы образования, новой модели образования, и они получили соответствующую оценку со стороны государственных структур. Эта модель получила название «Антикризисная модель образования», которая должна была вывести Россию на первое место в области не только общего образования, но и высшего, и которая как раз и должна была решить и первую, и вторую задачи национального проекта «Образование», а именно — воспитание гармонично развитой личности и воспитание социально ответственной личности. В условиях действующей парадигмы образования эти задачи решить невозможно. Невозможно по совершенно фундаментальным научным основаниям. И эта невозможность много раз была доказана в процессе общественной дискуссии.

Я приведу только один аргумент, у которого очень много сторонников. Я не настаиваю на абсолютной правильности никакой точки зрения, но обращаю ваше внимание на то, что точек зрения много, и в условиях идеологического многообразия мы должны уважать точки зрения оппонентов. Наиболее весомая претензия к действующей государственной концепции воспитания — это её неполнота. Я повторю аргументы Юрия Беляшенко, который обратил внимание на то, что, призывая воспитывать молодое поколение в духе традиционных ценностей, эта концепция совершенно не касается смыслов. То есть то, как понимаются, как трактуются ценности, в число которых входит патриотизм, который объявлен нашей национальной идеей — и другой, как сказал президент, у нас быть не может, в концепции не раскрыто. Поэтому даже патриотизм может трактоваться каждым как угодно. И уважаемый священник привел пример генерала Власова, который присягнул Гитлеру и считал, что именно так он служит отечеству.

И если мы оставим ситуацию такой, как она есть, то, с точки зрения очень многих профессионалов, разделяющих точку зрения священника, мы фактически провоцируем воспитание генералов Власовых в большом количестве. Все они будут по-разному «служить своему отечеству» и при этом присягать врагам отечества, будут стремиться его разорвать, потому что в концепции заложены именно такие, извините, недоработки.

Почему это недоработки? Конечно, правильно, что нужно воспитывать детей в духе наших традиций, но надо при этом учитывать не только названия ценностей (патриотизм и т. д.) но и смысл, который в них вкладывается. И это было ясно ещё до распада Советского Союза. Такая задача была поставлена задолго до приостановления деятельности Коммунистической партии СССР. Задолго до перехода к деидеологизации и деполитизации образования было понятно, что производить этот переход без подготовки, резко нельзя. Да, он необходим, но к нему нужно подготовиться, чтобы каждый человек понимал, что он должен делать и как он должен действовать так, чтобы Советский Союз не распался, а вышел из экономического кризиса, который назывался экономическим застоем, и вышел на новые рубежи, стал действительно лидером мировой экономики.

Заблаговременно была поставлена задача создать такую систему воспитания. И она была создана. Модель воспитания была создана, и уже тогда её признавали лидером в том числе и мирового образования. Я подчеркиваю, лидером её признали авторитетные зарубежные комиссии, в состав которых входили лидеры национальных систем образования США, Британии, Германии, Японии и других стран. Для предотвращения распада страны необходимо было ввести эту ценностную парадигму образования, которая решала вопросы воспитания, решала вопросы перехода на новую систему отношений.

Ценностно-смысловая парадигма, в отличие от действующей сегодня — и тем более той, которую собираются вводить, соответствовала требованиям современной Конституции России, которая впервые в мировой истории провозглашает человека, его права и свободы вышей ценностью, впервые в нашей истории государство оказалось обязано защищать права и свободы каждого человека. Проблема только в том, что пользоваться этими правами и свободами гармонично, пользоваться так, чтобы это приводило ко всеобщему благу, никогда не учили до настоящего времени. Сейчас закрывают глаза на необходимость создания такой системы воспитания, которая в условиях действия принципа идеологического многообразия и запрета на государственную идеологию и цензуру при одновременном объявлении идеологического многообразия и свободы человека высшей ценностью позволяет прийти к общему благу, а не к всеобщему конфликту. Вот такая система нужна.

Она создана давно и давно действует. И в порядке государственного эксперимента она работала 20 лет. То есть и в Советском Союзе, и в Российской Федерации зарекомендовала себя прекрасно. Какие получены результаты? Отличие новой модели образования от действующей заключалась в том, что эта система была создана в основном по инициативе родителей, которые понимали проблему современного образования, которые беспокоились о воспитании и интеллектуальном развитии своих детей. И поэтому через каждый квартал, то есть через каждые три месяца, у всех участников образовательного процесса замерялись нравственность, интеллект, здоровье, креативность, коммуникативность и ряд других параметров, которые важны для успешного развития личности. Это делалось впервые в истории мирового образования.

И впервые в истории мирового образования были получены такие результаты, что все эти параметры у всех участников образовательного процесса показывали положительную динамику в течении 20 лет. Я подчеркиваю, что все эти результаты проверялись так, как это положено. Они прошли внешнюю оценку и со стороны медиков, и со стороны психологов, и со стороны органов управления образованием. Результат получился, скажем так, ошеломительный: для тех, кто знаком только с традиционной системой образования, он пока не укладывается в голове. Трудно представить, что такое может быть. Но тем не менее дети, которые классами состояли на учете в милиции, были сняты с учета, потому что у них исправилось поведение. Через четыре года даже коррекционные дети становились победителями олимпиад, предметных олимпиад, творческих конкурсов, спортивных соревнований. И по всем параметрам, которые необходимы для развития экономики нации, если иметь ввиду человеческий потенциал как главное условие развития экономики, фиксировался непрерывный рост.

Данная система образования показывала результаты, несравнимые ни с какой другой системой образования, в том числе и советской. Ожидалось, конечно, что она будет распространена. Если бы она была распространена в Советском Союзе (конечно, история не терпит сослагательного наклонения, но она для этого и делалась и всем необходимым требованиям отвечала), то очевидно, что Советский Союз мог бы и не распасться. Я, конечно, понимаю, что все то, что написано в бессмертном произведении Льва Толстого «Война и мир» о том, что каждое великое событие, война, революция или смена формаций имеет множество причин: дипломаты видят свои причины, экономисты — свои, военные — свои. Но именно исследуя концепцию Толстого, мы пришли к выводу, что у всех этих причин есть один фундамент, и мы были вынуждены, проводя фундаментальные исследования, продолжить традиционную формулу, несколько её изменить. Не чтобы опровергнуть, а чуть-чуть дополнить.

Принято считать, что политика — это концентрированное выражение экономики, война — продолжение политики. И сейчас в мировом сообществе широко обсуждается возможность Третьей мировой войны и её катастрофические последствия, вплоть до самоуничтожения человечества. Об этом очень много пишут. Но этот вопрос обсуждался с начала второй половины ХХ века. И наше исследование также проводилось для того, чтобы дать ответ на вопрос, можно ли предотвратить Третью мировую войну и как? Выяснилось, что можно, оказывается, можно, если посмотреть в корень, если традиционную формулу немного увеличить и понять, что экономика — это есть результат образования. Это естественно: чему население или народ научили, то он и делает. Экономика — это просто результат образования. Таким образом, получается, что образование является фундаментом, экономика — результатом образования, а политика — концентрированным выражение экономики. Война или мир — это продолжение политики либо насильственными средствами, либо мирными. То есть либо мир во всем мире, либо Третья мировая война и полное взаимное уничтожение. И получается, что это зависит в общем-то от образования. Осталось ответить на один вопрос. Какой должна быть модель образования, для того чтобы предотвратить Третью мировую войну, для того чтобы решить задачи, поставленные президентом РФ перед нашей страной, чтобы совершить экономический рывок? Если образование — фундамент экономики, то какая модель образования может позволить себе совершить экономический рывок?

***

Здесь я немного отвлекусь. Обратите внимание, сегодня самая распространенная точка зрения в нашем обществе на образование состоит в том, что систему образования надо менять. В действующем своем виде она никакого рывка обеспечить не может, за исключением рывка вниз. Все эксперты, выступающие в Совете Федерации — прослушайте внимательно их выступления, — об этом говорят. И даже господин Соловьев, выступая в Совете Федерации, сказал, что в нашем реформировании образования есть всё, кроме образования. Обратите внимание, и другие эксперты говорят то же самое: «Существующая система образования уже угрожает существованию нашего государства». Также как когда-то она угрожала существованию Советского Союза в последний период своего существования, своего действия. Сейчас наблюдается точно такая же ситуация.

Так что же нужно сделать для того, чтобы предотвратить Третью мировую войну, для того, чтобы решить задачи, поставленные президентом? Просто воспользоваться моделью, уже созданной. Кстати, об этом тоже говорил президент в своей речи. Он сказал, что, для того чтобы совершить экономический рывок, нам нужно использовать все новые инновационные достижения, которые у нас есть и не используются. Обратите внимание. Вот одно из инновационных достижений, которое двадцать лет демонстрировало свою результативность, эффективность, способность изменить ситуацию, к которой не предъявлено ни одной претензии на официальном уровне. То есть я не свою точку зрения высказываю, а точку зрения внешних экспертов, в том числе органов управления образованием. О нашей системе написано много книг, сняты репортажи, проведено колоссальное количество мастер-классов, показательных форумов, международных, российских форумов по передаче опыта. В том числе и о том, как победить, искоренить преступность и детскую жестокость. Как воспитать патриотизм в наших условиях.

Я приведу один пример. Один из наших выпускников Сергей Цаплин погиб при исполнении воинского долга в Чечне. Он очень хотел служить в группе «Альфа», и он попал в эту группу. Погиб при исполнении воинского долга, награжден посмертно орденом Мужества, и сейчас на стене школы установлена памятная доска в честь его подвига. Все наши ребята, все абсолютно, показали колоссальную способность к созданию новой экономики, потому что каждый из них, как правило, владеет несколькими профессиями. Каждый из них, когда был студентом, был способен учиться в нескольких вузах одновременно. А сейчас они продолжают начатое дело и очень успешно социализируются. В принципе, этот успех можно было бы распространить на всю Россию. При этом они все патриоты, хотя у них у всех разные мировоззрения, разные точки зрения. И это естественно, потому что каждый человек — индивидуальность. Но они все — патриоты России, и ни за одного из них нам не стыдно.

Так вот, все понимают, что нужно действующую систему образования, в которой растет и преступность, и суицид, и наркомания, и другие очень неприятные явления, о которых вы все знаете, менять. Многие аналитики об этом говорят. Все понимают, что её надо менять, но никто не меняет. Почему это происходит? Потому что в основе деструктивных явлений современности лежит такое явление (о котором много пишут и говорят, поэтому я не буду конкретизировать, что это такое), как война смыслов. Холодная война переросла в войну смыслов. Некоторые говорят, что идет гибридная война, некоторые называют это духовной агрессией. Но тем не менее это все-таки война. Именно война смыслов, которая ведется не только в России, но и на глобальном уровне, постепенно способствуют сползанию человечества к Третьей мировой войне. Следовательно, если говорить очень обобщенно, получается, что, для того чтобы предотвратить Третью мировую войну, нужно победить в войне смыслов. А чтобы победить в войне смыслов, нужно иметь соответствующие инструменты.

***

Что я имею ввиду под инструментом, соответствующим инструментом? Приведу такой пример. Все прекрасно понимают, что молотком нельзя расщепить атом. Почему? Разве молоток плохой инструмент? В принципе, он инструмент хороший, если речь идет о том, чтобы забивать гвозди. Замечательный инструмент. Но атом он расщепить не может. Нужен другой инструмент. Кувалдой, молотом тоже нельзя. Каким-то промышленным молотом, прессом гидравлическим, чем угодно — невозможно этими инструментами расщепить атом. Нужна другая технология. В войне смыслов невозможно победить теми технологиями, которые уже известны. Теми методами воспитания, как правило, идеологическими методами воспитания, которые применялись ранее, невозможно победить в войне смыслов. И мы ее практически проигрываем, потому что постоянно пытаемся использовать не тот инструмент, который нужен.

Каким же инструментом можно победить в войне смыслов? Собственно, этот новый инструмент и создавался — это Ценностно-смысловая парадигма образования. Когда в любом возрасте в системе непрерывного образования все участники образовательного процесса постигают, каким образом можно управлять своими возможностями, возможностями общества, возможностями семьи, возможностями экономики, отличной от российской и даже мировой. Формируя творческий потенциал, корректируя, совершенствуя свои высшие ценности и смыслы. Таким образом, добиться того, чтобы они были реализованы в жизни. Вот курс обучения ценностно-смыслового образования. Он встраивается в общее содержание образования, и тогда остальные дисциплины, которые входят в содержание образования, они тоже преподносятся в аналогичном ценностно-смысловом ключе. Если такая позиция реализуется, то фактически любой субъект — человек, группа людей, семья, общество, фирма, субъект федерации, государство, сообщество государств или человечество в целом — может добиться неограниченного роста своих возможностей, если пользуется ценностно-смысловой парадигмой образования. В детали я сейчас не буду вникать, потому что двадцать лет представляю данный продукт на различных форумах, в том числе международных и российских форумах. Не было ни одной претензии. И сейчас, наверное, не время и не место уделять им внимание.

Как реагирует ученик на неадекватные требования? С этой реакцией, с таким объяснением реакции согласны практически все психологи. Ученик чувствует — может быть, не понимает, но чувствует, — что к нему предъявлены неадекватные требования. У него возникает естественное чувство протеста. Это чувство протеста длительное время накапливается и, не находя выхода, перерастает в агрессию. И потом эта агрессия направляется либо на себя, и тогда мы имеем суицид, либо на окружающих, и тогда мы имеем дело с такими явлениями, когда ученики набрасываются с ножами на своих соучеников, таких же, как они, на учителей и даже на родителей. Таких случаев сколько угодно. Но у всех этих случаев одна причина. Потому что министерство игнорирует труды Института возрастной физиологии Российской академии образования и все равно предъявляет детям неадекватные требования. Возникает вопрос: а что же, оно из соображений, скажем, вредительства игнорирует их требования? Нет, не из соображения вредительства. А потому что оно стремится добиться конкурентоспособности, но не знает, как это сделать в условиях, когда количество информации, которая необходима для достижения конкурентоспособности, непрерывно растет.

Научный прогресс идет своим путем, всё время появляются новые знания. И вот ученикам, казалось бы, нужно освоить ещё одну дисциплину, ещё одну и ещё одну, а в сутках 24 часа. Не умеет наше Министерство образования, не умеет наша Академия наук, не умеет российская Академия образования решать эту задачу — задачу научного обоснования содержания образования в Российской Федерации. И в Советском Союзе, в последние годы его существования, не умели. Проверить это может любой желающий, если зайдет в интернет и наберет в поисковике «научное обоснование содержания образования РФ» и даже Советского Союза. Вы не увидите никаких, извините, толковых работ. Самые лучшие работы, которые там есть, — это работы Кравецского. К сожалению, его с нами нет. Он тоже принимал участие в разработке нашей экспериментальной модели Центра образования в школе 1804 «Кожухово» и очень её поддерживал. Но его труды, скажем так, они носят самый общий характер. То есть они отвечают на вопрос, как вообще можно было подойти к научному обоснованию содержания образования. И всё. Никакой конкретики. Почему именно такие дисциплины выбраны для содержания образования? Почему именно такие программы? Почему у них именно такое сочетание, как сейчас?

А если ваш покорный слуга возьмет и предложит те же дисциплины, скажем так, или, может быть, немного изменит порядок, перечень этих дисциплин, изменит программы, изменит формы и методы преподавания — и что тогда? Мы получим худший результат или лучший? И как нужно решить эти вопросы, чтобы получить наилучшие результаты в условиях, я подчеркиваю, которых не было во времена Ломоносова? А мы продолжаем работать по методикам, созданным во времена Ломоносова. Не было во времена Ломоносова такого явления, когда знания устаревали в процессе их создания. Не было. А методы остались в соответствии тем условиям. Эту задачу удалось решить нам: каким образом нужно определять содержание образования, чтобы одновременно выпускники были конкурентоспособны (причем так, что с ними практически никто не мог соревноваться) и одновременно они были нравственными людьми, то есть социальная ответственность была бы у них развита на высочайшем уровне, чтобы они не были генералами Власовыми.

Я не случайно вспомнил Сергея Цаплина, который отдал свою жизнь за Родину. Он тоже жил в наше время, он тоже был подвержен влиянию агрессивной информационной среды, с которой никто не знает, что делать. Почему не знает? Потому что это новые условия — мы впервые живем в условиях отмены цензуры, свободы совести. Но ещё Ключевский говорил, что свободу совести, как правило, провозглашают те, кто мечтает о свободе без совести. Это Ключевский. Это сказано ещё в царское время. Это известный феномен. И эта закономерность никуда не исчезла, она работает и в наше время. Мы изучали, когда создавали центр, парадигму образования. Мы, естественно, изучали и работы Ключевского, и работы Тоффлера, и работы Кумбса, и других выдающихся деятелей, которые предсказывают, что если проблема воспитания социально ответственной личности в условиях столь быстрых изменений, быстрого технического прогресса и быстрого изменения условий жизни не будет решена, то человечество самоуничтожится. Эта тема звучит еще с дореволюционных времен и очень хорошо разработана.

***

Есть такая проблема, а решение этой проблемы, некоторые, скажем так, предпосылки её решения, дал Антон Макаренко. Он сказал, что нужен такой метод, который будучи единым и всеобщим, учитывал бы индивидуальные особенности каждого. Собственно говоря, опираясь на это завещание Макаренко, которое являлся квинтэссенцией всех его трудов, мы продолжаем организовывать свои исследования и постарались эту задачу решить. И оказалось, что получилось успешно, нам удалось добиться успеха. Я повторяю, что сегодня этот инструмент доступен каждому.

Но эксперимент был прекращен, а решения о его внедрении не произошло. То есть война смыслов идет и вокруг высказываний нашего президента о том, что нам нужно внедрить всё то, что мы не внедрили, но мы упорно продолжаем игнорировать эти высказывания. В нашем случае 20 лет проводился государственный эксперимент, который был признан успешным, который дал как раз именно те результаты, которые сегодня необходимы для решения, реального решения, задач, которые поставлены перед Национальным проектом «Образование». Ну куда уже больше? Я подчеркиваю, что по нашим результатам не было сделано ни одного возражения.

И второе, нам нужно решительно зачистить все то, что нам мешает, даже если это нам кажется близким и дорогим, таким, как наша система образования, которую все любят, но её надо менять. Она уже не тянет. Она может нас увести только вниз. Почему это так? Давайте будем исходить из того, что моим мнением можно пренебречь — что означает мнение одного человека. Но давайте хотя бы прислушаемся к мнению министра просвещения относительно действующих стандартов образования! Я цитирую министра просвещения: «Федеральные государственные образовательные стандарты сегодня абсолютно пустые». Уважаемые, мы так и будем, в соответствии с абсолютно пустыми образовательными стандартами, как бы готовить наше подрастающее поколение. Согласитесь, что это выглядит нелепо, тем более когда у нас есть система, которая позволяет дать научное обоснование содержанию образования, необходимого для сохранения конкурентоспособности в условиях быстрой смены технологий. И при этом данная система не требует хронической перегрузки детей — основной причины роста детской соматической и нервно-психической заболеваемости, а потом и желания выброситься с 12-го этажа или напасть на своих товарищей.

Психологи объяснили как это происходит, и при этом все прекрасно понимают и соглашаются, что это именно так. Кто-то из детей мимикрирует, внешне смиряются с собственной неполноценностью, но некоторые не могут принять такую лицемерную позицию. Вы поймите состояние подростка, который не принимает лицемерия. Ведь есть же такие подростки, которые не принимают лицемерия? И какой они делают вывод? Что их окружают, извините, нехорошие люди. Вы знаете, какими они обычно словами выражают это в реальности. Мне не обязательно говорить это в рамках конференции. Все прекрасно понимают, о чем идет речь: «Я не хочу жить, где они жить не достойны». И поэтому он берет и стреляет во всех подряд.

***

Все же знают об этом. Все знают, что систему образования надо менять. Все знают, что требования неадекватные. Но все молчат и делают вид, что они все гении, а он — дурак. Как может вести себя человек, молодой человек, который не приемлет лицемерия и не может, не умеет с этим существовать, он еще не образован, его не научили? Он не умеет вести диалог с такими окружающими людьми, диалог мирный. Его можно этому научить. Мирному, но конструктивному диалогу в любой ситуации. Ценностно-смысловая парадигма образования формирует такое искусство у человека, и он не применяет оружия никогда, за исключением, когда, конечно, Родина прикажет и он защищает свое отечество. Это понятно.

А обычная система образования не может его этому научить. Более того, она идет по порочному пути психологизма. Вы обратите внимание, мы потеряли царскую Россию. Это была великая страна. И Менделеев написал такой труд, что если дальше это все пойдет по тем же самым ценностям — православие, самодержавие и народность, — то к 2000-му году Россия станет самой богатой страной в мире. Его исследования проверили британцы и дали заключение, что на самом деле Россия уже через двадцать лет будет такой страной. После этого нам устроили революцию. То есть нам не дали этого сделать. И мы потеряли страну, великую страну, а также наши ценности. Ценностно-смысловая парадигма образования сегодня применяется в разрушительном ключе, а нам нужно овладеть ею в созидательном. Вот и вся проблема. И что делает противник? Он наносит удар по этим ценностям. Православие, значит? В итоге разгромлена церковь. А мы знаем из истории, что означает разгром церкви. Самодержавие? Царская семья расстреляна. Народность? Казачество ликвидировано фактически. Всё ясно — наносится удар по ценностям, по иерархии ценностей.

Формируются новые ценности. После этого следует удар и по этим новым ценностям, но уже другими методами. Возьмите инструкцию Даллеса, про которую многие говорят, что это фальшивка, потому что это среднее мнение почёрпнуто из художественной литературы. На этот счет я приведу вам мнение генерал-майора Вячеслава Широнина, который, по-моему, более 20 лет возглавлял аналитическое управление КГБ СССР. В своих воспоминаниях «Агенты перестройки. Рассекреченное досье КГБ» он пишет, что, когда ему положили на стол эту инструкцию, он не поверил в её подлинность. Но, в контексте западных многочисленных спецопераций и планов психологической и идеологической войны против СССР, многие из которых сегодня рассекречены, вопрос о происхождения инструкции Даллеса уже не важен. Как хорошо сказал Никита Михалков в одной из передач: «Действительно, фальшивка, а как работает!» Всё, что там написано, — всё это было реализовано. Есть разные точки зрения, вы можете выбирать любую. Но тем не менее обратите внимание на стратегическую «формулу Даллеса», с помощью которой был разрушен Советский Союз в холодной войне: «Мы незаметно подменим их ценности на фальшивые». «Незаметно» здесь ключевое слово.

Я сразу говорю нашу формулу. Если субъект — будь то человек, семья или общество — сознательно и постоянно держит в поле внимания свои ценности, можно ли их подменить незаметно? Нет, нельзя. Если положить кошелек на стол и отвернуться, то очень легко подменить этот кошелек таким же точно по виду, но, наполненным обрезками бумаги, а не деньгами. Это очень легко. Но если вы будете концентрировать внимание на этом кошельке, то незаметно это сделать невозможно. Вы заметите процесс подмены и поднимете шум. Так же и с ценностями — за свои нравственные ценности вы тут же начнете бороться, и их незаметной подмены не получится.

Если Ценностно-смысловая парадигма образования распространяется в обществе, то каждый человек и каждая группа людей начинают постоянно держать в поле внимания свою систему ценностей и смыслов, потому что они постоянно заняты её совершенствованием. В этом случае не может появиться такой «патриотизм», как у генерала Власова, а только такой, как у Сергея Цаплина. В этом случае никакой незаметной подмены смыслов произойти не может. Есть люди в нашем обществе, которые это понимают, а есть — которые или не понимают, или не хотят понимать. Почему? Потому что это выгодно. Например, все понимают необходимость цифровизации экономики и внедрения информационных технологий. Все также понимают, что этот процесс должен осуществляться эффективно и безопасно: проблемы кибербезопастности признаются всем мировым сообществом. Мы что, будем игнорировать мнение мирового сообщества? Мы будем игнорировать бесконечные коллективные обращения серьезных ученых, которые проводят по этому поводу конференции, а потом обращаются к правительствам всего мира, чтобы они были осторожны при решении этих вопросов. Они предупреждают о том, каким опасности есть на этом пути.

И наши родители, и профессиональные сообщества также обращаются в Генеральную прокуратуру с очень понятными вопросами. Почему наша программа цифровизации разработана втайне от общества? Это же явное нарушение норм международного права, а также российских законов и Конституции. Почему это сделано втайне? Напомню, что все международные нормы гласят, что, если рассматривается вопрос, имеющий важное значение для судьбы человека, в том числе и ребенка, то он имеет право на участие в обсуждении этого вопроса. Он должен понимать, что происходит. Он должен высказать свое мнение. Если авторитетные товарищи считают, что он ещё не созрел, то они должны постараться объяснить ему свое решение, чтобы это не привело потом к травме, а наоборот, к развитию. Ведь все это в русле нормальных человеческих отношений, в русле представлений о нравственности, которые, в общем-то, многие люди в мире разделяют. Это требование законов. И вдруг всё делается втайне от родителей и от учителей, от всех. Решаются детали этого процесса, и мы знаем, что этот процесс очень серьезный. И что доверять, именно доверять компетентности наших органов управления образованием нельзя никак, потому что у них растет, извините, наркомания, у них растет суицид.

Наш министр просвещения в ту пору, когда она была ещё министром образования и науки, заявила, что мы поставили рекорд по детской смертности на уроках физкультуры. При таких «рекордах» кто же может доверять нашим органам управления образованием? Да ещё при этом все эксперты в один голос заявляют, что систему образования надо менять. А её никто не меняет, но все об этом говорят, кроме Министерства просвещения. Понятно, у них ведомственные интересы. Как им можно доверять, если в Государственной концепции модернизации российского образования утверждается, что модернизация образования ни в коем случае не должна осуществляться как ведомственный проект. Простите, это государственная концепция? И даже объясняется почему. Потому что у ведомства есть свои интересы, а ведомственные интересы отличаются от интересов государства в целом, от интересов народа и общества. Чем они отличаются? Тем, что ведомство хочет иметь побольше денег и поменьше ответственности. Поэтому ведомству поручать выполнение таких вопросов никак нельзя.

***

Но несмотря на эти самокритичные замечания, у нас модернизация образования идет именно как ведомственный проект. Все общество против, а ведомство навязывает свои смыслы. Настоящая война смыслов. Общество обращается с запросом в Генеральную прокуратуру, почему нарушены наши права? И самое главное — как будет обеспечиваться безопасность, мы же все погибнем при неправильной цифровизации! Мы знаем, что шутить с ядерными реакторами нельзя, а здесь может быть ситуация похуже, чем с Чернобылем. Это очень опасная тема, и безопасность должна быть гарантированно обеспечена. Нужна информатизация и цифровицазия, но вопросы безопасности должны решаться с самой высокой степенью надежности. С высочайшей, я бы сказал.

Я так говорю, потому что наш экспериментальный Центр образования занимал официально первое место по информатизации образования. Мы разработали методы информатизации, которые обеспечивали эффективность, безопасность и надежность. У нас у всех детей возрастали параметры здоровья, интеллекта, нравственности, коммуникативной креативности и всего остального. Эта задача была решена, но в экспериментальной модели, но в действующей государственной, которая ставит рекорды по смертности учащихся на уроках физкультуры. Я просто ради шутки спросил, вы представляете, что было бы с министром, который бы сделал бы такой доклад при Сталине. Все сказали: «Представляем!» А теперь у нас, пожалуйста, делаются такие доклады, а потом мы говорим, что должны воспитывать детей в духе социальной ответственности. Но, извините, в воспитании есть аксиома, которую никто никогда не опровергал: авторитет поступка выше авторитета слова. Простите, пожалуйста, какую ответственность понесли те, кто ввел наше образование в штопор реформами, которые проводились по калькам Международного валютного фонда. Об этом очень много написано, и я бы не хотел приводить здесь доказательства этого — они уже все опубликованы. И никто не опроверг эти доказательств.

И кто же понес за это ответственность? Никто. Тогда почему дети должны воспитываться в духе социальной ответственности, когда у нас безответственность полная демонстрируется товарищами, которые в социологии называются «значимые другие»? Вот воспитание человека, его социализация происходит в процессе общения со значимыми другими. Министр просвещения — значимый другой? Значимый, конечно. И министр просвещения заявляет, ещё раз акцентирую ваше внимание, что наш ЕГЭ меряет то, чего нет. Это парадокс, ведь это говорит наш министр, абсолютный парадокс. Почему? Да потому что не может наше министерство, Российская академия образования и Российская академия наук решить задачу научного обоснования содержания образования. Научного обоснования нет. Оно каким-то волевым путем надергано отовсюду экспертами. Оно неподъёмно совершенно для наших учащихся, то есть оно не отвечает требованиям доступности, эффективности и качества. Я бы ещё добавил — и конкурентоспособности, раз поставлена такая задача.

Я просто процитировал государственную концепцию, точку зрения, которую даже не предлагаю изучать. Потому что содержание российского образования представляет собой непонятно что, вообще непонятно что. И при этом что-то такое измеряется, ведь ЕГЭ — это измерение того, насколько ученик усвоил содержание образования. И поскольку министр образования признает, что научного обоснования содержания образования нет, а контрольно-измерительный инструмент есть, то ЕГЭ — это инструмент, который меряет то, чего нет. Это парадокс, ведь я процитировал министра просвещения. Так вот, это не парадокс. Парадокс возникает, когда из-за недостатка знаний у человека или у человечества два противоположных взаимоисключающих явления оказываются равно доказательными. И он не может выбрать одно из них, потому что знаний не хватает. Так получается парадокс. Вот это парадокс. Есть парадоксы теории относительности — это парадокс. Они возникают по объективным причинам, от недостатка знаний. А здесь нет объективных причин. Если вы знаете, что содержания образования нет и что контрольно-измерительные методики разработать невозможно ввиду отсутствия предмета измерения, зачем же вы меряете то, чего нет, и вводите в стресс детей? Зачем вы морочите голову обществу? Это не называется парадокс, это называется авантюра.

И вот в духе этой авантюры, на примере этой авантюры, в обстановке этой авантюры мы собираемся воспитывать социальную ответственность нового поколения — это вторая задача Национального проекта «Образование». Я обращаю ваше внимание, что даже в этих условиях можно воспитать социально ответственное поколение, но при условии, что применяется новый инструмент, соответствующий задаче, — Ценностно-смысловая парадигма образования. Это доказано — и доказано научно.

***

А теперь о том, что происходит сейчас и как будет развиваться ситуация в дальнейшем, если все останется так, как есть. К счастью, Ценностно-смысловая парадигма образования разработана так, что ей может овладевать отдельный человек, может овладевать самостоятельно и просто ей пользоваться. В этом случае он получает иммунитет ко всем тем эффектам, о которых наш министр просвещения официально заявляет как о парадоксе. Я еще раз этот парадокс нашего министра просвещения процитирую. Президент РФ требует привести содержание образования в соответствие с современными требованиями. Все понимают необходимость решения этой задачи, но у Министерства просвещения нет для этого инструмента. В то же время Министерство просвещения должно нести ответственность за системные характеристики. То есть нравственность нации должна расти, если мы говорим о воспитании. Интеллект нации должен расти, иначе зачем работает Министерство просвещения? Ради того, чтобы дети могли удовлетворять вгосам, которые «абсолютно пустые», и ЕГЭ, который «меряет то, чего нет», по словам министра просвещения, а не по моим словам. Ради этого работает Министерство просвещения? Нет. Оно должно работать ради повышения нравственности — это не моя точка зрения, а конференции российских ученых. Ради повышения интеллекта нации, ради повышения здоровья нации и остальных параметров. Тогда эти показатели надо просто измерять. И если министр не может обеспечить их повышение, а вместо этого под его руководством ведомство ставит рекорды по смертности детей на уроках физкультуры, тогда надо принимать кадровые решения. Между прочим, это практика всех зарубежных государств.

Более того, многие уже поняли, что министерство уже вообще не нужно для решения этой задачи. Финляндия ликвидировала министерство — и вышла на первое место. Нам нужно сделать то же самое. И уже понятно, как это сделать так, чтобы качество нашего образования сразу выросло и вышло на первое место в мире. Как это сделать — дорожную карту можно прописать. Но поскольку ведомственные интересы у нас пока превыше всего, то пока что они побеждают. Я бы сказал, что они побеждают не в силу их силы, а в силу нашей слабости. Ведь так говорил Ленин? Пролетариат победил не в силу своей силы, а в силу слабости своего противника. Вот сейчас мы немного слабее, может быть, даже не немного. Но потихонечку появляется новое поколение, не в смысле возраста, а в смысле мышления. Это может быть и 90-летний человек, но он мыслит по-другому. И такие люди овладевают Ценностно-смысловой парадигмой образования. Каким образом они действуют в сложившейся ситуации? Они просто применяют полученные знания для реализации своих ценностей и смыслов. Это путь нравственный и законный, и я объясню, почему все наше законодательство под это заточено.

В качестве примера я приведу фразу из учебника обществознания, который изучают сегодня все наши школьники. Там написано, что было проведено исследование, в котором установлено, что в отношении термина «культура» сейчас используется более 300 интерпретаций, принципиально различных. Не на одно слово, а принципиально различных. Если вы возьмете какую-то интерпретацию, то ваши действия и ваши результаты будут определяться этой интерпретацией. Если вы возьмете другую интерпретацию, у вас будут совершенно другие действия и результаты. И это будет развитие вашей культуры. Более 300 — это значит на самом деле бесконечное множество. И так же, как каждый человек индивидуален, то каждому человеку, как правило, подходит какая-то одна интерпретация, так же, как костюм. На каждого человека шьют костюм по индивидуальному пошиву, также и определённая интерпретация больше всего подходит к нему. И это прекрасно. Но тогда должны быть созданы условия для реализации каждой интерпретации. И тогда будет экономический рывок, когда образование будет давать каждому использовать его индивидуальные особенности на благо общества. Такая система образования создана — это Ценностно-смысловая парадигма образования.

А представьте себе, что у нас есть министр культуры? И какую он интерпретацию реализует, то есть куда направлен административный ресурс, который находится в его власти? Естественно, на реализацию его интерпретации. А остальные интерпретации, получается, не имеют права на жизнь? Нет, они все нравственные, они все результативны, они все необходимы. Что тогда делать остальным? Реализовать свою интерпретацию, своё представление о культуре. Это нормально, наши учебники, в общем-то, призывают к такой позиции: у каждого человека индивидуальное восприятие, но все они должны находиться в гармонии друг с другом, а не в конфликте. Но как это сделать? Именно этому учит Ценностно-смысловая парадигма образования. Там есть определенные блоки знаний, которые последовательно должен пройти ученик, чтобы у него появилась способность всегда находить гармоничные решения. Она у каждого человека появляется.

Точно такая же ситуация и в системе образования. Есть интерпретация, которой придерживается наш министр просвещения. Я напомню эту интерпретацию. В этой интерпретации система образования сфокусирована на обучении и воспитании. Заметьте, про развитие в ней не упоминается. Система образования не может бежать за кем-то, а бежит за кем-то содержание образования. Давайте сократим и выделим сухой остаток. Получается, что наше образование не может бежать за своим содержанием. Это официально высказанная точка зрения, и мы можем, если хотите, выйти в интернет и посмотреть как она точно формулируется, если вы думаете, что я что-то не точно излагаю. Это официально высказанная точка зрения министра просвещения.

***

Есть другая точка зрения. Целостно-смысловая парадигма образования всегда позволяет человеку быть впереди содержания актуального для данного уровня развития экономики. Я понятно выразился? Вот две точки зрения. И поскольку альтернативная система уже разработана, поскольку она дает очень сильный практический результат, то те, кто о ней знают, её изучают самостоятельно. То есть сейчас она распространяется народным способом. И каждый свою интерпретацию образования, получив нужные знания, умения и навыки, реализует сам. Таким образом, независимо от того, как влияет на детей традиционная система образования, которая реализует представления об образовании нашего министра просвещения, возможности Ценностно-смысловой парадигмы позволяют компенсировать любое вредоносное влияние и усилить позитивное. Поэтому дети в этой системе всегда оказываются в выигрыше, и всегда у них воспитание, развитие и обучение будет иметь тенденцию к росту. Но пределов совершенствованию нет, поэтому каждый из них совершенствуется до того уровня, который считает для себя необходимым.

Я ещё раз обращаю ваше внимание на то, что, если смысл высказываний Владимира Путина и дальше будет интерпретироваться так, как выгодно чиновникам, чтобы побольше получить денег и поменьше нести ответственность, то рывка экономического у нас опять не получится. «Не отвечаем мы за это, хотя 734 млрд на Национальный проект «Образование» истратили. Вполне возможно, несмотря на все наши усилия, мы можем опять оказаться свидетелями распада ещё одного государства. Ведь мы и раньше очень старались, чтобы Советский Союз не распался, но, тем не менее, к большому сожалению, эта трагедия произошла», — примерно в такой риторике. Сейчас ситуация лучше только тем, что раньше народным способом Ценностно-смысловая парадигма образования не распространялась, а сейчас распространяется. И к счастью, что этот способ и результаты его распространения не могут быть подвергнуты вмешательству деструктивных сил, потому что они не понимают, что это такое. Они не могут вмешаться и не могут навредить. И поэтому шансы с точки зрения образования сегодня выше.

Наши силовые структуры тоже получили опыт, получили опыт борьбы с деструктивными идеологиями в условиях идеологического многообразия. Это тоже радует. И господин Колокольцев заявил, что они готовятся к серьезным событиям, и директор ФСБ заявил, что есть желающие повторить дубль распада Советского Союза. Есть надежда, что объединённые усилия позволят нам сохранить Россию. И рано или поздно, официально или народным путем Ценностно-смысловая парадигма образования распространится в нашем государстве, в нашем обществе, и Россия станет мировым лидером. А если произойдут серьезные изменения и кадровые зачистки, о которых говорит В. В. Путин, и они будут реализованы в правильном направлении, тогда мы еще быстрее станем мировым лидером. Почему? Потому что кризис образования сегодня наблюдается во всем мире, а задачу определения актуального содержания образования, обеспечивающего конкурентоспособность и нравственность в условиях, когда знания устаревают в процессе их создания, наши конкуренты решать не умеют, но очень бы хотели этому научиться. И если Россия создаст хотя бы несколько центров, обучающих тому, как это делается, то у нее тут же появится много последователей, много желающих воспринять её опыт, и тогда она автоматически окажется лидером мирового образования, а следовательно, и мировой экономики.

 


Об авторе
[-]

Автор: Андрей Курбатов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.09.2019. Просмотров: 35

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta