О перспективах мировой экономики

Содержание
[-]

Британский экономический гуру "взвешивает" страны на весах мировой экономики

Сегодня, пожалуй, нет ни одного серьезного западного издания, в котором на страницах финансовых и экономических разделов не обсуждалась бы солидарно одна общая тема — кризис в странах и регионах с так называемой развивающейся экономикой.

В свое время, экономист с мировым именем, придумавший аббревиатуру «БРИКС», Джим О’Нил (JimO’Neill) вместе со своими коллегами по цеху, выдвинул доктрину, согласно которой развивающиеся рынки представляют собой самые большие ожидания и надежды для стран с развитыми экономиками, включая Великобританию. Однако сегодня, как отмечает О’Нил, этот тезис многими ставится под сомнение. Прежде всего, как считает эксперт, это связано с тем, что буквально со всех сторон идет вал гипертрофированных преувеличений в рассуждениях на эту тему, что, в конечном счете, приводит к некорректному анализу реальной финансово-экономической ситуации. Это связано с тем, что те, кто пытается рассуждать и исследовать тему кризиса в большинстве случаев совсем не учитывают целый ряд важнейших моментов. Прежде всего, О’Нил и серьезные экономисты считают, что столь широко распространяемый сегодня тезис о «кризисе» развивающихся финансовых рынков, мягко говоря, не совсем объективен. Действительно, некоторые из развивающихся стран, — Аргентина, Таиланд, Украина и к этому ряду, может быть, можно было бы присоединить сейчас даже и Турцию — в настоящее время реально переживают потрясения. Но при этом, экономисты подчеркивают: кризисные явления охватывают далеко не все рынки, составляющие экономику этих стран, и уж тем более, считает О’Нил, неверно говорить о том, что рынки и других развивающихся экономик характеризуются особой слабостью.

В конце января, первого месяца торгов наступившего года, фондовый индекс S&P 500 в США опустился сразу на 3,5 процента (информационные агентства тогда написали, что нечто подобное наблюдалась после 11 сентября 2001 года). В связи с этим событием Джим О’Нил отмечает: опыт говорит, что, как правило, это не лучший предвестник для наступившего года. Тем более, что резкая негативная динамика фондовых рынков наблюдалась уже довольно продолжительное время как в развивающихся, так и развитых странах. Однако, при этом следует отметить, что не все фондовые рынки просели. Более того, после первого месяца года, многие фондовые рынки развивающихся экономик продемонстрировали восстановление. Это Аргентина, большинство государств Ближнего Востока и Африки. Положительная динамика наблюдается сейчас в Индонезии и во многих странах Азиатского региона, государствах с более слабыми экономиками. К тому же, отмечает Джим О’Нил позитивную динамику сохранял и индекс Шэньчжэньской фондовой биржи Китая (Shenzhen Stock Exchange — SZSE), который, как отмечают эксперты, в большей степени отражает перспективы Китайской экономики, чем индекс Шанхайской фондовой биржи.

Джим О’Нил отмечает, что ряд аналитиков и опытные наблюдатели за мировыми рынками связали январскую ситуацию на фондовых рынках не с проблемами в развивающихся странах, а с удручающими показателями самого Американского рынка. Но сейчас большинство экспертов убеждены в том, что не за горами восстановление американской экономики. При всем многообразии мнений и оценок произошедшего в январе, аналитики солидарны в том, что крайне важно и при этом чрезвычайно сложно понять: во-первых, носит ли падение основных индексов временный характер? И второй вопрос — вызвана ли эта опасная ситуация непосредственно негативным влиянием на США от замедления и нестабильности развивающихся рынков или все же американские фондовые площадки отразили внутренние проблемы американской экономики?

Эксперты обращают внимание еще и на то, что в то время, когда Японский и Европейский рынки продолжают разочаровывать, ситуация на многих периферийных Европейских рынках, напротив, смотрится совсем неплохо.

Следует обратить внимание и на то, что если сейчас экспертное сообщество снова практически единодушно выражает уверенность в том, что экономически развитые страны сейчас, наконец, на пути к восстановлению, то в оценке влияния на этот процесс состояния экономик так называемого развивающегося мира такого единодушия нет. Целый ряд экспертов убежден в том, что никакие проблемы, с которыми, скорее всего, как они считают, столкнутся развивающиеся рынки, не смогут помешать восстановлению Западных экономик. Джим О’Нил считает этот тезис, мягко говоря, спорным, если не сомнительным. Аналитик аргументирует: да, пока текущий уровень экспорта Западных стран в проблемные развивающиеся экономики остается небольшим, однако в принципе эти развивающиеся экономики представляют собой значительный потенциал роста, что, безусловно, по мнению О’Нила, является чрезвычайно значительным фактором, который будет оказывать влияние на ход восстановления и рост в развитых стран. Этот тезис особенно актуален при рассмотрении таких емких и перспективных рынков, как Китай, Бразилия и другие большие развивающиеся экономики.

Джим О’Нил в своих выступлениях в Лондоне перед профессиональной аудиторией не прекращает акцентировать внимание на том, что совершенно необходимо уделять особое внимание различиям уровня развития и потенциалу роста стран, которые характеризуются как развивающиеся и которые «вталкивают» в одну общую группу.

***

С тех пор, как финансист, аналитик Джим О’Нил предложил термин, а под ним и саму концепцию БРИК прошло уже 12 лет, однако, приходится констатировать, что, хотя за это время произошло много событий в мировой экономике, многие так и не поняли ее смысла и значения. Джим О’Нил снова попытался порассуждать на тему некоторых аспектов и развивающихся, и развитых экономик в своей новой книге «Дорога государств БРИК к росту».

В частности, рассматривая БРИК, аналитик отмечает: так называемая развивающаяся страна может войти в эту группу лишь в том случае, если уже сейчас ее доля в мировом ВВП составляет не менее 3%, а государство, которое стремится присоединиться к БРИК должно иметь ясную и четко просматриваемую перспективу достижения этого уровня в ближайшие 20 лет. Сегодня ВВП Китая — 9,3 триллионов долларов, 13% мирового ВВП, что превышает показатели Германии, Франции и Италии вместе взятых. Джим О’Нил совершенно справедливо подчеркивает, что таким образом уравнивать Китай, или близкие по темпам роста страны со всеми остальными, включенными в общую группу государств с развивающимися экономиками, по меньшей мере, некорректно. Хотя оппоненты Джима О’Нила настаивают на том, что даже при достижении новых рубежей, Китаю пока что не удастся преодолеть отставание от развитых стран по размеру ВВП на душу населения, что оставит Китай на позиции наиболее крупного развивающегося государства в мире.

Россия и Бразилия — с объемом в 2,2 триллионов долларов каждая, — формируют более 3% мирового ВВП, и занимают 8-е и 9-е места в списке крупнейших экономик мира после Италии, которая в этой строке занимает 7-е место. Размер Индийской экономики на сегодняшний день чуть меньше 2 трлн. долларов, что ниже 3% порога, но у Индии, настаивает аналитик, совершенно очевидный потенциал роста. Прогноз экономистов к 2050 году: экономика страны приблизится к 10% мирового ВВП. Да уже и сейчас Индия занимает 10-11 место в списке крупнейших экономик мира. Финасист О’Нил отмечает, что совокупный ВВП стран БРИК составляет 16,5 триллионов долларов, и это значит, что они - все же больше, чем еврозона. Более того, прогнозы Джима О’Нила даже диссонируют с нынешней точкой зрения большинства экспертов. Он считает, что у БРИК есть реальный шанс обогнать и США. И если это произойдет, то довольно сложно себе представить, что эти экономики будут назваться развивающимися.

В 2005 году О’Нил предложил альтернативный БРИК список развивающихся стран, обладающих хорошим потенциалом для будущего роста, и дал ему наименование Next-11. Страны этого нового списка, составленного аналитиком: Турция, Египет, Бангладеш, Пакистан, Нигерия, Филиппины, Мексика, Южная Корея, Индонезия, Вьетнам и Иран. По значимости роли в мировой экономике Джим О’Нил выделяет этот самый Next-11 фактически после БРИК — 11 крупнейших по численности населения развивающихся стран. При этом кажется странным, что в эту группу входит и Южная Корея, где уровень благосостояния на душу населения составляет 25 тысяч долларов, — почти такой же, как в Испании. Но тем не менее, Южную Корею считают развивающейся страной. В 2012 году О’Нил предложил рассматривать в качестве новых потенциальных лидеров новую четверку стран — из числа лидеров Next-11 — Мексику, Индонезию, Южную Корею и Турцию, и назвал эту группу лидеров MIST. Эти страны стоят недалеко друг от друга, на линейке где-то 1-2% мирового ВВП. При этом О’Нил откровенно говорит о том, что только высокий оптимизм позволяет нарисовать сценарий, где страны этой группы смогут достичь уровня 3% мирового ВВП за период 30 — 40 лет. Аналитик считает, что небольшой шанс существует только у Индонезии, благодаря демографической ситуации в стране. Но, если бы свершилось объединение двух Корей — Северной и Южной, то теоретически, у объединенной страны также был бы шанс, хотя и не без трудностей, рассуждает О’Нил.

Страны MIST плюс Нигерия О’Нил выделяет среди остальной группы государств развивающегося мира, как страны с самыми большими и значительными экономиками. Появились упорные слухи и различные утечки, согласно которым, как утверждает О’Нил, размер нигерийского ВВП скорректирован с 275 до 460 миллиардов долларов, что означает, что Нигерия стала крупнейшей экономикой Африканского континента.

Джим О’Нил полагает, что в течение ближайшего десятилетия, эти 9 стран — Бразилия, Россия, Индия, Китай, Южная Корея, Индонезия, Мексика, Турция, Нигерия, которые совершенно неправильно, как он считает, называть «развивающимися экономиками», в то время, как этой группе очевидно корректнее дать определение «растущие экономики», — обеспечат двукратный по сравнению с США и Европой вклад в мировой ВВП, причем половина этой составляющей придется на Китай.

Что же касается большинства остальных развивающихся экономик — и в данном случае этот термин уместен, — каждая в отдельности страна развивающегося мира, вряд ли будет оказывать такое уж важное влияние на нас. Но при этом, Джим О’Нил оговаривается: их необходимо учитывать.

***

О’Нил советует, что, при анализе различных проблем, с которыми приходится сталкиваться большинству государств, всегда важно мыслить на перспективу. Сегодня Таиланд и Украина представляют меньшее значение и важность для мира, чем Греция, — лишь по одной причине. У страны долг таких масштабов, что уровень проблем этих развивающихся стран просто несопоставим с теми угрозами, которые несет для мира провал греческой экономики.

Если бы серьезный кризис случился в более крупных развивающихся экономиках — Турции, Индонезии, Индии, России, Бразилии и конечно Китае, тогда последствия были бы куда более серьезными. Может быть именно эти опасения, в совокупности с широко обсуждаемыми угрозами текущего сокращения ликвидности Центрального Банка США, и беспокоят ключевые фондовые рынки.

В конечном счете, хотя объем экспорта США и стран Запада в эти «развивающиеся» государства довольно низкий, экономический рост этой группы стран остается высоким, особенно в Китае. Кстати, О’Нил отмечает, что США, Европа, которая переживает трудности, и Великобритания — все активизировали усилия в расширении собственного экспорта в эти, так называемые, развивающиеся страны. Масштабы экспорта между Британией, Европой и США сейчас уже не те, что прежде, поэтому сейчас уже рыночные опасения вполне оправданы.

Аналитик О’Нил, обращает внимание и еще на две болезненные темы. Текущие данные торговых и финансовых показателей свидетельствуют о том, что и США и Китай следят за улучшением состояния своих платежных балансов в соответствии с набором рекомендаций специалистов. Цель — восстановление после глобального кредитного кризиса.

Если глобальный избыток сбережений был оборотной стороной американского дефицита, как часто повторял недавно ушедший в отставку глава ФРС Бен Бернанке (Ben Bernanke), нынешнее улучшение ситуации будет чревато для многих государств и финансовых рынков проблемами, связанными с изменением уровня реальных процентных ставок, который сегодня действительно очень низкий. Многим это принесет негативные последствия, однако для игроков в статусе государств результаты могут расходиться с ожиданиями.

В конечном итоге становится ясно, что мы живем в мире, где значимость доллара США, определяющего ситуацию на финансовых рынках, серьезно перевешивает значение состояния американской экономики. Пока Западные страны не наберутся смелости и позволят Китаю и другим странам играть большую роль, и при этом принимать на себя ответственность в полной мере, в том числе в вопросе продвижения их денежных единиц в число ведущих мировых валют, уязвимость большинства государств от взлетов и падений Американского Центробанка будет сохраняться.

И все же, это время неумолимо приближается. Сначала мир стал политически многополярным. Следующий этап — экономическая многополярность.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Нана Яковенко

Источник: inosmi.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 24.02.2014. Просмотров: 369

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta