O перспективах газопровода «Северный поток — 2», который должен был «наказать Украину»

Содержание
[-]

***

Нефтегазовый аналитик Михаил Крутихин: «Северный поток — 2» мертв, трубы будут лежать на дне»

«Новaя газета»:Под американские санкции попала баржа «Фортуна», которая должна была участвовать в укладке труб для «Северного потока — 2». Как это повлияет на судьбу проекта?

Михаил Крутихин: — Баржа «Фортуна» вышла из порта Росток в Германии примерно на ту точку, где заканчивается ветка газопровода от берега Германии до конца германской эксклюзивной экономической зоны. И уже несколько дней она стоит на этой точке, ничего не делает. Вокруг нее суетятся два буксира, пожарное судно под названием «Катунь» — и все. Но движения в сторону укладки чего бы то ни было не наблюдается. Судя по всему, она каким-то образом обеспечивает безопасность концов этой ветки, брошенных на дне. Дальше для того, чтобы начались работы в датских водах, нужно, чтобы датчане на время перекрыли эту зону. Они давали на время разрешение. Но в разрешении датского морского ведомства нет информации о зонах, установленных для прохождения других судов. Поэтому работы никакие не велись.

— Что мешает их теперь начать?

— Мешает, во-первых, отсутствие нормальной страховки: швейцарская компания, страховавшая работы раньше, ушла. Не хватает технической, технологической и экологической сертификации, этим занималась самая влиятельная в мире норвежская сертификационная компания DNV. Она, кстати, объединилась с Lloyd, то есть солидней не бывает. И они тоже ушли. Ушли оттуда немцы — компания, которая обеспечивала безопасность технологических узлов. Теперь вопрос, согласятся ли датчане давать разрешение на возобновление работ, повисает в воздухе.

— Проблема в страховке и в сертификации?

— Не только. В новой редакции американских санкций, принятых с новым военным бюджетом США, говорится: санкции нельзя применять против правительственных организаций и учреждений Германии, Дании и так далее. То есть разрешения, выданные властями этих стран, под санкции не попадают. Но если кто-то решится продолжать работы, это вызовет новую волну санкций, в частности против германских компаний, которые обеспечивают операции. Компании в портах Мукран, Висмар, Росток, помогающие операциям на «Северном потоке — 2» снабжением, предоставлением буксиров и так далее, могут сильно пострадать, и не исключено, что они тоже уйдут из проекта. Так что, пока о возможности продолжить строительство ничего сказать нельзя.

— Как же тогда огромная выгода Германии от этого проекта, о которой столько разговоров? Сами немцы говорят, что их правительство на все пойдет, чтобы этот газопровод был построен.

— Вы посмотрите, кто об этом говорит. Говорит в бундестаге какой-то депутат от крайне правой партии, который был когда-то руководителем комсомольской организации в каком-то районе Казахстана. Личность явно…

У нас говорят: да, немцы, как, например, этот товарищ, переживают, отказ от «Северного потока — 2» грозит Германии экономическим коллапсом. Но есть простая арифметика. Имеется «Северный поток — 1». Его пропускная мощность — 55 миллиардов кубометров газа в год. Есть хорошо испытанный маршрут через Беларусь и Польшу, там тоже 30 миллиардов кубометров в год. Плюс еще Украина. Это все идет в Германию. Не будем обращать внимание на 2020 год с его спадами, но в 2019-м, если верить «Газпрому», Германия получила из России 57 миллиардов кубометров газа. На самом деле меньше, потому что «Газпром» зачисляет туда и тот газ, который покупает у каких-то других продавцов и перепродает. То есть — 50 с небольшим. И вот 55 — «Северный поток — 1», Польша — еще 30, уже 85 миллиардов. Скажите, как «Северный поток — 2» должен предотвратить какие-то перебои в снабжении Германии газом?

— Но зачем-то ведь понадобился второй газопровод?

— С российской стороны на это есть две причины. Одна — геополитическая: президент России решил наказать Украину, лишить ее транзита, от которого та получала примерно 2 миллиарда долларов в год. Для этого был построен новый гигантский газотранспортный коридор, он обошелся в сумму больше 100 миллиардов долларов, от Ямала через Ухту, через Торжок на Балтику и еще на Черное море. Колоссальные деньги были вложены. Но геополитическая причина провалилась в декабре 2019 года, когда под влиянием американских санкций «Газпром» вынужден был сесть и подписать новое транзитное соглашение с Украиной. На украинских фактически условиях, невыгодных для «Газпрома». Провалился «Турецкий поток», еще раньше — «Южный поток». Вся геополитика полетела.

Но есть вторая причина: на безумных геополитических идеях президента паразитируют его приятели, строящие никому не нужные газовые коридоры внутри России. То есть переводят деньги из инвестиционных фондов «Газпрома» в свой частный карман. Эта задача была выполнена: все коридоры построены, деньги перешли от «Газпрома», госкомпании, в карманы частных подрядчиков.

— Да, но со стороны Германии-то в чем был интерес?

— Германия еще в 2019 году заняла очень скользкую и некрасивую позицию. Госпожа Меркель пообещала украинцам, что якобы президент Путин гарантирует сохранение транзита через Украину. Но одновременно она же своими решениями фактически спонсировала строительство «Северного потока — 2», единственной целью которого было лишить Украину транзита.

— Одно другому не мешает: можно и новый газопровод строить, и Украине что-то гарантировать.

— Как это не мешает? Германия могла бы сказать «Газпрому»: извините, никаких «Северных потоков» не будет, пока вы не подпишете с украинцами соглашение о транзите. Логично? Логично. Вместо этого что было? Вмешались американцы, запретили «Северный поток — 2». И как быть немцам? Признать, что американцы были правы, а они (немцы) — нет, и присоединиться к американским санкциям? По политическим причинам они этого не могут себе позволить, это потеря лица. Теперь одни немцы кричат «да, мы можем закрыть проект», другие — «нет, мы можем продолжить». То есть там идет такая не очень красивая возня.

— Это говорит как раз о том, что интерес к российскому газу Германия даже очень проявляет.

— Немцы вполне обеспечивают себя газом и без «Северного потока — 2». Но «Газпром» им обещает фактически: мы за все заплатим, сами все профинансируем, но построим вам еще одну трубу, будете, как сыр в масле кататься. Мало того, продолжает «Газпром», мы профинансируем вам строительство газопровода на территории Германии для приема этого газа и доставки его дальше в Европу.

И что, по-вашему, немцы должны были отказаться? Отказаться от того, чтобы Россия за свой счет провела у них еще одну трубу, превратив Германию в хаб по поставке газа? Например — по поставке в Италию, которая сейчас получает газ транзитом через Украину. Немцы могут на халяву получить еще один ввод газа в страну и рычаг воздействия на партнеров по Евросоюзу.

— Вот видите, немцы даже очень хотят «Северный поток — 2».

— А с чего бы им не хотеть?

— Они его до какой степени хотят? Готовы ли они идти, например, на конфликт с Соединенными Штатами, игнорировать их санкции?

— О каком конфликте может идти речь? Проекта нет. Американцы его убили. И то, что кто-то пойдет на какой-то конфликт, — просто треп. Какая компания бросит вызов американским санкциям? Наши могут наплевать на «Фортуну», которая и так уже под санкциями. Судно может работать на мелководье, а там под санкции попадают глубины до 200 футов, это больше 60 метров. Но у «Фортуны» есть владельцы, и не только фиктивные, но и настоящие. И все компании, которые будут способствовать операциям на строительстве «Северного потока — 2», тоже попадут под американские санкции. Кто бросит американцам такой вызов?

— Из каких соображений американцы это делают? Из политических — или это все-таки конкуренция?

— О какой конкуренции вы говорите?

— О недобросовестной. Они хотят продавать в Европе свой сжиженный газ.

— Американские политики газом не торгуют. Ни Белый дом, ни Госдеп.

— Они наверняка хотят оказать протекцию своим частным компаниям.

— Газ на американских берегах покупают абсолютно все международные трейдеры — от Shell до «Польской нефтегазовой компании». И дальше они поставляют этот сжиженный газ по всему миру — туда, где цены хорошие. Никто, никакой Белый дом не может заставить их продавать газ в Европе, если его дороже купят в Японии. Газпромовский газ конкурирует со сжиженным газом вообще — в том числе и российским, идущим с международного проекта «Ямал СПГ». Так что, не надо говорить о конкуренции с США.

— Об этом американцы и сами говорят, Трамп призывал Европу переходить на американские газ и нефть. И санкции все-таки введены.

— Когда санкции были оформлены отдельным законопроектом, вероятность его принятия в Конгрессе эксперты оценивали в два процента, я смотрел данные служб, которые это отслеживали. Большинству конгрессменов было в целом на это наплевать — и на Россию, и на Украину, и на «Северный поток». Но те ребята в Конгрессе, которые все-таки были заняты «Северным потоком», ухитрились вставить законопроект в военный бюджет как один из пунктов. И новый военный бюджет тоже включает закон, усугубляющий санкции.

Давайте назовем это скрепой: отношение к России в Конгрессе. Это одна из очень немногих тем, объединяющих республиканцев и демократов. Они должны продемонстрировать, что они не куплены Путиным, что они против политики России. Поэтому раздел в законе о военном бюджете прошел, здесь все логично.

— То есть никакого бизнеса, только политика? И никакого желания, чтобы американского сжиженного газа в Европе продавалось больше и больше?

— Почему именно в Европе? Американцы продают сжиженный газ трейдерам, те везут туда, где выгодно. В конце декабря — начале января в Японии взвинтили цены на сжиженный газ, и туда рванули все, у кого есть груз СПГ: и Катар, и американцы, и Тринидад и Тобаго, и Австралия, и все остальные. Юго-Восточная Азия — гигантский рынок. Цены выше и в Мексике. Почему бы американцам в Мексику газ не отправлять? Это решают трейдеры, а не Белый дом. А в Европе потребление сжиженного природного газа резко снизилось. «Газпром» на коне, он свои продажи в декабре и январе резко увеличил.

— Почему тогда именно «Северный поток — 2» вызывает столько шума?

— Этот шум надо снижать. Посмотрите на последние действия «Газпрома» по «Северному потоку — 2».

— Он признал, что существует риск остановки проекта.

— «Газпром» опубликовал проспект эмиссии евробондов, а это такая вещь, где врать нельзя. Там покупатели, там инвесторы, им по всем законам совершенно обязательно нужно рассказать, какие существуют риски. И «Газпром» признал, что может отказаться от проекта по политическим причинам. Там прекрасно понимают, что проект умер. А вся остальное — просто возня. Они пригнали какой-то плавучий кран с Дальнего Востока, развернули бурную кампанию своих агентов в Германии и по всей Европе, получили какие-то умопомрачительные разрешения от Дании…

— Зачем, если умер?

— Единственная цель — показать Путину, что они что-то делают.

— А Путину это зачем, если такие трудности?

— Я не хочу комментировать безумные геополитические идеи. Они глупы. Все решения в России определяют два фактора: глупость и жадность.

— Вот насчет жадности, если можно.

— Есть товарищи, которые паразитируют на этих геополитических идеях. Ротенберги, Тимченко и все, кто переводит деньги «Газпрома» в свой карман, строя никому не нужные газопроводы.

— Так они уже большую часть денег освоили, коридоры, вы сами сказали, проложены.

— Есть еще трубопровод Сахалин — Хабаровск — Владивосток: с одного конца газа нет, с другого — нет потребления. Очень много денег вкладывается в достройку «Силы Сибири», посмотрите новую инвестиционную программу «Газпрома». Разрабатывается технико-экономическое обоснование нового газотранспортного коридора с Ямала до смыкания с «Силой Сибири», так называемая «Сила Сибири — 2». Это значит, что больше 100 миллиардов долларов будет еще вбухано в новую трубу. Это и есть паразитирование на идее, которую Путин высказывал уже не раз, начиная с 2014 года: мы хотим, говорил он, соединить газотранспортные сети на Востоке и на Западе, чтобы переключать потоки газа так, как нам выгодно. В переводе это означает: мы хотим шантажировать китайцев тем, что можем отправить газ в Европу, а Европу — тем, что можем отправить газ в Китай. На этой, повторю, безумной идее и хотят паразитировать товарищи Ротенберги и Тимченко, получающие деньги за строительство ненужных газопроводов.

— Почему безумной?

— Посмотрите объем потребления российского газа в Европе — и даже потенциальный объем потребления российского газа в Китае. Сравните: в Европе — 200 миллиардов кубометров в год, в Китае максимум, на который они согласились, 38 миллиардов. В Китай идет одна маленькая труба, а посмотрите, сколько маршрутов нацелено на Европу. Переключать, чтобы кого-то шантажировать, не получится. Но паразитировать на такой идее — это очень популярно.

— Я-то имела в виду другое: вы сами сказали, что все коридоры для «Северного потока — 2» построены, то есть все сливки с этой стройки сняты, сам газопровод уже можно бы и не строить…

— Конечно.

— Зачем за него продолжают сражаться?

— Надо показать начальству, что за него сражаются.

— Вы хотите сказать, что весь шум вокруг «Северного потока — 2» с российской стороны нужен только для того, чтобы показать Путину…

— Показать Путину, что они стараются.

— Это же дорого очень, старания-то не бесплатные.

— Конечно, дорого.

— Чем этот «мертвый проект», как вы говорите, закончится? Его просто бросят?

— Трубы будут лежать на дне, никто их использовать не будет. Датчане в морских пресс-релизах говорят, что концы труб не защищены, необходимо провести какие-то мероприятия, чтобы обеспечить безопасность судоходства. «Газпром» вынужден будет постоянно следить, чтобы его труба никому не мешала. Притапливать ее балластом, вести мониторинг состояния, следить, чтобы концы не заголялись. Труба потребует обслуживания и расходов.

— Это, наверное, для кого-то даже хорошо? Расходы принесут отдельным подрядчикам «Газпрома» доходы, они в любом случае не в накладе — строится газопровод или консервируется?

— Именно так. «Газпром» — это госкомпания, где максимизация издержек — основа корпоративной политики.

Автор Ирина Тумакова, спецкор «Новой газеты»

https://novayagazeta.ru/articles/2021/01/27/88897-severnyy-potok-2-mertv-truby-budut-lezhat-na-dne

***

Mежду строительством и бойкотом — как быть дальше c «Северным потоком — 2»?

Германия отказывается считать «Северный поток — 2» инструментом геополитики. США тоже внезапно разочаровали противников газопровода: госсекретарь Блинкен, похоже, готов пойти на компромисс. Две страны углубились в переговоры. Handelsblatt подробно останавливается на четырех вариантах развития событий.

Минимально деструктивный вариант — так можно охарактеризовать новый доклад администрации США о санкциях против «Северного потока — 2». Противники газопровода надеялись на «удар молнии» из Вашингтона — что документ будет содержать дальнейшие, еще более жесткие торговые санкции США, в том числе против европейских компаний, которые продолжают поддерживать газовый проект.

Но вместо этого госсекретарь США Энтони Блинкен передал в Конгресс документ, в котором перечислены только 18 компаний, приостановивших по собственной инициативе сотрудничество с Nord Stream 2 AG. Большая их часть была известна и ранее — финансовые концерны Munich Re и Zurich, строительный концерн Bilfinger, сертифицирующая компания DNV GL. Под санкциями, как и прежде, находятся только российский трубоукладчик «Фортуна», работающий на Nord Stream 2 AG, и собственник трубоукладчика — компания КВТ Рус.

Противники газопровода разочарованы. Сенатор-республиканец Джим Риш «глубоко озабочен» тем, что Госдепартамент решил отказаться от дополнительных санкций против участвующих в строительстве компаний. Госсекретарь Блинкен готов пойти на внутриполитические разногласия, чтобы решить вопрос «Северного потока — 2». Он также считает газопровод ошибкой, но выступает против эскалации конфликта, во всяком случае сейчас. Блинкен хочет вести переговоры. В докладе, находящемся в распоряжении Handelsblatt, говорится о «переговорах на высоком уровне» с немецким правительством, а также о дальнейшей необходимости их проведения.

Готовность к переговорам по «Северному потоку — 2» с приходом Джо Байдена выросла не только в Вашингтоне. И в Берлине размышляют, как, наконец, урегулировать изматывающий трубопроводный спор. В федеральном правительстве и в коалиционных фракциях рассматриваются четыре варианта. Первый — механизм отключения газопровода как инструмент давления на Россию. Второй — приостановка строительства, время для переговоров. Третий — инвестиционная поддержка Украины, которая опасается, что из-за «Северного потока — 2» окажется отрезанной от европейского энергетического рынка. Четвертый — продолжение строительства вопреки всем противоречиям. Каждый из этих вариантов сопряжен с теми или иными рисками и неопределенностями. Поэтому стоит внимательнее взглянуть на эти концепции.

Первый вариант — механизм отключения

Для немецкого правительства «Северный поток — 2» — прежде всего коммерческий проект. Но противники газопровода, будь то в Вашингтоне или в Восточной Европе, видят в газопроводе из России в Германию геополитический маневр Кремля. Их опасения связаны с тем, что Москва при помощи нового трубопровода может отрезать Украину, через чью территорию проходит часть используемого сейчас российского газопровода, от европейской инфраструктуры, а значит, и от важных для нее транзитных пошлин.

Если смотреть под таким углом, «Северный поток-2» — часть российской кампании по ослаблению демократической прозападной Украины. В немецких фракциях уже давно обсуждают геополитические последствия строительства газопровода. Так называемый механизм отключения может стать выходом из сложившейся ситуации. Идея заключается в том, что США откажутся от угроз санкций, если опасность для Украины будет нейтрализована или по крайней мере минимизирована. Если Россия действительно пойдет на конфликт с Украиной, остановит транзит газа через ее территорию и сделает ставку исключительно на «Северный поток — 2», Германия сможет перекрыть кран.

То есть немецкое правительство фактически оставляет за собой право наказать Москву своего рода газовым бойкотом, если «Северный поток — 2» превратится в оружие против Украины. Даже администрация США считает этот вариант рабочим.

И все же механизм отключения вызывает некоторые вопросы. «Это недальновидная стратегия — грозить нашим собственным необеспечением», — отметил Норберт Реттген (ХДС), председатель комитета бундестага по международным вопросам. Нильс Шмид, представитель фракции СДПГ в бундестаге по внешнеполитическим вопросам, также высказывает сомнения на этот счет. С технической точки зрения механизм отключения реализовать можно. Однако с правовой и политической точек зрения очень неоднозначно увязывать бойкот с определенным транспортным маршрутом, отметил он.

Общее эмбарго на российские энергетические поставки с юридической точки зрения, напротив, не вызвало бы вопросов. Но для этого американцам и европейцам нужно прояснить, как они в целом относятся к поставкам нефти и газа из России. В Берлине указывают, что именно США импортируют большой объем российской нефти для своих НПЗ.

Эксперты газового рынка предостерегают, что европейцы навредят самим себе, если механизм отключения будет реализован. «Это типичный пример бессмысленной политики символов, которая в конце концов навредит западным компаниям, задействованным в финансировании „Северного потока — 2", и большому числу поставщиков. Кроме того, появятся многомиллиардные требования о компенсации ущерба», — отметил Вольфганг Петерс из консалтинговой компании Gas Value Chain Company.

Отключение одного-единственного газопровода в любом случае не предусмотрено регулирующими актами ЕС, добавил Петерс. Но если против российского газа будет введено тотальное эмбарго, последствия будут весьма масштабными: «Оптовые цены на газ в таком случае пробьют потолок», — уверен Перес. «Высокие цены в Европе позволили бы активно закупать СПГ, конкурируя с Азией. Надежность поставок была бы обеспечена. Но это стоило бы огромных денег», — предупредил эксперт.

Второй вариант: временная остановка строительства

Есть еще одна идея: распорядиться об остановке строительных работ или хотя бы затянуть прием газопровода в эксплуатацию, чтобы выиграть время на переговоры. Временно исполняющая обязанности посла США в Германии Робин Куинвилл (Robin Quinville) в очередной раз высказалась за мораторий. С аналогичным предложением выступили и представители правящей коалиции, в частности, Нильс Шмид (Nils Schmid). Однако даже если оставить за скобками правовые осложнения, возникает вопрос, как именно воспользоваться выигранным временем.

В Госдепартаменте США обсуждается также вариант, согласно которому должна быть создана комиссия по выработке предложений для практичного решения проблемы. В ней могли бы работать представители не только США, но и стран Восточной Европы. Но и эта инициатива предполагает, что противники второго «Северного потока» договорятся о том, чего они вообще хотят добиться санкционной политикой.

Освобождение оппозиционера Алексея Навального? Свободные выборы в Белоруссии, где Кремль поддерживает режим диктатора Лукашенко? Поддержка реформ в Киеве? Может, даже возвращение аннексированного Крыма Украине?

В коалиционных кругах считают маловероятным, чтобы Россия согласилась на какие-либо переговоры о статусе Крыма. Более перспективным было бы потребовать продлить транзит газа, на что уже согласился российский государственный концерн «Газпром».

Нынешнее транзитное соглашение действует до 2025 года. Впрочем, эта договоренность, достигнутая в конце 2019 года при посредничестве Еврокомиссии и правительства Германии, и так заходит намного дальше того, на что Россия была готова изначально.

Третий вариант: инвестиционная помощь Украине

Конечно, чисто случайно в среду на этой неделе состоялось первое заседание германо-украинской рабочей группы по энергетическому партнерству, посвященное перспективам сотрудничества в сфере водородной энергетики. И лишь в четверг Украина представила свою «водородную дорожную карту».

В вопросах водородной энергетики на Украине сейчас развернута активная деятельность. Страна имеет огромный потенциал в сфере производства так называемого «зеленого водорода» из ветряной и солнечной энергии посредством электролиза. Этот водород можно было бы поставлять в Германию по уже построенным газопроводам.

Какое отношение все это имеет к проекту «Северный поток — 2»? Инвестиционная помощь Украине с целью развития производства водорода может помочь убедить американцев смилостивиться к балтийскому газопроводу. США очень заинтересованы в том, чтобы снизить зависимость Украины от российских денег, которые она получает за газовый транзит.

Немецкое государственное Общество международного сотрудничества (GIZ) в настоящее время разрабатывает инструментарий, который должен способствовать налаживанию производства водорода в таких странах, как Украина. Получателями этого водорода могли бы стать немецкие промышленные предприятия, остро нуждающиеся в «зеленом водороде» в связи с отказом от угольной энергетики.

Четвертый вариант: продолжение строительства газопровода

Время работает на компанию Nord Stream 2 AG, потому что строительство газопровода продолжается. Впрочем, очень медленно. Судно-трубоукладчик «Фортуна», против которого США ввели санкции, по возможностям сильно уступает специальным кораблям швейцарской компании Allseas. Она участвовала в проекте до декабря 2019 года, пока США не надавили на нее.

В настоящий момент остается проложить около 150 километров трубопровода. Если корабли Allseas укладывали до нескольких километров труб в день, то «Фортуна» продвигается лишь на пару-тройку сотен метров. Даже если русским удастся приспособить для выполнения этой задачи еще один корабль, на завершение строительства уйдет несколько месяцев.

Но чем дольше длится политический процесс, тем выгоднее это сторонникам проекта. Ничто сейчас не намекает на то, что переговоры будут скоротечными. «Фактор времени играет важную роль. Люди, занимающие ключевые посты в администрации США, только-только вступили в должности, так что, возможно, решения будут приняты в лучшем случае через несколько месяцев», — сказал Саша Ломанн (Sascha Lohmann), представитель Фонда науки и политики.

***

Пойти или не пойти на обострение? Этот вопрос стоит сейчас не только перед Байденом и Блинкеном, но и перед канцлером Германии Ангелой Меркель и ее министром иностранных дел Хайко Маасом. Предложат ли они США переговоры? Или же сделают ставку на то, что Газпрому удастся вопреки всему достроить «Северный поток — 2»? Второй вариант будет сопряжен с большими политическими издержками, потому что он может сильно навредить отношениям с новым руководством США.

Федеральное правительство работает сейчас над пакетным решением. Так, вполне возможно, что на строительные работы будет наложен мораторий, а газопровод снабдят механизмом по блокировке поставок. Кроме того, это время может быть потрачено на поддержку разработки «зеленой» инфраструктуры на Украине. В Вашингтоне тоже мыслят многовекторно и работают над пакетным решением. Простого выхода из нынешней ситуации нет, но хотя бы в этом аспекте все стороны едины во мнении.

Авторы Клаус Штратман (Klaus Stratmann), Моритц Кох (Moritz Koch)

https://inosmi.ru/politic/20210226/249223316.html

***

«Северный поток — 2»: свет в конце трубопровода

В отношениях между США и Европой (конкретно, с Германией) приближается момент истины. Таковым станет их итоговая договоренность об условиях достройки газопровода «Северный поток — 2». Или отсутствие такой договоренности, что менее вероятно.

Перспективы мегапроекта «Северный поток — 2», на котором, как на почти единственной ниточке, держится последнее, что осталось от сотрудничества Евросоюза и России, подвисают в неопределенности из-за действия противоположных сил, равнодействующая которых точно не понятна никому. Силы, работающие «против потока» (в прямом и переносном смысле) проявились в четверг, когда немецкая компания Uniper прекратила финансирование его строительства. Об этом объявил ее глава Андреас Ширенбек. Ранее, в феврале, другая немецкая компания Wintershell Dea также завершила финансирование проекта, вложив в него к тому моменту 730 млн евро.

Немецкая компания последовала примеру других концессионеров, которые вышли из проекта, чтобы не подпасть под новые американские санкции, введенные в январе. В декабре 2019 года от участия отказалась датская Allseas, чьи трубоукладчики прокладывали нитки по дну Балтийского моря. В ноябре 2020 года о выходе из проекта сообщила норвежская Det Norske Veritas-Germanischer Lloyd. За ней в январе 2021 года последовали немецкая Bilfinger SE, датская Ramboll, швейцарские ZIG и Munich Re Syndicate, английская дочка германской Münchener Rück, французская Axa Group.

 

По данным Uniper, газопровод построен на 98 процентов (осталось дотянуть две нитки по 75 км каждая). Оператор газопровода Nord Stream 2 AG уведомил европейских партнеров о том, что уже предоставленных денег хватит на достройку трубопровода, по которому Россия сможет прокачивать до 55 млрд кубометров газа в год.

В отличие от коммерческих компаний, правительство ФРГ не собирается бросать газопровод на стадии «последней мили» — санкции не распространяются на госструктуры Евросоюза (также и на НКО) . Германия намерена обсуждать с США отмену санкций, которые 19 января ввел американский Минфин. В Берлине считают, что администрация Джо Байдена вполне договороспособна по этому вопросу. Когда именно немецкие представители вступят в прямой контакт с американскими, зависит в том числе и оттого, когда новая администрация США назначит своих переговорщиков. Однако оптимистический настрой в Берлине появился впервые за четыре года, что в Белом доме квартировал Дональд Трамп.

Германия никогда за все это время не отступала от убеждения, что начатый проект необходимо довести до конца. Немецкие официальные лица в разных формах и по разным поводам подчеркивали, что судьба двусторонних проектов между Россией и ЕС должна решаться в России и в ЕС, а не за океаном. «Северный поток — 2» стал важнейшим камнем преткновения между Старым и Новым светом, превратив США и Германию в партнеров по «диалогу глухого со слепым». Потому что в Европе с самого начала понимали, что антироссийская направленность американских усилий по заморозке газотранспортного проекта — только дипломатическая упаковка. В реальности же санкции США наносят европейцам ничуть не меньший, если не больший, урон, чем «Газпрому».

И нет пути назад

В том, что «Северный поток — 2» будет достроен независимо оттого, о чем договорятся или не договорятся Берлин и Вашингтон, не сомневается эксперт Центр исследований проблем безопасности РАН Константин Блохин. Он уверен и в том, что какие-то договоренности по этому вопросу будут между ними достигнуты.

«Причины такой уверенности простые и в то же время фундаментальные, и они объясняются простой арифметикой. Объединенные интересы элит Германии и России в этом проекте перевешивают интересы американских компаний, которые отстаивают власти США. Это для Германии вопрос не только энергетической безопасности, но и геополитического статуса в евроатлантическом сообществе», — сказал он «Эксперту Online». В отсутствие «Северного потока — 2» Германия остается без той самой диверсификации поставок энергоносителей, которые перед ней, по данным газеты Handelsblatt, в Вашингтоне ставят условием снятия санкций.

В понимании американцев, диверсификация означает отказ от монопольного присутствия на европейском рынке Газпрома (чья доля на рынке газа Германии в 2019 году составила 51,6%). Но в США, разумеется, совсем не против того, чтобы такую монопольную роль заняли их нефтегазовые компании. Такая «диверсификация по-американски» для Европы будет означать, что она оказывается зажата между поставками неконкурентно дорогого СПГ из самих США и поставками газа с Ближнего Востока (которые контролируют союзники тех же США).

Для ЕС, и в первую очередь Германии как «первой скрипки» европейского объединения, запуск «Северного потока — 2» поэтому означает качественное усиление их геополитической правосубъектности. Но и сугубо экономические реалии говорят о том, что никакие американские санкции немцев уже не испугают настолько, чтобы они выбросили на ветер (точнее, в Балтийское море) колоссальные деньги, уже инвестированные в проект. Общие затраты на него оцениваются в очень широком диапазоне — от 8 до 40 млрд евро, в зависимости от методики расчетов, и даже по нижней границе ущерб от санкций не сможет превысить прибыль, которой инвесторы собираются «отбивать» понесенные на строительство затраты.

«Проект набрал уже такую инерцию, что остановить его при 98-процентной готовности американцам не удастся никакими угрозами. Байден, скорее всего, ограничится политическими заявлениями общего характера, но слишком увлекаться ему опасно по внутриполитическим соображениям — он ведь выиграл выборы под обещания ликвидировать тот урон, который Дональд Трамп нанес евроатлантическому единству», — полагает Блохин.

Понятно, что президент США не может просто «подарить» от щедрот своих «Северный поток — 2» европейцам, например, издав соответствующий исполнительский указ. Возможное снятие санкций в Вашингтоне, как уже было сказано, обуславливают получением от Евросоюза гарантий, что тот убедит Россию сохранить транзит газа через Украину, а сам ЕС продолжит диверсифицировать поставки топлива. Убедить же Россию будет нелегко, зная, что объем исков украинского «Нафтогаза» к «Газпрому» уже сейчас сравним со стоимостью второго «Северного потока».

Поэтому на нынешнем этапе саги вокруг российско-европейского газопровода Германия и США от споров по вопросу «быть или не быть» переходят к менее драматической торговле о условиях «сдачи» американцев — их отказа от претензий к европейским участникам проекта. Германская selling point, козырная карта, в таком торге может содержать условия, на которых ФРГ будет готова закупать американский сжиженный природный газ не вместо, а вместе с российским СПГ. Для обеих сторон такой вариант будет наименее болезненным компромиссом, полагает Блохин.

«Такой компромисс читается между строк всех заявлений политиков с обеих берегов Атлантики, которые они делали в минувшую неделю. Такой исход, конечно, усилит Германию, а вместе с ней всю Европу, чьим экономическим центром тяжести она является. Это не сильно обрадует Америку, но ей подсластит пилюлю то, что в результате рассосется подспудное раздражение европейцев из-за выкручивания рук, которое беззастенчиво практиковала администрация Трампа. Никому не нравится, когда тебя воспринимают в качестве дойной коровы», — резюмирует эксперт.

Звезды сошлись

Достройка «Северного потока — 2» хоть по разным причинам, но окажется выгодной всем его участникам и «неучастникам». В проигрыше может остаться только Украина, лишившись тех выгод, которые ей пока дает положение моста между российским поставщиком газа и его европейскими покупателями. Но объективно «звезды сошлись» так, что ни европейцам, ни американцам нет смысла продолжать ссориться из-за российского газопровода, говорит глава Центра энергетической дипломатии и геополитики, профессор МГИМО Станислав Жизнин.

«Развитие энергетики и в США, и в Евросоюзе движется в сторону постепенного отказа от «грязных» энергоносителей в сторону «зеленой» энергетики. Эта тенденция ослабляет позиции американских сланцевиков и их давление на Белый дом. Это исключительно удобный момент для Байдена помириться с Германией и другими европейцами с наименьшим ущербом для своих внутриполитических позиций. А политическая воля к такому примирению налицо с обеих сторон», — сказал он «Эксперту Online». Разумеется, доброй воли Белого дома недостаточно для того, чтобы американско-европейские отношения прояснились сам собой, поскольку режим санкций запущен Конгрессом, и отменить его по мановению руки глава администрации не имеет возможности.

Последние санкции могут затормозить завершение строительства трубопровода (потребуется время для перенастройки юридических конструкций под новые условия), но не заморозить его насовсем. Но во всяком случае европейские компании могут надеяться на то, что закон 2019 года «О защите европейской энергетической безопасности» (‘‘European Energy Security and Diversification Act of 2019’’ ) будет теперь применяться без фанатизма.

Автор Игорь Серебряный, корреспондент Expert.ru

https://expert.ru/2021/03/5/severniy-potok-2-svet-v-kontse-truboprovoda/


Об авторе
[-]

Автор: Ирина Тумакова, Клаус Штратман, Моритц Кох, Игорь Серебряный

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.03.2021. Просмотров: 191

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta