O переброске войск ОДКБ и положении стран Центральной Азии после событий в Казахстане

Содержание
[-]

«Мы все вместе будем за это платить»

Со 2 января в Казахстане не утихают массовые протесты. Все началось с города Жанаозен, расположенного на юго-западе страны, где жители вышли на улицы, протестуя против роста цен на сжиженный природный газ. Мгновенно карта протестов расширилась по всей территории Казахстана, и требования митингующих политизировались. Одним из самых популярных лозунгов стал «Шал, кет!» («Старик, вон!»), адресованный экс-президенту страны Нурсултану Назарбаеву.

Самые радикальные события происходили в городе Алматы. В ночь с 4 на 5 января, после масштабных столкновений граждан с силовиками, правительство Казахстана ушло в отставку, президент Касым-Жомарт Токаев ввел чрезвычайное положение на всей территории страны, а затем возглавил Совет безопасности, председателем которого ранее был Назарбаев. Страны ОДКБ, включая Россию, отправили в Казахстан военных в рамках «миротворческой миссии». Об этом организацию попросил сам Токаев. Сообщается о переброске более двух тысяч российских военных.

Почему решение ввести войска ОДКБ было принято за считанные часы, как сейчас выглядит ситуация в Центральной Азии и как в целом статус ОДКБ теперь будет восприниматься в мире — рассказывает политолог Аркадий Дубнов.

Издание «Новая газета»:Почему согласие на введение миротворческого контингента было дано так быстро? С момента запроса президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева до согласия прошло всего несколько часов. Это было запланированное действие, запланированная «многоходовочка»?

Аркадий Дубнов: — Если короткий ответ, то я не знаю. И у меня точно такие же вопросы возникают к объяснению причин того, что в середине 5 января ситуация, в первую очередь в Алматы, изменилась самым драматическим образом. То есть когда обнаружилось, что в городе появились хорошо организованные группы людей, вооруженные летальным оружием, которые действовали — и я тут готов чуть ли не цитировать Токаева — по четкому плану, скоординированному их руководителями, начальниками, занимая главные объекты государственного значения, в том числе акимата [здания администрации] и офис КНБ [Комитета национальной безопасности].

Полагаю, что в этот момент появилась опасность какого-либо неконтролируемого развития событий, исходом которого могло бы стать смещение Токаева с поста президента. И это в условиях, когда Токаев уже сместил елбасы, председателя Совбеза [экс-президента Казахстана Нурсултана Назарбаева], то есть устранил первый центр власти. А люди, которые выступили «в ответку», в интересах Назарбаева, видимо, готовы были снести второй центр власти, и таким образом, устроить контрпереворот.

В результате, мог возникнуть третий центр власти, новый, который, наверное, показался угрожающим и Москве тоже. С подачи Токаева.

Я могу только экстраполировать, какого рода сценарии были предложены Москве, которая — и я в этом не сомневаюсь — в принципе, была готова к переправке своих военных на территорию Казахстана. Скорость, с которой десант вылетел и разместился в Казахстане, подтверждает, что такого рода сценарные разработки были уже задействованы.

— Получается, в Москве боялись более опасных сценариев?

— Я думаю, что да. Речь идет о том, что те люди, которые могли прийти к власти в Казахстане, могли быть, мягко говоря, не слишком лояльны России.

— Сюжет с Кыргызстаном, который отправил своих военных в Казахстан лишь со второго раза, кажется каким-то исключением из правил. Почему в стране даже многие представители власти публично этому сопротивлялись?

— Киргизия среди всех членов ОДКБ, несмотря на весь противоречивый характер и сомнения в устойчивости власти, — страна, в общем, с некоторыми демократическими традициями. Поэтому там нужно было получить согласие парламента. Можете себе представить, что [Александр] Лукашенко просил бы депутатов, или [президент Таджикистана Эмомали] Рахмон попросил бы принять решение через парламент? Нет, конечно. А Киргизия — да. Это первое.

Второе, и это даже более существенное, хотя и вытекает из первого: Киргизия — братская Казахстану страна. И высылает теперь в Казахстан миротворцев. Киргизия, которая, в частности, сама не способна умиротворить ситуацию на границе с тем же Таджикистаном. Это, конечно, выглядит довольно курьезно.

Третье общее соображение — у меня появляется дежавю сегодняшнего коллективного ввода ОДКБ с тем, как происходил в 1968 году в первые дни ввод войск стран Варшавского договора в Чехословакию.

Туда вводились и другие военные, в частности из ГДР. Это очень быстро было признано политической ошибкой: чтобы немцы снова появились на территории Чехословакии — такого нельзя допустить. Буквально в считанные дни все остальные страны, кроме Советского Союза, вывели свои войска из Чехословакии. Я, в конце концов, не могу исключать, что приблизительно то же самое случится и здесь.

— Много говорят о том, что теперь, когда есть прецедент ввода миротворцев при внутренних беспорядках, пусть это и оправдывают «внешней агрессией», другие президенты внутри ОДКБ будут с удовольствием пользоваться этой опцией, случись что. Будут?

— Никакого удовольствия здесь никто не испытывает и не будет испытывать. Что касается остального, то на наших глазах создается нехитрая политологическая уловка. «Угрозы стабильности» в странах постсоветского пространства, ориентирующихся на Россию, будут считаться внешними, характеризоваться как внешние, независимо от их происхождения. А значит, включается основной механизм ОДКБ, когда нужно оказывать помощь при внешней агрессии.

— Интересна фигура таджикского лидера Эмомали Рахмона во всей этой конфигурации. Как вы думаете, для него такое решение ОДКБ несет какие-то персональные риски или, наоборот, преимущества?

— Даже не думал, честно говоря, фигура Рахмона в этой ситуации меня меньше всего волнует. Рахмон может быть интересен только тем, что это первый из лидеров ОДКБ, кому предстоит в обозримом будущем обеспечить транзит власти. Видимо, своему сыну [действующему мэру столицы Таджикистана Рустаму Эмомали], о чем уже говорят. Поэтому, конечно, можно размышлять о том, какого рода проблемы у него могут возникнуть в ходе транзитной операции. Но в любом случае в этой ситуации мы должны помнить, что у него внутри страны с точки зрения безопасности есть достаточно много структур, гарантирующих эту безопасность. Я имею в виду 201-ю российскую базу. Ничего не надо вводить, все уже есть и в хорошо укрепленном виде, особенно после смены власти в Афганистане. (201-я российская военная база в Таджикистане располагается в двух городах — Душанбе и Бохтаре; в ее состав входят, в частности, мотострелковые, танковые, артиллерийские, разведывательные подразделения, подразделения ПВО. — Ред.).

— Почему слова об отправке миссии ОДКБ в Казахстан дали сказать Пашиняну? Только ли потому, что он — председатель ОДКБ?

— Он должен был это сделать по этому своему временному, в течение года, статусу, Армения председательствует ныне в ОДКБ, извольте доложить. Сочувствую. До этого, когда Армения попросила помощь, консультации проводил Рахмон (в мае 2021 года Пашинян обращался к тогдашнему председателю Совета коллективной безопасности ОДКБ, президенту Таджикистана Рахмону в связи с ситуацией в Сюникской области на границе с Азербайджаном. — Ред.). Тогда тоже было забавно смотреть, как Рахмон координирует ответ ОДКБ. И сейчас случайно получилось очень удачно для Москвы, опять не ее голосом…

— Вам его жалко в этой ситуации? Ведь Пашинян в 2018 году пришел к власти на волне народных протестов.

— Во-первых, у меня нет никаких личных отношений с Пашиняном, я ни разу его не видел, не знаком с ним. Во-вторых, в принципе в политике нет личных отношений. В-третьих, ситуация, сложившаяся ранее в Армении и послужившая поводом для обращения в ОДКБ, принципиально отличается от ситуации в Казахстане, на мой взгляд.

— Узбекистан не входит в ОДКБ, однако тесно соприкасается с некоторыми государствами — членами этой организации. Какие выводы из происходящего для себя может сделать Шавкат Мирзиёев? Он же даже выразил поддержку руководству Казахстана.

— Один вывод абсолютно четкий — руководство Узбекистана еще раз приходит к выводу, что позиция невхождения в состав ОДКБ была правильной и выглядит оптимальной в этой ситуации.

— Почему?

— Потому что нет никакого искушения прибегать Ташкенту к помощи ОДКБ, с одной стороны. Таким образом, проще всего избежать навязывания внешнего вмешательства. У Узбекистана достаточно имеющихся структур обеспечения безопасности, в том числе и для отражения внутренних угроз, чтобы не оказаться в таком же положении, в каком оказался Казахстан.

— Как возникшая ситуация повлияет на Россию, изменит ли она положение России в Центральной Азии? Пропагандистские каналы уже говорят, что нужно, мол, вести «братскую политику», «не играть с нациками» и так далее. Можно ли говорить, что это решение — попросить помощи ОДКБ — повлияет и на сам Казахстан, и на влияние России на него?

— Безусловно, Казахстан сегодня гораздо больше, чем раньше, оказался в силовом поле влияния России.

Все внешнеполитические решения руководства Казахстана теперь не могут предприниматься без учета и без оглядки на пребывание в стране иностранных войск, в первую очередь российских.

Москва сегодня переходит в статус внешнеполитического куратора Нур-Султана (впрочем, совсем уже скоро снова — Астаны), а сам Казахстан едва ли не становится чем-то наподобие российского протектората. Токаев это понимает, и поэтому он 7 января в дополнение к своему выступлению перед нацией еще и в твиттере посчитал необходимым указать, что войска ОДКБ будут находиться в Казахстане недолго. Он понимает, что если раньше его суверенность как лидера была ограничена центром силы в лице Назарбаева, то сегодня его действия оказываются в определенной степени связаны другим центром силы.

— Изменится ли статус ОДКБ в мире и как в целом статус этой организации теперь будет восприниматься в мире, на ваш взгляд?

— На мой взгляд, ОДКБ, впервые осуществив акцию по военному вмешательству, не может не изменить свой международный имидж как альянс, который способен принимать серьезные, я бы сказал, решительные действия. То есть если раньше его можно было считать таким «бумажным тигром» и к нему относились достаточно снисходительно, то теперь он заявил о себе как о некой структуре, реально доказывающей свои амбиции по обеспечению безопасности в зоне влияния России. Это подтвердило решимость Кремля отвечать за ситуацию в странах фактически руководимого им военно-политического блока.

— Для России это скорее плюс или минус?

— Если Россия стремится к возвращению себе некоего имперского статуса, то неизбежны и связанные с этим обременения. Мы все вместе будем за это платить.

Автор Наталья Глухова, старший корреспондент "Новой газеты"

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/01/08/my-vse-vmeste-budem-za-eto-platit

***

Комментарий: ОДКБ примеряет на себя новую роль

Bпервые вступив во внутренний конфликт, организация ОДКБ (Организация Договора о коллективной безопасности) породила у автократов серьезные надежды.

В ночь на 6 января на аэродромах Алматы и Нур-Султана начали высаживаться российские десантные подразделения, отнесенные приказами МО к ОДКБ. Это сводные батальоны 45-й отдельной гвардейской бригады специального назначения из подмосковной Кубинки, 98-й гвардейской дивизии из Иванова и Костромы и 31-й отдельной гвардейской десантно-штурмовой бригады ВДВ из Ульяновска.

Надо понимать, что такие соединения никогда не высаживаются в полном составе, и количество военнослужащих, заступающих на охрану ключевых объектов инфраструктуры крупнейших городов Казахстана, намного меньше их штатной численности. Заявленная в 3600 бойцов численность военнослужащих ОДКБ достаточна для защиты важнейших правительственных объектов.

Главная сила нашего МО, выполняющая миротворческие функции, — бригада из Самары — задействована сегодня на сменной основе в операции на территории Нагорного Карабаха. Но и выделенные ныне войска подобный опыт имеют. Военные из 45-й бригады не только участвовали в обеих чеченских кампаниях: в 90-е годы были миротворцами в Приднестровье, Северной Осетии и Абхазии. В очень схожих обстоятельствах, после повлекших смену власти массовых беспорядков, батальон бригады обеспечивал безопасность российских граждан в Киргизии в 2010 году.

Части 98-й дивизии участвовали в чеченских войнах и вооруженном конфликте с Грузией в 2008 году. Летом 2014 года десяток ее военнослужащих без знаков различия был задержан на территории Украины (вскоре были переданы российскому командованию). Ульяновская бригада обеспечивала проводки гуманитарных колонн в Сараево, участвовала во второй чеченской кампании и в войне с Грузией в 2008 году.

На вооружении российского десанта в Казахстане, помимо штатных БМД (боевые машины десанта), бронированные машины «Тигр», идеально подходящие для быстрого маневра по городу в условиях, когда организованные по партизанскому принципу противостоящие им отряды не имеют серьезного вооружения. От автоматных и пулеметных пуль они, при умелом использовании, защитят.

По последним сообщениям, бандиты могут иметь поддержку от некоторых сотрудников Комитета национальной безопасности Казахстана, имеющих средства перехвата информации на подвижных сетях. Однако связь между подразделениями ОДКБ поддерживается по армейским спутниковым каналам и абсолютно недоступна для прослушивания ни бандитам, ни правительству Казахстана.

Выгруженные из самолетов комплексы радиоэлектронной борьбы «Леер-3» позволяют заблокировать любую радиосвязь на каналах координации действий между лидерами вооруженного сопротивления. Министерство обороны РФ с помощью своей пресс-службы намеренно продемонстрировало их всем, заранее обозначив свои возможности. Если поддержка бунту в Казахстане действительно оказывалась с самого верха, организаторы должны бы призадуматься. Ведь все они получили военное образование в России.

Скорость организации и выдвижения, боеготовность и мобильность российских частей, выполняющих приказ по ОДКБ, наши эксперты оценили как впечатляющие.

Уже к вечеру 7 января стало понятно, что казахские силовики, верные правительству Токаева, вполне способны подавить беспорядки самостоятельно, без чужой помощи. Так оно всегда в подобных случаях и бывало раньше — каждый раз российские чиновники заявляли о внутреннем конфликте у союзника в надежде, что соседи решат дело миром. Да и в нашем случае Песков еще днем 5 января официально заявлял: «Мы убеждены, что наши казахстанские друзья могут самостоятельно решить свои внутренние проблемы. Важно, чтобы никто не вмешивался извне».

Однако вечером Токаев обратился за помощью в Москву (формально — в ОДКБ). И Россия решила встать во внутригражданском конфликте на сторону формально действующего президента. При этом были нарушены негласные договоренности внутри казахских элит в момент ухода Назарбаева. И Токаев нарушил конституционный закон, обеспечивающий последнему важнейшие пожизненные посты.

В 1993 году российскую делегацию в аэропорту Алматы встречала рота почетного караула полка президентской охраны Назарбаева, целиком состоявшая из местных славян. Вероятно, в момент оформления системы власти, при существовании кланового и племенного разделения, Назарбаев не решился составить свою военную охрану из казахов. В дальнейшем все встало на свои месте, и этот казус ушел в прошлое.

Но к вечеру 5 января президент Токаев оказался точно в таком же сомнении в надежности собственных граждан в форме. Из истории мы знаем, что в октябре 1917 года в Петербурге не хватило одного верного правительству полка, чтобы предотвратить затеянный коммунистами переворот. А Советская армия, по сути, проигнорировала попытку ГКЧП использовать ее во внутриполитическом кризисе.

По моему мнению, обращение Токаева в ОДКБ за внешней помощью было следствием крайней поспешности в принятии решения в условиях цейтнота и сомнений в надежности силовиков. Ведь множественные сигналы об их переходе на сторону улицы уже поступали. Вполне возможно, скоро он пожалеет об этом поступке.

Ведь единственным способом придать легитимность вводу войск ОДКБ в Казахстан стало объявление граждан своей страны иностранными террористами. Практически все источники в действующей армии и среди отставников с внушительным опытом, с которыми мне пришлось обсуждать военные аспекты внутреннего кризиса в Казахстане, повторили набор тезисов, которые в одном предложении изложил сугубо гражданский человек, известный эксперт по внешней политике Федор Лукьянов: «Враг отныне всегда внешний, даже если внутри». Действительно, первые трое суток развития кризиса никаких признаков по-настоящему организованной вооруженной борьбы никто не отметил.

Регулярные бунты в Средней Азии продолжаются с 1989 года, когда массовые беспорядки вспыхнули на рынках Ферганы. Противоборствующие кланы немедленно возглавляли эти псевдореволюции. В соседней Киргизии аналогичные беспорядки приводили к смене правительств и президентов. И никому в голову не приходило звать иностранные войска. Этот простонародный способ менять правительство, аналогичный средневековой политической практике новгородского вече, служил местной заменой сбалансированному конституционному механизму. Сегодня же некоторые военные эксперты заявляют о возможности создания на территории Казахстана чуть ли не террористического государства вроде запрещенного в России ИГИЛ.

При этом никто из наблюдателей и журналистов не смог обнаружить во время беспорядков признаков вмешательства со стороны исламистов, на которых государственной пропагандой решено возложить роль главного врага. На сегодня можно лишь констатировать несомненное управление вооруженной борьбой с правоохранительными органами, начиная с 5 января некой пока еще не установленной силой. А ведь по хорошо уже изученной практике исламисты никогда не действуют в атаке тайно: лозунги, флаги, символика, актуальные клипы в соцсетях, конкретные персоны, связанные с террористическими организациями в гуще народа, должны быть обязательно.

В ближайшее время все участники беспорядков, попавшие в руки правоохранительных органов, должны быть квалифицированы как связанные с иностранными террористическими центрами боевики. Следствие обязано, как теперь понятно, обосновать обращение Токаева в ОДКБ и ввод войск. Можно предположить, что для этой роли также вполне подойдут иностранные граждане (желательно арабы), застигнутые бунтом в Казахстане. Ну а ОДКБ отныне имеет новый статус инструмента для внутренней борьбы, за которым надо сходить в Кремль.

Ведь кроме Армении все остальные ее участники — родные братья нашей политической системы, стоящие, вопреки конституциям, на негласных договоренностях. ОДКБ создавалась ради совместной обороны против террористической угрозы со стороны Афганистана. Но в случае гражданского конфликта и политического кризиса и Лукашенко, и лидеры среднеазиатских государств имеют теперь шанс назвать взявшуюся за оружие оппозицию террористами и попросить Россию о помощи.

Автор Валерий Ширяев

Источник - https://novayagazeta.ru/articles/2022/01/08/pustili-voiska-v-dogovor?utm_source=push


Об авторе
[-]

Автор: Наталья Глухова, Валерий Ширяев

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 08.01.2022. Просмотров: 45

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta