О новой школьной системе в Финляндии

Содержание
[-]

Финляндия: Мне трудно в школе, ведь в классе должно быть весело

Когда профессор Кирсти Лонка еще училась в школе, она была ужасной непоседой. Сегодня она хочет создать такую школьную систему, где детская энергия идет на пользу, а не во вред.

Тук-тук-тук-тук... Это ноги семилетней девчушки стучат по полу под партой. Стучат беспрестанно. Учитель просит перестать, и семилетка перестает. Потом у нее заболевает спина, и она начинает крутиться на стуле, пытаясь найти удобную позу. Она достает бумагу и карандаш, хотя это не разрешено. Урок еще идет, но крохотной школьнице уже все надоело.

Скорей бы это все закончилось.

Тук-тук-тук-тук... Это ноги Кирсти Лонка ходят под столом, когда она рассказывает о том, каково ей было в детстве учиться в школе.

Бумаги валяются на столе в полном беспорядке, а в окошко виднеется отель «Хилтон» в районе Хаканиеми — мы сидим на факультете бихевиористики Университета Хельсинки. Здесь работает профессор Кирсти Лонка, здесь она готовит учителей будущего. (Кирсти Лонка — доктор психологических наук, профессор педагогики, автор научных работ. Имеет опыт работы в качестве профессора педагогики в Каролинском институте в Стокгольме, а также в качестве приглашенного профессора в Университете Грёнингена в Голландии).

Ее бывшие учителя в свое время быть может даже и не подумали о таком повороте событий. Малышка Кирсти не могла усидеть на месте, крутилась, дергалась и всем мешала. Даже когда она училась в последнем классе, ее выставляли за дверь.

«Основная причина тому, почему мне нравится учиться в том, что я несколько более активная, а для таких людей ходить в школу — большая проблема. В общем-то, я неплохо училась, но мне было тяжко в школе», — поясняет Лонка и тут же запихивает клубничку в рот. Взгляд у нее такой, что того и гляди что-нибудь да выкинет — совсем не по-профессорски.

Сегодня таким детям ставится диагноз «синдром гиперактивности», тогда же такого не было. И все-таки профессор Лонка понимает, как это, когда ты не можешь усидеть и не можешь сконцентрироваться.

«Мне было мало лет, но я уже тогда понимала, что таких, как я, должно быть больше, чем одна я».

Сначала Кирсти Лонка хотела стать психологом и создать школу для мальчиков. В годы учебы на кафедре психологии Университета Хельсинки, она проходила практику в тюрьме для малолетних преступников и в отделении детской психиатрии. Там-то ей и врезали.

«Я открыла дверь, и мне заехали со всей дури в солнечное сплетение. Пациент сбежал из отделения и был чуток в плохом настроении. Я тогда подумала, что такая карьера явно не для меня».

Однако инстинкт оказания помощи не был ею утрачен. Лонка говорит, что она ощутила в себе способность изменить привычный ход вещей, сосредоточившись на вопросах общественного устройства, на создании структур, имеющих широкое значение.

В своей дипломной работе, анализируя ответы абитуриентов на матрикуляционных экзаменах, она пришла к выводу, что молодежь умеет пользоваться знанием, если у них имеется собственный опыт по теме. Поэтому, сделала вывод она, молодым людям следует дать возможность участвовать, экспериментировать и дискутировать.

Профессор Кирсти Лонка считает, что в школьной системе Финляндии на это обращается крайне мало внимания: «Если ребенок и его активность являются лишь объектами, что ему постоянно говорят „помолчи“, „выключи телефон“, что его мыслям не придается значения, то как можно обеспечить то, что подросток будет способным, самостоятельным, восприимчивым и открытым?»

По ее мнению, школа должна быть ориентирована на творчество детей, должна подбадривать их и уважать товарища. Вместо этого школа учить слушать, повиноваться и конкурировать с друг с другом.

И это как раз таки плохо.

В 2005 году профессор Лонка была потрясена. Тогда она четвертый год работала в Каролинском университете в Стокгольме, однако ее супруг — тоже педагог — захотел на родину и переехал в Хельсинки вместе с двумя дочерьми. Сама Лонка осталась еще на год в Швеции.

«Зачастую люди думают, что мать не может жить вдалеке от детей. К счастью, у моих девочек — прекрасный отец», — говорит она. Конфликт был серьезный: работать было интересно, но в связи с отъездом мужа красивый дом в Стокгольме был продан, дети уехали и Лонка пришлось переехать в крохотную квартирку.

Потом ее пригласили на должность профессора Университета Хельсинки, и она вернулась в Финляндию. Возвращение не прошло гладко.

Она поняла, что школьная система Финляндии топчется на месте. Страна продемонстрировала отличные показатели в тестах «ПИСА», и все подумали, что мир приобрел окончательные формы. Волна реформ, начатая в 1990-е, была благополучно свернута, а подготовка педагогов по профилю психология воспитания, то есть по профилю Кирсти Лонка, находилась под угрозой закрытия.

«Если на совещаниях и пыталась предложить что-нибудь, в ответ приходилось слышать, мол, не нужно, мы и без того лучшие в мире. Как будто эти хорошие показатели в программе по оценки достижений учащихся означают, что ничего больше не надо развивать, — вспыхивает Лонка. — Нам ударила в голову эта „ПИСА“. Я пыталась было сказать, что скоро будет так же как с „Нокиа“, но меня никто не слушал».

В итоге, «Нокиа» продали, а финская школьная система образования перестала быть лучшей в мире. Однако, как говорят, «надежда умирает последней», сегодня университеты и прочие организации полны решимости. Профессор Лонка приглашена в рабочую группу «Школа будущего», где под руководством министра образования Кристы Киуру ведется мониторинг школьных проблем и возможностей дальнейшего развития.

Наибольшей проблемой является не то, что финские дети не хотят учиться, а то, что им не интересно в школе.

В конце прошлого года были опубликованы результаты очередного тестирования, где Финляндия оказалась уже пятой с конца на 60-м месте. Лонка уверена, что причиной является развитие школы не на условиях поколения цифровых аборигенов, а на условиях поколения цифровых чужаков. Школа должна использовать больше игр, больше достижений технологий, больше социальной медиа — всего того, что является частью будничной жизни детей и молодежи.

«От людей моего возраста часто приходится слышать совершенно непонятные комментарии на счет того, что человек должен пребывать в естественном диалоге, а не в виртуальной действительности. Но ведь для цифровых аборигенов она-то как раз и предлагает возможность настоящего взаимодействия», — подчеркивает Лонка.

Она научилась пользоваться социальной медиа у своих дочерей, рожденных в 1990-е. От них же она слышит комментарии насчет того, что неправильно «твитает» или что «френдит» в «Фейсбуке» всяких неизвестных.

«Недавно твитнула мысль о том, что наиболее малоиспользуемый ресурс в финских школах — это интеллектуальный капитал детей и молодежи. Сегодня этот мой твит один из самых популярных. Почему бы нам не спросить у детей, чем они хотели бы заниматься?»

Если судить по царящему оживлению, то старшеклассники из 9Е школы в районе Круунунхака, полны энтузиазма. У них в руках Айпады, с помощью которых они отсылают свои «самострелы» на интерактивную доску, но когда Кирсти Лонка начинает урок, все замолкают.

Класс собрался на урок обществоведения в этот «класс будущего», являющийся частью программы подготовки классных педагогов в Университете Хельсинки. Здесь на уроках искусств разрабатываются анимационные мультфильмы, а математика постигается с помощью цифровой игры «Матиккакункку».

Темой сегодняшнего занятия является раздел наследуемого имущества. Сначала обсуждение ведется в микро-группах вокруг мобильных столов треугольной формы. Затем возникшие мысли записываются в планшетник, и все они тут же отражаются на смартдоске, и нет необходимости тянуть руку.

«Это повышает уровень коллективности и дает возможность высказаться в том числе и тем, кто не любит поднимать руки», — говорит педагог родной речи Маарит Карпентер с явным воодушевлением в голосе.

Так-так. Может быть это уже никакая не школа? Игры, айпады больше напоминают парк развлечений! Подобная критика раздается в адрес Кирсти Лонка довольно часто. И тогда она вспоминает себя несколько лет назад. Вспоминает маленькую девочку, страдавшую на уроках. Она долго изучала явление мотивации и знает, что длительное изучение любого предмета требует, прежде всего, заинтересованности в нем. Ее-то и нужно пробудить в учениках.

«Дети полны энергии, и если ее направить в русло активного продуцирования знания, а не превращать в пассивное слушание, люди могли бы научиться гораздо большему. Как известно, люди запоминают всего 10% от услышанного».

Профессор до сих пор не придумала, как можно было бы часами слушать чужую речь на одном месте, не утомляясь. Поэтому у нее на семинарах часто телефон, с которого она посылает твиты, чтобы только не начать шуметь.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Соня Саарикоски

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.05.2014. Просмотров: 194

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta