O механизмe установления Западом потолка цен на поставки российской нефти

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Глобальная экономика и энергетическая политика Запада  

***

Потолок ценовой, цель безумная

Коллективный Запад встал плечом к плечу в героической борьбе с доходами России от нефтяного экспорта посредством введения потолка цен. Получается пока не очень, а вот проблемы для самих «строителей ценовых потолков» уже встают в полный рост. 

С5 декабря этого года вступил в силу механизм установления потолка цен на поставки российской нефти. Потолок приняли страны ЕС, США и прочие их традиционные союзники по G7. Канцлер Казначейства Великобритании Надим Захави заявил, что эта мера включит в себя запрет на страхование и финансовое обеспечение танкеров, перевозящих российскую нефть по цене выше согласованного потолка.

Согласно уточнению министерства финансов США, в сделках по ценам, превышающим потолок, западные компании не могут принимать участия в таких услугах, как трейдинг, финансирование, перевозка по морю, страхование и перестрахование (включая защиту имущественных интересов судовладельца), регистрация судна в национальных судовых реестрах и таможенное оформление. 

Сейчас потолок установлен на отметке 60 долларов за баррель, но в дальнейшем, с января 2023 года, этот показатель будет пересматриваться каждые два месяца. Смысл этой инициативы официально объясняется ее инициаторами как желание сократить доходы России от нефтяного экспорта (в частности, чтобы лишить нашу страну возможности финансирования активной внешней политики и ведения военных действий), но при этом сохранить стимулы к присутствию российских поставок на мировом нефтяном рынке во избежание его дестабилизации. Поэтому были отвергнуты откровенно экстремистские призывы отдельных стран Восточной Европы сбить потолок до 30 долл. за баррель. 

Неформально, на что указывают отраслевые эксперты, читается явное желание дирижировать не только российскими экспортными поставками, но и мировыми ценами на энергоносители вообще. Поэтому идеи потолка были весьма болезненно восприняты в других странах-экспортерах, формально не подпадающих под действие принятых ограничений. 

В 2021 году из России в страны ЕС и G7 было поставлено 215 млн тонн нефти и нефтепродуктов на общую сумму 109,5 млрд долларов. Это 70% совокупного экспорта соответствующей продукции из России и до 37% общего объема экспортной выручки. По данным Института международных финансов (IIF), ранее до 50% российской нефти, вывозившейся из портов страны, транспортировалось танкерами греческих судовладельцев. 90% судов в мире страхуется с помощью лондонской ассоциации «Международная группа клубов взаимного страхования» (International Group of P&I Clubs). Таким образом, если сравнить с ранее складывавшейся структурой экспортных поставок российской нефти, потолок задевает их, и задевает очень заметно. 

Однако принятый механизм ценового потолка имеет ряд особенностей, что позволяет трактовать его с определенной степенью свободы и ловкости рук. Так, механизм ценового потолка не применяется, если российская нефть была загружена в танкер до 5 декабря 2022 года и выгружена до 19 января 2023-го. Это, конечно, краткосрочная мера, но есть и более долгоиграющие. 

Во-первых, минфин США поясняет, что ценовой потолок не учитывает стоимость фрахта судна, транспортировки, страхования и таможенного оформления: счета за эти услуги должны выставляться отдельно и соответствовать «коммерчески обоснованным ставкам». Иными словами, регуляторы должны видеть, сколько составила именно цена покупки нефти и сколько стоят связанные с этим услуги, причем цены на последние не должны быть завышенными, то есть не должны маскировать более высокую реальную цену сырья. Да, здесь оговаривается, что все эти затраты должны быть посчитаны по «коммерчески обоснованным тарифам». Но все же при необходимости посчитать можно «правильно». 

Во-вторых, потолок применяется с момента отгрузки российской нефти морским транспортом до первой продажи на суше «в юрисдикции, отличной от Российской Федерации». Однако, если после таможенной очистки сырье вывозится обратно морем «без существенной переработки за пределами России, ограничение цены по-прежнему применяется». Смешение нефти (блендинг) «не является случаем переработки». Таким образом, простая схема с формальной перепродажей партии нефти офшорному трейдеру не работает. Но вот реэкспорт нефтепродуктов из условной Индии уже вполне рабочая схема. 

И в-третьих, достижение консенсуса по потолку потребовало принятия исключений для отдельных членов евроатлантического «семейства». Конкретно в составе ЕС из-под требований потолка были выведены Венгрия, Болгария, Словакия, Чехия и Хорватия. За пределами ЕС определенные послабления были сделаны для Японии. Эта страна до 30 сентября 2023 года сможет осуществлять все операции, связанные с морской транспортировкой нефти по проекту «Сахалин-2», при условии, что она «предназначена исключительно для ввоза в Японию». 

В-четвертых, механизм ценового потолка не распространяется на транспортировку по трубопроводам. А это, например, только в Европе такой реликт советской эпохи, как экспортный магистральный нефтепровод «Дружба» мощностью 66 млн тонн в год. Другой вопрос, будет ли он использоваться, в силу резкой враждебности Польши. Но как вариант вполне себе присутствует. 

Россия против

Принятый потолок цен на нефть марки Urals на первый взгляд выглядит не слишком радикально. В последние годы она вообще торговалась дешевле. Более того, с 2017 года в стране действовало бюджетное правило, предусматривающее «отсечение» (для складирования в кубышку) нефтегазовых доходов бюджета выше 40 долларов за баррель Urals с ежегодной индексацией на 2%. 

Весной 2022 года действие бюджетного правила было приостановлено. Новое бюджетное правило, которое заработает с 2023 года, при определении базовых нефтегазовых доходов исходит из равновесной цены Urals в 60 долларов за баррель при добыче 9,5 млн баррелей в сутки. 

Себестоимость добычи нефти в России разная. В 2020 году председатель правления «Газпром нефти» Александр Дюков говорил, что себестоимость на разрабатываемых месторождениях составляет в среднем от 3 до 5 долларов за баррель, а глава «Татнефти» Наиль Маганов утверждал, что для его компании цена в 8 долларов не является критичной. Однако в этих оценках не учитывались транспортные и некоторые иные издержки, в том числе налоговая составляющая. 

Полную себестоимость российской нефти отраслевые эксперты в том же 2020 году оценивали в 15‒20 долл. за баррель. Правда, IHS Markit Ltd., проводившая исследование в интересах Saudi Aramco, оценила полную себестоимость российской нефти в среднем на уровне 40 долларов за баррель. 

Однако следует учитывать следующие обстоятельства. Во-первых, эпоха дешевой и легкодоступной нефти для России постепенно уходит в прошлое. Старые, богатые и хорошо освоенные месторождения исчерпываются. В новых растет доля трудноизвлекаемых запасов. В сентябре этого года глава Роснедр Евгений Петров заявил, что уже в 2020 году доля трудноизвлекаемых запасов в добыче нефти в России достигла 43% и могла бы быть больше, если бы не ограничение добычи по соглашению с ОПЕК+. 

Во-вторых, это банально утрата суверенитета для нас и инструмент постоянного давления для недружественных к нам стран. Ведь где потолок в 60 долларов, там ничто не мешает опустить его до отметок себестоимости. Собственно, представители западной стороны уже прямо отмечали, что пересмотр потолка будет привязан к эффективности его воздействия на Россию. 

Вице-премьер Александр Новак уже сообщил, что Россия не будет поставлять нефть в страны по условиям потолка цен, даже если это будет коммерчески рентабельно: «Это неприемлемо в принципе с точки зрения заключения контрактов. Мы будем работать по рынку… Последние ограничения, введенные решения о принятии ценовых потолков — все эти действия влекут за собой огромные риски функционирования отрасли, провоцирование дефицита энергоносителей и инвестиций в отрасль, и не только в нефтяной. Это коснется любого биржевого товара, по которому в дальнейшем западным странам захочется вводить свои правила». 

По словам Новака, механизм запрета российским компаниям торговать нефтью с использованием ценового потолка уже разрабатывается и заработает до конца года. «Мне кажется, что главная цель — приучить всех участников к идее потолка. Поэтому она такая с виду неамбициозная. Если получится, то потом, меняя уже параметры, а не само правило потолка, можно будет сильно воздействовать на российскую экономику — говорит заведующий лабораторией прогнозирования ТЭК Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН Валерий Семикашев. — Соглашусь с позицией руководства страны. В рамках переговорного трека нельзя соглашаться на западные предложения без уступок в нашу сторону. Это и имиджевые/пиарные потери, и экономические потери, и главное, мы сами поддержим работу этого невыгодного нам правила». 

Впрочем, кто-то видит и положительные моменты в складывающейся ситуации. По словам ведущего эксперта Союза нефтегазопромышленников России Рустама Танкаева, Россия от введения потолка цен на нефть в чем-то даже выиграет: «Это будет замечательный момент, который позволит нашей стране, не потеряв лицо, отказаться от неудобных покупателей, враждебных России: США, ЕС и так далее. Соответственно, все договоры будут нарушены, и их можно признать ничтожными. И наконец-то можно выйти из того нелепого положения, в которое мы попали благодаря этим договорам». 

Подбиваем баланс

Добыча нефти в России по итогам 2022 года может составить более 530 млн тонн.

По оценкам британской ВР, в 2021 году Россия поставила в Европу 138,7 млн тонн нефти (53% всего экспорта нефти) и 75,9 млн тонн нефтепродуктов (54% их экспорта). Поставки в США составили 9,9 млн тонн нефти и 22,6 млн тонн нефтепродуктов. Это те объемы, которые оказываются в зоне риска. В суточном измерении Россия поставляла в ЕС в 2021 году до 2,4 млн баррелей в сутки. С учетом временного лага для контрактов, заключенных до 5 декабря (не подпадают под действие потолка), чаще всего говорят о 1,1‒1,2 млн баррелей в сутки, которые российские компании не поставят в ЕС при условии указанных Новаком ограничительных мер. 

Для сравнения: квота на добычу в рамках ОПЕК+ для России составляет 11 млн баррелей в сутки. Фактическая добыча нефти в стране, по оценке агентства Argus, составляла 9,9 млн баррелей в сутки в октябре и 10,8 млн баррелей — к концу ноября. То есть сократить добычу примерно на 1 млн баррелей в сутки будет технически возможно и не должно принести особых проблем отрасли. Кстати, еще в ходе Российской энергетической недели в октябре руководители ряда компаний предупреждали, что могут на это пойти. Более того, по данным агентства Bloomberg, к началу декабря поставки в ЕС фактически не превышали 600 тыс. баррелей в сутки. 

По данным S&P Global, средний объем морского экспорта российской нефти в ноябре составил 3,07 млн баррелей в сутки. При этом поставки в ЕС за месяц сократились до 464 тыс. баррелей в сутки, а поставки в Индию выросли до 1,17 млн баррелей в сутки. В Китай поставлялось 918 тыс. баррелей в сутки. 

«По данным ФТС, стоимостной экспорт за девять месяцев 2022 года вырос примерно на четверть по сравнению с соответствующим периодом 2021 года, — говорит младший научный сотрудник ИНП РАН Мария Гайворонская. — По словам Новака, объемы физического экспорта в 2022 году вырастут на восемь процентов по сравнению с 2021 годом. Основными направлениями российского экспорта нефти сейчас являются азиатские страны — Индия, Китай и прочие, южноевропейские — Болгария, Румыния и средиземноморские — Италия, Турция. А также неизвестные направления, конечная точка назначения которых не указывается. По данным Bloomberg, общие объемы морских поставок остаются примерно на одном уровне — около трех миллионов баррелей в сутки. Из этих объемов порядка 2,5 миллиона баррелей в сутки составляют поставки в Китай, Индию, Турцию и неизвестные направления, то есть в дружественные страны». 

Мария Гайворонская приводит пример для сравнения. В 2021 году экспорт нефти составлял 231,6 млн тонн, «из них по трубопроводам было поставлено порядка трети всей нефти или 77,7 миллиона тонн. На трубопроводные поставки санкции не распространяются, однако экспорт сохранится лишь по одной из двух ниток нефтепровода “Дружба”, в Венгрию и Словакию, что составляет около 17,5 миллиона тонн. Морские поставки нефти составляли порядка двух третей, причем из портов азово-черноморского бассейна экспорт в недружественные страны составлял примерно две трети, из портов балтийского бассейна — около 95 процентов, а из портов арктического бассейна — 100 процентов. Таким образом, в недружественные страны поставлялось порядка 90 миллионов тонн, или 60 процентов морских поставок нефти. Если учитывать объемы нефти по трубопроводу “Дружба”, от которых отказались некоторые европейские страны, то общая доля выпадающих объемов составит 47 процентов от поставок 2021 года». 

Международное энергетическое агентство (МЭА) прогнозирует, что производство нефти в России в феврале 2023 года (со вступлением в силу европейского запрета на импорт российских нефтепродуктов) составит до 9,5 млн баррелей в сутки. Как было показано выше, это не критичные для отрасли масштабы снижения. 

Что интересно, в марте этого года МЭА прогнозировало быстрое сокращение добычи нефти в России, на 3 млн баррелей в сутки, за счет прекращения поставок в США и снижения российского экспорта в страны Европы, а также в Японию и Южную Корею. В реальности сокращение поставок (почти на 2 млн баррелей в сутки) на эти рынки действительно имело место, но было компенсировано переориентацией на рынки Китая, Индии, Турции и т. д. 

В целом объемы потребления нефти в развивающихся странах Азии растут. Например, в Китае потребление нефти выросло с 440 млн тонн в 2010 году до 719 млн тонн по итогам 2021-го. В Индии за тот же период наблюдался рост потребления со 154 до 221 млн тонн. Рост потребления покрывается за счет импорта, в перспективе он будет расти. Например, в той же Индии, по оценке МЭА, к 2040 году потребление нефти вырастет более чем на 70% к текущим показателям. И понятно, что эти страны (как и другие развивающиеся страны Азии, проходящие через процессы урбанизации и индустриализации) не готовы жертвовать своими интересами ради политических амбиций Запада. 

«Если наша страна будет прикладывать усилия к диверсификации и повышению гибкости поставок, то потолок не сильно скажется на условиях торговли. То есть надо увеличивать мощность ВСТО, пропускную способность железнодорожных погранпереходов, строить хранилища, повысить гибкость в добыче, искать новые рынки сбыта и предлагать больше различных вариантов торговли, в том числе продажу через третьи страны, своповые поставки и прочее. При этом единица усилий с нашей стороны потребует в несколько раз больше усилий со стороны западных стран, — отмечает Валерий Семикашев. 

— По нефти я не вижу большого сокращения, особенно если с нашей стороны будут усилия по перестройке поставок. Под влиянием уже принятых и исполняемых решений в добыче нефти снижение будет пять-десять процентов, в нефтепереработке — больше. Кстати, можно настроить налоги так, что ни бюджет, ни компании, ни внутренние потребители сильно не потеряют. Сократится экспорт нефтепродуктов. Вряд ли за пределами Европы можно найти спрос на такой большой объем дизельного топлива, которое Россия экспортировала в Европу. Наш рынок нефтепродуктов раза в три-четыре меньше экспорта». 

Поэтому нужно перестраивать структуру выпуска нефтепродуктов на НПЗ, а также создавать экономические и технические условия для этого. Направления экономической политики могут быть такими: максимально диверсифицировать и перенаправлять экспортные потоки, снизить цены на внутреннем рынке (за счет введения повышенных экспортных пошлин), нарастить производство бензина, сократив дизельное топливо. Снизить добычу. 

«Но вот пропорции этих мер — самое сложное. Я не видел расчетов, но последовательность должна быть такой. Можно делать это не в один этап. Например, сначала снизить все по пять процентов, потом изучить последствия, потом повторить еще по три‒семь процентов, увеличив усилия в эффективных мерах и сократив в неэффективных», — отмечает Валерий Семикашев. 

На ССК «Звезда» в Приморском крае планируется построить 12 танкеров типа «Афрамакс» дедвейтом 114 тыс. тонн для перевозки сырой нефти и нефтепродуктов в неограниченном районе плавания. Головной танкер «Владимир Мономах» был передан заказчику в декабре 2020 года. 

Гопак на граблях

А самое интересное дальше. То же МЭА ожидает, что по итогам этого года мировой спрос на нефть по сравнению с прошлогодним показателем вырастет на 2 млн баррелей в сутки (до 99,7 млн баррелей в сутки), а в 2023-м еще на столько же (до 101,8 млн баррелей в сутки). Прогноз ОПЕК еще оптимистичнее: рост спроса на 3,1 млн баррелей в сутки в 2022-м и на 2,7 млн баррелей в сутки в 2023-м. И это на фоне рисков выбытия определенных объемов нефти из России. 

Стоит отметить, что из всей своры адептов потолка никто не самодостаточен по нефти. Даже США, как следует из оценок ВР, по итогам 2021 года при экспорте в 138,5 млн тонн импортировала 304,7 млн тонн. В то же время, по данным того же источника, коллективная Европа импортировала извне 467,7 млн тонн (22,7% мирового импорта) нефти, Япония — 122,1 млн тонн. Причем если в США на долю импорта из России пришлось 3%, в Японии — 4%, то для Европы этот показатель составил 30%. 

В части нефтепродуктов еще интереснее. Для США в 2021 году, как указывает ВР, на Россию пришлось 20% импорта нефтепродуктов, для Европы — почти 39%. И конечно, встает вопрос: как они все это будут замещать, если угрозы Александра Новака прекратить поставки «строителям потолков» окажутся не пустым звуком? 

Сланцевый бум 2010-х позволил существенно нарастить добычу нефти в США — с 5,5 млн баррелей в сутки в 2010 году до 11,2 млн в 2021-м. Осенью этого года добыча нефти в США составила 12,1 млн баррелей в сутки. Прогноз EIA (Агентства энергетической информации при минэнерго США) предполагает, что средний уровень суточного производства нефти в США в 2022 году составит 12 млн баррелей, а в 2023-м увеличится до 12,6 млн баррелей. Но более значительного роста добычи здесь не ожидается. 

По оценкам Рустама Танкаева, при относительно стабильном спросе на нефть со стороны США и при сохранении низкой динамики роста добычи американские производители не смогут заместить выпадающие с европейского рынка в декабре 2022 года 2 млн баррелей российской сырой нефти. Более того, никто из производителей не ставил перед собой такой задачи. А у политического руководства США нет инструментов, с помощью которых они могли бы в кратчайшие сроки ускорять или замедлять объемы производимой на территории США нефти. 

При этом прошедшая 4 декабря встреча ОПЕК+ подтвердила планы сокращения добычи на 2 млн баррелей в сутки до конца 2023 года. Сокращение добычи в 2023 году негативно скажется на политической оппозиции России в виде ЕС и США. Кроме того, важно, что своим решением не поднимать квоты ОПЕК+ демонстрирует, что не поддерживает ЕС в решении ввести потолок цен на нефть с целью нанесения вреда российской экономике (а также возможности манипулирования мировыми ценами в своих интересах). 

Возим сами

Обход принятых коллективным Западом ограничительных мер со стороны России потребует решения двух принципиальных задач: поиска танкерных мощностей, игнорирующих ограничения по потолку цен, и альтернативных каналов страхования поставок. Оба вопроса решаются. 

Всего у России на начало 2021 года было 346 наливных судов совокупным дедвейтом 4,6 млн тонн под российским флагом и еще 139 судов (12,3 млн тонн дедвейта) под иностранными флагами. Компания фрахта судов Braemar считает, что в этом году Россия путем прямых и косвенных приобретений увеличила свой танкерный флот более чем на 100 единиц, купив 29 супертанкеров, 31 танкер класса Suezmax и 49 судов класса Aframax. 

По данным Rystad, Россия приобрела 103 судна посредством покупки или привлечения судов, ранее обслуживавших Иран и Венесуэлу, которые тоже находятся под нефтяными санкциями Запада. Стоимость этих сделок по понятным причинам не становится публичной, но, по некоторым оценкам, может приближаться к 16 млрд долларов. Как правило, речь идет о приобретении хорошо подержанных судов. Однако в перспективе планируется развернуть строительство крупнотоннажного танкерного флота и непосредственно в России. 

Флагманским предприятием станет ССК «Звезда» (управляется консорциумом во главе с «Роснефтью») в Приморском крае, который должен взять на себя основной объем работ по крупнотоннажному флоту в ближайшем будущем. Полностью запустить комплекс в эксплуатацию планируется к концу 2024 года. Кроме того, по словам директора департамента судостроительной промышленности и морской техники Минпромторга России Бориса Кабакова, Объединенная судостроительная компания (ОСК) планирует модернизировать Северную верфь в Санкт-Петербурге, а также использовать сухой док в Севастополе для производства крупнотоннажного флота. 

Танкеров потребуется много. Круговой рейс из балтийских портов России в Северо-Западную Европу занимает 3‒14 дней, в порты Средиземного моря — месяц, в Азию — почти два месяца. В свою очередь, доставка нефти из США и с Ближнего Востока в порты ЕС забирает месяц-полтора. То есть при перераспределении географии потоков нефти существенно снизится оборачиваемость судов. 

Кроме того, необходимость замещать высокосернистую российскую нефть более легкими сортами приведет ЕС к необходимости серьезно наращивать импорт мазута. Его тоже возят танкерами, причем танкеры с мазутом разгружаются дольше, чем танкеры с российской нефтью, поэтому помимо удлинения логистики будет еще и удлинение сроков перекачки нефтепродуктов в портах. Новые требования Турции по страхованию судов — перевозчиков нефти привели к очередям из танкеров перед проливом Босфор. Российское судно «Владимир Тихонов» с гарантией от «Ингосстраха» было пропущено через проливы. 

Огонь по своим

Теперь о страховании. 

В мировой практике судовладельцы осуществляют страхование ответственности судовладельца (очень широкое покрытие, означающее защиту имущественных интересов судовладельца в результате возникновения убытков, претензий со стороны третьих лиц и т. д.), страхование судна, страхование перевозимого груза. 

Страхованием ответственности судовладельца занимается Международная группа клубов взаимного страхования — ассоциация, которая объединяет 13 крупнейших клубов страхования судов. Членами клуба являются в основном судовладельцы и фрахтователи. Они ежегодно делают страховые взносы в фонд клуба, из которого возмещаются расходы судовладельцев в случае возникновения убытков из-за причинения вреда здоровью экипажа, гибели судна, повреждения портовых сооружений, кабелей и т. д. Главной целью деятельности Международной группы клубов является распределение страховых рисков на основании пулового соглашения и приобретение перестрахования в международном пуле группы. Эти клубы завязаны на недружественные нам страны: Великобританию, США, Японию и т. д. Страхование ответственности в мировой практике морских перевозок стало фактически обязательной нормой: хотя формально это и не закреплено какими-то стандартами или соглашениями, без него есть риск недопуска в порты, отказа от работы с такими судами. 

Ведущий игрок в области взаимного страхования и в сфере страхования самих судов — Великобритания. Международная группа клубов взаимного страхования судовладельцев (International Group of P&I Clubs, IG P&I) базируется в Лондоне, и семь из 13 связанных с ней клубов также расположены в британской столице. По данным самой IG P&I, ее участники обеспечивают покрытие 90% мирового тоннажа морских судов.

Решение, похоже, уже найдено и здесь. Так, танкер «Владимир Тихонов» под флагом Либерии был пропущен турками через проливы с гарантией от «Ингосстраха». Турция с 1 декабря этого года для прохода судов в ее территориальные воды (то есть и прохода через турецкие проливы) требует не только наличия страховки, аналогичной P&I, но и дополнительных гарантий того, что любой ущерб будет покрыт. 

Как видно из примера танкера «Владимир Тихонов», который был пропущен турками через проливы с гарантией от «Ингосстраха», в России найдено решение проблемы ограничений на получение услуг страхования от западных компаний — аналогичные услуги теперь будут предоставлять российские компании. Которые к тому же оказались готовы пойти на дополнительные условия, выставленные турками. 

А вот сами западные страховщики P&I, доминирующие сейчас на рынке, отказываются принимать турецкие условия, называя из чрезмерными. В обычной практике они рассматривают обоснованность претензии на страховое покрытие постфактум, а не дают гарантии заранее. В результате суда, пользующиеся услугами западных страховщиков (и не имеющие требуемых гарантий), не могут сейчас войти в турецкие воды. Это, в частности, создало проблемы для нефти, добываемой в Казахстане при участии западных нефтяных компаний. Сообщается о пробке не менее чем из 22 танкеров с нефтью, которые турки не пропускают через проливы. 

Западные клубы P&I утверждают, что запрос Турции выходит «намного выше» гарантий, которые обычно предоставляют страховщики. Давняя политика клубов P&I заключалась в том, чтобы оценивать обоснованность претензии только после того, как она материализовалась. Запрос Турции потребует от клубов P&I гарантировать покрытие, даже если выяснится, что судно нарушило санкции, заявил Лондонский клуб P&I. Это означало бы, что сами клубы нарушили санкции, а в их обязанности не входит заранее оценивать, соблюдает ли судно санкции. 

По словам западных судовых брокеров, отраслевой консенсус заключался в том, что ни один клуб P&I не согласится с формулировкой, запрошенной Турцией. Что, опять-таки, делает историю героической борьбы коллективного Запада с российским нефтяным экспортом еще более комичной. «Думаю, что до 20 процентов от досанкционных объемов российских поставок будут проникать на недружественные рынки через серые механизмы, а не в рамках соблюдения потолка», — полагает Валерий Семикашев.

Каждая страна играет свою игру, которая, как ей кажется, выгодна. Коллективный Запад старается ограничить доходы России и в долгосрочном плане добиться победы, у России противоположные цели. Турция в этой комбинации по-прежнему захочет сидеть на двух стульях, выторговывая себе лучшие условия и пытаясь заработать побольше.

На будущее, учитывая важность Турции и нашу зависимость от нее по многим вопросам, нам надо выстраивать свою переговорную позицию по Турции гораздо более эшелонировано и внимательно. То есть проанализировать весь набор наших и турецких действий и быть готовыми торговаться за то, что нам нужно. В том числе через затаскивание Турции в связи с российской экономикой, которые мы можем легко оборвать, а для Турции это будет чревато последствиями.

Автор Сергей Кудияров, специальный корреспондент журнала «Эксперт»

Источник - https://expert.ru/expert/2022/50/potolok-tsenovoy-tsel-bezumnaya/


Дата публикации: 13.12.2022
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 132
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta