О бюджетно-финансовой политике России в период пандемии коронавирусной инфекции

Содержание
[-]

***

Новая девальвация ускорит обнищание населения

Девальвация рубля, экономический спад и вторая волна эпидемии создали необычный феномен ускоренного обнищания населения. За девять месяцев этого года душевые доходы в России оказались меньше прошлогодних даже без учета инфляции. А новая волна роста цен, вызванная подорожанием импорта, неизбежно увеличит скорость падения реальных доходов россиян – уже с учетом нарастающей инфляции.

Российская валюта снижается вслед за резким падением цен на нефть. В понедельник в ходе торгов курс доллара к рублю превышал 80 руб за долл, евро - 94 руб за евро. Дальнейшее ослабление национальной валюты создает предпосылки для ускорения инфляции в стране, что уже происходит. Так, годовая инфляция на 26 октября ускорилась до 3,94 с 3,85% неделей ранее. Таким образом, она уже вплотную приблизилась к целевому показателю (таргету) ЦБ РФ в 4%. Последний раз инфляция приближалась к этому уровню в середине октября 2019 года, составив 3,9%.

«Последние события показывают, что инфляция уже на цели около 4%», – сообщила в интервью телеканалу «Россия 24» глава ЦБ Эльвира Набиуллина. При этом она утверждала, что дальнейшего ускорения цен не произойдет. «Последние данные говорят о том, что скорее всего в следующем году и в конце этого будут преобладать дезинфляционные факторы», – уверена она. В ЦБ ожидают роста потребительских цен в конце года в пределах 3,9–4,2%. Аналитики же прогнозируют, что слабеющий с начала года рубль может существенней разогнать инфляцию.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

«Основной несезонный фактор ускорения в последние месяцы года – перенос валютного курса во внутренние цены», – отмечает замдиректора группы суверенных рейтингов и макроэкономического анализа АКРА Дмитрий Куликов. «Сезонная инфляция к концу года ускоряется из-за активизации бюджетных расходов, поэтому поводов для продолжения планового ускорения потребительских цен все же больше», – говорит начальник аналитического управления банка «Зенит» Владимир Евстифеев.

Ускорение инфляции нелучшим образом скажется на реальных доходах населения, и без того испытывающих давление. Так, по итогам третьего квартала реальные располагаемые денежные доходы (то есть доходы за вычетом обязательных платежей, скорректированные на индекс потребительских цен) снизились в годовом выражении на 4,8%, в целом по итогам девяти месяцев этого года – на 4,3%, следует из данных Росстата. И это последствия только первой волны пандемии коронавируса и весеннего локдауна. При этом некоторые эксперты полагают, что ситуация с доходами россиян и дальше будет ухудшаться.

Так, эксперты Telegram-канала MMI указывают на дальнейший рост доли социальных выплат от государства в структуре доходов населения против снижения доли доходов от собственности и предпринимательской деятельности. Как следует из статистики ведомства Павла Малкова, по итогам третьего квартала соцвыплаты составили уже почти 23% в общей структуре доходов россиян. Заметим, годом ранее их доля была всего 19,2%. «Таким образом, социальные выплаты подскочили на 19% год к году, а рост этой компоненты по итогам девяти месяцев составил 15,5% год к году. В номинальном выражении это +1,3 трлн руб. к аналогичному периоду прошлого года», – пишет MMI.

В отличие от соцвыплат динамика доходов от собственности и предпринимательской деятельности по итогам третьего квартала ухудшилась. Так, по итогам третьего квартала прошлого года доля доходов от бизнес-активности составляла 6,2%, тогда как в текущем – всего 5,6%. Доходы от собственности сократились до 4,3% в структуре доходов населения против 4,6% в прошлом году. Основную же долю доходов россиян по-прежнему составляет оплата труда. Однако именно выплаты населению со стороны государства компенсировали провал доходов в этом году, полагают экономисты. «Если новых выплат со стороны бюджета не будет, то доходы вновь начнут снижаться», – сообщают в MMI. Эксперты подчеркивают: пик государственных выплат населению пришелся на середину года, а дополнительных трансфертов со стороны государства не запланировано.

На динамику доходов граждан РФ в четвертом квартале будет оказывать влияние не только вероятное снижение социальных выплат, но и ухудшение ситуации в экономике. К примеру, уже наблюдается резкое торможение роста заработных плат. Так, согласно данным Росстата, по итогам августа реальная заработная плата в стране увеличилась в годовом выражении всего на 0,1%, тогда как месяцем ранее – росла почти на 3%.

В стране сохраняется и высокий уровень безработицы: 6,3% по итогам сентября. Против 4,6% годом ранее. Эксперты прогнозируют, что вторая волна пандемии и уже вводящиеся ограничения приведут к новому ухудшению ситуации с занятостью. «Сохраняющаяся высокая безработица в совокупности с сокращением мер, направленных на поддержку занятости, а также ухудшение финансовых показателей по широкому кругу компаний создают предпосылки для негативной динамики зарплат. Предприниматели, по-видимому, также понесут новые потери из-за второй волны пандемии и пока что точечных ограничений», – прогнозируют в MMI.

Уровень безработицы сегодня является максимальным с 2012 года, отмечает руководитель отдела макроэкономического анализа компании «Финам» Ольга Беленькая. «И надежды на ее дальнейшее снижение тают по мере нарастания второй волны пандемии в мире и в России, из-за которой все большее число европейских стран уже вводят локдауны, что означает вероятное сокращение спроса на нефть и газ», – говорит она, полагая, что следует ожидать дальнейшего роста безработицы. Продолжала сокращаться и занятость. «В сфере услуг (рестораны, кафе, отели, салоны красоты) ситуация должна быть еще тяжелее: оперативные индикаторы показывают спад потребительских расходов примерно на 20% к предыдущему году по сфере услуг в целом, а по этим, «контактным» видам бизнеса – еще больше», – обращает внимание Беленькая.

А заверения властей об отсутствии повторного карантина, к сожалению, являются важным, но недостаточным условием для предотвращения ухудшения состояния рынка труда, считает предправления компании «Обновление» Михаил Дорофеев. «До ожидаемой массовой вакцинации от COVID-19 текущий рост числа инфицированных заставляет потребителей менее оптимистично оценивать свои финансовые возможности, что транслируется в снижение их расходов. Все это неизбежно приведет к новым сокращениям», – полагает он. В свою очередь, социальные выплаты, которые выправили ситуацию с доходами в третьем квартале, уже не смогут выступить амортизатором: правительство выделило на поддержку эквивалент 5–6% ВВП, а ждать новых мер не приходится, подчеркивает Дорофеев. «В этих условиях можно допускать торможение темпов восстановления экономики», – резюмирует эксперт.

Сейчас рынок труда переживает не лучшие времена, соглашается доцент РЭУ им. Плеханова Ольга Лебединская. «Сформирован кризис предложения. Снижение занятости в малом бизнесе, где работает около половины населения, может привести к дальнейшему росту бедности и очередному витку безработицы, которая сейчас имеет все возможности подняться до 8%», – не исключает она. Рост безработицы в России – это неминуемое следствие локдауна весны–лета 2020-го и перехода на удаленную работу, уверен главный аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов. По его мнению, реальная безработица выше официальной примерно на 4–5 процентных пунктов (п.п.) и равняется около 10–11% трудоспособного населения. В свою очередь, падение рубля, по его словам, сильно ударит по наименее защищенным слоям населения, основной доход которых приходится на субсидии от государства.

Высокая безработица, отсутствие перспектив по росту зарплат вкупе с дешевеющим рублем и вероятным разгоном инфляции могут обернуться дальнейшим падением доходов населения в четвертом квартале, не исключают эксперты. Мало того, скорее всего в этом году мы впервые увидим снижение доходов населения не только в реальном выражении, но и в номинальном, прогнозируют в MMI. Заметим, они уже начали снижаться. Так, в ведомстве Малкова указывают, что по итогам сентября денежные доходы населения составили 15,42 тыс. руб. против 15,46 тыс. в сентябре 2019 года. По итогам девяти месяцев этого года доходы россиян составили 43,6 тыс. руб. против 43,9 тыс. годом ранее.

Провал доходов, в свою очередь, ведет к снижению спроса и усиливает дезинфляционное давление, то есть создает предпосылки к дальнейшему снижению ключевой ставки ЦБ, рассуждают эксперты. «Однако слабость рубля и издержки, связанные с ковид-ограничениями, снижают и предложение. А это уже проинфляционный риск», – пишет MMI.

Ольга Соловьева

https://www.ng.ru/economics/2020-11-02/4_8005_money.html

***

Все нормально — падаем

Что не так с комментариями чиновников о пользе девальвации рубля и почему мы стали на треть беднее.

В понедельник рубль заметно ослабел: курс евро впервые с 2014 года достиг отметки в 94 рубля, а за доллар давали почти 81 рубль. С начала года российская валюта упала уже более чем на 30%. Ситуацию пришлось прокомментировать пресс-секретарю президента Дмитрию Пескову, который попытался утешить граждан тем, что «амплитуда волатильности минимизируется усилиями нашего макрорегулятора». Ранее глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что девальвация рубля не угрожает финансовой системе России и не приведет к существенному росту цен. «Новая» попросила аналитиков рассказать, как падение рубля на самом деле влияет на кошельки россиян и состояние экономики.

Анна Бодрова, старший аналитик компании «Альпари»:

— Обесценивание рубля на 32% с начала года, конечно, влияет на инфляцию — экономические законы не переписать, как бы этого ни хотелось Кремлю. Другое дело, что ряд дефляционных моментов в группе продовольственных и непродовольственных товаров сглаживает это влияние. Но 50% товаров на полках — это импорт, и он становится дороже, поэтому не заметить инфляцию невозможно. Экономике это действительно не угрожает, есть даже положительные моменты. Они заключаются в эффективной работе правительства с дефицитом бюджета. У нас из-за роста финансирования ряда социальных направлений, призванных сгладить кризисные проявления пандемии, образовался большой дефицит бюджета.

И проще всего этот дефицит в России перекрыть девальвацией рубля. Две волны девальвации, которые были до этого, хорошо сработали. Сейчас идет третья волна, она тоже имеет свою положительную сторону. Минфин отлично перекрывает дефицит бюджета потому, что у него большие валютные запасы. Но что касается влияния на всех и каждого, то в этом году мы стали на треть беднее. По логике вещей Центробанк мог бы подключиться к ситуации после прохождения долларом отметки в 80 рублей, но его на рынке нет. Возможно, надо сдвинуть это планку до 82-83 рублей — при такой цене за доллар психологическое давление будет очень большим. Но сегодня еще не было никаких тревожных комментариев со стороны монетарных властей, значит, всех все устраивает.

Основная причина падения рубля — провал в стоимости нефти и массовый уход от рисков. Рубль все-таки является рисковым активом для большинства иностранных инвесторов. И на этой неделе сложилась максимальная концентрация всевозможных рисков, которые могли бы быть: цены на нефть обвалились, 3 ноября выборы президента США, на этой неделе заседание Федеральной резервной системы, заседания нескольких Центробанков, а кроме того, в России короткая рабочая неделя — есть все возможные факторы, которые могут сейчас тревожить инвесторов.

Рубль фундаментально слаб. Это нужно принять как аксиому. Он слаб, потому что российская экономика фундаментально слаба, у нее нет точек опоры, кроме нефтяного, углеводородного экспорта и налоговых поступлений — больше денег не приходит ниоткуда, есть только расходы. На таком фоне национальная валюта не может быть сильной. Но курс 80 рублей за доллар — это много даже для российской валюты, поэтому сейчас здесь больше эмоций. Я думаю, что в пятницу мы можем увидеть небольшой разворот на торгах, и доллар скорректируется к своим более-менее нормальным отметкам: вернется в коридор 76-79 и там будет балансировать дальше. Более дешевый рубль — это большое психологическое давление на население и на бизнес. Такие усиления скачков валюты могут быть связаны с тем, что люди нервничают и идут покупать валюту на пиках. Довольно сложно объяснить рядовым россиянам, что сейчас не надо делать ничего, просто переждать.

Рубль крепче семидесяти пяти… Такого варианта я тоже не вижу, просто — не на что опереться, нет ни одного сильного фактора, который мог бы рубль настолько стабилизировать. Волнообразные колебания продолжатся до тех пор, пока на рынке будет много эмоций. Пока неизвестно, кто будет американским президентом, какой будет дальнейшая американская политика, какими будут отношения между США и Китаем, а это будет проецироваться и на ход восстановления китайской экономики. Китай — крупнейший в мире импортер нефти, а Россия добывает нефть и должна выстраивать свою добычу в зависимости от более-менее здравых оценок внешнего спроса. Все связано со всем. Как только мы получим хотя бы один ответ, дальше будет более-менее понятно.

Денис Порывай, аналитик, старший вице-президент «Райффайзенбанка»:

— ЦБ не будет поддерживать конкретный курс рубля. Это бесполезно. Можно поддержать какое-то время и быстро израсходовать резервы. Они уже через это проходили. Чему реально они будут препятствовать, так это стабильному, предсказуемому ослаблению рубля, потому что в таком случае может появиться много спекулянтов и возникнет угроза финансовой стабильности. Сейчас рубль просто вернулся в свои нормальные границы, тогда как в первом полугодии он был избыточно крепким. Если нефть будет дешеветь из-за ковида, рубль также будет понемногу скатываться вниз. И вероятная политика Байдена в отношении РФ как возможного президента США также создает риски.

Кстати, о ковиде. Весной именно карантин поддержал рубль, и из-за него он был избыточно сильным, так как импорт закрылся, никто никуда не ходил и ничего не покупал. Сейчас власти не планируют вводить подобные ограничения. Но если все же они будут введены, это рубль поддержит, заморозит его на том уровне, на котором он был до локдауна. Начало следующего года, скорее всего, будет позитивным для рубля, потому что в первом квартале — длинные новогодние каникулы, импорт закрыт, таможня закрыта, а это всегда позитивно для рубля. Плюс ко всему зима, и, хотя обещают теплую зиму, все равно в Европе увеличивается потребление газа.

Но до конца этого года большинство факторов на стороне слабого рубля. Насколько рубль будет ослабевать, зависит от многих вещей, в том числе от цены на нефть и влияния коронавируса и ограничительных мер, из-за которых нефть, как весной, может «обнулиться». Но пока серьезные ограничения ввели только в ряде европейских стран, а этого не достаточно, чтобы так сильно обрушить нефть, поэтому пока говорить трудно.

Автор Анна Титова, специально для «Новой»

https://novayagazeta.ru/articles/2020/11/02/87811-vse-normalno-padaem

***

Минфин напугал Кудрина жесткой оптимизацией даже неприкосновенных расходов

Потеря нефтяных доходов и вызванный пандемией кризис не пройдут для бюджетной системы бесследно. Следующие три года страна будет жить в режиме жесткой экономии даже на самом важном, в том числе на тех сферах, которые раньше казались неприкосновенными.

Счетная палата (СП) сообщила, что в 2021–2023 годах не только продолжится сокращение финансирования образования и здравоохранения (по отношению к ВВП), но и будут чрезмерно урезаны военные траты. А внедрение новой формулы расчета минимального размера оплаты труда (МРОТ) демонстрирует, что финансовый блок борется буквально за каждые «лишние» 10 млрд руб.

В ближайшие три года бюджетные расходы на образование и здравоохранение по отношению к ВВП продолжат сокращаться. Это следует из обнародованного Счетной палатой заключения на проект федерального бюджета на 2021–2023 годы. В частности, если говорить про всю бюджетную систему, включающую федеральный, региональные бюджеты и государственные внебюджетные фонды, то доля расходов на образование снижается с 3,9% ВВП в 2021 году до 3,6% ВВП в 2023-м. «Аналогичная тенденция и по расходам на здравоохранение (без учета страховых взносов на неработающее население): доля снижается с 3,2% ВВП в 2021 году до 2,9% ВВП в 2023-м», – сообщили в СП. Кстати, ранее уже появлялась информация, что Минфин предложил в своей методике сократить объем бюджетных ассигнований на здравоохранение на 2021–2023 годы на 8, 9 и 15% соответственно. Хотя, как затем поясняли в министерстве, «цифры, представленные в методике, не являются конечными».

Но еще большее удивление – по крайней мере у главы СП Алексея Кудрина – сейчас вызывает сокращение военных расходов федерального бюджета. «Коллеги, я скоро превращусь в защитника Министерства обороны и военных расходов, потому что сокращение с 2,7% ВВП до 2,5% ВВП (за трехлетку. – «НГ») – достаточно заметное», – сказал он на заседании бюджетного комитета Госдумы. Кудрин напомнил, что когда в начале 2010-х предлагалось повысить расходы на оборону до 3,4% ВВП и когда это было сделано, он называл такую нагрузку серьезной для экономики. «Но я всегда говорил, что 2,8–2,9% (от ВВП. – «НГ») – это оптимальный уровень нашей страны, которая должна поддерживать национальную оборону», – пояснил в четверг Кудрин.

O ситуации с новой формулой расчета МРОТа

Еще один пример, демонстрирующий, как жестко финансовые власти борются буквально за каждые 10 млрд руб., – ситуация с новой формулой расчета МРОТа. В сентябре правительство внесло в Госдуму не только проект бюджета, но и законопроект об изменении подходов к установлению прожиточного минимума и МРОТа. Пояснительная записка гласила: «Предлагается устанавливать на федеральном уровне прожиточный минимум с учетом медианного дохода, а минимальный размер оплаты труда – с учетом медианной заработной платы. Одновременно законопроектом предлагается обеспечить условие, что минимальный размер оплаты труда не должен быть ниже прожиточного минимума трудоспособного населения на очередной год». Это революционный подход, поясняли «НГ» эксперты (см. номер от 30.09.30). Действующий пока метод расчета с привязкой к потребительской корзине эксперты называли архаичным.

Медианный доход, как уточняется в пояснительной записке, – «это величина дохода, относительно которой у половины населения доходы выше, а у половины – ниже»: «При таком подходе прожиточный минимум будет зависеть от уровня доходов большинства граждан и повышаться по мере того, как растут доходы населения страны». Соотношение МРОТа и медианной заработной платы в 2021 году должно составить 42%, минимальный размер оплаты труда достигнет 12 792 руб. По сравнению с действующим показателем (12 130 руб.) рост на 5,5%. Такое увеличение минимального размера оплаты труда затронет, по оценкам авторов проекта, 3,9 млн человек. При этом, как указано в финансово-экономическом обосновании, расходы на повышение оплаты труда в связи с увеличением МРОТа составят 105,4 млрд руб. (в том числе за счет средств внебюджетного сектора – 56,9 млрд руб.). В пресс-службе Минтруда сообщили, что старый подход к установке МРОТа увеличил бы его размер лишь до 12 392 руб.

Однако в комитете Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов обратили внимание на одну деталь. В заключении комитета на проект федерального бюджета отмечено следующее: «В соответствии с официальными расчетами Росстата, произведенными на апрель 2019 года, величина медианной заработной платы составила 34 335 руб. В то же время величина медианной заработной платы, от соотношения с которой предусматривается установление МРОТа на 2021 год, составляет 30 457 рублей». И никаких пояснений такого существенного расхождения значений официальных данных и проектируемых не приводится, добавили в комитете.

Можно предположить, что такое заметное расхождение связано с новациями в методике расчета Росстатом. В частности, «Российская газета» сообщала об экспериментальных расчетах, в основе которых данные Пенсионного фонда по страховым взносам, а не выборка работников крупных и средних предприятий. В пресс-службе Минтруда подтвердили «НГ»: «Медианная заработная плата, которая использовалась при расчете МРОТа, сложилась по полному кругу предприятий. Медианная заработная плата в 34 335 руб. – это данные по крупным и средним предприятиям, без учета малого бизнеса».

Рассчитываемая по старой методике медианная зарплата в стране росла довольно заметно: например, в 2017-м она составляла около 28 тыс. руб., то есть к 2019-му она увеличилась примерно на 20%. Логично предположить, что по старой методике медианное значение зарплаты теперь было бы выше, чем прошлогодние 34 тыс. руб. И нетрудно посчитать, что по новой формуле, согласно которой МРОТ составляет 42% от медианной зарплаты, его размер в 2021 году мог бы быть не 12,8 тыс. руб., а около 14,4 тыс. – если ориентироваться на старую оценку медианной зарплаты за 2019 год. Если же учесть, что медианная зарплата с тех пор скорее всего выросла, то и МРОТ, возможно, мог бы приблизиться к 15–16 тыс. руб.

«При сегодняшнем МРОТе на уровне 12 130 руб. это существенная коррекция, которую бюджет может и не осилить, – пояснила доцент кафедры статистики РЭУ им. Г.В. Плеханова Ольга Лебединская. – И правительство более склонно признать, что зарплаты в постковидном периоде растут не так быстро, как хотелось бы, и медианная заработная плата после досчета по малым предприятиям будет ниже заявленного уровня». Поэтому, похоже, был выбран оптимальный вариант – цифра 12,8 тыс. руб., но в будущем ситуация может измениться, надеется Лебединская.

«Странность ситуации с медианной зарплатой усиливается прогнозом роста средней зарплаты в 2020 и 2021 году как в номинальном, так и в реальном выражении. Ответ возможно кроется в том, что целевым показателем выступает конкретная величина МРОТ, а варьируемым – медианная зарплата», – предположил руководитель департамента Финансового университета при правительстве Константин Ордов. Причем, что примечательно, речь идет о, скажем так, «экономии» в пределах нескольких десятков миллиардов рублей. Расходы бюджетной системы составили бы тогда, возможно, 120 млрд руб. или немногим больше.

«Прогнозирование будущих выплат с изменением формулы позволит сэкономить бюджетные средства, резервируемые в расчетах зарплат бюджетникам, пособий и социальных выплат», – пояснил «НГ» независимый пенсионный консультант Сергей Звенигородский. Эксперт добавил, что, возможно, это также скажется и на зарплатной политике бизнеса, «поэтому общее давление на экономику снизится». В итоге такой подход «позволит государству мягче пройти назревающий глобальный кризис».

Автор Анастасия Башкатова, заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

https://www.ng.ru/economics/2020-10-15/4_7991_scandal.html

***

Oтказ от формирования федерального бюджета в формате государственных программ Российской Федерации.

Государственная дума — по замыслу её комитета по бюджету и налогам — должна была накануне ноябрьских праздников в ходе обсуждения закона о бюджете принять постановление по итогам первого чтения, предлагающее правительству отказаться от формирования федерального бюджета в формате государственных программ Российской Федерации. Это весьма серьезный шаг и настоящая революция в системе управления государством.

Причина: институт государственных программ неэффективен и должен перестать быть основой бюджетного планирования. Ключевой причиной неэффективности, как считают председатель комитета А. Макаров и его товарищи по комитету, является Бюджетный кодекс Российской Федерации, потому что принуждает технически привести государственные программы в соответствие с расходами принятого федерального закона о федеральном бюджете, а не с задачами стратегического развития страны. При формировании и внесении изменений в закон о бюджете показатели государственных программ Российской Федерации никак не определяют размер финансирования. Поэтому и надо отказаться от института госпрограмм.

Более надуманную и неоригинальную причину, чем ссылка на предписания Бюджетного кодекса, придумать трудно. А поменять закон нельзя? За 17 лет существования кодекса принято более 130 законов, регулирующих бюджетные взаимоотношения, включая и его новую редакцию, а общее число поправок превысило несколько тысяч единиц. Поэтому представление кодекса правовой недотрогой как-то не вяжется с действительностью. Совершенно необоснованным выглядят предложения комитета об исключении мероприятий национальных проектов из государственных программ и о переводе нацпроектов в статус базиса бюджетного планирования. В комитете считают, что федеральный бюджет можно формировать только на основе функциональной и ведомственной структуры расходов, а государственным программам оставить роль «метода аналитической группировки расходов». Спрашивается, а для чего тогда такому методу сохранять статус государственной программы? Уж если идти, так идти до конца и, микшируя понятие госпрограмм, исключить это понятие из управленческого словаря.

В последний момент идеи комитета по бюджету и налогам почему-то исчезли из проекта постановления Государственной думы о принятии закона о бюджете в первом чтении, но можно ли считать их похороненными? Если нет, и они просто отложены до лучших времен, то это контрпродуктивно со всех точек зрения.

Идея замены госпрограмм нацпроектами дискредитирована не только отсутствием основательной аргументации. Существенной разницы между ними нет и с исторической точки зрения. Как всё начиналось? Программный формат бюджетного планирования существовал с 2000-х годов. Тогда он был в виде федеральных целевых программ (ФЦП). Надеялись, что найдено удачное решение, но поступление денег в заданные сроки и в заданном объеме обеспечить не смогли. Субъекты РФ были не заинтересованы в ФЦП, поскольку те конкурировали с региональными целевыми проектами, получавшими федеральное софинансирование. Неудачи с ФЦП решили компенсировать переформатированием и укрупнением планов. С января 2006 года стартовали четыре национальных проекта: «Здоровье», «Доступное и комфортное жилье — гражданам России», «Образование» и «Развитие агропромышленного комплекса (АПК)».

С 2010 года началось постепенное преобразование федерального бюджета в программный вид. Учредили государственные программы. Госпрограммы охватили практически все сферы народного хозяйства. Их структура по мере существования наполнялась понятиями приоритетов, целей, задач, индикаторов и показателей, мерами правового и государственного регулирования, эффективности и результативности государственной политики, мероприятиями, контрольными событиями, точками и пр. Теоретически и методически всё было разработано основательно, но практика так и не освоила теорию. Для кадров всё оказалось неподъёмно сложно. Возникли новые идеи — «проектного бюджета», а затем — пилотных государственных программ. Пилотные программы видоизменили формат госпрограмм, чтобы отработать новый инструментарий. Каждая пилотная программа должна была содержать не более пяти конкретных и измеримых целей, выделить проектную и процессную части (бюджет развития и бюджет поддержания, функционирования), выбрать понятные и оцифрованные задачи, ранжировать проекты (или ведомственные программы). В качестве пилотных были определены пять госпрограмм как пример перехода на проектное управление. Все мероприятия госпрограмм приобрели форму приоритетных или ведомственных проектов или ведомственных целевых программ. Параллельно появились национальные и федеральные проекты.

Однако всякий раз при подведении итогов очередного бюджетного года оказывалось, что независимо от формы программ запланированные показатели не достигались. Национальный проект «Развитие агропромышленного комплекса» по всем направлениям оказался проваленным и был реорганизован в государственную программу развития сельского хозяйства. Намеченный на 2010 год объем строительства жилья был достигнут на пять лет позже. Майский (2012 года) указ президента, декомпозированный по госпрограммам, был исполнен лишь в основном. Эти примеры из разных периодов жизни страны, чтобы показать: та или иная форма стратегического планирования, будь то государственная программа, целевая программа, федеральная программа, национальный, федеральный, приоритетный проект сами по себе успеха не гарантируют. И наоборот, форма тоже не позволяет считать её конструкцией, лишенной смысла и содержания.

Категорические оценки, конечно, ласкают слух государственных перфекционистов, как бы вознаграждая их за то, что духа не хватает на скрупулезную и последовательную работу. А именно её и не хватает. У нас так и не создан механизм анализа завершенных программ на предмет того, какие инструменты и созданные объекты инфраструктуры эффективно функционируют. Достаточно взглянуть на сайт госпрограмм, чтобы убедиться: всё для пропаганды, всё — для вышестоящего начальства, но не для анализа и синтеза.

Десять лет не тот испытательный срок для такой сложнейшей системы, как Российская Федерация, чтобы бросаться из крайности в крайность, каждый раз выстраивать заново с нуля всё, что уже придумано в сфере стратегического планирования. Важнее не ломать до основания, а увидеть, сконструировать новую перспективу, которую открывает, например, правовая и организационно-технологическая разработка только что введенного в законодательство нового понятия единой системы публичной власти. Это понятие явочным путем вошло в конституционное пространство, но его же уже не изъять. Значит, необходимо приступить к энергичной разработке. Следовательно, нужно попробовать использовать потенциал конституционного понятия для реновации сквозной системы стратегического планирования на основе межотраслевых и межрегиональных связей. Если именно так сформулировать задачу — реновация сквозной системы стратегического планирования, в которой системообразующими являются межотраслевые и межрегиональные связи, — то в общесистемную структуру и в иерархию уместятся все придуманные и апробированные форматы. Те, кто хоть раз принимал участие в разработке госпрограмм, знают, как не хватает в административном словаре понятий и что приходится всякий раз использовать одно и то же слово «мероприятие».

Принимать предложение комитета Госдумы по бюджету и налогам категорически нельзя: федеральный бюджет должен сохранить программную основу, как бы эта основа ни называлась. Проект федерального бюджета 2021 года сформирован на 75% всех будущих расходов на основе 45 государственных программ Российской Федерации. Всего утверждено 43 из 46 госпрограмм, предусмотренных перечнем, утвержденным распоряжением правительства. Не утверждены госпрограммы «Обеспечение защиты личности, общества и государства» и «Обеспечение химической и биологической безопасности Российской Федерации», законопроектом не предусмотрены бюджетные ассигнования на 2021—2023 годы на реализацию госпрограммы «Мобилизационная подготовка Российской Федерации», срок реализации которой установлен с 2023 года. Нужна оптимизация правительственного перечня госпрограмм и прекращение действия значительной их части. Надо увязать цели и задачи всех госпрограмм с установленными актуальными требованиями, согласовать цели и задачи с показателями (индикаторами) госпрограмм. Это самое трудное, значит, самое актуальное, но возможное. Предстоит напрячься.

Продуктивное направление — исключение доминирования бюджетных мер над всеми другими мерами государственного регулирования. Не создавать кабинетную конкуренцию между госпрограммами и нацпроектами. Совету Госдумы надо бы посоветовать комитетам палаты быть более осмотрительными в выдаче рекомендаций государству. Так, комитет по бюджету и налогам сам же себе противоречит, наделяя национальные проекты безупречными достоинствами по сравнению с госпрограммами. Он сам констатирует, что «при реализации национальных и федеральных проектов в 2019 году отмечались недостатки, связанные не только с низким уровнем исполнения расходов на их реализацию, но и с нарушением сроков и (или) недостижением результатов и показателей, формированием значительного количества запросов на изменение паспортов национальных и федеральных проектов, предусматривающих корректировку показателей и результатов, перераспределение их финансового обеспечения». И далее: «показатели, ресурсное обеспечение и ожидаемые результаты федеральных проектов не всегда взаимоувязаны (например, федеральный проект «Комплексная система обращения с твердыми коммунальными отходами» национального проекта «Экология»). По ряду федеральных проектов отмечались случаи, когда при практически полном исполнении бюджетных ассигнований не достигались плановые значения показателей (например, федеральные проекты «Укрепление общественного здоровья» и «Финансовая поддержка семей при рождении детей»).

Комитет сам расширяет линейку федеральных программ: «с учетом значительной дифференциации субъектов Российской Федерации по уровню бюджетной обеспеченности и показателям социально-экономического развития, а также негативной динамикой данных показателей в течение 2020 года целесообразно рассмотреть вопрос о расширении индивидуальных программ социально-экономического развития на регионы с неблагоприятной демографической ситуацией, а также на регионы, в которых произошло существенное ухудшение социально-экономического положения в связи с пандемией». Надо бы быть более последовательным в своих оценках и рекомендациях: цена вопроса велика.

Революция 1917 года началась с захвата почты, телеграфа и телефона. Чтобы великая ноябрьская управленческая революция, так необходимая в целях радикального улучшения уровня жизни народа, все-таки стартовала, на этом этапе надо наиболее талантливых революционеров временно отлучить от «почты, телеграфа и телефона» и сосредоточить на работе по проекту совершенствования государственного стратегического планирования на основе новой конституционной реальности — единой системы публичной власти в Российской Федерации.

Автор Андрей Маленький

https://regnum.ru/news/polit/3105842.html


Об авторе
[-]

Автор: Ольга Соловьева, Анна Титова, Анастасия Башкатова, Андрей Маленький

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.11.2020. Просмотров: 42

Комментарии
[-]
 Blackbird Packaging | 12.11.2020, 05:02 #
Blackbird packaging provide you with any size, shape design, candle boxes sooner than any other packaging competitor in the market
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta