О ближневосточном наследии Первой мировой войны

Содержание
[-]

Границы, проведенные кровью: о ближневосточном наследии Первой мировой войны

Если бы Оттоманская империя 100 лет назад не присоединилась к кайзеровской Германии, картина современного мира была бы иной: не появился бы бурлящий Ближний Восток — пороховой погреб, взрывы которого сотрясают все континенты. Война, которая началась в 1914-м, здесь так и не окончилась.

Сто лет назад у Оттоманской (Османской) империи был выбор. Турки встали на сторону Германии. 27 сентября 1914 года они закрыли Дарданеллы для торговых судов и начали минировать стратегически важные проливы. Россия лишилась возможности экспортировать зерно и получать от союзников необходимое ей оружие.

Турки приняли у себя немецкие боевые корабли — линейный крейсер "Гебен" (флагман Средиземноморской эскадры) и легкий крейсер "Бреслау". Немецкий контр-адмирал Вильгельм Сушон принял под командование турецкий флот. Его корабли начали боевые действия в Черном море, в конце октября обстреляли Севастополь. В начале ноября Россия, Великобритания и Франция объявили войну Турции.

Дебют этнических чисток

ХХ век начался с этнических чисток и ими же закончился. Первой жертвой стали армяне, томившиеся под властью Оттоманской империи. Армяне посылали делегации к императору Николаю II, надеясь, что русская армия сокрушит турок и Армения получит самостоятельность. Обращаясь к императору Николаю, один из представителей армян говорил в ноябре 1914 года: "Теперь, когда Турция с помощью Германии посмела поднять руку на великую Россию, армяне готовы принести в жертву свои жизни во славу российского трона".

Это вызвало жестокую реакцию турок, которые стали сгонять армян с мест под тем предлогом, что армянское население может выступить на стороне России. Полицейская операция превратилась в массовую резню. В 1915 году вырезали почти полтора миллиона армян, разгромили армянские школы, сожгли их деревни и города. Пощадили только армян в Константинополе — тут они были на глазах иностранных посольств.

Армянский народ был брошен на произвол судьбы. Никто за него не вступился, шла мировая война, все были заняты своими делами. Оставшиеся в живых бежали в Россию, в ближневосточные страны, туда, где можно было укрыться. Армяне рассеялись по всему миру. События 1915 года оставили тяжелейший след в исторической памяти. Армяне решили, что больше не позволят застать себя безоружными и будут сражаться за себя и за свою землю. Войну в Нагорном Карабахе, которая вспыхнула через семь с лишним десятилетий после армянской резни, многие считали продолжением давней борьбы с турками, с Турцией, с Оттоманской империей. Карабахский конфликт называют "замороженным", перспективы его разрешения туманны. А в последние недели в регионе опять стрельба и гибнут люди.

Ближневосточные узлы

Турция войну проиграла: 30 октября 1918 года для Оттоманской империи Первая мировая закончилась подписанием в порту Мудрос на греческом острове Лемнос соглашения о перемирии. Судьбу народов и территорий поверженной империи определили победители, в первую очередь Англия — ведь именно британские войска под командованием лорда Эдмунда Алленби одолели турок, под властью которых находился Ближний Восток.

Еще за год до этой победы, 31 октября 1917 года, на заседании британского кабинета министров обсуждалось будущее Палестины, принадлежавшей Оттоманской империи. Правительство постановило, что после войны Палестина станет британским протекторатом и еврейский народ получит право начать там новую историческую жизнь. Главе внешнеполитического ведомства лорду Бальфуру поручили уведомить об этом решении сионистов — евреев, мечтавших вернуться в Палестину, откуда их когда-то изгнали. Знаменитая декларация Бальфура от 2 ноября 1917 года — это его письмо лорду Уолтеру Ротшильду, президенту Сионистской федерации Великобритании:

"Я очень рад уведомить Вас о полном одобрении правительством Его Величества целей еврейского сионистского движения, представленных на рассмотрение кабинета министров. Правительство Его Величества относится благосклонно к созданию в Палестине национального очага для еврейского народа и сделает все, от него зависящее, чтобы облегчить достижение этой цели".

Для премьер-министра Ллойда Джорджа, глубоко религиозного человека, возвращение евреев в Палестину было исполнением воли Бога:

— Я знаю историю евреев лучше, чем историю моего народа. Я могу перечислить всех царей израильских. Но я едва ли вспомню дюжину английских королей.

Премьер-министр обещал сделать все, чтобы Палестина стала государством евреев. Но формула "национальный очаг" осталась непонятной. Англичане обещали помочь евреям создать собственное государство? Или всего лишь обеспечить им автономию в Палестине? В Лондоне не спешили отказаться от права управлять этой землей. Как, впрочем, и многими другими. Ирак, например, англичане склеили из трех провинций бывшей Оттоманской империи (турки властвовали над территорией современного Ирака больше 300 лет, после того как в 1534 году султан Сулейман захватил Месопотамию).

Раздел оттоманского "приданого" формально был закреплен в апреле 1920 года на международной конференции в Сан-Ремо, где вырабатывались условия мирного договора с Турцией и решалась судьба Ближнего и Среднего Востока. Управлять регионом желали и Англия, и Франция. Победители делили обширное наследство турецкой империи поспешно. Границы проводились на глаз, что породило конфликты между соседями, которые саднят по сей день. Сирии, находившейся под французским управлением, передали Голанские высоты, из-за них потом вспыхнет война с Израилем. Трансиордании достались территории к востоку от реки Иордан, которые палестинские арабы считают своей землей. Ллойд Джордж взял верх над французским премьер-министром и министром иностранных дел Александром Мильераном, которому пришлось согласиться с тем, что Палестина и Ирак будут управляться из Лондона.

При этом курды, более многочисленный народ, чем палестинские арабы, вообще не получили своего государства. Курды считают себя потомками древних мидийцев, создавших знаменитое Мидийское царство. Исповедуют ислам и езидизм — религию, основанную на древнеиранских верованиях. А был момент, когда казалось, что курды близки к удаче. Антанта в августе 1920 года заставила Турцию подписать Севрский договор, предусматривавший образование независимого курдского государства на севере Ирака. Но договор не был ратифицирован. Курдистан поделили между Ираном, Турцией, Ираком и Сирией. Лозаннский договор 1923 года закрепил раздел Курдистана между четырьмя странами и уже не предполагал ни автономии, ни тем более независимости для курдов.

Территория исторического Курдистана неимоверно богата природными ископаемыми, особенно нефтью, но курды живут очень бедно. Их считают кочевниками, горцами, скотоводами, лишенными национального самосознания, прозябающими на самой нижней ступени социальной лестницы. Курды же убеждены, что ни в чем не уступают туркам, арабам или персам. И с оружием в руках сражаются за Курдистан. После свержения Саддама Хусейна он де-факто возник на территории Ирака.

Крах Османской империи изменил всю геополитику региона. На этом фото 1930-х — наследный принц новорожденного Королевства Саудовская Аравия Фейсал прилетел в Париж с конференции, где обсуждалось будущее устройство Палестины

Крах Османской империи изменил всю геополитику региона. На этом фото 1930-х — наследный принц новорожденного Королевства Саудовская Аравия Фейсал прилетел в Париж с конференции, где обсуждалось будущее устройство Палестины

Игры в патриотов

Не повезло курдам, зато повезло саудитам. В Первую мировую англичане обнаружили в Аравии надежного союзника — хранителя святых мест в Мекке и Медине (куда стекаются паломники со всего мусульманского мира) шерифа Хусейна ибн Али. Он возглавил мятеж против турецкого владычества, а англичане в благодарность разрешили ему превратить провинцию Хиджаз, где когда-то зародился ислам, в самостоятельное королевство.

Его судьба, правда, была печальна: против шерифа Хусейна выступил глава секты ваххабитов Ибн-Сауд Абд аль Азизи, эмир Неджда. Ибн-Сауду взялся помогать Сент-Джон Филби, отец знаменитого советского разведчика. В разгар Первой мировой он прибыл на Ближний Восток. Он хорошо владел арабским языком и часто переодевался в одежды бедуина. Шутили, что европейское происхождение Филби выдавало только одно — его ноги были недостаточно грязными. Филби-старший был неординарной личностью. В паутине интриг чувствовал себя как рыба в воде...

Ибн-Сауд, опираясь на бедуинские отряды, победил шерифа Хусейна, придерживавшегося более умеренных политических и религиозных взглядов. В 1925 году войска Ибн-Сауда захватили Мекку и Медину. Через год он провозгласил себя королем государства, в которое вошли Хиджаз, Неджд и присоединенные области. С 1932 года — это Королевство Саудовская Аравия, где ваххабитский вариант ислама стал официальной религией.

Филби-старший стал советником короля Ибн-Сауда по финансовым вопросам. Перешел в ислам, сделал себе обрезание и по специальному распоряжению Ибн-Сауда получил право иметь четырех жен. Очевидцы утверждают, что нравы при дворе короля соответствовали вкусам Филби, который вместе со своими новыми друзьями развлекался в приятной компании наложниц.

Филби помог Саудовской Аравии превратиться в ключевого игрока на мировой арене — когда там нашлась нефть. Филби привел в Саудовскую Аравию компанию "Стандарт ойл оф Калифорния". Объяснил королю Ибн-Сауду, что американские нефтяники наполнят королевскую казну. Для эксплуатации гигантских нефтяных полей Саудовской Аравии образовали "Арабо-американскую нефтяную компанию" ("Арамко").

Нефть превратилась в мощное политическое оружие. Нефтедобывающие страны обрели невероятные власть и влияние. В январе 1939 года Саудовская Аравия установила дипломатические отношения с нацистской Германией. Ибн-Сауд хотел дружить с нацистами. Но когда победа союзников стала очевидной, в феврале 1945 года, Ибн-Сауд получил аудиенцию у президента США Франклина Делано Рузвельта. Ради саудовской нефти о симпатиях короля к нацистам любезно забыли.

Амбициями местных вождей будущие победители Оттоманской империи активно пользовались, хотя и не особенно с ними церемонились при разделе добычи.

Молодой эмир Абдаллах, мечтавший о троне, сговорился с британским военным министром фельдмаршалом Китченером и поднял восстание против турок (мятежом фактически руководил знаменитый Лоуренс Аравийский — сотрудник британской разведки Томас Эдвард Лоуренс). Восстание сделало Абдаллаха знаменитым: конгресс арабских националистов в марте 1920 года провозгласил Абдаллаха королем Ирака, а его брата Фейсала — королем Сирии. Но победители в мировой войне желали сами руководить Ближним Востоком. Англия получила мандат на управление Ираком и Палестиной, Сирия и Ливан стали французской подмандатной территорией. Французы в итоге прогнали короля Фейсала из Сирии. Англичане пересадили его на иракский трон.

Абдаллах, оставшийся ни с чем, сам создал себе королевство. В ноябре 1920 года с небольшой свитой приехал в маленький город Амман, где было всего несколько тысяч жителей, в основном выходцы с Кавказа — черкесы (в Иордании черкесами именовали также и кабардинцев, лезгин, осетин), которые служили в качестве наемников в турецкой армии, и провозгласил себя королем.

Англичане сначала собирались наказать инициативного Абдаллаха за самоуправство. Но потом министр по колониальным делам Уинстон Черчилль решил, что Британской империи не повредит небольшое буферное государство между евреями, сирийцами, иракцами и саудитами. Черчилль создал эмират Трансиордания с населением 230 тысяч жителей, немалую часть которых составляли кочующие бедуины. В этом государстве была одна-единственная железная дорога, построенная для перевозки паломников к священным местам, но не было ни одной заасфальтированной улицы. Для пополнения государственного бюджета Абдаллах ежегодно получал от англичан 150 тысяч фунтов стерлингов. Со временем англичане превратили Абдаллаха из эмира Трансиордании в короля независимой Иордании.

Лоскутное одеяло

Вольные упражнения держав-победительниц на Ближнем Востоке с границами и традициями принесли закономерные плоды — регион вот уже 100 лет остается зоной напряженности и постоянных конфликтов.

Британские офицеры, создававшие после Первой мировой современный Ирак, решили, что правительство должно быть более умеренным, то есть суннитским, хотя предполагали, что шиитское большинство не захочет подчиняться суннитскому меньшинству. Так и случилось. Арабы-шииты всегда выступали против руководящего положения суннитов в армейской верхушке и государственном аппарате. Непримиримая вражда сегодня переросла в гражданскую войну, которая разваливает страну.

Франция, управлявшая Сирией, поощряла набор в армию представителей национальных и религиозных меньшинств. Алавиты (община, близкая шиитам) охотно надевали военную форму и постепенно заняли высокие посты не только в армии, но и в госаппарате и спецслужбах. Для большинства населения, для суннитов, они остаются еретиками и с ними нужно вести священную войну. Она и идет — как раз теперь.

Почему симпатии немалой части общества в регионе достались исламистам?

Они популярны там, где люди недовольны жизнью, а это почти весь Арабский Восток. Популярность исламистов прямо пропорциональна беспомощности правительства. Ислам с его идеями равенства и справедливости — мощное орудие социального и политического протеста. "Арабская весна" доказала: смена первого лица неминуемо влечет за собой падение режима, а то и разрушение государства.

Ирак не в состоянии вырваться из гражданской войны. Ливия, не знавшая иного правления, кроме диктаторского, разваливается, превращаясь в регионально-племенную конфедерацию. А Тунис и Египет, где все-таки существовала некая ограниченная демократия, избежали братоубийственной бойни.

В арабском мире весной 2011 года прорвалась долго копившаяся ненависть к неумелой и жадной власти. Это было и стихийное требование демократии. Но восстание — еще не революция. Демократия — не внезапно возникающий рай. Свержение властителя — начало пути, но многие-то решили, что этого достаточно. Появится во дворце другой человек, и жизнь разом преобразится... Когда чуда не случилось, впали в тоску и еще больше обиделись на окружающий мир.

Ближний Восток бурлит и переустраивает свою жизнь уже целое столетие после Первой мировой. Вполне возможно, на это же уйдет и весь XXI век. Геополитическую кашу, заваренную в 1914-м, человечество будет вспоминать еще долго.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Леонид Млечин

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.08.2014. Просмотров: 446

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta