«Нужно было обнять каждого бразильского ребёнка». О международной волонтёрской программе в Бразилии

Содержание
[-]

«Нужно было обнять каждого бразильского ребёнка»

Бразилия – это практически край света, порой в существование этой страны верится с трудом. Иркутская студентка Нелли Скоморовская оказалась там почти случайно.

Гранты, обменные программы, стажировки за рубежом, учёба и работа за границей – у современного человека много возможностей увидеть мир. Отдельной строкой идут волонтёрские программы. Студентка архитектурного факультета НИ ИрГТУ Нелли Скоморовская провела лето на юге Бразилии, где работала в местных школах. «Иркутский репортёр» решил выяснить у неё, легко ли сибиряку стать международным волонтёром.

Люди мира

Поездка Нелли была организована по проекту международной некоммерческой организации АIESEC, открывшей свой офис в Иркутске два года назад. «Интерес к волонтёрским программам есть, мы стараемся активно поддерживать и развивать это направление», – рассказывает Ирина Хромовских, вице-президент по исходящим стажировкам АIESEC-Иркутск. По словам Хромовских, по социальным проектам АIESEC иркутяне выезжали во Вьетнам, Бахрейн и Бразилию. Требований к волонтёрам немного и они не жёсткие: возраст от 18 до 30 лет, загранпаспорт, знание английского языка, возможность оплатить свой проезд до места назначения и, конечно, желание и мотивация.

– Последние пункты особенно важны, ведь волонтёрские проекты предполагают безвозмездную, не­оплачиваемую работу, – рассказывает Ирина Хромовских. – Из личных качеств важны ответственность – волонтёр должен выполнять ­свои обязательства, открытость, толерант­ность, самостоятельность, словом, наши волонтёры – это настоящие люди мира. Довольно часто у соотечественников возникают вопросы: «Зачем ехать за границу, чтобы помогать? Ведь и в России много болевых социальных точек, почему бы не направить свои силы туда?» Но, как говорят участники проектов и стажировок, именно за рубежом острее видишь общие социальные проблемы мирового сообщества. Иная среда позволяет заметить иные срезы жизни, а также более глубоко раскрывает мировые и частные проблемы человечества. Поэтому в основном волонтёры отправляются работать в государства «с трудной судьбой» – Индию, Китай, страны Африки и Южной Америки. Все волонтёрские проекты предполагают общение с местными жителями и активную пропагандистскую работу.

Большое южноамериканское приключение

Бразилия – это практически край света, порой в существование этой страны верится с трудом. Иркутская студентка Нелли Скоморовская оказалась там почти случайно. Сорвалась поездка в США по программе Work&Travel. Нужно было что-то срочно придумать, говорит девушка:

– И я вспомнила, как одногруппница рассказывала про волонтёрские программы. Она дала мне пару ссылок, я нашла телефоны представителей организации в Иркутске, прошла собеседование, заполнила документы. И только когда дело дошло до покупки билетов, сообщила родителям о том, что еду в Бразилию. Никакого страха не было, я воспринимала всё это как одно большое приключение. Чётко я себе не представляла, чем мне предстоит заниматься, так что во всём присутствовала некая доля авантюризма.

Нелли выбрала образовательный проект и работу с детьми. Всего в проекте должны были задействовать 16 человек, но волонтёров оказалось лишь трое – россиянка Нелли, колумбийка Линда и жительница Гонконга Лорин. Судьба занесла их в городок Шапеко, штат Санта-Катарина, что на юге Бразилии. Это был первый международный проект АIESEC в этом городе с населением в 200 тысяч человек. Наверное, поэтому никто не подумал о переводчике для девчонок – уроки они вели втроём, но переводила их для ребят колумбийка, говорившая на португальском (государственный язык Бразилии). В Бразилии в ­июле-августе был самый разгар учебного года, попасть из лета в зиму было непросто, ведь в отдельные дни температура в Шапеко опускалась до минус 10 градусов.

– У нас было пять тем, которые нужно было осветить, – рассказывает Нелли. – Первый урок был про родную культуру и природу, я подготовила презентацию о России, выбрала самые интересные моменты о стране. Дети были в восторге от фотографий Байкала, нерп, ледяных скульптур, для них это всё экзотика. Мы танцевали русские народные танцы, учили песни. Другие уроки касались личностного развития, экологии, уважительного отношения к людям разных национальностей. Так мы отработали в четырёх школах – по неделе в каждой.

В Бразилии есть два типа школ – общественные (государственные) и частные. Последние не нуждаются в добровольцах, здесь учатся дети из обеспеченных семей, учебная программа насыщенная и плотная. В общественных школах иная картина, там живо радовались приходу и работе волонтёров.

– Мы сами не ожидали такого тёплого приёма. Даже взрослые люди нам радовались, не говоря уже о детях. Для них сам факт внимания был важен, ведь в основном там учатся детки из малообеспеченных семей, они не очень-то избалованы. Россия для них как другая планета. В первой школе дети так готовились к встрече с нами, что развешали флаги наших стран, сделали приветственный плакат. Когда мы пришли к детям в первый раз, они были в полном восторге и смотрели на нас, не отводя глаз. После уроков некоторые просили автографы и адрес в «Фейсбуке». Также в бразильской культуре заложены тактильные контакты – они очень любят обниматься. И каждый день нам приходилось детей по двести обнимать. Все четыре школы, в которых нам выпало работать, были разные. С третьей школой вышла забавная история: мы больше часа ехали до неё на автобусе, а когда нас высадили, то первое, что мы увидели, – это машина, возле которой двое мужчин стояли с руками за головой, а рядом вооружённые полицейские. «Куда это мы попали?» – такой была наша первая мысль. Школа была обшарпанной и старой, навстречу вышла пятнадцатилетняя девочка, которая оказалась учительницей. Как нам рассказали позднее, это был самый бандитский район города, и вести уроки перед местными подростками, каждый из которых носил серьгу в ухе, было тяжело. Вообще, с маленькими детьми работать намного проще, чем со взрослыми.

– Как ты думаешь, а ваша работа действительно принесла им пользу?

– Детям – однозначно. Они живут в довольно ограниченном мире, в семьях вряд ли особо занимаются их развитием, и наверняка они редко куда-то выезжают для расширения кругозора. Про нас даже писали в городских газетах.

Как в сериале

Благодаря проживанию в семье нашей героине удалось окунуться в местный быт. Он напоминал многосерийное кино.

– Когда я приехала в дом, где предстояло жить, мне показалось, что я попала в сериал. Семья была обеспеченная, они жили в огромном доме, держали домработницу. В Бразилии вообще очень красивые интерьеры домов и квартир, и когда хозяйка включила на проигрывателе пластинку с народными бразильскими песнями, ощущение неправдоподобности происходящего накрыло меня с головой. Между собой они тоже разговаривают как в сериалах – громко, темпераментно, и язык очень страстный, он подчёркивал общую картину. Мне с семьёй очень повезло, они оказались сердечными, душевными и гостеприимными людьми, мне дарили подарки, возили в рестораны, многочисленные родственники каждую неделю приглашали меня на вечеринки – я как сыр в масле каталась. Не знаю, чем я это отношение заслужила, вот так крупно повезло.

Бразильские семьи принимают волонтёров по двум причинам – для практики английского языка и потому, что им это просто интересно. Если у семьи есть условия – просторный дом, свободная комната, – почему нет? Других ребят разместили в домах типа общежития. Жильё участникам проекта предоставляется бесплатно, но каким оно будет – вопрос исключительно везения.

О Бразилии у Нелли Скоморовской осталось два главных впечатления. Во-первых, там потрясающие люди, открытые, душевные, общительные и эмоциональные. Много тех, кто стремится помочь иностранцу. «Изначально, ещё на пути в Бразилию, у меня был настрой на защиту и какую-то борьбу, но меня словно на ладошку положили, подхватили и через всю поездку провели», – делится Нелли. Ну а второе, Бразилия – это страна вечного праздника. 15 лет для бразильянки считается важной переломной датой, и каждая должна выбрать – либо родители отправляют её в заграничную поездку, либо устраивают большую вечеринку. И вечеринку закатывают человек на 200, вот каковы многочисленные родственные и дружеские связи. Такие пати производят грандиозное впечатление на иностранцев, туристов, но являются вполне обыденными у самих бразильцев.

Еда в Бразилии очень вкусная, очень развита мясная культура, в целом существует культ еды. К России там относятся очень хорошо, для них это что-то экзотическое и прекрасное. Мы с китаянкой эту тему обсуждали – когда чувствуешь себя особенным просто из-за своей национальности. Как только ты сообщаешь, что из России и тем более из Сибири, бразильцы проявляют повышенный интерес и готовы всё для тебя сделать. Впрочем, в городке с населением в 200 тысяч любой иностранец – явление. Когда люди слышат английскую речь, то сами подходят знакомиться, берут адрес в «Фейсбуке» – на протяжении всех шести бразильских недель я чувствовала интерес к себе. После месяца работы в школе на две недели отправилась путешествовать по стране – на остров Флорианополис, в Рио-де-Жанейро и Сан-Пауло. Такой опыт много даёт, в том числе и с точки зрения туризма: ты можешь взглянуть на страну совсем иными глазами.

– А что главное ты вынесла из этого проекта?

– Мне понадобилось много времени, чтобы переварить поездку. А самое главное – я начала гордиться своей страной и тем, что я россиянка. Когда презентовала Россию детям, рассказывала о том, что пересечь страну на поезде можно за восемь суток, о десяти часовых поясах, о самом глубоком и чистом озере на планете, я и в самом деле начала понимать и осознавать, что мы очень самобытные, что Сибирь уникальна и интересна. Во мне проснулся настоящий патриот. И теперь я чётко понимаю, что второго такого государства нет. Это дорогого стоит.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Алена Корк

Источник: windowrussia.ruvr.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 17.02.2015. Просмотров: 297

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta