Новые аспекты геополитической стратегии США по международной изоляции режима В. Путина в России

Содержание
[-]

Новые аспекты геополитической стратегии США 

Переход Российской Федерации фактически к прямой конфронтации с Западом по поводу вооруженной агрессии России против Украины вызывает активизацию и усиление жесткости и масштабности международной политики США по сдерживанию режима В. Путина. Сегодня такая политика США получает новое геополитическое измерение и включает как политико-экономическое давление на Россию, так и целенаправленные мероприятия по международной изоляции Кремля.

Цель такой политики — предотвратить создание, расширение и укрепления антизападных союзов и блоков при участии Российской Федерации или ею возглавляемых (БРИКС, ШОС, Евразийский союз, ОДКБ и тому подобное), а также срыв российских планов относительно возможной «компенсации» западных санкций за счет переориентации внешнеэкономических связей Кремля на другие страны.

Фактически эти меры США являются лишь элементом масштабной стратегии международной изоляции России по всем сферам и направлениям, которая может быть реализованной в т. ч. и в рамках плана, наподобие известного всем пользователям Интернета «Плана Анаконда». То есть, по оценкам ряда независимых западных и украинских экспертов, Соединенные Штаты Америки стремятся изолировать Россию, которая должна хорошо прочувствовать, во что выльются ее беспардонные и циничные действия по отношению к Украине.

Примечание: «План Анаконда» — долговременная стратегия борьбы с Конфедерацией, разработанная в начале Гражданской войны в США и предполагавшая блокаду южных портов и установление контроля над рекой Миссисипи. Подобно анаконде, сжимающей свою добычу, многочисленные армия и флот северян должны были пресечь связь восточной и западной частей Конфедерации, захватив Миссисипи, и задушить торговую активность мятежных штатов, зависевших от поставок промышленных товаров по морю.

В то же время США как ведущий центр силы в мире пытаются сохранить и усилить свое влияние в важных для них регионах и странах, которые являются объектами домогательств со стороны Российской Федерации. В первую очередь, это касается Центрально-Восточной и Юго-Восточной Европы, Азиатско-Тихоокеанского региона и Юго-Восточной Азии, Ближнего и Среднего Востока, Латинской Америки и Карибского бассейна, а также постсоветского пространства.

Для достижения своих целей США применяют новые аспекты геополитической стратегии, которые в сегодняшних условиях практически трансформируют ее в комплексную стратегию действий — от развития собственных связей с партнерами России и предоставления им разного рода преференций до прямого или опосредствованного принуждения руководства отдельных стран и их бизнес-структур к отказу от сотрудничества с Российской Федерацией. При этом широко используется весь имеющийся в США арсенал внешнего влияния, включая международный авторитет Вашингтона, торгово-экономический потенциал, инвестиционные и финансово-кредитные ресурсы, а также военные возможности и механизмы санкций.

Приоритетные объекты сосредоточения геополитических усилий США

В рамках отмеченной комплексной стратегии действий приоритетными объектами сосредоточения целевых усилий Соединенных Штатов Америки являются страны, имеющие определяющее значение как для Российской Федерации, так и для интересов США, а именно:

в Центрально-Восточной и Юго-Восточной Европе:

  • Польша — являющаяся одним из основных проводников политики США в Европе, наиболее активно поддерживает европейские и евроатлантические перспективы Украины, а также одновременно является сухопутным коридором России в Калининградский анклав;
  • Румыния — являющаяся одним из основных военно-политических союзников США в Черноморском регионе, активно поддерживает европейские и евроатлантические перспективы Молдовы и Украины, а также стоит на пути экспансионистских политико-экономических планов и проектов Кремля в Юго-Восточной Европе (в т. ч. на Балканах);

в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Юго-Восточной Азии:

  • Китай — являющийся, с одной стороны, вторым по мощности центром силы в мире и потенциальным соперником США, а с другой — Москва считает его своим основным союзником в противостоянии Западному миру;
  • Индия — которая становится новым влиятельным региональным центром силы и традиционно поддерживает дружеские отношения с Россией;
  • Вьетнам — которого Москва считает сферой своего исторического влияния в АТР со времен бывшего Советского Союза;

в Латинской Америке и Карибском бассейне:

  • Куба — как главный союзник бывшего СССР в регионе, которого Россия использует для приближения своего присутствия (в т. ч. военного) возле США;
  • Венесуэла — как один из самых больших производителей нефти в мире, половина которой экспортируется в США, а также страна, имеющая политические противоречия с США, и одновременно выступающая в качестве проводника российских интересов в регионе;
  • Бразилия — как ведущая страна региона, который Россия стремится включить в сферу своего влияния в противовес региональным интересам США;

на Ближнем и Среднем Востоке:

  • Иран — как страна-партнер России в регионе, а также страна с антиамериканской позицией и амбициозными планами, связанными с получением ядерного оружия и ракетных систем дальнего действия;
  • Сирия — как инструмент Российской Федерации по противодействию политике США на Ближнем Востоке;
  • Египет — как стратегический партнер США и России на Ближнем Востоке в политико-экономическом и военно-техническом аспектах, а также в плане противостояния распространению радикального исламизма;

на постсоветском пространстве:

  • Беларусь, Казахстан и Армения — как главные союзники в интеграционных объединениях России на территории бывшего СССР;
  • Узбекистан, Таджикистан, Киргизстан и Азербайджан — как страны, которые Россия активно вовлекает в евразийские интеграционные структуры;
  • Украина, Грузия и Молдова — как постсоветские страны с демократическим и проевропейским курсом.

В контексте приведенного подхода первоочередное внимание США уделяют ключевым партнерам России и подконтрольным ей международным организациям, имеющим жизненноважное для нее значение. В первую очередь, это касается Китая, Ирана и Кубы, а также Евразийского экономического союза, которые рассматриваются Кремлем базовой основой в реализации своих интересов стратегического и регионального уровней.

В этой связи в течение последнего времени наиболее показательный характер имели принципиальные изменения политики США по отношению к этим странам, а именно: переход к налаживанию стратегического партнерства с Китаем; подписание соглашения «международной шестерки» с Ираном по его ядерной программе, а также возобновление США дипломатических отношений с Кубой. Кроме того, последовательная и целеустремленная политика санкций США по отношению к России фактически разрушила торгово-экономическое сотрудничество и в формате Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

В значительной степени это оказало серьезное влияние и на международные политико-экономические отношения России, о чем свидетельствует следующее:

  • во-первых, вопреки поддержке позиции России в СБ ООН по отдельным вопросам, КНР выступает за территориальную целостность Украины и категорически отказывается создавать с Россией любые «антизападные союзы или блоки» как на двухсторонних принципах, так и в рамках международных и региональных организаций. Более того, Китай фактически поддержал западные санкции против России в плане отказа китайских банков от предоставления кредитов российским компаниям, а также приостановления на неопределенный срок соглашения о строительстве газопровода «Алтай» (или «Сила Сибири — 2»);
  • во-вторых, ощутимое снятие напряженности вокруг Ирана нанесло стратегический удар по интересам России, которой угрожает перспектива ощутимых финансовых потерь вследствие дальнейшего падения мировых цен на энергоносители, усиления конкуренции на европейском рынке нефти и газа, лишения РФ возможности использования в своих целях противоречий между Ираном и Западом, а также потери контроля над транзитом газа из Каспийского и Центральноазиатского регионов. Кроме того, за счет снятия санкций с Ирана, западные противники России создали реальную возможность для введения по отношению к ней нефтяного и газового эмбарго;
  • в-третьих, возобновление дипломатических отношений между Вашингтоном и Гаваной фактически лишает Россию возможности использовать Кубу в интересах укрепления своих позиций и наращивания военного присутствия в Карибском бассейне, а также ведения антиамериканской политики в этом стратегически важном для США регионе;
  • в-четвертых, подрыв торгово-экономической составляющей Евразийского экономического союза делает эту организацию более слабой и определенным образом усложняет возможности России по созданию на ее базе Евразийского союза. В то же время ослабевают и позиции Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), в составе которой большинство членов ЕАЭС.

То есть, все отмеченное выше негативно сказывается на планах Росси и ощутимо снижает ее возможности по «компенсации» международных политико-экономических санкций, способствует дальнейшему ослаблению политических позиций Кремля, а также наносит сокрушительный удар по торгово-экономическим (прежде всего энергетическим) интересам Российской Федерации. Учитывая это, США и далее координируют и наращивают мероприятия по международной изоляции режима В. Путина, которые напрямую зависят от особенностей регионов и стран-объектов домогательств российской стороны.

Учитывая вышеизложенное, рассмотрим основные особенности реализации комплексной стратегии действий США по отдельным регионам.

Особенности комплексной стратегии действий США по регионам

Азиатско-Тихоокеанский регион и Юго-Восточная Азия

Учитывая геополитическое значение КНР, главные усилия США по усилению международной изоляции России направлены на налаживание партнерских отношений с Китаем и предупреждение возможности занятия Пекином общей с Москвой антиамериканской позиции.

Так, в течение последних лет США существенно активизировали развитие сотрудничества с КНР в плане формирования новой двухполярной модели мирового устройства по принципу «супердержава» — «новая супердержава». При этом отношения между двумя странами строятся на основе отказа от конфронтации сторон по стратегически важным вопросам в пользу поиска компромиссов и реализации совместных проектов.

На сегодняшний день основными площадками для диалога между США и КНР являются встречи и переговоры их представителей как на самом высоком государственном, так и на других уровнях. В частности, принципиально важное значение имела встреча президента США Б. Обамы и Председателя КНР Си Цзиньпина в июне 2013 года в Калифорнии, в ходе которой стороны согласились учредить новый тип отношений между двумя большими государствами. Эти намерения были подтверждены и конкретизированы во время очередной встречи лидеров США и КНР в сентябре того же года в рамках саммита G20 в г. Санкт-Петербург.

Дальнейшими шагами на пути установления стратегического партнерства двух мировых центров силы стали переговоры на высшем уровне в марте 2014 года на саммите по ядерной безопасности в г. Гаага, а также в ноябре прошлого года в ходе саммита АТЕС в Пекине. В сентябре 2015 года планируется следующая встреча между Б. Обамой и Си Цзиньпином в рамках официального визита председателя КНР в США и заседание Генеральной ассамблеи ООН, посвященное 70-й годовщине основания Организации Объединенных Наций.

В то же время продолжается практика проведения ежегодных заседаний американо-китайского стратегического и экономического диалога (начат в 2008 году) и консультаций высокого уровня по межличностным обменам (организованные в 2009 году). Очередные переговоры в упомянутых форматах состоялись в июне этого года. Стороны отметили стабильность развития двусторонних отношений между США и КНР и их обоюдную заинтересованность в развитии новой модели отношений между двумя странами. Констатировано достижение значительного прогресса в торгово-экономической, инвестиционной и культурной сферах.

Кроме того, с начала 2015 года активизируется сотрудничество между США и КНР и в военной сфере. Об этом свидетельствуют встречи помощника министра обороны США по вопросам специальных операций и ограниченных конфликтов М. Виккерса и заместителя председателя Центрального военного совета КНР — министра обороны Фан Чанлунга в январе этого года в Пекине, а также представителей министерств обороны обеих стран в рамках переговоров по оборонной политике в феврале этого года в Вашингтоне.

Стороны достигли согласия в вопросах расширения связей между вооруженными силами США и КНР, а также согласовали программу совместных мероприятий и механизмов предотвращения конфликтов. При этом американская сторона выразила уважение к ключевым интересам Китая и вопросам, которые вызывают обеспокоенность КНР. Были также подтверждены планы проведения совместных учений, в частности, военно-морских учений «RIMPAC-2015».

По оценкам ведущих западных политологов, все это способствует решению проблемных вопросов и противоречий в отношениях между США и КНР, которые касаются Тайваня и Тибета, вмешательства Вашингтона в территориальные споры Китая с соседними странами в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, а также взаимных обвинений в кибершпионаже. Учитывая это, отмечается возможность отказа Вашингтона от рассмотрения КНР в качестве потенциального противника США, как это определяется в новой Военной доктрине Соединительных Штатов Америки (обнародованная 1 июля 2015 года).

Развитие стратегического партнерства между США и КНР оказывает непосредственное влияние и на отношения между Китаем и Россией, приобретающие все более эфемерный характер. Так, вопреки беспрецедентным усилиям Москвы по получению поддержки Пекина в решении своих экономических и политических проблем, Китай продолжает руководствоваться исключительно личными национальными интересами и совсем «не спешит на помощь» Российской Федерации.

Не оправдываются также и надежды Кремля на увеличение объемов торговли с Китаем в противовес политике санкций США и ЕС. На фоне динамического развития торгово-экономического сотрудничества КНР с США и Европейским Союзом (как основными партнерами Китая в данной сфере), в течение последнего времени наблюдается стремительное падение товарооборота между Китаем и Россией (с начала этого года сократился на 40%).

Более того, Китай использует ситуацию для проведения масштабной экономической и демографической экспансии на Востоке Российской Федерации. При этом Москва вынужденно потакает таким действиям Пекина, передавая ему свои ресурсы и территории (в виде аренды), а также соглашаясь на бесконтрольное переселение китайских граждан в Россию. (Более обстоятельно см. в публикации «Борисфен Интел»: «Россия-Китай: «Крым НАШ», Сибирь и Дальний Восток — ВАШ»).

Достаточно сдержанную позицию занимает Китай и в отношениях с Россией в политической сфере. Так, демонстрируя общую позицию с Москвой в СБ ООН по ряду важных для нее вопросов (в частности, в отношении Сирии и Ирана), Пекин поддерживает территориальную целостность Украины и выступает против любых планов Кремля по превращению БРИКС и ШОС в организации с антизападной направленностью.

Фактически, все это является результатом новой политики США в китайском направлении, которая уже привела к тому, что Китай более заинтересован в своих западных партнерах и совсем не желает портить отношения с США и ЕС в пользу интересов Москвы.

Учитывая возрастающую роль Индии в регионе Юго-Восточной Азии, а также особенности ее отношений с Россией, в рамках реализации своих геополитических планов Вашингтон сосредоточивает внимание и на налаживании глобального стратегического партнерства (стратегического диалога) с Дели.

Сближение США и Индии началось еще в 2008 году в рамках согласия американской стороны на предоставление помощи в развитии индийской ядерной энергетики (после прекращения такого сотрудничества вследствие создания и испытания Индией ядерного оружия). Однако реальное сотрудничество между двумя странами получило ощутимую активизацию лишь с 2010 года — после официального визита в Индию Президента США Б. Обамы. При этом американо-индийские отношения позиционировали как «решающее партнерство 21 века».

В рамках дальнейшего развития отношений между США и Индией формат такого партнерства был дополнен рядом новых составляющих, включая расширение торгово-экономического и военно-технического сотрудничества сторон. Кроме того, США поддержали стремление Индии получить качественно новый международный статус индийского государства за счет включения Дели в состав постоянных членов Совета Безопасности ООН.

С началом вооруженной агрессии против Украины США придали новый импульс процессу сближения с Индией, который откровенно расценивается в мире как целенаправленная политика Вашингтона по усилению международной изоляции режима В. Путина. Подтверждением этого стал второй визит Б. Обамы в Индию в январе 2015 года. Стороны закрепили уже достигнутые результаты взаимодействия между двумя странами, а также достигли новых договоренностей. В частности, было подписано новое двухстороннее соглашение в военно-технической сфере, упрощающее процесс передачи американских военных технологий Индии, а также позволяющее совместное производство вооружения и военной техники (в т. ч. реактивных двигателей, систем обеспечения авианосцев и военно-транспортных самолетов, а также БПЛА). Кроме того, было принято решение по сооружению Соединенными Штатами Америки атомной электростанции в Индии.

Эти достижения позволили Вашингтону кое в чем опередить Москву в развитии сотрудничества с Дели и начать стойкий и последовательный процесс постепенного вытеснения России с экономической, политической и безопасностной составляющих ее взаимодействия с Дели. Так, в течение последних лет объемы двухсторонней торговли США с Индией достигли 100 млрд. долл. США за год (предусматривается увеличение до 500 млрд. долл. США), в то время как России и Индии — лишь 15 млрд. долл. США. Кроме того, США уже опережают Россию и на индийском рынке вооружений.

Не остаются вне поля зрения США и другие потенциальные партнеры России в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Юго-Восточной Азии, в частности, Вьетнам, которого Москва также считает сферой своего исторического влияния в АТР еще со времен бывшего Советского Союза. В этой связи в рамках достижения своих целей на вьетнамском направлении Вашингтон пытается преодолеть негативные последствия войны США во Вьетнаме 60-70-ых годов прошлого века путем предоставления помощи в экономическом развитии страны и укрепления ее безопасности.

Так, заинтересованность Соединенных Штатов Америки в активизации сотрудничества с Вьетнамом была продемонстрирована Государственным секретарем США Дж. Керри во время его визита в Ханой в декабре 2013 года. Итогом переговоров стал выход двух стран на новый уровень отношений в формате американо-вьетнамского диалога по вопросам политики, безопасности и обороны.

В частности, по итогам очередной встречи в этом формате в январе 2015 года была достигнута договоренность по усилению действий США в содействии присоединения Вьетнама к Соглашению о Транстихоокеанском партнерстве уже до конца 2015 года. Во время переговоров вьетнамского лидера Нгуен Фу Чонга с президентом США Б. Обамой в июле этого года были подтвержденные намерения по максимальному продвижению общих интересов в политической, экономической (в т. ч. инвестиционной), безопасностной и гуманитарной сферах.

В то же время США жестко выступают против возможности использования Россией вьетнамской военной инфраструктуры. Так, в начале 2015 года США выдвинули официальный протест Вьетнаму по причине того, что он предоставил разрешение России на использование российскими военными самолетами вьетнамской авиабазы «Камрань». При этом позицию Ханоя по данному вопросу Вашингтон связал с перспективами дальнейшего развития отношений между США и Вьетнамом.

Латинская Америка и Карибский бассейн

Главное внимание США в регионе Латинской Америки уделяется возобновлению позитивной динамики развития отношений с Бразилией, которые охладились в начале 2010-х годов вследствие переориентации последней на приоритетное сотрудничество со странами МЕРКОСУР (Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай и Венесуэла). Кроме того, негативно сказался на отношениях между Вашингтоном и Бразилией политический скандал в 2013 году, связанный с разоблачением факта прослушивания американскими спецслужбами телефонных переговоров представителей бразильской власти (тогда президент Бразилии отменила свой запланированный визит в США).

Это было использовано Россией для усиления своего влияния на Бразилию (как на двухстороннем уровне, так и в рамках БРИКС), что вызывало противодействие со стороны США. Так, в конце 2014-го — в начале 2015-го годов США прибегли к ряду мероприятий по налаживанию связей с Бразилией, в т. ч. за счет предоставления преференций бразильскому бизнесу и расширения торговли между двумя странами.

В свою очередь, руководство Бразилии также проявило заинтересованность в возобновлении и углублении партнерства с США, вследствие чего обострились проблемы в МЕРКОСУР, а также фактически сорвалось российско-бразильское сотрудничество в торгово-экономической сфере. Так, в связи с осложнением финансово-экономической ситуации в России из-за международных санкций, в течение первого квартала 2015 года наблюдалось падение объемов бразильского экспорта в Россию более чем на 25%. При этом, по существу, показательными остаются объемы годового товарооборота между Бразилией и Россией — около 6,8 млрд. дол. США, и Бразилией и США — около 74 млрд. дол. США.

Учитывая это, с начала 2015 года наблюдается активизация двухсторонних контактов между США и Бразилией. В частности, в этом плане наиболее важное значение имели форум топ-менеджеров ведущих предприятий США и Бразилии, а также встречи министров обороны. Особенно позитивное значение имела встреча президентов Бразилии Дилмы Русефф и США Б. Обамы в конце июня этого года, которая прошла под девизом перезагрузки двухсторонних отношений. По итогам переговоров были подписаны документы по развитию сотрудничества между двумя странами в торгово-экономической, инвестиционной, инфраструктурной, военно-технической, научной, космической и другой сферах. По общим оценкам, все это будет способствовать возобновлению атмосферы доверия между США и Бразилией, что чрезвычайно важно для обеих сторон.

На этом фоне отмечается дальнейшее охлаждение отношений Бразилии к России и ее интеграционным инициативам. В частности, Бразилия воздерживается от ратификации инициированных Россией Соглашения о создании Нового банка развития и Договора о создании пула условных валютных резервов стран-участниц БРИКС.

В то же время с целью усиления своего влияния в Карибском бассейне и недопущения укрепления позиций России в регионе, США изменили отношения к Кубе в плане установления конструктивного сотрудничества между двумя странами после больше чем 50-летнего перерыва вследствие Карибского кризиса. Так, в начале 2015 года Президент США Б. Обама объявил новый курс Вашингтона в отношении Гаваны, а также призывал американский Конгресс рассмотреть вопрос по отмене торгового эмбарго против Кубы и исключения ее из списка спонсоров терроризма.

В рамках практической реализации отмеченного курса в январе этого года состоялся визит в Гавану делегации Конгресса США и американской торговой миссии, которые обсудили с руководством Кубы возможности возобновления американо-кубинских связей. Предложение США вызывало всестороннюю поддержку кубинской стороны, заинтересованной в получении иностранных инвестиций для проведения реформ в стране и возобновлении доступа к американскому рынку.

Позитивные итоги переговоров создали почву для начала американо-кубинского диалога на уровне представителей руководства их внешнеполитических ведомств. Так, по итогам встречи помощника Государственного секретаря США по вопросам Западного полушария Р. Джейкобсона и директора Департамента МИД Кубы Х. Видаль (первая за последние 35 лет встреча такого высокого уровня) была достигнута принципиальная договоренность по возобновлению дипломатических отношений между двумя странами.

Решение по данному вопросу было закреплено во время неформальных переговоров президента США Б. Обамы и Председателя Государственного Совета и Совета министров Кубы Р. Кастро в ходе VII Саммита Америк 10-11 апреля этого года в Панаме. Выступая на саммите, Р. Кастро выразил благодарность Б. Обаме и снял с него ответственность за предыдущую политику США в отношении Кубы.

Итогом таких усилий стало начало возобновления двухсторонних отношений между США и Кубой, в частности, открытие их дипломатических представительств в июле 2015 года.

Не уменьшает своего внимания к Кубе и Россия. Так, в середине 2014 года, с целью сохранить союзнические отношения с Кубой и приближенность нахождения (в т. ч. военного) возле США, Россия списала Кубе 90% ее долга (около 32 млрд. дол. США). Но следует учесть, что это был просто «жест доброй воли» со стороны России, так как этот долг невозможно было (и невозможно будет!) получить Россией (а еще раньше — СССР) ни при каких обстоятельствах. То есть, списание безнадежного долга — прекрасный символический жест и, вместе с тем, весомый вклад России (в т. ч. за счет других стран постсоветского пространства!) в дальнейшее развитие отношений Россия-Куба.

Другая политика проводится США в отношении Венесуэлы, которая определяется Вашингтоном как страна, составляющая угрозу интересам Соединенных Штатов Америки. Учитывая это, США продолжают давление на Венесуэлу по наиболее чувствительным для нее вопросам, включительно с введением санкций против представителей государственного руководства страны, а также усилением конкуренции экспорта венесуэльской нефти (основной источник поступления прибылей в Венесуэлу).

Так, на саммите стран Карибского бассейна в марте 2015 года президент США Б. Обама выдвинул ряд предложений в рамках американской Инициативы Карибской энергетической безопасности, которая реализуется в противовес венесуэльской программе «Petrocaribe», предусматривающей поставки венесуэльской нефти карибским странам по низким ценам.

В частности, Б. Обама объявил о запуске новой программы содействия странам региона в переходе к чистой и доступной энергии путем создания фонда для мобилизации частных инвестиций в экологически чистые энергетические проекты. Первый взнос США в этот фонд составляет 20 млн. долл. США.

В то же время США не отказываются и от диалога с Венесуэлой. Об этом свидетельствует согласие Б. Обамы на встречу с президентом Венесуэлы Н. Мадуро в ходе саммита карибских стран.

 

Кроме того, Вашингтон использует в свою пользу существенную зависимость Венесуэлы от американского рынка. Так, невзирая на сложные отношения между двумя странами, США остаются основным торговым партнером Венесуэлы (занимает 40% в общем объеме венесуэльского экспорта и 26% — импорта, который значительно превышает аналогичные показатели в торговле Венесуэлы с Россией).

Вместе с тем, самый тяжелый экономический кризис вынуждает Венесуэлу самостоятельно искать пути нормализации отношений с США. На фоне возобновления дипломатических отношений США и Кубы президент Н. Мадуро активизирует поиск всех возможностей для налаживания диалога с Вашингтоном, что подтверждает и визит в Каракас председателя комитета по международным делам Сената США Р. Коркера.

Ближний и Средний Восток

Политика США по подрыву международных позиций России наиболее ощутима именно на Ближнем Востоке, где созданы предпосылки для фактического решения ядерной проблемы Ирана. Под давлением США и других западных стран, а также при молчаливом согласии России, Тегеран пошел на принципиальные уступки в вопросах обогащения урана до оружейного уровня и передачи под контроль МАГАТЭ своих ядерных объектов в обмен на снятие с него международных санкций.

В результате этого, по итогам достаточно сложных и долговременных переговоров между Ираном и «международной шестеркой» (Великобритания, Китай, Россия, США, Франция, ФРГ), 14 июля этого года в Вене (Австрия) был подписан Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по окончательному урегулированию ситуации вокруг иранской ядерной программы.

Документом предусматривается существенное уменьшение Ираном количества рабочих центрифуг, использующихся для обогащения урана, а также проведения обогатительных работ лишь в научно-исследовательских целях и до уровня не выше 3,67% (не допускает возможности создания ядерного оружия). Контроль за выполнением Тегераном положений ВПСД возлагается на МАГАТЭ. При этом международные инспекторы будут иметь доступ ко всем иранским ядерным объектам.

20 июля этого года Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию в поддержку СВПД, которая закрепляет упомянутые выше ограничения в развитии иранской ядерной программы в течение ближайших 10 лет и определяет механизм отмены санкций по Ирану. В частности, предусматривается снятие эмбарго на экспорт иранской нефти и разблокирование иранских активов на сумму около 100 млрд. дол. США.

Вышеприведенные решения имеют важное значение в плане усиления стратегической стабильности в мире в результате снижения угрозы неконтролируемого распространения ядерного оружия. В то же время открываются перспективы для решения многолетнего конфликта между Ираном и ЕС, который делает возможным возобновление сотрудничества сторон, а также выход иранских энергоносителей на европейский и мировой рынки.

Все это неизбежно приведет к дальнейшему снижению мировых цен на нефть и газ, а также будет способствовать получению доступа Европы к каспийским и центрально-азиатским энергоносителям в обход Российской Федерации. В частности, сегодня уже рассматривается вопрос о присоединении Ирана к «Южному энерготранспортному коридору».

При этом достижения России в деле расширения торговли и военно-технического сотрудничества с Ираном никоим образом не смогут компенсировать ее потери. С учетом этого, полностью безосновательны утверждения отдельных российских экспертов, касающихся тайных договоренностей между Россией и США по «обмену» Ирана на Украину.

Чрезвычайно важным для политики США по усилению своих позиций и подрыву позиций России на Ближнем и Среднем Востоке будет Стратегический диалог Египет-США, который состоялся в египетской столице 2 августа этого года, кстати, впервые с 2009 года. Делегацию США на переговорах с египетскими политиками и дипломатами возглавил госсекретарь Джон Керри, с египетской стороны его партнером по переговорах был министр иностранных дел АРЕ Самех Шукри.

Главными темами возобновленных встреч стали самые актуальные вопросы региональной повестки дня: противодействие ИГ, кризис в Ливии, Ираке, Йемене, Сирии, и борьба египетской армии с террористами на северном Синае. Дж. Керри объявил о предоставлении всесторонней поддержки Египту в борьбе с терроризмом на севере Синая. Также обсуждался вопрос возобновления прекращенных в 2011 году египетско-американских военных учений «Яркая звезда».

Фактически, проведение этого диалога стало попыткой вернуть доверие между руководством двух стран и пробным шаром в деле возобновления отношений между двумя странами до уровня стратегических и союзнических, то есть таких, которые были между Каиром и Вашингтоном до революции «25 января», свалившей Хосни Мубарака.

При этом заслуживает внимание и тот факт, что встреча прошла через день после того, как США поставили в Египет восемь истребителей F-16 в рамках возобновленной военной и военно-технической помощи этой ближневосточной стране.

За возобновлением стратегических отношений Египетских США очень внимательно и придирчиво наблюдает Россия, сохраняющая большие надежды на усиление своих позиций в этой важной (для реализации вопросов региональной безопасности и возобновления масштабного бизнеса) стране на Ближнем и Среднем Востоке.

Постсоветское пространство

Главным инструментом действий США по ослаблению российских интеграционных структур на постсоветском пространстве, в первую очередь Евразийского экономического союза и Организации Договора о коллективной безопасности, есть применение политико-экономических санкций против России, ослабляющих также и ее союзников.

В то же время США проводят индивидуальную работу с каждой из постсоветских стран, используя разные формы влияния на их руководство — от предоставления помощи по важным для них вопросам — к осуществлению прямого или опосредствованного давления.

В частности, с конца лета 2014 года, на фоне обострения российско-американских отношений, США начали процесс улучшения отношений с Беларусью — как основным союзником Российской Федерации на постсоветском пространстве. Свидетельством этого стало проведение в Нью-Йорке 22 сентября 2014 года первого американо-белорусского инвестиционного форума при участии премьер-министра Беларуси М. Мясниковича. Во время мероприятия была выражена взаимная заинтересованность сторон в развитии торгово-экономического сотрудничества между двумя странами.

В рамках продолжения американо-белорусского диалога в торгово-экономической сфере в мае этого года состоялся визит в США правительственной делегации Беларуси во главе с министром сельского хозяйства и продовольствия страны Л. Зайцем. По итогам переговоров с руководством Министерства сельского хозяйства и торговли США и представителями американских деловых кругов была достигнута предварительная договоренность по реализации ряда совместных торговых и инвестиционных проектов.

Вместе с тем, США сохраняют санкции против определенного перечня белорусских правительственных чиновников, причастных к нарушениям прав человека в Беларуси. В июне этого года такие санкции были продолжены еще на один год.

Такая политика проводится США и в отношении Армении. Так, Вашингтон демонстрирует готовность к развитию сотрудничества с Ереваном, свидетельством чего стал визит президента Армении С. Саргсяна в США в мае 2015 года уже в период фактического перехода США и России к состоянию новой «холодной войны». При этом достаточно показательной стала встреча главы армянского государства с американским сенатором Дж. Маккейном, который занимает наиболее откровенные и жесткие антироссийские позиции. В то же время США предупредили Армению о возможности пересмотра американо-армянских отношений и прекращения финансовой помощи Еревану в случае поддержки им действий России против Украины.

Усиленное внимание США уделяется также Азербайджану, играющему важную роль в обеспечении альтернативных поставок нефти и газа в Европу. Так, США активно участвуют в реализации совместных энергетических проектов на азербайджанской территории, в частности, по добыче и транспортировке нефти по нефтепроводу Баку — Тбилиси — Джейхан.

Усилия США на азербайджанском направлении получили новый импульс летом этого года после активизации действий России по втягиванию Азербайджана в Евразийский экономический союз, который приведет к сближению Баку и Москвы. В июле этого года состоялся визит в Азербайджан делегации Государственного департамента США во главе со специальным посланником — координатором по международным энергетическим вопросом А. Хокстаном. Во время встречи с президентом Азербайджана И. Алиевым американский представитель выразил готовность Вашингтона вывести сотрудничество между двумя странами на качественно новый уровень, как в энергетической, так и в военно-технической сфере. Эти намерения американской стороны были подтверждены также помощником государственного секретаря США Р. Хогландом.

Что касается мероприятий США по усилению своего влияния на страны Центральноазиатского региона, то они базируются, в основном, на предоставлении им кредитно-финансовой помощи, сотрудничестве в инвестиционной сфере, а также на содействии в обеспечении их безопасности в условиях роста угроз, исходящих от исламского экстремизма из Афганистана (в т. ч. путем поставок оружия и оборудования для охраны границ и участия в подготовке военных специалистов).

Выводы

Таким образом, переход Российской Федерации фактически к прямой конфронтации с Западом вследствие ее вооруженной агрессии против Украины вызывает активизацию и усиление жесткости и масштабности международной политики США по сдерживанию режима В. Путина. На сегодняшний день такая политика США приобретает новое геополитическое измерение и включает как политико-экономическое давление на Россию, так и проведение целенаправленных мероприятий по ее международной изоляции.

Политика США включает как политико-экономическое давление на Россию, так и проведение целенаправленных мероприятий по ее международной изоляции

Для достижения своих целей США применяют новые аспекты своей геополитической стратегии, которые в сегодняшних условиях практически трансформируют ее в комплексную стратегию действий — от развития своих связей с партнерами России и предоставления им разного рода преференций до прямого или опосредствованного принуждения руководства отдельных стран и их бизнес-структур к отказу от сотрудничества с Россией.

Первоочередное внимание США уделяется ключевым партнерам России и подконтрольным ей международным организациям, имеющим жизненноважное значение для Москвы, что негативно влияет на планы и ощутимо снижает возможности России по «компенсации» международных политико-экономических санкций, способствует дальнейшему ослаблению политических позиций Кремля, а также наносит сокрушительный удар по торгово-экономическим (в т. ч. энергетическим) интересам России.

Сегодня США продолжают координировать и последовательно наращивать направленность мероприятий и содержательность практических действий по международной изоляции режима В. Путина, которые зависят от особенностей регионов и стран-объектов домогательств российской стороны.

 


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Украина, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.08.2015. Просмотров: 248

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta