Новости внутриполитической и экономической жизни в Беларуси в январе 2022 года

Содержание
[-]

***

Референдум о конституции. Что предлагает белорусская оппозиция

Белорусская оппозиция представила свою стратегию действий на конституционном референдуме, который считает нелегитимным. Что противники Лукашенко предлагают сделать белорусам?

Демократические силы Беларуси 21 января 2022 года на пресс-конференции в Вильнюсе представили общую стратегию действийна референдуме по изменению Конституции РБ, назначенном белорусскими властями на 27 февраля. Для ее реализации Офис Светланы Тихановской, Координационный совет оппозиции, Народное антикризисное управление, а также гражданские инициативы "Честные люди", "Зубр" и платформа "Голос" объединили свои усилия и создали оперативный штаб демсил.

Стратегия оппозиции: сделать бюллетень недействительным

Лидер оппозиции Светлана Тихановская во время пресс-конференции назвала референдум нелегитимным и не способным решить политический, экономический и гуманитарный кризис. "Это не выбор "за" и "против", это просто предложение выбрать между Лукашенко и Лукашенко", - считает Тихановская. Она также рассказала о том, что накануне демсилы направили письма международным партнерам, призывая не признавать референдум и усилить давление на режим в случае продолжения репрессий.

Демсилы призывают граждан Беларуси в день референдума приходить на участки и совершать действие с бюллетенем, но делать его недействительным, перечеркивая все предложенные варианты. Далее белорусам предлагают подтвердить свои действия на платформе "Голос", которая активно использовалась для альтернативного подсчета голосов на президентских выборах 2020 года, - уже сейчас на ней можно проголосовать в предварительном опросе. Тихановская подчеркнула, что это легальный и доступный способ выразить свое мнение, и призвала всех граждан поддержать стратегию.

Член президиума КС Ольга Ковалькова заявила, что несмотря на репрессии в стране, белорусы должны показать, что они никуда не делись: "Эта стратегия - безопасный и громкий ответ на имитацию референдума. Мы должны продолжать показывать, что нас большинство". Глава НАУ Павел Латушко, выступая онлайн, также подтвердил приверженность общей стратегии. "Нужно использовать референдум для мирной смены власти, освобождения политзаключенных и организации новых честных выборов в Беларуси", - говорит он.

Как демсилы предлагают контролировать результаты референдума?

Ключевую роль в оперативном штабе, по словам Светланы Тихановской, занимают гражданские инициативы - "Честные люди", "Зубр" и "Голос". Представитель "Честных людей" Елена Живоглод подчеркнула важность вовлечения каждого гражданина: "Мы уже работаем с членами избирательных комиссий, на которых оказывают давление. Мы призываем их не отказываться и сообщать нам о том, что происходит внутри - стать нашими "честными агентами".

Глава инициативы "Зубр" Павел Маринич предложил всем белорусам стать "гражданскими контролерами", наблюдать за референдумом и сообщать о фальсификациях на платформу "Зубр". "С 27 января в чат-боте "Зубра" можно будет пройти обучение на "гражданского контролера" и я прошу граждан внимательно отнестись к этой инициативе".

Собирать голоса белорусов, как и на выборах в 2020 году, будет платформа "Голос". Ее создатель Павел Либер рассказал, что в этот раз, с одной стороны, задача легче, ведь уже не нужно доказывать факт фальсификаций, о которых белорусы и так все знают. "Но с другой стороны, сейчас сложнее, ведь с 2020 года режим стал более жестким, а общество более запуганным. Но мы готовы, мы не боимся и призываем всех участвовать в голосовании в "Голосе". Либер также подчеркнул, что все данные "Голоса" анонимны, а использование платформы безопасно, хотя госпропаганда заявляла о якобы краже данных.

На вопрос журналистов о том, как платформа будет собирать данные, если власти приставят к каждой кабинке ОМОН, препятствуя фотографированию бюлетеня, Либер сказал, что демсилы готовы и к такому сценарию: "Мы готовимся к тому, что власть будет запугивать людей, если и другие варианты без фотографий, о которых я бы не хотел рассказывать детально. Еще хочу подчеркнуть, что мы будем считать все варианты, что нам пришлют - и за новую Конституцию, и за бойкот и недействительные бюллетени".

Автор Александра Богуславская

Источник - https://p.dw.com/p/45u3y

***

Что осталось от белорусской культуры после репрессий?

За полтора года, которые прошли после президентских выборов, из белорусских учреждений культуры уволили десятки специалистов. Как это сказывается на их работе - в материале DW.

С лета 2020 года более 800 деятелей белорусской культуры столкнулись с репрессиями, минимум 74 человека в данный момент находятся за решеткой, следует из данных Белорусской рады культуры. Недавно она опубликовала анкету, чтобы зафиксировать случаи увольнений по политическим мотивам. На данный момент на нее ответили 60 человек, которых уволили из разных культурных институций за последние три месяца. "В реальности это число нужно умножить минимум на три", - говорит Александр Чаховский, исполнительный директор Белорусской рады культуры.

Первая волна увольнений в сфере культуры прошла сразу после президентских выборов, когда многие коллективы выступили против насилия и фальсификаций. В августе 2020 года из Купаловского театра ушли почти 60 человек, в том числе худрук Николай Пинигин - в знак протеста против увольнения директора Павла Латушко. Из прежнего состава актеров осталось всего 15 человек. С тех пор театр несколько раз объявлял кастинги и приглашал новых актеров, преимущественно из числа студентов Института культуры. Сегодня на главной сцене Купаловского показывают всего пять спектаклей.

Филармония: "Не будешь ли ты следующим?"

В первый раз сотрудники Белорусской государственной филармонии выступили против насилия 13 августа 2020-го. В тот день они вышли на площадку перед зданием и спели "Магутны Божа". После такие акции повторились еще несколько раз. По словам сотрудника филармонии, за эти акции из коллектива никого не уволили, произошедшее попытались замять: "Пока что из филармонии ушло не так много музыкантов. В основном те, кого задерживали на акциях: им не продлили контракт или предложили написать заявление по собственному желанию".

Собеседник DW рассказывает, что́ сейчас обсуждают в коллективе: якобы в филармонию пришел список тех сотрудников, которые летом 2020-го подписались за Виктора Бабарико, - и теперь им грозит увольнение. "Если это правда, думаю, филармония останется без многих музыкантов. Все находятся в подвешенном состоянии, что не лучшим образом сказывается работе и на эмоциональном состоянии: не будешь ли ты следующим?"

Увольнения продолжаются

В конце декабря 2021 года из Республиканского театра белорусской драматургии уволили худрука Александра Гарцуева. Он руководил театром с 2012 года. "Зачистка всего живого, талантливого и свободного продолжается", - написала об этом журналистка Надежда Белохвостик, одной из первых сообщившая об увольнении.

Январь 2022-го стал последним месяцем работы для директора музея Янки Купалы Елены Ляшкович, которая руководила им 15 лет. Под ее руководством музей стал одним из лучших в стране. По информации СМИ, причиной ее вынужденного ухода стало то, что она отказалась увольнять своих сотрудников за их гражданскую позицию. На данный момент новый директор еще не назначен, рассказывают DW сотрудники музея. "Была сокращена должность заместителя по науке. Никто из тех, кого должна была "убрать" экс-директор, пока не уволен".

За год из Большого театра ушло почти 20 артистов балета

4 января стало известно о смене руководства в Большом театре оперы и балета: на место директора Вячеслава Гарбузова, проработавшего в этой должности меньше 8 месяцев, пришла Екатерина Дулова, которая до этого возглавляла Белорусскую академию музыки. "Какова она будет, мы не знаем, хотя ее отношение к системе понятно, - рассказывает о своих ожиданиях артист театра, попросивший не указывать имени. - Но, по крайней мере, она человек с хорошим музыкальным образованием, который понимает, что такое театр оперы и балета. Есть надежды, что она постарается что-то сделать, чтобы не растерять коллектив совсем".

С августа 2020 года из Большого театра были уволены знаковые артисты и музыканты: солист оперы Илья Сильчуков, главный концертмейстер Регина Саркисова, главный дирижер Вячеслав Волич, дирижер Андрей Галанов, скрипачка Алла Джиган, альтистка Александра Потемина. Причина - в их гражданской позиции. Собеседник отмечает, что под сокращения попали и люди провластного толка: "Лояльность системе не дает никаких гарантий. В этой ситуации лучше просто быть порядочным человеком".

Увольнения продолжаются, но артисты уходят и по собственной инициативе. По словам собеседника DW, ситуация в театре сейчас напряженная, и это можно увидеть на примере балета. Только за последний год из него ушло порядка 20 человек, причем пятеро из них - ведущие солисты. "Век солистов балета короткий, у них нет времени ждать, когда что-то поменяется. Увольняются и музыканты оркестра. "И режиссерский корпус, мягко говоря, поредел: за последний год - минус два специалиста". По мнению собеседника, если бы пандемия закончилась уже завтра и начались туры и поездки, то в театре не осталось бы и половины труппы. "Те, кто нашел место, уезжают сразу, без раздумий. Наши солисты выступают теперь от Познани до Бордо. Думаю, эти процессы только начинаются".

Артисты и музыканты не видят перспектив, но продолжают свое дело

Причин ухода из театра несколько, объясняет собеседник. Во-первых, отсутствие гастролей и каких-либо перспектив, во-вторых, ощутимо упали заработки, в-третьих, сказывается общая атмосфера несвободы, которая не способствует развитию. "Есть дефицит идей и мотивации. Творчество - это свобода рассуждения и отражения действительности. Если художественная рефлексия возможна только эзоповым языком в каких-то безобидных ситуациях, возникает вопрос: творчество это или нечто декоративное? Многие понимают, что система идет в тупик".

По наблюдениям собеседника, все прекрасно понимает и публика, реакция которой на некоторые спектакли "просто бесценна". "Такие спектакли остались. Например, тот же "Спартак" - о чем он? О том, что люди были готовы отдать все за свободу и надежду обрести Родину. А снять его нельзя: он легенда".

По словам музыканта, увольнение знаковых артистов не сказалось на репертуаре: специфика оперного театра такова, что у каждого спектакля есть два-три состава, которые могут заменить друг друга. А вот отсутствие индивидуальностей ощутимо сказывается на художественном уровне постановок.

Собеседник отмечает, что ни увольнения, ни репрессии покорных людей из артистов не сделали. "Мы сейчас работаем в состоянии двойственности. С одной стороны, есть наша принципиальная позиция, которая за полтора года не изменилась. С другой, через наше дело мы можем доносить свои идеи до слушателей, даем им возможность отдохнуть от кошмара, в котором они живут. В этом наша миссия. Пока ты остаешься в профессии, ты имеешь свое "оружие" и воздействие на людей. Без профессии превращаешься в обывателя, который занимается только собственным выживанием. Это очень тонкий момент жизни в системе".

Автор Вера Неруш  

Источник - https://p.dw.com/p/45pGd

***

Как демография и политэмиграция "добивают" белорусскую экономику

В Беларуси стремительно снижается количество работающего населения. По словам экономистов, дело не только в демографии, но и в эмиграции, а также массовых увольнениях по политическим мотивам.

За последний год в Беларуси ускорились темпы падения количества людей, занятых в экономике. По данным сайта infobank.by, за 11 месяцев 2021 года количество работающих в стране стало меньше на 54,6 тыс человек, это означает падение на 1,3%. Как результат - число занятых в экономике достигло исторического минимума в 4 млн 255,2 тыс человек. Почему так произошло и чем это грозит белорусской экономике - у DW.

Рабочая сила в Беларуси сокращается уже на протяжении 10 лет

Ситуация с сокращением рабочей силы в Беларуси далеко не новая, это происходило последовательно на протяжении последних десяти лет. Как поясняют белорусские экономисты, одна из главных причин этой ситуации именно демографическая. "У нас происходит старение населения. Грубо говоря, выходит на пенсию или умирает в трудоспособном возрасте больше, чем молодых приходит на рынок труда", - поясняет старший аналитик компании "Альпари Евразия" Вадим Иосуб.

Директор Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Катерина Борнукова кроме демографии также отмечает экономическую эмиграцию. "Причем не обязательно постоянную эмиграцию, белорусы также ездили в маятниковую миграцию работать на сезон - в Россию или Польшу, где были максимально комфортные условия. Поэтому последние десять лет рабочая сила у нас постоянно сокращалась", - говорит эксперт.

Скачок в 2021 году обусловлен в том числе политическим фактором

Впрочем, в 2021 году темпы сокращения рабочего населения значительно ускорились, став самыми высокими за последние 5 лет (-1,3%) и даже выше, чем в "пандемийном" 2020 году (-0,4%). Причина - добавился политический фактор. "Во-первых, эмиграция увеличилась не только по экономическим, но и по политическим причинам. Во-вторых, мы наблюдаем действия по сознательному увольнению граждан, которые были замечены в участии в каких-то акциях или не за тех голосовали в 2020 году, - это касается бюджетных и госпредприятий. Это и привело к скачку сокращения занятости в 2021 году", - отмечает Вадим Иосуб.

Массовые увольнения по политическим мотивам больше затронули регионы

К фактору массовых политических увольнений, о которых часто в последнее время сообщают белорусские СМИ, экономист Борнукова относится осторожнее. "Когда мы слышим про политически обоснованные увольнения, речь идет о государственных промышленных предприятиях не в Минске. Но в промышленности, по статистике, занятость немного выросла, что неудивительно, учитывая бурный рост в 2021 году. В Минске занятость сократилась больше, чем в регионах, хотя увольнения - это больше про регионы", - говорит экономист. Поэтому, по словам Борнуковой, нельзя сказать, что массовые политические увольнения не сыграли роли, но вряд ли это основная причина снижения занятости в 2021 году.

В свою очередь более существенным фактором Борнукова называет политическую эмиграцию: "Люди уезжали не только потому, что их уволили. Они перестали чувствовать себя безопасно в стране". Кроме того, уехавшие белорусы становятся проводниками для других, ведь в эмиграции очень важны сетевые эффекты. "Когда в определенный город уехало несколько сотен человек, остальным белорусам становится проще, люди легче принимают решение об объезде, когда у них есть знакомые с таким опытом", - отмечает Борнукова.

Еще один фактор кроме политики, по мнению Катерины Борнуковой - это постепенное открытие границ после пандемии: "Если в 2020 году белорусам было физически сложно уехать в Польшу или Россию, то в 2021 году появились такие возможности".

Чем это грозит белорусской экономике?

Снижение количества работающего населения станет дополнительным фактором, который будет мешать росту экономики, говорит Вадим Иосуб. "ВВП страны прямо пропорционален количеству занятых в экономике. Тут простая арифметика: ВВП - это средняя производительность труда, умноженная на количество занятых в экономике. Если производительность труда не растет, или растет медленнее, чем сокращается рабочая сила, это приводит к снижению ВВП в абсолютном выражении", - поясняет эксперт.

Сокращение числа занятых в итоге ведет к замедлению роста ВВП

Об этом же говорит и Борнукова: "Экономисты грубо говорят, что люди - это один из факторов производства. Мы берем людей, складываем их с капиталом и на выходе получаем наш ВВП. Этот один процент сокращения занятости, если оценивать очень грубо, и есть один процент роста ВВП, который мы недополучили в 2021 году".

Из позитивных моментов Катерина Борнукова отмечает рост зарплат. "Когда сокращается рабочая сила, работодателю становится тяжелее найти работника на новое место, что вынуждает его поднимать зарплаты, - отмечает она. - Но с другой стороны, если в стране сокращается количество населения трудоспособного возраста, значит меньше людей будут платить налоги, в том числе ФСЗН, поэтому властям будет сложнее выплачивать пенсии, пособия и поддерживать бюджет". Эта ситуация, по словам экономиста, вызов для экономического роста и возможности государства выполнять свои социальные обязательства.

Кроме того, Вадим Иосуб отмечает, что процессы, связанные с политическими увольнениями и политэмиграцией затрагивают в первую очередь квалифицированных работников, ведь плохие врачи и учителя вряд ли найдут работу за границей. "Потеря самых квалифицированных реально скажется на долгосрочном горизонте и приведет к снижению человеческого капитала, высоким уровнем которого так любили гордится белорусские власти", - резюмирует эксперт.

Без политических и экономических изменений ситуация не улучшится

Говоря о будущем, белорусские экономисты прогнозируют только ухудшение ситуации и дальнейшее сокращение рабочего населения в Беларуси. "Политический фактор никогда не был таким масштабным на макроуровне - как минимум, мы говорим о десятках тысяч эмигрировавших. Также ухудшается экономика: даже в успешном 2021 году мы нарастили отставание от Польши. Это значит, что работа в Польше на сборе клубники становится все более привлекательной, а наше отставание будет только расти", - считает Катерина Борнукова.

Несмотря на нехватку специалистов, эксперты не прогнозируют рост зарплат в Беларуси в ближайшее время. Вернуть назад цифры занятых в экономике вряд ли получится. "Должен произойти, например, демографический взрыв, но он просто так не происходит. Для того, чтобы вернулась экономическая эмиграция, нужен значительный рост зарплат здесь, но этого мы не ждем. Чтобы вернулись политэмигранты, нужны серьезные политические изменения. Если этого не будет, то тенденция по сокращению занятых в экономике будет продолжаться", - говорит Иосуб.

Тезис о необходимости структурных изменений в Беларуси поддерживает и Катерина Борнукова: "Чтобы темпы оттока занятых в экономике уменьшились, нужен большой разворот внутри Беларуси во всех смыслах: и политическом - в плане остановки репрессий, и экономическом - в виде уверенного экономического роста. Должны появиться возможности для развития, для карьеры, чтобы люди задумались о том, чтобы не уезжать или вернуться".

Автор Александра Богуславская

Источник - https://p.dw.com/p/45tAk

***

Свои и чужие: о тех, кто уехал, и тех, кто остался в Беларуси

В своем комментарии специально для DW лингвист и член Координационного совета Наталья Дулина рассуждает о конфликте тех "своих и чужих" в белорусском обществе.

Специально для рубрики DW "Беларусь. Перспективы" Наталья Дулина написала комментарий о конфликте уехавших и оставшихся в Беларуси. Обсудить ее мнение и поделиться своим можно под соответствующим постом в телеграм-канале "DW Беларусь".

"Вам нужно уезжать. Здесь опасно оставаться", – говорит мама девочки, моей бывшей студентки. Ей, девочке, чудом удалось сбежать. Запрыгнула в последний вагон, иначе и не скажешь. За десять минут до того, как пришли ее задерживать. Я слушаю ее маму. Знаю: никуда я не поеду.

"Ты не понимаешь! – объясняю на следующий день своей подруге, которая тоже переживает за мою безопасность. – Как я уеду? Я ж там изведусь! Места себе не буду находить!"

Уехать – значит, выйти из зоны комфорта. Во всех отношениях. Во-первых, нужно как-то устроиться в чужой стране, в незнакомой обстановке, а это непросто. И потом, здесь – родные. Как их оставить? А вдруг что-то с ними случится? Никогда ведь себе этого не простишь...

Но главное – быть там, где происходит что-то важное. Происходит с нами, с нашей страной. С тем, что мы пережили и теперь не можем вот так бросить, оборвать. К черту эту безопасность.

Свои среди чужих

Конец 2020 года. По всей стране – беспредел. Введено уголовное преследование за участие в мирных протестах. Каждый день – обыски, аресты, суды. Давление становится все сильнее, обращение с задержанными и осужденными – безжалостнее, обвинения – абсурднее. Людям приходится все бросать и уезжать. Быстро. Времени на раздумья нет.

Уже там, придя в себя, они хватаются за все ниточки, связывающие их с домом, с их несчастной страной. Продолжают бороться, помогают тем, кто остался, тем, кто сидит в тюрьмах, их семьям. Организуют акции протеста там, в Европе. Не устают объяснять европейцам, что происходит в их родной стране в ХХI веке. Европейцы, простые люди, сочувствуют, присоединяются к митингам и акциям, заявляют о своей солидарности, разрабатывают программы помощи. Наши "беглые" продолжают борьбу.

Проходит время, ничего не происходит, надежда сменяется отчаянием. Ну, когда же это кончится? Нужно что-то делать! Наши уехавшие соотечественники с горечью понимают: вернуться домой так быстро не получится. И застревают между двумя мирами. Мы отсюда смотрим на них. Кто-то замечает: ребята, вы оторвались от нашей действительности. У вас искаженное представление о том, что происходит здесь, в Беларуси.

А они как будто живут на чемоданах, испытывая чувство вины: ведь они там, в безопасности, пока оставшихся здесь белорусов задерживают и сажают. Избивают. Заставляют покаяться на камеру в совершенных преступлениях – терроризме, экстремизме и прочих ужасных деяниях. А потом их тоска по дому сменяется раздражением: "Всех загнали под плинтус. Наверно, самые активные уехали, поэтому все остановилось". Очень обидно это слышать. Находясь здесь.

Чужие среди своих

Сами того не замечая, мы потихоньку начали обвинять друг друга. Высказывать претензии. Разделились на два лагеря: тех, кто "там", и тех, кто "здесь". Здешние обижаются, чувствуют себя жертвами. Мало того, что ничего не могут сделать, потому что может "прилететь" в любой момент – опасно даже подписываться на "вражеские" новостные каналы или одеваться в "неправильные" цвета! – так еще и те, кто уехал, как будто дразнятся: ходят беспрепятственно с бчб-флагами, свободно высказываются в соцсетях. Да еще и возмущаются и призывают к забастовкам и партизанским протестам. Кто-то так и написал с сарказмом в ответ на призывы из-за границы: "Сообщите, когда и на каком вокзале вас здесь встречать".

А они, вообще-то, уже давно не призывают. Потому, что понимают, что не имеют на это морального права – ведь они "там", в безопасности. Но им тоже очень обидно. Ведь они потеряли свой дом и должны были заново отстраивать жизнь в чужой стране, а их еще и обвиняют в том, что они отдалились от реальности и вовсе не собираются возвращаться! И поэтому их мнение и их голос ничего не значат. Как будто они какие-то неполноценные белорусы. Может быть, именно по этой причине многие стремятся в открытую высказаться о режиме с нескрываемой ненавистью, дерзко и непримиримо, мол, мы ничего не забыли, мы продолжаем быть белорусскими "змагарами". Иногда именно по таким смелым заявлениям в соцсетях вдруг понимаешь: так он, оказывается, уже там, а только вчера был здесь! И этот, и вон тот и вообще куча народу – все "свалили"! Кто-нибудь остался здесь, кроме меня?

Спрашиваю у тех, кто так неожиданно для меня уехал: "Вас преследовали, угрожали?" И выясняется, например: "Была наблюдателем на выборах, теперь вот пришли к двум друзьям, тоже наблюдателям. Решила не ждать, когда и за мной придут". Или: "Был обыск, допрос, изъятие техники. Пока отпустили. Не хочу искушать судьбу, предпочел уехать". Иногда, правда, слышу в ответ: "Нет, никто не угрожал, но уже не могу здесь находиться, нужно прийти в себя, подышать другим воздухом. Я ненадолго, скоро приеду". Никто пока не вернулся.

Когда это произойдет…

Но и из тех, кто сейчас в Беларуси, далеко не все остались по идейным соображениям или из-за невозможности выехать. Многие не находят в себе силы что-то менять, надеются, что все наладится, жизнь-то идет вперед. Ведь человек так устроен – может приспособиться к чему угодно: к жизни в концлагере, на чужбине, к потере дома, к невозможности самому решать свою судьбу.

Так и живем – с чувством вины. Те, кто "там" – за тех, кто остался в Беларуси. Вины за то, что сами они уехали, как будто трусливо сбежали. Те, кто "здесь" – за тех, кто сидит в тюрьме, кто уже потерял физическую свободу. И те и другие пытаются убедить себя, что ни в чем не виноваты, оправдаться перед собой, спрятать поглубже от себя самих это грызущее, изматывающее чувство. Именно это, наверно, нас объединяет. Мы ведь все переживаем одно и то же, разделяем и испытываем одну боль. И только мы можем по-настоящему понять друг друга.

Один знакомый студент-первокурсник очень домашний, теплый и, по-моему, очень одинокий мальчик – родители не разделяют и не поддерживают его выбор, – в ответ на мой вопрос: "Не думаете уехать?" - сказал: "Нет. Если что-то произойдет, я хочу в этот момент быть здесь". Когда это произойдет, я тоже хочу быть здесь. А еще я мечтаю увидеть здесь, в Беларуси, радостные лица моих друзей и многих-многих знакомых и незнакомых людей, с которыми успела подружиться за это время и которые сейчас далеко от своего дома. Я представляю себе, как мы все соберемся на мосту, который к этому времени уже будет заново отстроен…

Нет, не так. Мы соберемся в центре города, на одной из самых больших в Европе площадей, в центре нашей страны. А потом … а потом мы вернемся к обычной жизни. Будем дружить, встречаться, ругаться друг с другом, обижаться, спорить, шутить и смеяться друг над другом. В общем, будем жить так, как живут нормальные люди в нормальной стране, со своими обычными заботами, проблемами и радостями.

Но уже никто не сможет разделить нас на своих и чужих.

Автор: Наталья Дулина, лингвист, преподавательница итальянского языка, член Координационного совета. В октябре 2020 года она поддержала забастовку в МГЛУ, после чего ее уволили "в связи с неоднократными прогулами занятий без законных на то оснований"​​​​.

Источник - https://p.dw.com/p/45qDI


Об авторе
[-]

Автор: Александра Богуславская, Вера Неруш, Наталья Дулина

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.01.2022. Просмотров: 55

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta