Новости социально-экономической жизни в России в начале 2023 года

Статьи и рассылки / Темы статей / Экономика и право
Тема
[-]
Экономика страны в условиях санкционного давления Запада  

***

В России закончилось топливо для инфляции

Внезапная реализация отложенного спроса со стороны населения может оказаться причиной разгона потребительской инфляции.

Отсутствие перспектив восстановления доходов населения создает в России уникальную ситуацию низкой инфляции. Ведь повышение конкурентных цен при падающем спросе может привести лишь к падению прибылей продавцов и производителей. Главным мотором поддержания инфляции становятся решения правительства по административному увеличению монопольных тарифов на энергию, транспорт и коммунальные услуги.

С января 2023 года Росстат будет оценивать инфляцию по-новому. Каждую неделю чиновники будут замерять стоимость услуг по ремонту телевизоров, но почему-то прекратят следить за ценами на конфеты. Объяснений подобных статистических новаций может быть несколько: от имитации чиновной активности до попыток искусственно занизить реальный рост цен. Особого смысла в искусственном занижении инфляции становится все меньше. Ведь многие экономисты считаю т, что в России будет продолжаться период низкой инфляции, который продолжится и в наступившем 2023 году.

Динамика цен в нашей стране теперь будет оцениваться по списку из 566 видов товаров и услуг. При этом для недельных замеров чиновники будут использовать замеры цен на 109 товаров и услуг вместо прошлых 106 видов товаров и услуг. С 2023 года в ежемесячный набор товаров и услуг для расчета инфляции Росстат включил молоко, сухие приправы вместо черного перца, детские товары, смарт-часы вместо механических и электронных, а также цены на проезд в сидячих вагонах скоростных поездов дальнего следования, а также цены речных круизов по РФ. Изменен и список стран для мониторинга цен на туристические путевки.

В еженедельном замере динамики потребительских цен теперь будут включены такие услуги, как «Ремонт телевизоров», «Мойка легкового автомобиля», «Стрижка модельная в женском зале», «Стрижка модельная в мужском зале». При этом из недельного замера почему-то были исключены шоколадные конфеты. Пока неясно, поможет ли эта коррекция в будущем рапортовать об успешных усилиях по борьбе с инфляцией. Тем более что почти половину прошлого года месячные изменения инфляции были близки к нулю.

Глава Минфина Антон Силуанов, комментируя прогнозы по годовой инфляции, сообщал, что властям удалось ее сдержать. «Мы неплохо поработали. Главное, что нам удалось удержать финансовую и макроэкономическую стабильность. Мы справились с инфляцией. И по этому году инфляция будет около 12%. Хотя ожидания были, конечно, изначально гораздо выше», – доложил министр. По его словам, в первом полугодии 2023 года инфляция также будет «находиться на низком уровне». В Минэкономразвития также предполагают, что рост цен будет замедляться до 5,5%. А первый вице-премьер Андрей Белоусов допускает, что официальные показатели инфляции в 2023 году могут опуститься ниже официального прогноза (5,5%), создавая условия для смягчения денежно-кредитной политики. По мнению чиновников, российский рынок надежно защищен от глобального роста цен на продукты. Так, вице-премьер Виктория Абрамченко в начале января сообщила, что российское правительство научилось «не импортировать инфляцию к себе».

Принципиальное изменение ценовой ситуации в нашей стране заметили и некоторые экономисты. В Институте народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН прогнозируют, что при стабильном курсе рубля и мировых товарных ценах в условиях относительно низких темпов роста экономики и соответственно спроса на труд высока вероятность того, что целевой ориентир по инфляции в 4% будет достигнут в ближайшие годы. Согласно расчетам экономистов, в 2023–2024 годах цены будут расти примерно на 5% в год, а в 2025 году инфляция может опуститься ниже 5%.

Сохранение низких темпов роста потребительских цен на протяжении восьми месяцев является уникальным явлением для российской экономики. Важным фактором замедления инфляции в прошлом году стало укрепление рубля по сравнению с периодом кризисной девальвации весной 2022 года. «С марта по июнь 2022 года курс рубля к доллару США укрепился на 50%. Даже с учетом «санкционной» надбавки к курсу, которая появилась при оплате импорта конечными потребителями, по меньшей мере стоимость импорта перестала расти, а скорее всего даже снижалась начиная с июня», – сообщают в ИНП РАН.

Резкий подъем ключевой ставки помог «стерилизовать» часть сбережений населения, которые не попали в период инфляционного шока на потребительский и валютный рынки, отмечает завлабораторией среднесрочного прогнозирования ИНП Михаил Гусев. По его оценкам, тот объем денежной массы, который образовался за счет дедолларизации валютных депозитов физических лиц, пока не выходит на потребительский рынок. «Можно предположить, что эти средства скорее всего принадлежат высокодоходным группам населения, которые раньше расходовали их на покупку импортных активов и импортных товаров премиального сегмента», – рассуждает он. Гусев отмечает, что стоимость премиального импорта существенно выросла, что создает психологические барьеры даже для богатых.

Сдерживанию роста цен способствует и снижение спроса из-за перехода населения к попыткам накопления денег из-за высокой экономической неопределенности. Влияют на цены и такие конъюнктурные факторы, как рекордный урожай и формирование избыточного предложения сырьевой продукции, экспорт которой оказался ограничен в санкционных условиях.

«Даже в сценарии резкого сокращения спроса на российские углеводороды балансировка текущего счета не потребует существенного обесценения рубля относительно текущего уровня и соответственно не приведет к всплеску инфляции», – считают экономисты. Дезинфляционным фактором, по их мнению, может стать и стабилизация геополитической ситуации за счет снижения санкционной надбавки к импорту после перестройки внешнеторговых потоков. Можно ожидать и некоторого снижения издержек страхования и логистики. Единственная угроза разгона инфляции – это внезапная реализация отложенного спроса домохозяйств.

«Эпоха низкой инфляции – это не на один год. Спрос подавлен, доходы населения не растут, а импорт ограничен. В таких условиях цены могут расти разве что со стороны государственных монополий, то есть в части транспортных тарифов и коммунальных платежей. У частников их товары и услуги вряд ли будут дорожать в ближайшие два-три года», – рассуждает эксперт по фондовому рынку «БКС Мир инвестиций» Валерий Емельянов. Угрозу роста цен, по его словам, может создать денежная эмиссия ради решения проблем государственного бюджета.

Автор Ольга Соловьева

Источник - https://www.ng.ru/economics/2023-01-08/4_8628_russia.html

***

Федеральное правительство обязано остановить естественную убыль населения страны

Менее месяца остается у правительства на проработку анонсированных новых демографических мер. Кабинет министров должен будет предложить нечто такое, что поможет остановить длящуюся около семи лет естественную убыль населения с обвалом рождаемости.

В Институте Гайдара спрогнозировали, что в конце 2023-го – начале 2024 года мы, вероятно, увидим «самое низкое годовое количество рождений в российской истории». Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) рекомендовал дифференцировать демографические меры в зависимости от региональной специфики. Но, судя по опросу «НГ» среди экспертов, одной из главных мер становится «возврат к нормальной жизни».

Правительство разрабатывает дополнительные шаги по увеличению рождаемости. Мозговой штурм министры должны завершить менее чем через месяц, чтобы к февралю представить президенту предложения хотя бы в черновом виде. Такой укороченный срок назначен Владимиром Путиным.

Как следовало из анонсов вице-премьера Татьяны Голиковой, правительство хочет сначала получить «портрет женщины, желающей родить ребенка», причем как в целом по России, так и по субъектам РФ, а затем разработать дополнительный комплекс мер по поддержке рождаемости. Почему надо ускоряться, понятно и без отсылок к нацпроектам. В стране, по данным Росстата, семь лет подряд (с учетом 10 месяцев 2022-го) фиксируется естественная убыль населения, то есть превышение числа умерших над числом родившихся.

По итогам 2021 года естественная убыль составила более 1 млн человек. По итогам января–октября 2022-го – свыше 500 тыс. человек. И хоть показатель первых 10 месяцев 2022 года оказался лучше, чем было за аналогичный период 2021-го (тогда убыль превысила 800 тыс. человек), переломить негативную тенденцию не удалось.

Важно также отметить, что семь лет подряд в стране сокращается число родившихся. По итогам 2021 года падение составило более 2% в годовом сопоставлении. По итогам января–октября 2022-го – более 6% год к году. На этих данных еще не успели отразиться ни частичная мобилизация, ни частичная эмиграция: их эхо станет отчетливым спустя девять месяцев после сентябрьских событий.

Как уже писала «НГ», одна из самых срочных рекомендаций экспертного сообщества – решить проблему с материнским капиталом, эффективность которого, по оценкам демографов, была рукотворно снижена.

Но это не единственная рекомендация. «Несмотря на активнейшие действия, предпринимаемые по поддержке семьи и рождаемости, эффект их в целом невелик и не приводит пока к радикальному перелому негативных тенденций», – сообщили эксперты ЦМАКПа в обзоре под названием «Демографическая политика: стадиальный разрыв между политикой и процессами». В этом обзоре руководитель направления Дмитрий Белоусов и ведущий эксперт Екатерина Сабельникова обсуждают меры в контексте стимулирования образования семей и рождения детей.

Недостаточная эффективность, по мнению авторов, связана с тем, что «применяемый инструментарий ориентирован главным образом на поддержку рождаемости в аграрных и аграрно-промышленных регионах, в то время как основная проблема сосредоточена в индустриальных и постиндустриальных регионах». Так что меры поддержки должны быть сложнее, тоньше, необходимо сфокусироваться на разных в социально-экономическом отношении группах регионов.

«Простое наращивание выплат семьям (при всей правильности идеи частичного снятия с семей нагрузки, связанной с рождением детей) хорошо работает в аграрных и аграрно-индустриальных регионах», – выяснил ЦМАКП. Но для основной массы индустриальных и индустриально-аграрных регионов европейской части России, Поволжья, Сибири и Дальнего Востока действующая политика поддержки рождаемости оказалась, судя по оценкам экспертов, малоэффективной.

Для таких регионов они выделяют три главных ограничения. Во-первых, на планы по созданию семьи влияет наличие жилья. Во-вторых, на планах по рождению детей сказывается уверенность родителей в «лучшем будущем». А это и устойчивый доход, и возможность завершить образование, сформировать основы карьеры для обоих родителей. В-третьих, на рождение детей – особенно второго и последующих – крайне негативно влияет закредитованность домохозяйств, особенно долгосрочными долгами. Действует принцип: «Сперва расплатимся с долгами, потом будем рожать». Тем более в условиях экономической турбулентности. И это касается в том числе льготной ипотеки.

Более того, из исследования прямо следует, что даже высокая рождаемость еще не выводит регион в демографические лидеры. Ведь влияют миграционные процессы: относительно высокая рождаемость в ряде регионов вполне сочетается с низким приростом населения, судя по всему, из-за оттока жителей. ЦМАКП предложил свои меры противодействия нарастающему демографическому кризису в РФ. Первый пункт – надо ориентироваться на трех-, четырехдетную семью в аграрных и аграрно-индустриальных регионах, основываясь при этом на прямых выплатах, материнском капитале и наделении приусадебными участками, сельхозинвентарем и «малой» техникой.

Второй пункт – ориентироваться на двух-, трехдетную семью в промышленных регионах. Как считают эксперты, выделение земельных участков для этой группы менее эффективно, разве что под дачи. Но они указывают на полезность и в этом случае материнского/отцовского капитала. Другие варианты мер поддержки, предложенные в данном случае авторами обзора, это программы «цифровой» надомной занятости и переобучения женщин, дополнительное страхование от потери доходов. Также это решение жилищной проблемы без роста долговой нагрузки семей: возможно, через софинансирование государством улучшения жилищных условий при рождении детей – по аналогии с жилищными сертификатами для военнослужащих. И наконец, это поддержка получения детьми – в частности, вторыми, третьими и последующими – образования, в том числе дополнительного как основы для социального лифта.

И третий пункт – самый туманный: ориентироваться на создание семьи хотя бы с одним ребенком в «постиндустриальных» регионах, для которых все больше характерно распространение домохозяйств, состоящих из одного человека. «Здесь пока нет даже принципиальной ясности, как стимулировать рождаемость в новых условиях. Нигде в мире – и Россия вполне может «что-то придумать» первой», – считают в ЦМАКПе.

Эти выводы по просьбе «НГ» оценили другие эксперты. Например, взгляд социолога таков – наша страна очень неоднородна и в географическом, и в социальном, и в культурном отношении. Поэтому в принципе любые меры, и нацеленные на повышение рождаемости в том числе, должны быть дифференцированы с учетом этой неоднородности.

Как считает директор проектов фонда «Общественное мнение» Людмила Преснякова, действительно правильно выделять отдельно сельскую, аграрную местность и убранизированную, причем во втором случае, возможно, стоило бы также отдельно рассматривать мегаполисы и небольшие города.

«Для урбанизированных территорий нужны более тонкие методы поддержки, чем просто единая для всех сумма», – пояснила Преснякова. Так, в городах у женщин больше возможностей для карьеры, и многие откладывают рождение детей или вовсе отказываются от них именно из-за соображений карьеры, опасений перерыва из-за декрета и соответствующего провала в доходах на этот период, говорит эксперт. «Любые меры, облегчающие – особенно для женщины – период декрета и воспитания ребенка, могут работать как стимулы», – добавила социолог.

Взгляд экономиста – при разработке программ стимулирования рождаемости нужно определиться с образом будущего России. «Что важнее для демографии – стимулирование многоэтажного домостроения или развитие крупных субурбий вокруг городов с преимущественным проживанием в собственных индивидуальных домах? Стимулирование строительства у моря рядом с Краснодаром, Калининградом и Владивостоком или поощрение равномерного заселения по всей территории России?» – перечислил руководитель департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при правительстве Александр Цыганов.

Со стороны демографов, однако, делается небольшое предостережение, что не стоит чрезмерно преувеличивать региональную специфику. «Вклад сельского хозяйства или промышленности в структуру экономики или занятости региона не имеет решающего значения для демографического облика региона. Почти во всех субъектах РФ население очень разнообразно, и разумнее рассматривать его через центр-периферийный подход», – считает научный сотрудник лаборатории демографии и человеческого капитала Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара Игорь Ефремов. И даже при таком подходе возможны уточнения. «Предоставление участков земли вполне востребовано и в развитых регионах с большими городами, а помощь в уходе за детьми, позволяющая женщинам совмещать работу и материнство, востребована и в малых периферийных городах», – обратил внимание эксперт.

По прогнозу Ефремова, рождаемость в 2023 году продолжит падать: «Будет сокращаться численность потенциальных матерей (эхо 1990-х – начала 2000-х годов, когда родилось очень маленькое поколение), но вдобавок будет падать интенсивность рождений – количество детей в среднем на одну женщину детородного возраста». При этом в начале 2023 года рождаемость, по его оценкам, будет сокращаться «преимущественно из-за ошибочных изменений в демографической политике и финансово-экономических факторов».

Помимо объективных причин ухудшения демографической ситуации «на протяжении уже почти целого года едва ли не самым сильным ударом по рождаемости служит запредельный уровень неопределенности в жизни большинства российских семей детородного возраста», продолжил Ефремов.

«Учитывая естественный лаг в девять месяцев, еще более ощутимым падение рождаемости окажется со второй половины 2023 года. И в конце 2023-го – начале 2024-го мы, вероятно, увидим самое низкое годовое количество рождений в российской истории, ниже кризисного минимума 1999 года», – прогнозирует Ефремов.

Социологический, экономический и демографический взгляды на проблему сошлись в главном. Как говорит Преснякова, в целом любые меры поддержки хороши и с разной степенью эффективны, но в стабильной ситуации. «А в ситуации неопределенности, кризиса естественная стратегия – отложить рождение ребенка по возможности до более спокойных времен», – предупредила она.

В качестве чуть ли не самой главной меры по поддержке рождаемости Ефремов привел прежде всего восстановление нормальной жизни. «Для рождаемости важна уверенность в завтрашнем дне и понимание перспектив жизни, стабильности ее улучшения, – говорит Цыганов. – И именно эта уверенность должна подкрепляться стимулирующими программами».

Автор Анастасия Башкатова, заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

Источник - https://www.ng.ru/economics/2023-01-08/1_8628_demography.html


Дата публикации: 10.01.2023
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 115
Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta