Новая национальная утопия России: светлое цифровое будущее

Содержание
[-]

Вместо протестов молодежи предложили заняться современными технологиями

Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ) прошел под знаком цифровой экономики, которую президент Владимир Путин преподнес чуть ли не как новую национальную идею.

Рассуждения о современных технологиях были похожи на утопию об очередном светлом будущем: цифровая экономика рассматривалась как панацея от всего, начиная с падающих доходов населения и заканчивая, видимо, даже протестным потенциалом молодежи, усилия которой предлагается направить в позитивное русло. Но, как считают некоторые эксперты, не стоит обольщаться: для действующего руководства страны цифровая экономика со всеми ее принципами – это прежде всего угроза.

Ключевой момент пленарного заседания ПМЭФ – выступление президента Владимира Путина и его слова о цифровой экономике. «Цифровая экономика – это основа, которая позволяет создавать качественно новые модели бизнеса, торговли, логистики, производства, изменяет формат образования, здравоохранения, госуправления, коммуникаций между людьми, а следовательно, задает новую парадигму развития государства, экономики и всего общества», – сказал президент. Перед нами, похоже, прообраз новой национальной идеи и проект очередного светлого будущего.

Путин перечислил, по каким направлениям власти намерены действовать, чтобы развивать более современную среду для экономики: совершенствование нормативной базы, господдержка компаний, специализирующихся на цифровых технологиях, создание государством и бизнесом опорной инфраструктуры цифровой экономики, выпуск специалистов в сфере цифровой экономики, а также внедрение всеобщей цифровой грамотности. «По моему поручению правительство подготовило программу развития цифровой экономики», – сказал президент. На ближайшем заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам Путин планирует обсудить источники, механизмы и объемы ее финансирования. Похоже, теперь при разговоре об экономических, социальных и даже политических проблемах власти будут ссылаться на скорые достижения цифровой экономики. ПМЭФ уже продемонстрировал, как это может происходить.

Когда президента спросили о способах преодоления социального неравенства в стране, Путин ответил: «Для того чтобы решить эту проблему, нужно… развивать новые технологии. Речь не идет о том, чтобы деньги разбрасывать и раздавать, речь идет о том, чтобы наша экономика генерировала больше доходов, люди получали больший доход соответственно. И сделать это можно исключительно на путях развития новых технологий, в том числе цифровых».  Хотя президент добавил, что, конечно, необходимо дальше расширять адресную поддержку нуждающихся граждан и помогать тем людям, «которые честно заработали свои капиталы», вкладывать средства в развитие экономики.

Рассуждения о цифровой экономике выглядят как попытка властей создать для молодежи позитивную повестку дня в противовес протестной повестке Алексея Навального. Судя по выступлению Путина,  власти и близкий к государству крупный бизнес приглядываются к наиболее талантливым представителям молодого поколения.

«Сегодня носителями прорывных новаций очень часто являются малые компании – так называемые стартапы, – сказал президент. – Как правило, их создают молодые исследовательские команды. Уверен, они способны стать эффективными партнерами крупного российского бизнеса, и мы будем расширять такое партнерство, создавать необходимую инфраструктуру». «На базе наших ведущих вузов намерены начать формирование инновационных научно-технологических центров.

Здесь на одной территории будут сосредоточены и образование, и исследовательская база, и высокотехнологичные, и венчурные компании», – пояснил Путин. ПМЭФ стал площадкой, на которой Россия презентовала не просто инвестиционные возможности, а приверженность прогрессу, готовность кооперироваться в том числе с западными специалистами в наиболее перспективных областях. На форуме произносились такие модные слова, как «блокчейн» и «биткоин», к обсуждению приглашались не только чиновники, но и юные успешные программисты. Первый вице-премьер Игорь Шувалов даже заявил, что президент «полностью заболел» цифровой экономикой.

Некоторые наблюдатели, однако, призывают не обольщаться. Бывший первый зампред Центробанка Сергей Алексашенко обратил внимание на рассуждения Путина о развитии нормативной базы. Президент сказал, что «необходимо сформировать принципиально новую, гибкую нормативную базу для внедрения цифровых технологий во все сферы жизни, при этом все решения должны приниматься с учетом обеспечения информационной безопасности государства, бизнеса и граждан».

Из чего Алексашенко делает вывод: «Российский президент четко показал, что для него цифровая экономика (или шире – цифровая жизнь) – это главным образом угроза, а только потом возможности». «В этом отрывке, как под увеличительным стеклом, видны составляющие политики российского президента: 1) немедленно зарегулировать все, что можно, 2) «цифра» угрожает безопасности государства… От сказанного я скорее ожидаю появления нового «закона Яровой», – замечает Алексашенко в своем блоге на «Эхе Москвы».

Опрошенные эксперты по-разному объясняют, почему руководство страны вдруг «заболело» цифровыми технологиями. Как считает директор Института актуальной экономики Никита Исаев, «увлечение цифровой экономикой – хороший повод прикрыть бездействие правительства и отсутствие экономических реформ»: «Ведь что такое «цифровая экономика», как ее развивать и какой эффект получим – ответов нет».

Хотя некоторые опрошенные отметили, что внимание Кремля к современным технологиям не новость. «Данная тема уже не раз обсуждалась на самом высоком уровне, и всем понятно, что это один из ключевых элементов для развития государства», – заявил временно исполняющий обязанности главы Республики Карелия Артур Парфенчиков. Эксперты соглашаются, что цифровую экономику нужно развивать. «Приоритетное внимание этому уделяют все развитые и многие развивающиеся страны, – замечает доцент Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова Ирина Комарова. – Уровень развития цифровых технологий в России значительно ниже, чем в большинстве стран. Мы отстаем, по приблизительным оценкам, в четыре раза. При этом очевидно, что новые технологии должны использоваться не только бизнесом, но и государством как для оказания госуслуг, так и для повышения прозрачности движения бюджетных средств».

Но есть риск, что благая идея «испортится» в процессе реализации. «Создается впечатление, что под развитием какой-то ранее выпадавшей из поля зрения государства сферы правительство подразумевает способы контроля и монетизации», – замечает аналитик компании IFC Markets Дмитрий Лукашов.

«Чтобы цифровая экономика в России продолжила развитие, самое лучшее, что можно сделать, если у государства нет средств на поддержку, – просто не вмешиваться», – считает аналитик компании «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский. Он ожидает, что государство решит что-то делать с интернет-торговлей, оборот которой продолжает расти. Но, как обращает внимание Звенигородский, цифровая экономика выходит за пределы интернет-магазинов: «Это наднациональная экономика, практически не поддающаяся контролю со стороны государств, поскольку основным товаром становится информация».

Лукашов советует определиться, что именно власти понимают под «цифровой экономикой»: разработку и продажу нематериальных ценностей, услуг, софта, электронную коммерцию, внедрение криптовалют. «Неверное толкование приводит к появлению не совсем понятных и малосовместимых с реальностью проектов вроде крипторубля с контролируемой Центробанком эмиссией, – поясняет Лукашов. – Это противоречит самому принципу создания криптовалют».

В стране есть предпосылки для внедрения новых технологий. «В России традиционно высокий уровень образованности населения, многие выпускники наших технических вузов формируют цифровую экономику на глобальном уровне, работая в крупнейших компаниях по всему миру. В стране очень высокий уровень проникновения Интернета. И на примере регионов можно сказать, что многим людям уже значительно удобнее общаться с властью в социальных сетях, с помощью специализированных электронных сервисов», – перечисляет Артур Парфенчиков.

Но все же часть опрошенных экспертов считает, что цифровая экономика, которая в идеале зиждется на принципах анонимности, взаимодоверия, свободы, конкурентности, неподконтрольности государственному монополизму и т.п., почти не реализуема в российских реалиях. Российские власти склонны двигаться в другом направлении. Недаром в стране появился «закон Ирины Яровой», который устанавливает дополнительные требования к операторам связи и провайдерам интернет-услуг, недаром Центробанк хочет разработать собственную криптовалюту, недаром современная технология ГЛОНАСС легла в основу принудительно навязанной бизнесу услуги в виде системы «Платон». Наконец, возникает вопрос: можно ли рассматривать выступление Путина на ПМЭФ как черновик будущей предвыборной программы и попытку расширить свой электорат за счет молодежи или эти красивые слова были рассчитаны в основном на потенциальных инвесторов?

Вице-президент «Деловой России» Татьяна Минеева полагает, что предвыборная программа Путина скорее всего, как и раньше, будет носить социально-экономический характер. «На черновик предвыборной программы тезисы об электронной экономике еще не тянут, – уточняет Никита Исаев. – Но вполне возможно, что таким образом прощупывают почву, узнают реакцию молодежи». В то же время, как говорит Ирина Комарова, «цифровизация экономики – одна из приоритетных стратегических задач развития российской экономики». По ее словам, «не вызывает сомнения, что данное направление войдет в предвыборную программу президента».  

Автор - Анастасия Башкатова, Заместитель заведующего отделом экономики "Независимой газеты"

***

P.S. На питерском форуме попытались заглянуть в будущее

Петербургский экономический форум (ПМЭФ) стал самым заметным событием прошлой недели. Северная столица принимает это пафосное мероприятие уже в 21-й раз. Но впервые главный государственный форум стал предметом насмешек и пренебрежительных реплик.

«Начинается очередной день сеанса самой большой коллективной игры в буллшит-бинго», – с иронией описывает происходящее один из директоров президентского Агентства стратегических инициатив (АСИ). Игра буллшит-бинго напоминает русское лото, где в клетках вместо цифр вписаны ставшие популярными у чиновников новые слова (цифровая экономика, блокчейн, большие данные и т.п.), из которых они составляют потоки звучащей на форуме словесной шелухи. «Правила знаете? Слышите слово, зачеркиваете клеточку. Кто первый заполнил все, кричит: «Блокчейн!!!» голосом верховного жреца карго-культа», – советует директор АСИ Дмитрий Песков.

«Хозяйственная система в полном соответствии с логикой конфронтации впала в стагнацию. ПМЭФ в такой обстановке можно было закрывать», – считает научный руководитель Центра исследований Европейского университета Дмитрий Травин.

Не скрывают своей иронии по отношению к ПМЭФ и иностранные агентства. Би-би-си публикует длинный список обещаний, которые давали на ПМЭФ Владимир Путин и Дмитрий Медведев. В этом списке можно увидеть обещания технологического прорыва (2005), встраивания в мировую экономику (2005), борьбы с коррупцией (2006), снижения роли государства в экономике (2007), улучшения бизнес-климата (2012). Все эти заявления британцы объединили заголовком «И ныне там. О чем из года в год твердил президент на Петербургском форуме». В свою очередь, агентство Reuters публикует 26 страниц плотного текста под рубрикой «FACTBOX-Обещания руководства РФ на форуме в Петербурге».

Речи участников ПМЭФ вызывают отторжение даже у весьма лояльных слушателей. «ПМЭФ. Парадокс российской политики в том, что те, кто больше всего говорит о необходимости реформ, – они и есть главные противники реальных реформ. Как правило, это те, кто уже много лет рулит российской экономикой. Результат – отсталая технологически, несамостоятельная экономика, деиндустриализация, разрушение человеческого капитала, минимальный блок НИОКР, социальная несправедливость», – комментирует политолог и член Общественной палаты Сергей Марков. По его словам, ПМЭФ показал, что «экономическая политика правительства пользуется поддержкой только банков».

«Никаких серьезных реформ. Упражняйтесь в цифровой экономике, но только под жестким контролем государства» – этот посыл власти можно считать основным итогом ПМЭФ-2017. Участники форума в Петербурге не знают, чего ждать после выборов, отмечает Reuters.

Еще одно заметное событие прошлой недели – это решение Стокгольмского арбитража в споре «Газпрома» с украинским «Нафтогазом» в пользу последнего. Арбитраж решил, что условие «бери или плати» в контракте 2009 года о поставках российского газа в Украину должно быть отменено и что Киев имеет право на рыночную корректировку формулы цены. Представитель «Газпрома» подтвердил получение решения Стокгольмского арбитража, но сказал, что в нем нет конкретных цифр и компания пока не готова дать комментарий. Решение Стокгольмского арбитража ставит под вопрос претензии «Газпрома» на сумму около 37 млрд долл.

Автор - Михаил Сергеев, Зав. отделом экономики "Независимой газеты"          


Об авторе
[-]

Автор: Анастасия Башкатова, Михаил Сергеев

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.06.2017. Просмотров: 213

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta