Новая геополитическая проблема мира на Ближнем Востоюке. Россия и страны Запада уже вошли в период «новой холодной войны»

Содержание
[-]

Новая геополитическая проблема мира на Ближнем Востоке 

Заявление премьер-министра России Д. Медведева о том, что Российская Федерация и страны Запада уже вошли в период «новой холодной войны», стала квинтэссенцией его достаточно жесткого и безапелляционного выступления 13 февраля с. г. на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности.

В своем выступлении Д. Медведев напомнил об «историческом мюнхенском выступлении» В. Путина 2007 года, когда тот в своей привычной манере обвинил Запад, прежде всего США и НАТО, в том, что они обострили отношения с РФ, продолжив свою политику расширения НАТО и ЕС на Восток (а уже в 2008 году Россия в ответ предприняла циничную агрессию против Грузии!). По словам Д. Медведева, предсказания России девятилетней давности подтвердились. «...остается недружественной и закрытой политическая линия НАТО по отношению к России. Можно сказать и резче: мы скатились к временам новой холодной войны», — заявил премьер-министр России.

Кроме того, он (в манере последних заявлений В. Путина) возмутился тем, что в странах Запада «...снимают фильмы о ядерной угрозе России», а также заявил, что в Украине «...идет гражданская война». И вообще в Мюнхене Д. Медведев очень хотел быть похожим на «несокрушимого политического мачо» В. Путина. Он непрерывно (даже в кулуарах!) критиковал Запад, отдельные его страны и организации (США, Великобританию, Турцию, ЕС, НАТО), постоянно всех поучал, а также настойчиво пропагандировал российские «рецепты по европейской и мировой политике безопасности». Еще раньше (перед Мюнхеном) он заявлял, что страны Запада воспринимают Россию как страну «второго сорта» вместо того, чтобы выстраивать с ней равноправные отношения.

Поэтому неудивительно, что выступление Д. Медведева вызвало мгновенную реакцию лидеров стран НАТО, а также ведущих западных политиков и экспертов.

***

Среди них самого пристального внимания заслуживает точка зрения бывшего главы МИД и экс-премьера Швеции Карла Бильдта. Он выразил свое несогласие с высказыванием российского премьер-министра Д. Медведева по поводу того, что Россия и Запад «скатились во времена новой холодной войны». По его убеждению, «...холодная война — это нечто совершенно другое», о чем он и заявил в интервью Deutsche Welle в кулуарах Мюнхенской конференции по вопросам безопасности 14 февраля: «Да, мы находимся в очень сложной ситуации. Россия превратилась из потенциального партнера в большую проблему для Европы на Ближнем Востоке. Но холодная война была чем-то иным».

Вместе с тем, К. Бильдт разделяет небезосновательное беспокойство Запада по поводу возможной угрозы войны между Россией и странами НАТО, которая возникает в контексте конфликта вокруг Сирии. Он также считает, что такое беспокойство требует неотложного тщательного изучения и обоснованной оценки по поводу того, насколько велика эта опасность. При этом экс-премьер отметил, что военное участие России очень усложняет сирийский конфликт и создает риск его расширения. Одновременно он подчеркнул, что Россия существенно укрепляет позиции президента Сирии Б. Асада, которого считает ключевым игроком в конфликте. «Но я бы не сказал, что Москве принадлежит руководящая роль в этом конфликте, это совсем не так», — подчеркнул он.

Карл Бильдт также считает, что после состоявшейся конференции по вопросам безопасности отношения России и Запада остались на прежнем уровне. Назвав встречу в Мюнхене важной, он в то же время отметил, что решающую роль теперь будут играть конкретные действия на местах. По его мнению, соответствующий сигнал Мюнхенской конференции по вопросам безопасности состоит в том, что «...мы находимся не только в достаточно сложной, но также в потенциально опасной ситуации, а единство Европы и Запада — это одна из главных предпосылок для того, чтобы справиться с ней».

Аналогичных и в какой-то степени похожих взглядов по результатам нынешней Мюнхенской конференции по вопросам безопасности придерживаются и другие западные политики и эксперты. При этом они также не исключают, что участие России в военной операции в Сирии на стороне Б. Асада фактически создает как риск практического расширения ее масштабов, так и основания для силового противостояния России (а также ее верного союзника — Сирии) с отдельными странами-членами и странами-партнерами НАТО в Ближневосточном регионе.

По оценкам экспертов Независимого аналитического центра геополитических исследований «Борисфен Интел», такой, наиболее вероятной страной НАТО, сегодня может быть Турция. Не следует забывать, что после того, как самолеты F-16 ВВС Турции сбили вторгшийся в воздушное пространство страны российский бомбардировщик Су-24 (24.11.2015 г.), геополитические амбиции России и лично В. Путина окончательно сориентировались исключительно на реализацию «геостратегии реванша» в отношении Турции (по заявлению В. Путина, он «не простит измены»). Кроме того, в этом контексте Россия уже имеет надежного союзника — Сирию, которая также хочет отомстить Турции за ее поддержку (в т. ч. вооруженную) оппозиционных Б. Асаду сил суннитской направленности.

***

Есть основания полагать, что одним из наиболее вероятных и наиболее масштабных вариантов такой «геостратегии реванша» (фактически, глобальной мести!) может быть попытка России создать курдское государство, что ощутимо ударит по национальным интересам Турции.

Вместе с тем, это довольно масштабный, очень сложный, достаточно длительный и слишком дорогой проект, т. е. — реализовать его быстро не удастся.

При таких обстоятельствах, западная и украинская экспертная среда, в т. ч. эксперты аналитического центра «Борисфен Интел», сегодня отмечают следующие признаки технологий и инструментария «гибридной войны» в действиях России против Турции, а именно:

  • развязывание торгово-экономической войны с Турцией путем ограничения/запрета импорта турецких продуктов питания, прекращения военно-технического сотрудничества в оборонно-промышленной отрасли и заключения новых контрактов с турецкими строительными компаниями, а также отмены безвизового въезда гражданам Турции в Россию и запрета россиянам организованно отдыхать в этой стране;
  • организация и проведение провокационных и разведывательных полетов российскими боевыми самолетами с территории Сирии (на днях на авиабазу Хмеймим прибыл новейший российский самолет комплексной /радио-, радиотехнической и оптико-электронной разведки/ разведки Ту-214Р), в т. ч. с систематическим нарушением воздушного пространства страны — с целью выявления сильных и слабых сторон системы ПВО, а также определения/уточнения местоположения военных формирований и других важных объектов Вооруженных сил Турции;
  • подталкивание (натравливание) на провокационные действия отрядов курдской самообороны на турецко-сирийской границе (в т. ч. сирийских туркмен (в турецкой транскрипции — туркоманов) и диверсионно-террористические рейдовые действия радикальных курдских формирований на территории юго-восточных провинций Турции;
  • организация и проведение стрельб крылатыми ракетами (КР) Х-101 с самолетов стратегической авиации Ту-22М3 и «Калибр» с надводных и подводных лодок России из акватории Каспийского и Средиземного морей с демонстрационно-провокационной целью (прежде всего для Турции, США и других стран НАТО — участников международной антитеррористической коалиции под руководством США)
  • планы и практические мероприятия Российской Федерации по развертыванию в дополнение к авиабазе Хмеймим (в районе г. Латакия, где сегодня уже базируются 70 боевых самолетов и вертолетов) новой авиационной базы в районе Эль-Камышли (на северо-востоке Сирии на границе с Турцией), а также органов управления тактической авиацией и российскими силами ПВО (в т. ч. недавно поставленными в Сирию ЗРС С-400 / С-300)
  • планы и практические мероприятия Российской Федерации по усилению корабельного состава постоянного оперативного соединения ВМФ России в Средиземном море (по сравнению с концом 2014 года корабельный состав увеличился с 10 до 20 единиц; вскоре ожидается присоединение к этому соединению малого ракетного корабля ЧФ РФ «Зеленый дол» проекта «Буян-М», оснащенного КР «Калибр»);
  • планы наращивания наземного компонента Вооруженных сил Российской Федерации в Сирии, прежде всего подразделениями морской пехоты, воздушно-десантных войск, а также сил специального назначения и военной разведки;
  • полномасштабное развертывание информационной войны против Турции и других стран НАТО, прежде всего против США, ФРГ, Великобритании, Нидерландов, Польши, Румынии и стран Балтии с целью дестабилизации внутриполитической и социально-экономической ситуации в этих странах, а также отвлечения внимания от событий как вокруг Сирии, так и Украины.

То есть, фактически, есть все основания полагать, что с конца ноября прошлого года В. Путин коварно начал и сегодня ведет настоящую войну против Турции — «гибридную» по форме и «асимметричную» по содержанию, как «логическое» продолжение «гибридной политики» России в отношении этой страны НАТО.

***

Спровоцировать Турцию на силовые действия в ответ и распыление усилий турецких военных формирований на различных операционных направлениях Россия может, прибегая к финансированию, поставкам вооружения и разведывательных данных, а также провокационного натравливания:

— на сирийском направлении — отрядов курдской самообороны (по отдельным источникам, США считают, что отряды курдской самообороны (YPG — военизированное крыло сирийской курдской партии «Демократический союз» — PYD есть достаточно эффективная сила в противостоянии формированиям ИГ («Исламского Государства»);

— на иракском направлении — курдских отрядов «Народных сил обороны» (HPG — военизированное крыло «Рабочей партии Курдистана» (РКК — штаб-квартира в Иракском Курдистане), которую на протяжении многих лет Анкара считает террористической организацией и против которой турецкие войска постоянно предпринимают военные операции как на территории самой Турции, так и в соседних Ираке и Сирии).

Тактическая цель России по обеспечению такой деятельности боевиков этих курдских вооруженных отрядов (ну чем не «зеленые человечки» России в украинском Крыму и на Донбассе!) может заключаться в создании и постоянной поддержке обстановки эскалации на турецких участках границы, а также распространении диверсионно-террористической деятельности в приграничных провинциях Турции.

Стратегическая цель России будет базироваться на геополитическом постулате как России, так и курдов, а именно: постоянное агрессивное давление Турции на сирийских, иракских и турецких курдов будет только усиливать их неудержимое стремление, где только возможно, отделиться с последующим формированием государственных структур и объединением всех курдов (по разным источникам, в этом регионе насчитывается от 35 до 40 млн курдов) в единое государство — еще одного гарантированного союзника России в регионе Ближнего Востока.

По опыту российской агрессии против Украины, в таких «гибридных» войнах (войнах «новой генерации» или «нового поколения») регулярные Вооруженные силы России, а также их союзника — Сирии должны использоваться только на завершающих этапах — в условиях последовательной реализации четко спланированной и хорошо обеспеченной операции (кампании), что нашло свое подтверждение во время оккупации Россией украинского Крыма, но совсем не удалось осуществить в рамках российской агрессии в Донбассе.

Сегодня ведущие западные и российские эксперты не уверены, что европейские страны НАТО готовы принять участие в российско-турецком вооруженном конфликте на стороне Турции против ограниченного наземного контингента российских войск в Сирии, сирийских правительственных войск, формирований иранского спецназа, курдских вооруженных отрядов и отрядов ливанской «Хизбаллы», которые с воздуха и акватории Средиземного моря прикрываются российской боевой авиацией и кораблями постоянного оперативного соединения ВМФ России.

Кроме того, по оценкам западных и российских экспертов и военных специалистов, США также не отважатся на широкомасштабную наземную операцию в Сирии. Наиболее вероятно, что США и другие члены НАТО — участники Международной антитеррористической коалиции под руководством США — будут использовать силы специальных операций и авиацию, то есть, прибегнут к тому, что делают и сейчас. А анонсированная готовность Турции и Саудовской Аравии к проведению наземной операции в Сирии наталкивается на необходимость разработки соответствующей стратегии борьбы против террористической группировки ИГ, как заявил министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. В то же время, по словам министра обороны США Эштона Картера, отправка войск Саудовской Аравии на территорию Сирии для борьбы с «Исламским Государством» не является частью стратегии международной коалиции под руководством США.

***

Подавляющее большинство западной и российской экспертной среды считает, что провокации на турецко-сирийской границе вероятны, диверсионно-террористические акции по обе стороны границы — вероятны, попытки с обеих сторон в виде подбития самолета или потопления корабля — также вполне возможны. Но широкомасштабная война между Россией и Турцией в Сирии исключается, так как это может привести к катастрофическим последствиям не только для России и Турции (НАТО/США), но и для всего Ближневосточного региона в контексте глобального противостояния суннитов и шиитов. То есть, гипотетическая война России с Турцией — это авантюра геостратегического масштаба.

Таким образом, заявление премьер-министра России Д. Медведева на Мюнхенской конференции по вопросам безопасности, что Российская Федерация и страны Запада уже погрузились в период «новой холодной войны», свидетельствует, что режим В. Путина сохраняет курс на «гибридную» конфронтацию с Европой, НАТО/США и в целом со странами Запада и всем миром.

Поскольку Россия, по меткому выражению бывшего главы МИД и экс-премьера Швеции К. Бильдта, «…превратилась из потенциального партнера в большую проблему для Европы на Ближнем Востоке», то высказывание большинства ведущих западных политиков и военных экспертов не лишены беспокойства по поводу возможного риска расширения сирийского конфликта и возникновения угрозы войны между Россией и странами НАТО, прежде всего — Турцией, для чего имеются реальные и потенциальные причины.

Фактически, сейчас есть основания полагать, что в конце ноября 2015 года В. Путин коварно начал и сегодня тайно ведет полноценную войну против Турции — «гибридную» по форме и «ассимметричную» по содержанию, где в тактическом плане основная роль отводится вооруженным формированиям курдской и народной самообороны, а стратегической целью является создание курдского государства, что ощутимо ударит по национальным интересам Турции.

Подавляющее большинство как западной, так и российской экспертных сообществ считает, что широкомасштабная война между Россией и Турцией в контексте конфликта вокруг Сирии — это авантюра геостратегического масштаба, которая может вылиться в катастрофические последствия не только для России и Турции, но и для всего Ближневосточного региона на фоне проведения международной антитеррористической операции в Сирии и Ираке против ИГ, а также глобального противостояния суннитов и шиитов.

 


Об авторе
[-]

Автор: Юрий Радковец

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 21.02.2016. Просмотров: 246

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta