Нобелевский комплекс Китая

Содержание
[-]

Нобелевский комплекс Китая

Нобелевская премия – мера, определяющая, насколько велик вклад страны в великую сокровищницу знаний человечества. И Китаю необходимо получить хотя бы одну Нобелевскую премию в качестве подтверждения, что и китайцы приложили руку к заполнению этой сокровищницы.

Вскоре будут объявлены очередные лауреаты Нобелевской премии. И сейчас она, а вернее, Нобелевская премия по литературе, занимает умы всех китайцев, ведь у китайского писателя Мо Яня есть все шансы получить первый приз.

Согласно данным зарубежных СМИ, вероятнее всего награда окажется в руках Мо Яня или японского писателя Харуки Мураками. Всемирно известная букмекерская контора Unibet также включила китайского автора в список наиболее вероятных претендентов на победу. Но получит ли он эту награду, мы так и не узнаем вплоть до того момента, когда нобелевский комитет зачитает список лауреатов. По сравнению с премиями в других областях, Нобелевская премия по литературе менее всего поддается прогнозированию, здесь очень большую роль играет фактор случайности. Однако тот факт, что китайский кандидат стал одним из фаворитов букмекерских компаний, уже говорит о том, что Китай оказался еще на один шаг ближе к цели.

С момента учреждения в 1901 году Нобелевской премии прошло уже целое столетие, и ее лауреатами было названо около 800 людей с разных концов земного шара. Однако на протяжении всего 20-го века у Китая с этой премией отношения не складывались.  И несмотря на то, что с наступлением нового тысячелетия многие лауреаты премии, как литераторы, так и ученые, предсказывали, что Китай обязательно вскоре добьется победы по литературе или физике, прошло уже 10 с лишним лет, а китайские ученые и писатели так и не смогли войти в список лауреатов. (Строго говоря, один китайский писатель все-таки получил Нобелевскую премию: в 2000 году почетного титула добился проживающий во Франции Гао Синцзянь. Несмотря на то, что к этому времени писатель уже получил французское гражданство, роман “Гора духов”, за который он и получил награду, был написан еще в Китае, а напечатан в 1992 году так и вовсе на шведском. Так что  награду он получал все же как китайский писатель. Такова и официальная позиция Нобелевского комитета) Все это заставляет китайцев испытывать смешанные чувства. Как же так?

В прошлом Китай был страной с отсталой экономикой и недостаточно развитой индустрией, научным исследованиям и литературе не уделялось достаточного внимания, поэтому Китай и не питал особых надежд на получение премии. Да и помогли бы надежды? Нет, и это понятно. Однако в 21 веке мощь страны стала быстро расти, а научно-технический сектор – стремительно развиваться. Особенно это стало заметно в последние годы: Китай провел Олимпийские игры, отправил своих космонавтов в космос, запустил серию космических зондов Чанъэ для исследования Луны, воплотив таким образом в жизнь легенду о “деве Чанъэ, улетевшей на Луну”, и китайская экономика вышла на второе место в мире. И все же ни один китайский ученый или литератор не смог получить Нобелевскую премию. Возможно ли, что Нобелевский комитет особенно скуп по отношению к Китаю? С точки зрения жителей Поднебесной, гордящихся долгой историей и богатой культурой своей многолюдной страны, это страшная несправедливость.

Поэтому не должно вызывать удивления то, что китайцы имеют своего рода “нобелевский комплекс”. Мечтая о долгожданной награде, мы настолько близко к сердцу принимаем все, что связано с этой премией, что это уже стало больным местом. Согласно завещанию Альфреда Нобеля, он учредил эту премию для того, чтобы поощрять людей, сделавших наибольший вклад в развитие человечества в таких сферах как физика, химия, физиология и медицина, литература и продвижение мира во всем мире (в 1968 году в список была добавлена экономика). И следуя логике завещания, получается, что на протяжении ста последних лет Китай не смог породить ни одного человека, способного внести “наибольший вклад в развитие человечества”, что более миллиарда китайцев не смогли за это время привнести ничего нового, не считая мелочей, в великую сокровищницу общечеловеческих знаний.

Почему же выходит, что в борьбе за Нобелевскую премию Китай менее успешен, чем некоторые маленькие государства? Можно, конечно, говорить, что механизм отбора претендентов не защищен от предвзятости или ошибок, и что далеко не каждый лауреат полностью соответствует принципам, изложенным в завещании. Все это правда, особенно если говорить о  Нобелевской премии мира или о премиях по литературе и экономике. Можно делать вид, что принимать участие в борьбе за премию – выше нашего достоинства и говорить, что хоть она в некоторой степени и позволяет представить, насколько высок в стране уровень научных и культурных достижений, но по ней нельзя оценивать реальную мощь государства; что она не может никого накормить, а что может быть для государства важнее? Пусть так, но мы все равно не должны недооценивать ее важность. Что из себя представляет Нобелевская премия на самом деле? Это взгляд в будущее.  Этой премией награждают тех ученых, чьи работы, к какой бы сфере они не относились, имеют революционное значение и открывают перед человечеством новые долгосрочные перспективы. Этой наградой выделяют те передовые технологии и фундаментальные исследования, которые вносят огромный вклад в развитие культуры и общества. Иначе говоря, Нобелевская премия – это мера, определяющая, насколько велик вклад страны в великую сокровищницу знаний человечества.

Отсюда следует, что для того, чтобы добиться этой премии, следует соответствовать двум непременным условиям. Первое: находить ответы на вопросы, стоящими перед всем человечеством. Второе: нельзя стремиться как можно быстрее достичь успеха и получить выгоду, рассматривая эту премию как “галочку” в плане. Необходимо всего себя посвятить исследованиям, работать с полной отдачей.

Первое условие воплощает в себе ценностные установки Нобелевской премии: для награды отбираются работы, служащие благу всего человечества. Когда занимаешься естественными науками, то такая проблема вообще не стоит: любые естественнонаучные исследования занимаются проблемами, стоящими перед всеми людьми, и какой национальности ученый – совершенно не важно. Экономика – другое дело. Объектом изучения экономиста могут становиться очень узконациональные вопросы, например, особенности китайских экономических реформ. Сейчас это довольно популярная тема в мировой экономической науке, однако до сих пор еще никто за такие исследования Нобелевскую премию не получал. Это значит, что если китайским ученым захочется получить Нобелевскую премию по экономике, то недостаточно будет исследовать китайские экономические реформы или специфические проблемы китайской экономики, надо будет сосредоточить внимание на вопросах, имеющих общемировое значение. Однако в этом плане уровень наших исследований все еще значительно уступает мировому. Мы еще не совсем поняли, как работать с глобальными проблемами.

Второе условие, касающееся отношения исследователя к своему труду, справедливо для любого ученого. Однако в Китае и здесь есть проблемы. То, как ученый относится к своей работе, фактически зависит от его окружения, то есть от условий, в которых существует научно-технический сектор страны. Безусловно, существует связь между экономической мощью государства и возможностью проводить революционные исследования, создавать изобретения и делать открытия огромной важности, обогащающие все человечество, но еще важнее в этом плане атмосфера в научном сообществе, а также политика, которую проводит в отношении научно-технического сектора государство. Существует ли демократизм в творчестве и научно-исследовательской работе? Есть ли свобода исследования? Можно ли получить беспристрастную оценку своему труду? В борьбе за Нобелевскую премию все эти факторы важнее уровня развития экономики. Стремление к внешнему лоску в исследованиях и творчестве, подконтрольность системы образования и научно-технического сектора административным решениям, сужение научных направлений и тяга к экономической выгоде – все эти тенденции становятся все более явными. Принятая в китайских университетах и научно-исследовательских институтах система оценки эффективности учебы и исследовательской деятельности на основание количества научных работ, существование правительственного заказа на определенные иследования – все это душит способности китайских ученых к созданию нового. В конечном итоге сами исследования, а за ними и их результаты оказываются недостаточно глубокими. Как в таких условиях можно вписать новую страницу в историю человечества?

Иначе говоря, хоть Китай и встал уверенно сейчас на путь непрерывного экономического роста и научного развития,  ему необходимо получить хотя бы одну Нобелевскую премию в качестве подтверждения, что и китайцы могут приложить руку к заполнению великой сокровищницы знаний человечества. Нобелевский комплекс Китая – лишь отражение этого состояния, когда цели достигнуть необходимо, но она все еще не достигнута. И тут нечего стыдиться, таково положение вещей. Если мы сможем пересмотреть и исправить к лучшему наш научно-технический сектор и систему образования, то обязательно добьемся успеха.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Дэн Юйвэнь

Источник: inosmi.ru

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 09.10.2013. Просмотров: 279

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta