Ни Киев, ни Донецк не хотят возвращения войны, но пропагандисты делают ее почти неизбежной

Содержание
[-]

***

«Точки-У» и другие звери. Предфронтовой репортаж

26 марта Донецк и Макеевка встречали мокрым снегом, затяжная зима сама собой погасила ожидания большой войны, «решительного наступления ВСУ» и прочих срочных апокалиптических сценариев для Донбасса. Большая информационная кампания ожидаемо погрязла в большой грязи.

ОТ РЕДАКЦИИ

Грядущая большая война на Донбассе совершенно серьезно обсуждается экспертами в Москве, но на самом Донбассе беспокойства сверх обычного не вызывает, ее априори считают «российской» — если «Северный ветер» решит воевать, то мнение местных никто учитывать не будет. Но при этом эти самые местные твердо уверены, что до лета ничего существенного не случится, а так далеко здесь в последние годы конкретные планы не строят.

Война пошла на восьмой год, и все местные уже совершенно точно знают, что для любого наступления здешние степи идеально подходят только летом или, на худой конец, морозной зимой — без маскировки, но на твердом грунте. Нынешняя слякоть, пропитанные водой местные поля, на которых БТР практически сразу безнадежно вязнут, траншеи заплывают грязью, а подвоз боеприпасов и еды затруднен, для активных боевых действий не приспособлена. На черных полях техника выделяется сверху, как зеленые пятна — никакой маскировки, голые посадки вдоль дорог и пашен обнажены для любого наблюдателя что сбоку, что сверху. Поэтому этой весной в Донецке наступления ВСУ никак не ждали, несмотря на яркую и напряженную работу Владимира Соловьева.

В этом главный парадокс текущего периода: в большую войну с Украиной верят на рынках Сочи и Ростова-на-Дону и совсем не верят на рынке «Текстильщик» в прифронтовом Петровском районе города Донецка. На рынках Донецка перед широко объявленным здесь местными СМИ на 15 марта «большим наступлением ВСУ» вообще не было ажиотажа, продукты закупали только совсем зависимые от телевизора бабушки, над которыми тут уже привычно подтрунивают. И это несмотря на постоянно демонстрируемые телеканалами кадры подвоза к линии соприкосновения украинской боевой техники, упорные слухи о скором введении в ДНР призыва на военную службу и совершенно реальных сборов резервистов, куда, правда, далеко не все прибывали по повесткам. При всем этом создать картину грядущей большой войны в ДНР очень и очень старались.

«Ты знаешь, к нам под аэропорт подтянули «Точку-У» (ракетный комплекс, предназначенный для поражения важнейших целей в глубине войск противника — Ред.), и еще одну мой родственник сфотографировал возле Новоазовска. Если начнут стрелять, к нам же прилетит «ответка»! — звонок из Донецка от не самого последнего человека в структурах управления ДНР мне, журналисту, работающему в том числе и «на той стороне», очень симптоматичен. Немного натужные сигналы о скором обострении шли из Донецка по всем возможным каналам, но без особого энтузиазма — мой собеседник и сам понимает, что тактическим ракетным комплексам нечего делать на передовой и что их транспортировка от границы точно не прошла бы незамеченной. Но поручили — дисциплинированно звонит, сигналит!

Россия столкнулась в Украине с очевидной проблемой: все возможные невоенные рычаги влияния на соседнее государство за 7 лет необъявленной войны безнадежно потеряны. А в угрозу большой войны в Киеве почему-то недостаточно верят и должным образом не реагируют.

Что происходит на Донбассе в последнее время — изучал на месте корреспондент «Новой газеты».

Что происходит?

Перемирия на Донбассе давно нет, на фронте работают снайперские пары, идет активное минирование, в поиск выходят ДРГ, периодически включаются артиллерия и минометы. Наиболее горячие точки противостояния на 400-километровом фронте — Горловка, окрестности Мариуполя и местность между Александровкой и Марьинкой. До войны эти село и городок были ближними пригородами Донецка. Периодически минометы работают еще в одном пригороде — у поселка донецкой элитной недвижимости Пески: взрывы у развалин довоенного автосалона Volvo слышит весь Донецк. Последние пару дней работу калибров свыше 120 мм слышал микрорайон Восточный в Мариуполе.

Знаменитые горячие точки прошлых периодов войны — Светлодарская дуга возле Дебальцево, «промка» Авдеевки и окрестности населенных пунктов Желобок и Золотое в Луганской области — пока относительно спокойны. То есть период, когда худо-бедно выполнялось соглашение о перемирии, достигнутое в июле 2020 года, сменился краткими перестрелками, а с конца января 2021 года — полноценной вялотекущей войной, впрочем, такой же, как до перемирия. Не больше, но и не меньше.

Демонстрируемые на российских телеканалах эшелоны украинской техники, прибывающие на фронт для «решительного наступления», возможно, производят впечатление на кого-то в Москве, но не на народ в Донецке. Тут война пошла уже на восьмой год, все причастные и мало-мальски интересующиеся давно научились считывать информацию. На «временно оккупированных Украиной территориях Донецкой области» (это по терминологии ДНР) почему-то нет и никогда не было комендантского часа, нет реального запрета на видео- и фотосъемку, и к тому же каждая украинская бригада или отдельный батальон имеет свой набор публичных волонтеров и спикеров.

Мало того, эти бригады регулярно ротируются, и это хоть и с небольшим опозданием, но видно. Если из-под Горловки вышел на место постоянной дислокации в Мариуполь украинский 503-й отдельный батальон морской пехоты, то его встречают дома, в столице Приазовья, семьи, невесты и активисты, что оставляет след в социальных сетях. Если на его место на позиции зашла самая молодая в ВСУ 10-я отдельная горно-штурмовая бригада, то ее пресс-офицеры и близкие к бригаде волонтеры на прошлых выходных дважды сообщали о своих погибших от обстрелов бойцах.

Уход с одного из самых горячих участков морской пехоты и приезд из Белой Церкви свежей бригады, разумеется, сопровождался привозом и вывозом техники по железной дороге, которую снимают на телефоны все кому не лень. И это далеко не единственная ротация в зоне ООС за последние пару месяцев. Бригады ВСУ меняются, уходят на отдых, работают на полигонах и снова возвращаются на фронт получать боевой опыт — информация вроде как закрыта, но все причастные понимают, например, какая именно бригада зайдет с мая на позиции под Авдеевку, сменив нынешнюю 72-ю отдельную механизированную имени Черных запорожцев.

Концентрации сил и средств для какой-либо большой операции на Донбассе со стороны ВСУ не было и нет, но ротация бригад идет своим чередом, украинская армия по-прежнему в неплохой форме, а любительских кадров перемещений по автомагистралям и железной дороге военной техники на Донбассе в избытке всегда. В свою очередь, понятия «регулярной ротации» в ДНР не существует как таковой: батальон «Восток» превратился в бригаду, потом трансформировался в 11-й полк Корпуса и отдельную разведывательную роту местных внутренних войск. Но все эти переименовываемые люди как были, так и остаются в окопах под Ясиноватой, городом-спутником Донецка, — равно как и 7-я бригада под Дебальцево, 9-й полк морской пехоты под Мариуполем, а 100-я бригада в районе Александровки. Ополчения давно больше нет, есть контрактная армия с большим некомплектом пехоты на передовой и раздутым штатом в тылу.

Нынешний март — судьбоносный месяц для всех военных ДНР: вслед за бюджетниками и государственными служащими обещали поднять ежемесячное денежное содержание и бойцам — с 15–16 тысяч рублей (рядовым) до 20. Пока известия противоречивые — новые зарплаты выдали не везде. Для всех очевидно, что сил и средств для самостоятельной операции у частей Корпуса нет. Новое в этой войне — усиление с зимы работы комплексов радиоэлектронной борьбы (РЭБ) по всей линии и редкая по накалу работа пропагандистов со стороны самопровозглашенных республик.

Доходит до забавного: например, 4 марта глава ДНР Денис Пушилин в эфире «России 24» сообщил, что отдал публичный приказ Вооруженным силам самопровозглашенной республики на «ведение упреждающего огня на подавление и уничтожение огневых точек Вооруженных сил Украины». Но в Корпусе (так в Донецке уважительно зовут формирования местного армейского корпуса, которые украинские военные традиционно считают частью 8-й гвардейской армии РФ со штабом в Ростове-на-Дону) имеется свое командование и оно довело до личного состава уже свой приказ и на несколько дней позднее. Что разумеется вызвало в окопах вал шуток о «главнокомандующем».

В Донецке никому в голову не приходит как-то связывать «руководство республики» с военной вертикалью. После гибели Александра Захарченко здесь упразднили местное министерство обороны и все отдельные роты и полки спецназа при гражданских министерствах и управлении железной дороги. При этом в ДНР проводят показательные сборы резервистов, учения с присутствием Дениса Пушилина и вяло обсуждается возможность введения воинского призыва. Угроза введения срочной службы для выпускников школ и всеобщей воинской обязанности для мужчин беспокоит всех, но вводить ее пока не решаются. Сейчас речь идет о пробном показательном призыве пары сотен призывников в такую же показательную казарму — больше для того, чтобы показать все это по телевизору. Реальный призыв может вызвать бегство молодежи из ДНР и массовый отток населения: выехавшие на заработки в Россию шахтеры, строители и металлурги могут вместо регулярных поездок на родину начать перевозить к себе семьи.

С зимы в Донецке прощупывают введение ряда больших законов, которые могли бы стать потенциальным дестабилизирующим фактором для всей большой Украины и проблемой для администрации президента Владимира Зеленского, но на полноценные шаги кураторы проекта пока не решаются — тщательно просчитывают последствия. Как известно, президент Украины Владимир Зеленский с января резко сменил риторику и сделал серию шагов, на которые никогда не решался Петр Порошенко: закрыто вещание для трех пророссийских каналов, введены персональные санкции против депутатов ОПЗЖ Виктора Медведчука и Тараса Козака, продолжается давление на их бизнес — СБУ провела сотни обысков на сети АЗС Glusco, где, по мнению украинских спецслужб, аккумулируются наличные деньги для нужд пророссийской оппозиции.

Ну и самое главное: примерно с августа 2020 года в глухой и безнадежный тупик зашли переговоры как в Минском, так и в Нормандском форматах. Эта зима показала, что пророссийские политики реального влияния на киевскую улицу, как оказалось, не имеют — закрытие телеканалов не отозвалось для Офиса президента Украины даже одиночными пикетами. Что в этой связи могут сделать Луганск и Донецк? Рычаг в виде гражданских заложников перестал работать, заблокирован обмен пленными, а попытка от имени ДНР и ЛНР торжественно передать четверых обвиненных в «шпионаже на иностранную разведку» женщин Виктору Медведчуку не удалась — «куму Путина» закрыли проезд в Украину через КПВВ, а потом компетентные органы стали задавать столько вопросов, что планировавшийся вылет самолета с заложницами из Минска просто отменили.

С января по март прошли несколько сливов информации о подготовке в ДНР законов о гражданстве и границе. Закон о гражданстве планировался на основе аналогичного абхазского и должен был закрыть всем, кто не получит паспорта ДНР, доступ к продаже и покупке недвижимости, участию в предпринимательской деятельности и возможности свободно передвигаться по неподконтрольной Украине территории. Закон о границе предполагает введение разрешительного порядка выезда местных «на Украину» и введение то ли въездных виз, то ли миграционных карт для тех, кто когда-то покинул Донецк.

Все эти законы имеют свою цену и для самопровозглашенных республик. Введение воинского призыва не может не сопровождаться закрытием выезда для молодых мужчин в ситуации, когда все активное население выезжает на заработки в Россию. Введение ограничений для «неграждан» ДНР и ЛНР ударит по лояльности большинства — пока «внутренние» паспорта республик имеет не более 20% населения. Даже в самой драконовской редакции закона о гражданстве имелся переходный период до 2025 года.

Из реальных рычагов влияния на Украину на Донбассе остались только пушки, применение которых тоже имеет свои лимиты — приемы контрбатарейной борьбы за годы войны здесь отточили почти до совершенства. Oчевидный тупик на всех фронтах — политическом, гуманитарном и военном — заставляет всех здесь с напряжением ждать мая–июня, зеленых посадок и установления сухой погоды.

Автор Дмитрий Дурнев, спец. корр. «Новой газеты» в Донбассе

P.S. 26 марта под посёлком Шумы (Горловское направление) из 82-мм минометов, станковых гранатометов и крупнокалиберных пулеметов была обстреляна позиция ВСУ. В результате обстрела погибли четыре украинских солдата, двое ранены. Режима прекращения огня на Донбассе очевидно больше нет.

***

РАСКЛАДЫ

Один обороняющийся на четырех наступающих

В войсках самопровозглашенных республик атаки Украины не ждут, но готовятся к ней

«Новая газета» связалась со своими источниками в высшем офицерском составе армейских корпусов на территории квазигосударств ДНР и ЛНР. Резкое увеличение количества взаимных обстрелов они подтверждают, началось оно сразу после новогодних каникул. Крупные калибры от 122 мм и выше стали постоянными участниками перестрелок с конца февраля. Наши собеседники не верят в техническую возможность установить инициатора этой эскалации средствами объективного контроля.

Однако в главном для военных обеих сторон ничего не изменилось. По-прежнему ВСУ планируют стратегическую наступательную операцию, а 1-й и 2-й корпуса мятежников — оборонительную.

Общее количество сил и средств примерно соответствует установившемуся с 2015 года балансу:

32–35 тысяч у мятежников

92 тысячи — у ВСУ.

Украина имеет обученного состава и техники на формирование 90 батальонных тактических групп (БТГ). Это была контрольная цифра, и ВСУ вкупе с оборонным комплексом ее достигли.

Приведенные цифры не позволяют организовать ни мятежникам сплошную оборону, ни украинской армии — широкий фронт наступления. Поэтому мобильность войск и маневр артиллерийским огнем (в отсутствие авиации) будут, как и прежде, играть ключевую роль.

Среди подразделений 1-го и 2-го армейских корпусов есть укомплектованные лишь на 60%. Техника, списанная и доставленная из России (а также украинская техника, захваченная в Крыму) регулярно проходит регламентные работы. Ни во сне, ни наяву армия мятежников не может рассчитывать на успех наступательной операции. Имея более чем полуторное преимущество в танках, она будет использовать их в активной обороне.

Соотношение сил сторон позволяет мятежникам задержать выход украинской армии на критические рубежи (когда создается непосредственная угроза захвата важнейших центров управления и главных городов) на неделю.

Далее спасти их положение могут только российские войска. Считается, что одно лишь вторжение 4–7 БТГ ВС РФ на решающих направлениях приведет к переговорам и отмене наступления.

Чтобы продержаться несколько дней, у армии мятежников есть эшелонированная оборона, которую строили несколько лет. Недавняя война в Карабахе стала серьезным уроком для всех наблюдателей: инфраструктура обороны, о которой ранее многократно упоминала армянская сторона, отсутствовала, ее попросту не строили (узнать, куда делись выделенные деньги, — важная задача). На пути азербайджанской армии к Шуше не встретилось ни завалов, ни минных полей, ни оборудованных зон ПВО.

В каком состоянии на самом деле находится инфраструктура обороны ДНР/ЛНР, неизвестно, хотя наши собеседники уверяют, что все необходимые меры приняты. Их армия, состоящая из контрактников, местную «фортификацию» освоила давно. Учения идут постоянно, боевая слаженность достигнута. Что касается такой важной составляющей, как боевой дух, то оценить его сложно: в ВСУ — постоянная ротация, а в ДНР/ЛНР — служба за деньги в условиях тяжелой безработицы.

На стороне украинцев несомненное преимущество в технике: противотанковые системы США, установки контрбатарейной борьбы, самое совершенное снайперское оборудование, разведывательные беспилотники производства США в достаточном количестве. Оценить насыщенность войск мятежников беспилотниками источники «Новой» категорически отказались. Остается лишь помнить, что подразделения по работе с ними были уже во время боев в Дебальцево зимой 2015 года. Важнейшая деталь: в своем распоряжении украинские военные будут иметь подробную разведывательную информацию от армейской разведки США, которую собирают средства радиоразведки и спутники.

Никаких внезапных фланговых рейдов в стиле 2014–2015 годов уже не будет. Если вынудит ситуация, придется действовать в открытую. С другой стороны, спасая союзников от неминуемого поражения, российская армия не только будет снабжать их разведданными. Для средств радиоэлектронной борьбы ВС РФ территория потенциального театра военных действий прозрачна.

Расстояния невелики, и нет необходимости до ввода войск (а это необратимое действие) завозить туда технику РЭБ фронтового звена — ее можно использовать и с российской границы.

Точно так же в критической ситуации можно поддерживать части мятежников ударами управляемых ракетных систем на глубину до 120 км и даже более.

Все эти факторы, по мнению наших источников, частично уравновешивают друг друга. Поэтому в руководстве 1-го и 2-го армейских корпусов, состоящем во многом из российских офицеров (пусть порой и в отставке), не верят в мгновенный удар ВСУ, способный поставить руководство России перед фактом утери союзника в Донецком бассейне. Ради этого они и создали тактическое преимущество в артиллерии на важнейших направлениях.

В то же время в 1-м и 2-м армейских корпусах полагают, что напряженность на линии соприкосновения служит политическим инструментом для украинского руководства. И это их постоянная позиция за последние шесть лет.

Решится ли Украина на быструю операцию с огромными потерями (в свое время глава Генштаба ВСУ Муженко оценил их в 10 тысяч в первой фазе операции) ради воссоединения с утраченными территориями?

Это вопрос к администрации Зеленского.

Решится ли Россия на вторжение в Донецкий бассейн (с перспективной немедленно получить тяжелейшие санкции и консервацию «Северного потока — 2» на дне Балтийского моря) под предлогом «гуманитарной катастрофы» — вопрос не к военным из армии мятежников.

Их расчет — по-прежнему на закон оборонительного боя: потери 1:4 в пользу обороняющегося на подготовленных позициях.

Автор Валерий Ширяев

***

https://novayagazeta.ru/articles/2021/03/27/tochki-u-i-drugie-zveri

***

Новая военная доктрина. Офис президента не хочет называть Россию врагом

25 марта президент Зеленский ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны от 25 марта 2021 года «О Стратегии военной безопасности Украины». То есть утвердил новую военную доктрину государства - открытый документ, который извещает общество и иностранные государства о том, каким образом Украина будет защищать себя от врагов. Что в нем?

Интересно, что прошел почти год с момента публичного представления первой, или предыдущей версии новой военной доктрины - власть думала с мая 2020 года. А предыдущих вариантов документа специалисты насчитали пять ... Что, наверное, свидетельствует о неоднозначности подходов в вопросе организации обороны внутри действующей власти, отмечает LB.UA.

Известно также, что значительная роль в подготовке документа принадлежит именно Национальному институту стратегических исследований (как, кстати, и в подготовке предварительного документа - Стратегии национальной безопасностиУкраины). Как известно и то, что значительная часть замечаний и предложений НИСИ не вошла в окончательную версию. Выбирались более мягкие и более осторожные формулировки. Хотя нельзя не признать важным, что Российская Федерация признана в документе «военным противником Украины, который осуществляет вооруженную агрессию против Украины», а также то, что главным аспектом в сфере безопасности в военной сфере доктрина определяет «развязанную Российской Федерацией гибридную войну против Украины».

С другой стороны, специалисты в области безопасности напоминают: во времена президентства Януковича Украина имела очень приличные и правильные документы в области оборонного планирования, а некоторые позиции в них были выписаны идеально. Однако разрыв между написанным и исполненным оказался потрясающим.

Как бы то ни было, появление новой Стратегии военной безопасности Украины (СВБ) является важным событием, которое позволит разворачивать дальше оборонное планирование. Этот документ долгосрочного планирования должен стать основой для разработки Стратегического оборонного бюллетеня и Плана обороны Украины. Подготовку Плана обороны особенно критиковали специалисты. В частности, Иван Апаршин, который в свое время был приобщен к подготовке ключевых решений в области безопасности и обороны государства, а в мае 2020 года был генеральным директором Директората по вопросам национальной безопасности и обороны в Офисе президента Украины, осенью 2020 года отметил, что подготовка первого в истории Плана обороны Украины сорван потому, что «Офис президента не хочет называть Россию врагом».

Заметки на полях доктрины

Впервые всеобъемлющий подход. В информационном сообщении на официальном сайте главы государства отмечается, что «такой стратегический документ в Украине подготовлено впервые». И это правда. Потому что впервые в истории Украины предусмотрено введение комплексного всеобъемлющего подхода к обороне Украины в условиях военной угрозы национальной безопасности, в частности сочетание военных и невоенных средств для обеспечения военной безопасности Украины.

Но здесь нельзя обойтись без замечания. В частности, говоря о первой версии этого документа, в мае 2020 года директор Департамента военной политики и стратегического планирования Минобороны Украины Олег Мелихов отмечал: «Впервые в Стратегии военной безопасности мы применяем для обороны государства принцип всеобъемлющей или тотальной обороны. То есть к обороне страны будут привлечены не только силы обороны, а все украинское общество и все органы государственной власти, которые будут оказывать сопротивление противнику на всей территории Украины, применяя все формы и способы борьбы с соблюдением принципов и норм международного права». Так вот, слова «тотального» в окончательной версии не найти, хотя оно есть в доктринах балтийских стран, Норвегии, Швеции. Очевидно, решили не раздражать Путина, тем более, что есть кому в этом мире называть хозяина Кремля убийцей.

Но, в конце концов, не это тормозит подготовку всеобъемлющей обороны, где, напомним, применяется принцип «сочетание военных и невоенных средств для обеспечения военной безопасности Украины». Этот подход имеет составляющие в виде «превентивных действий и устойчивого сопротивления агрессору» - вполне дельные позиции. Откровенно говоря, принцип всеобъемлющей обороны содержит чрезвычайно важный психологический фактор и может положительно повлиять на формирование национальной идеи - объединиться вокруг необходимости организации должного сопротивления вражеской России. Если бы не некоторые «но» ...

Первое из них - реформирование Службы безопасности Украины и создание на ее фундаменте действенного контрразведывательного органа. И законодательное закрепление этого. Промедление с принятием закона о СБУ и продолжение совмещения Службой правоохранительных функций и контрразведывательной деятельности существенно подрывает идею превентивных мер. Не говоря уже о том, что это становится фактором роста негативного имиджа власти, в частности президента Зеленского, который вот-вот должен отпраздновать вторую годовщину своей президентской каденции. И дело не только в том, что промедление главы государства в вопросе реформирования СБУ дает недругам весомый козырь - обвинить его в неискренности. Но и в том, что он таким образом подчеркивает разорванность общества и дезавуирует революционность выдвинутой идеи всеобъемлющей обороны.

Второе «но» не менее важно - оно касается развития системы территориальной обороны (ТРО) и также законодательного закрепления идеологии «защиты своей земли». Напомним, что до сих пор четкого определения задач и функций ТРО на общегосударственном, региональном и местном уровнях не произошло. Как не произошла и оптимизация распределения полномочий должностных лиц органов военного управления ВС Украины и органов государственной власти по руководству ТРО. Остались непримиримые противоречия и в порядке подчинения и финансирования ТРО. Не решена и главная проблема - разграничение Вооруженных сил Украины и Войск территориальной обороны.

Уточнение и совершенствование приоритетов. Новая военная доктрина предусматривает «применение всех форм и способов вооруженной борьбы с агрессором, в частности асимметричных и других действий для обороны Украины». Очень важно, что действующая власть сочтет необходимым ориентироваться именно на асимметричный потенциал. Потому что Украина действительно не имеет шансов на успех в условиях линейного «столкновения в поле». Не менее удачно выписаны и сами приоритеты и порядок их упоминания: «Развитие систем управления войсками и оружием, военно-морских возможностей, противовоздушной обороны Украины, авиации, ракетных войск и артиллерии, систем разведки, радиоэлектронной борьбы». Упомянутые в документе и «профессиональный личный состав Вооруженных сил Украины», и «современное высокотехнологичное вооружение», а тезис об «ускоренной профессионализации Вооруженных сил Украины» не могут восприниматься иначе, чем намерение действующей власти создать на базе ВСУ современное профессиональное войско.

Что до реализации таких амбициозных деклараций, то, очевидно, главные выводы можно будет сделать уже в конце текущего года. В частности, увидеть, появится ли в Украине программа создания профессиональной армии, получат ли ВСУ первый дивизион ракетных комплексов «Нептун», будут ли продвигаться вопросы автоматизации управления войсками, что в СВБ определено первым приоритетом в сфере высокотехнологичного переоснащения армии. будут ли в Украине сделаны шаги в направлении развития систем ПВО, усовершенствованных ракетных комплексов и ударных беспилотных (безэкипажных) платформ?

Ведь именно «развитие ракетного вооружения определенных классов и типов» отмечено в доктрине как «один из основных средств сдерживания противника». Кстати, с бюджетом на перевооружение на уровне 22,7 млрд грн (как в 2021 году), Украина не имеет никаких шансов покупать мощные иностранные системы ПВО, однако может вкладывать в разработки собственных. Именно за счет технологий и коренных изменений в подходах к развитию армии Украины есть шанс осуществить гиперпрыжок и построить оборонительный потенциал в новых технологических принципах. Но на основании СВБ должны быть разработаны госпрограммы с четкими сроками и ответственными за их реализацию. Без таких решительных, уверенных шагов и политической воли уже принятые Стратегии будут оставаться не более чем декларациями о намерениях.

Путь в НАТО - долгая дорога в дюнах. Реализация Стратегии будет способствовать интеграции Украины в евроатлантическое пространство и приобретению членства в НАТО. Так говорится в сообщении ОПУ. Это, безусловно, верная и выверенная позиция. Хотя, к сожалению, пока она оторвана от практической плоскости. И дело вовсе не в том, что НАТО с начала разрушения путинским Кремлем системы международной безопасности в 2014 году демонстрировал больше слабость, чем силу (за исключением разве что отдельно взятой Турции и США времен уже президента Байдена). А в том, что в нынешнем виде, без подготовленного военного рычага и с чисто дипломатической риторикой Киев будет оставаться для Альянса пассивом, а не активом. А последний не осмелится взять на плечи дополнительный груз.

Сдерживание агрессии - разные взгляды

Взгляд действующей власти на сдерживание врага в только что принятой СВБ опирается прежде всего на такие факторы, как «готовность сил обороны Украины, национальной экономики, населения и всего государства к оказанию отпора вооруженной агрессии против Украины, наращивание возможностей системы противовоздушной обороны, создание целостной системы территориальной обороны, принятие превентивных мер по противодействию военным угрозам». Главная задача - заставить врага отказаться от эскалации или прекратить вооруженную агрессию против Украины».

Между прочим, специалисты видят в документе ряд недостатков именно вследствие его «размытости» и отсутствии четких ссылок на конкретные превентивные возможности. В частности, упомянутый выше Иван Апаршин считает, что более аргументированный и решительный подход к подготовке обороны должен предусматривать оповещение врага (то есть четкую артикуляцию в доктрине) о нижеследующем: «Первое - о возможности превентивных ракетных ударов! Для чего Украине ракетные программы, если они не будут обеспечивать применение ракетного оружия до пересечения противником границы - ведь война начнется для Украины не с пересечения границы, а гораздо раньше. Второе - почему в документе ничего не указано о превентивном применении Сил специальных операций - с целью недопущения агрессии?! Третье - почему доктрина молчит о Беларуси, которая сегодня является уже совсем другим государством? И еще одно: будущая война вообще не предусматривает использование солдата срочной службы». Он добавляет, что, «по большому счету, военно-политическое руководство должно рассмотреть и на крайний случай такую опцию, как уничтожение таких стратегических объектов, разрушение которых могло бы привести к чрезвычайным разрушениям и последствиям для врага. Такие объекты есть, а во времена СССР такие планы разрабатывались».

Но пока СВБ остается слишком умеренной и направленной на какое-то чрезвычайно отдаленное будущее. Команда Зеленского не верит в применение Кремлем именно военного рычага. Увы ... И что действительно плохо, то это отсутствие непубличных профессиональных обсуждений документа на этапе его формирования, как и отсутствие публичного представления этого документа обществу, с соответствующими пояснениями и аргументами. Чтобы было меньше предположений и различных интерпретаций.

Новая доктрина, среди прочего, указывает, что «самооборона от агрессии не имеет целью достижение военного паритета с Российской Федерацией, что привело бы к чрезмерной милитаризации государства». Это справедливо только наполовину, выглядит несколько инфантильно и свидетельствует о неготовности военно-политического руководства строить действительно современную систему обороны. Которая основывалась бы на всеобъемлющем использовании новейших технологий, создании условий для гиперпрыжков в перевооружении и в формировании асимметричного потенциала государства.

Итак, весомый документ у нас появился, и это положительно, потому что может стать новым отсчетом времени. Однако путь к «зубастой» военной доктрине, по всей видимости, еще неблизкий.

Автор Валентин Бадрак, директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения; опубликовано в издании LB.UA

http://argumentua.com/stati/novaya-voennaya-doktrina-ofis-prezidenta-ne-khochet-nazyvat-rossiyu-vragom


Об авторе
[-]

Автор: Дмитрий Дурнев, Валерий Ширяев, Валентин Бадрак

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.04.2021. Просмотров: 64

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta