Неудачный транзит власти: как события в Казахстане скажутся на ситуации в Беларуси

Содержание
[-]

***

Использование  в Беларуси "казахстанского варианта" транзита власти

За событиями в Казахстане белорусы следят с особым интересом - в феврале в РБ должен пройти конституционный референдум по "казахстанской модели". DW поговорила с экспертами.

В феврале нынешнего года власти Беларуси планируют провести референдум по новой конституции. Изменения должны внести существенные ограничения в полномочия президента. Разговоры о скором транзите белорусской власти появились после встречи Александра Лукашенко с Владимиром Путиным в Сочи в сентябре 2020 года, проходившей на фоне массовых протестов в Беларуси после фальсификации итогов президентских выборов.

В качестве модели подразумевался "казахстанский вариант", осуществленный в марте 2019 года. Добровольное сложение Нурсултаном Назарбаевым полномочий президента было призвано обеспечить мирный и управляемый транзит власти. Его преемником автоматически стал глава Сената Касым-Жомарт Токаев, однако реформированное законодательство позволило первому президенту Казахстана сохранить за собой важные рычаги власти. Назарбаев был наделен правом пожизненно возглавлять Совет безопасности. Но именно ему с 3 января народ на улицах скандирует "Шал, кет!" ("Старик, уходи").

Успешных моделей транзита власти нет?

Казахстан считался успешной и надежной моделью транзита власти, но теперь этот механизм дал сбой, отмечает белорусский политолог Валерий Карбалевич. Президент Касым-Жомарт Токаев, по его мнению, фактически воспользовался нынешними протестами, чтобы укрепить свою власть и убрать сторонников Нурсултана Назарбаева - то есть, окончательно завершить транзит.

Происходящее в этой стране можно оценивать по-разному, продолжает Карбалевич, но очевидно, что там завершается процесс созревания общества для более демократичной и либеральной системы, чем та, которая существует. И важно понять, что в условиях жесткого авторитарного режима транзит власти неизбежно является, по его выражению, "моментом кризиса".

Что касается влияния этих событий на белорусскую политику, то в Беларуси, считает политолог, идея транзита власти теперь перенесена на более поздний срок: "Лукашенко передумал и собирается занимать свое кресло до 2025 года, события в Казахстане показали ему, насколько опасна сама идея двоевластия".

Эксперт также уверен, что ситуация в Казахстане напугала и Владимира Путина и убедила его, что транзит власти опасен. Скорее всего, предполагает Карбалевич, хозяин Кремля также склонится к тому, чтобы остаться у власти и после 2024 года. Соответственно, он уже не будет подталкивать Лукашенко к транзиту, как это было в сентябре 2020 года.

Надежда для белорусской оппозиции 

С таким мнением не согласен политолог Вадим Можейко, аналитик Белорусского института стратегических исследований в Вильнюсе (BISS). Он отмечает, что Лукашенко никогда не хотел транзита власти и никогда не был к нему готов, но он идет на смену власти не от хорошей жизни. К этому его принудил и 2020 год, и белорусский народ, и Владимир Путин - то есть, "жизнь заставляет".

То, что после транзита власти могут возникать протесты, это не новость, отмечает эксперт. И даже если у Лукашенко перед глазами будет полностью отрицательный казахский опыт, это не значит, что он может полностью отказаться от транзита.

Прежде всего, белорусский правитель сейчас смотрит на поведение Токаева и новых элит, считает Можейко. Александру Лукашенко здесь важно понять, какие заложенные в систему транзита сдержки и противовесы работают, а какие нет, и насколько Нурсултану Назарбаеву удается или не удается влиять на ситуацию. "И важно, чем все закончится, чтобы вынести уроки", - говорит Вадим Можейко.

В свою очередь, представитель экс-кандидата в президенты Беларуси Светланы Тихановской по конституционной реформе Анатолий Лебедько отмечает, что происходящее в Казахстане возвращает оппонентам белорусского правителя психологическую устойчивость. Противников Лукашенко не стало меньше, говорит он, но у них наблюдается усталость и психологическое разочарование из-за отсутствия побед. И то, что сейчас происходит в Казахстане, может восприниматься белорусами как успех того, что они начали.

Еще несколько дней назад считалось, что в Казахстане реализован проект образцового транзита власти, который может стать лекалом для всех постаревших авторитарных правителей, продолжает политик, но теперь в этом сомнения. А историческое значение событий в Казахстане в том, что они закрывают и эту лазейку для диктаторов: больше нет гарантий, что они останутся значимыми личностями для своей страны.

Будет ли референдум в Беларуси 

Директор института "Политическая сфера" Андрей Казакевич считает, что пока рано рассуждать о случившемся, должно пройти хотя бы пару дней. Однако прямого влияния событий в Казахстане на белорусскую ситуацию, по его мнению, не следует ожидать. Власти вряд ли отменят референдум, хотя такие слухи уже ходят, но и белорусы вряд ли будут примерять на себя события в Казахстане.

Лукашенко не строит далекоидущих планов, продолжает политолог, а с некоторыми вещами он уже справляется плохо. Например, ему не хватило полутора лет, чтобы стабилизировать ситуацию в стране после кризиса 2020 года. Отказаться полностью от транзита власти он не может, но будет откладывать этот момент: если изменения в конституцию будут приняты, то ближайшие выборы - парламентские и местные - пройдут через два года, вот за это время и будут приниматься какие-то решения.

Глава варшавского Центра политического анализа и советник по политическим вопросам Национального антикризисного управления (НАУ) Павел Усов отмечает, что анонсированные изменения, вынесенные на референдум в принципе нельзя считать площадкой для транзита власти: "Там нет никаких содержательных механизмов, указывающих на то, что Лукашенко собирается уходить".

Референдум властям нужен для "перезагрузки легитимности". Это показательное мероприятие, которое должно подтвердить консолидацию системы и показать полную подконтрольность общества, говорит эксперт. И учитывая нынешние риски, можно допустить, что плебисцит будет перенесен на более поздний срок.

Автор Александр Бураков

Источник - https://p.dw.com/p/45BsT

***

Революция или переворот? Что в Беларуси говорят о протестах в Казахстане

Многим белорусам протесты в Казахстане напомнили о событиях, которые происходили в самой Беларуси в 2020 году. Мы собрали разные мнения и попытались понять, при чем тут Запад, Россия, Майдан и ОДКБ.

В Казахстане введен режим ЧП из-за массовых протестов, которые вспыхнули после повышения цен на автогаз и переросли в беспорядки. Бурные протестные события в Казахстане - стране, с которой Беларусь находится в экономическом и оборонном союзе, не могли пройти там незамеченными. Как для действующих белорусских властей и государственных СМИ, так и для их оппонентов из числа общественных активистов и оппозиционно настроенных граждан нынешняя ситуация в Казахстане воспринимается через призму событий, которые происходили в самой Беларуси в 2020 году. Не удивительно поэтому, что отклики на происходящее в Казахстане оказались диаметрально противоположными.

Белорусский МИД и госСМИ видят "происки Запада"

Официальная точка зрения на протесты в Алма-Ате и других городах Казахстана была изложена в комментарии пресс-секретаря белорусского МИД Анатолия Глаза. По его словам, за происходящим в стране, которая является союзницей Беларуси, наблюдают внимательно и с обеспокоенностью. "И по содержанию, и по форме события нам знакомы, а механизмы и инструменты видны невооруженным взглядом", - отметил Анатолий Глаз, заявив, что "путь переворотов и революций ни к чему хорошему не приводит".

Куда более категоричные комментарии на тему Казахстана звучат в последние дни в белорусских государственных СМИ. Так, председатель Минского городского Совета депутатов Андрей Бугров в эфире гостелеканала ОНТ высказал мнение, что в Казахстане "обкатывается один и тот же сценарий и почерк". "Подобные события начались с Украины, в Беларуси же эти "мирные" протесты не удалось реализовать, и тогда западные силы решили попробовать раскачать ситуацию в других регионах", - убежден Андрей Бугров.

Он также призвал обратить внимание на то, что внутренние конфликты провоцируются в странах, которые "поднялись с колен и уверенно себя чувствуют". По словам Бугрова, ситуация с ценой на газ в Казахстане - лишь формальная причина для протестов. Кроме того, в эфире белорусских государственных телеканалов события в Алма-Ате называются "Майданом, который координируется из Прибалтики и Польши", а также активно цитируется выступление Александра Лукашенко в мае 2021 года, где он заявлял, что Беларусь является "экспериментальной площадкой перед броском на Восток".

В чем интересы России и цель отправки контингента ОДКБ? 

Белорусские сторонники демократических перемен с версией о том, что нынешние протесты в Казахстане инспирированы Западом, категорически не согласны. Как отмечает журналист Дмитрий Галко, хорошо знакомый с ситуацией в Казахстане еще до событий января 2022 года, политический кризис в этой стране может быть выгоден России. 

"Главный интерес Москвы состоит в том, чтобы максимально ослабить связи Казахстана с Западом и заставить занять прокремлевскую позицию по отношению к Украине", - считает Галко. По его словам, казахи, в отличие от белорусов, не отмахивались от украинского опыта во времена Майдана и активно его изучали.

Бурную реакцию среди белорусских пользователей социальных сетей вызвали и заявления президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева о том, что беспорядки в стране устроили "террористические банды", прошедшие подготовку за рубежом, а для наведения порядка нужна помощь от государств-членов Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). В результате военный контингент ОДКБ уже направлен в страну. 

"По сути дела, в ближайшее время на примере Казахстана мы сможем увидеть, как реализуется сценарий, который предполагалось осуществить в Беларуси в 2020 году, когда такую же военную помощь у России запрашивал Александр Лукашенко", - считает общественный активист Сергей Мозгов.

Протесты в Беларуси и Казахстане - в чем разница? 

Нынешняя ситуация в Казахстане у многих активных пользователей соцсетей вызывает аналогии с событиями, происходившими полтора года назад во время президентских выборов в Беларуси. Житель Бреста Виктор Климус, вынужденный покинуть страну после масштабных репрессий в отношении участников протестов, делает вывод, что в 2020 году в Беларуси не было критической массы людей, готовых дать пропорциональный ответ насилию со стороны силовиков. 

"Мы мгновенно находили деньги для компенсации штрафов или на воду для участников маршей, но собирать средства на бензин и машинное масло никто не начинал", - отмечает Климус. По его мнению, дело не столько в миролюбии белорусов, сколько в коллективном политическом опыте нации - "вернее, в его отсутствии". 

В то же время, считает активист, в Казахстане знают цену проигранным ранее революциям. Поэтому, "несмотря на репрессии и на более разумную форму транзита власти, проведенную в спокойное время, люди в Казахстане вышли на протесты неожиданно и гораздо решительнее", поделился своим мнением Виктор Климус.

Есть ли шанс на успех?

Как считает еще один белорусский активист Роман Плавинский, одним из условий успешности революций является раскол элит. По его словам, в такой ситуации власть действует менее решительно и идет на уступки. "Думаю, что в белорусских политических условиях казахи либо вышли бы с цветами, либо сидели бы дома и молчали", - резюмирует Плавинский.

Участники протестов в Беларуси в 2020 году также обращают внимание, что Александр Лукашенко накануне президентских выборов активно посещал воинские части и другие силовые структуры, ясно давая понять о готовности решительно пресекать все проявления недовольства. В то же время присутствие контингента ОДКБ в Казахстане делает ситуацию в этой стране непредсказуемой, и многие белорусские активисты считают своим долгом в эти дни высказывать слова моральной поддержки казахстанскому народу.

Автор Алесь Петрович   

Источник - https://p.dw.com/p/45CsK

***

Представитель белорусской оппозиции Латушко о Казахстане: Крах авторитарных систем в регионе уже не остановить

Массовые протесты в Казахстане заставили многих вспомнить лето 2020-го года в Беларуси. Павел Латушко рассказал DW, почему считает происходящее угрозой для Лукашенко и каких ошибок стоит избегать России.

За стремительным развитием событий в Казахстане сейчас внимательно следят не только в Евросоюзе, но и во многих странах постсоветского пространства, прежде всего в Беларуси. Павел Латушко, руководитель объединения Народное антикризисное управление (НАУ), один из лидеров белорусской оппозиции, в интервью DW провел параллели между волнениями в Казахстане и массовыми протестами в Беларуси после фальсификации президентских выборов 2020-го года - и спрогнозировал, как нынешняя ситуация отразится на транзите власти, который, по мнению ряда экспертов, может готовить правитель Беларуси Александр Лукашенко. 

DW: - Господин Латушко, с какими чувствами вы наблюдаете за событиями в Казахстане? Как белорусская оппозиция воспринимает эти протесты? 

Павел Латушко: - Конечно, многие эксперты и политики сейчас проводят параллели между событиями в Казахстане и ситуацией в Беларуси в августе 2020 года. Главное, что напрашивается, - это сравнить поводы этих событий. На первый взгляд, они разные. В Казахстане это экономический повод, связанный с тем, что руководством страны были приняты непродуманные решения в экономической сфере. В Беларуси же это грубейшая фальсификация выборов президента и последовавшее за ней насилие. Однако причина у всего этого одна: несменяемость власти, то, что не обеспечено ни в Беларуси, ни в Казахстане.

 

Второй напрашивающийся вывод: события в Казахстане - это реальная угроза для Лукашенко. Даже если он и думал о каком-то транзитном варианте через принятие конституции, этот (протестный. - Ред.) сценарий показывает недолгосрочность подобного варианта развития событий. Все это приводит к упадку той системы, которая пытается себя сохранить. 

Третье: сегодня пример Беларуси и Казахстана в геополитическом плане показывает, что подобные события будут повторяться в других странах всего постсоветского пространства. Те системы, которые были выстроены за 30 лет, - во многом диктаторские, авторитарные, волевые, недемократичные - начинают просто ломаться, сыпаться на глазах. Этот процесс уже невозможно остановить. 

- То есть вариант транзита власти в Беларуси через принятие новой конституции с подачи Кремля, с вашей точки зрения, не сработает? 

- Я отношусь к скептикам в плане оценки того, имел ли в виду Лукашенко, предлагая новый вариант конституции, возможный для себя вариант транзита. Он был вынужден это сделать под давлением белорусов, под давлением Кремля, еще в 2020-м году пообещав Путину пойти этой дорогой. Он заявил об этом и на придуманном им же самим Всебелорусском народном собрании в феврале прошлого года. 

Под давлением Лукашенко пошел, с определенной отсрочкой, на представление нового проекта конституции и попытку организовать референдум. Но зная этого человека и понимая, как он воспринимает власть - а Лукашенко болен, буквально одержим властью, - (я уверен. - Ред.), что он не предусматривал для себя никакого сценария перехода в кресло председателя так называемого Всебелорусского народного собрания. Лукашенко - очень хитрый человек. Он не  допускает и мысли, что поделится с кем-то властью. А ведь кресло председателя ВНС и должность президента страны - это разделение власти. Он на это не пойдет никогда. Я, скорее, делал бы ставку на то, что он будет сидеть в двух креслах. И это заложено в том проекте, который он представил. 

- То есть вы считаете, что никакого транзита власти в Беларуси быть не может, даже на фоне событий в Казахстане? 

- Он (Лукашенко. - Ред.) не будет рассматривать варианты транзита власти, тем более сейчас. У ситуации в Казахстане есть разные проявления, но мы все-таки исходим из демократических процессов. В демократическом обществе народ не может быть субъектом, он избирает власть на выборах. Если часть населения не представлена во власти, значит эта негативная энергия выходит через оппозицию, парламентскую борьбу, проходят новые, досрочные выборы. Сценарий Лукашенко не предусматривает такого в принципе.

Сегодняшняя ситуация в Казахстане имеет мотивирующий эффект для белорусов, и это негативный импульс для Лукашенко. Я думаю, что он сейчас проводит очень плохие ночи, находится в смятении и не знает, как будут развиваться события в Беларуси, в том числе с придуманным им референдумом. Не исключаю, что ему сейчас советуют отменить референдум. Но Лукашенко всегда хочет показать свою силу, поэтому, наверное, референдум все же проведут. При этом для нас, демократического общества, остающегося на своей позиции, это будет возможностью проявить свою силу и потребовать вернуть власть белорусскому народу. 

- А как, на ваш взгляд, события в Казахстане могут повлиять на политику Кремля в отношении Беларуси? 

- Токаев пошел на определенный диалог с протестующими, по крайней мере заявил это публично: отставка правительства, возможные досрочные парламентские выборы, отставка Назарбаева, заявление, что он готов к политическим реформам. То есть Токаев создает как бы буфер для себя, показывая, в том числе европейским, партнерам: мы готовы идти этим путем, а те, кто продолжают протестовать на улице, - это криминальные элементы, которые выступают за силовой вариант. Соответственно, против них нужно бороться. Этот тот сценарий, который Токаев закладывает сейчас в отношениях и с Европой, и с Россией. 

Несмотря на переговоры Токаева с Путиным и Лукашенко, я убежден, что он видит угрозу со стороны Москвы для элиты всех граничащих с Россией стран. Балансирование в этом векторе отвечает интересам Казахстана. У Лукашенко такой возможности уже нет. Он - неприемлемый человек и в белорусском обществе, и в Евросоюзе. Он фактически может попасть и под угрозу внутригосударственного переворота. Лукашенко оказался в зависимости только от одного партнера - Российской Федерации, а Путин демонстративно издевается над ним. Именно поэтому он (Путин. - Ред.) рассказывал в Санкт-Петербурге, как хорошо развивается экономика в Беларуси. Ведь Лукашенко приехал просить денег, а если экономика процветает, это значит: денег не дадим. 

- Как итог протестов в Казахстане может повлиять на будущее Лукашенко? 

- Он может повлиять, но это - фактор не прямого, а сопутствующего действия. Потому что решить проблему Беларуси могут только сами белорусы. Но это и фактор, мотивирующий белорусов и показывающий, что активные действия могут привести к достижению целей. А цели белорусского народа - стать субъектом власти, определять, кто будет править страной, спрашивать с этой власти, участвовать в демократических процессах. 

Это и фактор для всего постсоветского пространства. Мне кажется, это будет стратегической ошибкой России, если в Казахстане она будет проводить ту же (политику. - Ред.), что и в отношении Беларуси. Ведь это будет настраивать общество Казахстана против России, как это сейчас происходит в Беларуси. Белорусы все более негативно относятся к российскому руководству потому, что оно поддерживает диктатора Лукашенко. 

- Почему в Казахстане власть пошла на уступки протестующим, и даже милиция перешла на их сторону, а в Беларуси нет? 

-  Казахстан всегда позиционировал себя как партнер ЕС в энергетической сфере, страна, которая заинтересована в инвестициях и технологиях. Казахстан направлял молодежь на учебу в Европу и США, привязывая их к возвращению в Казахстан, чтобы они привнесли в страну свой интеллектуальный ресурс. Для Лукашенко хорошие отношения с ЕС никогда не были приоритетом. Он хочет сохранения власти и идет на любые меры ради этого. Если Токаев пойдет этим путем, это может означать потерю Казахстаном имиджа и большие внешнеполитические проблемы. 

- Проводя параллели с 2020-м годом в Беларуси, многие говорят сейчас: вот так и надо протестовать, а не с шариками и цветочками. Что вы можете на это ответить? 

-  Конечно, я не сторонник насилия. Но мы должны понимать, то, что происходило в Казахстане вчера (4 января. - Ред.) и сегодня в первой половине дня, показывало, что и силовой аппарат там реагировал не так, как в Беларуси. Многие его сотрудники перешли на сторону казахского народа, до какого-то момента они не применяли оружия. Они не пошли по пути, которым пошел Лукашенко, - жестокого подавления протеста и фактически расстрела демонстрантов, их жестоких задержаний и пыток в следственных изоляторах. 

Разный подход силовков и привел к тому, что результаты оказались достигнуты гораздо быстрее. Я не хочу призывать к тому, чтобы брать штурмом правительственные здания, но это может стать примером и для каких-то событий в Беларуси. Если Лукашенко не поймет, что народ не хочет никаких транзитов, то не исключено, что эту энергию нужно будет куда-то выплеснуть.

Авторы Катя Тайзе, Елена Гункель

Источник - https://p.dw.com/p/45D3I


Об авторе
[-]

Автор: Александр Бураков, Алесь Петрович, Катя Тайзе, Елена Гункель

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 07.01.2022. Просмотров: 44

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta