Немецкий стандарт. Посол Германии Рюдигер фон Фрич — читателям «Новой газеты»

Содержание
[-]

Немецкий стандарт

Посол Германии — читателям «Новой газеты» 

Дорогие читатели, положа руку на сердце, скажите, с чем у вас ассоциируется Германия? Со «шлагбаумом» и «бутербродом» или с пунктуальностью и порядком? А может быть, с фразой «Нам это по плечу»?

В настоящем приложении мы хотим представить вам некоторые темы, которые волнуют нас сегодня — и, конечно, будут занимать нас и завтра, — такие, например, как кризисная ситуация с миграцией и беженцами. Кроме того, дана возможность высказаться представителям ряда германских организаций, работающих здесь, в России. Они представят вам актуальные проекты в области экономики, науки и культуры, например Год российско-германских молодежных обменов, и расскажут о своих личных впечатлениях. Короче говоря: это приложение настолько открыто, многогранно и красочно, как и современная Германия!

Я благодарю «Новую газету» за это приложение с такими интересными и актуальными темами! Желаю вам, дорогие читатели, интересных и увлекательных мгновений с этим изданием.

Ваш

Рюдигер фон Фрич

***

Объединение через переговоры

ВОСТОЧНЫЕ НЕМЦЫ БЫЛИ АКТИВНЫМИ УЧАСТНИКАМИ ПРОЦЕССА ВОССОЕДИНЕНИЯ ГЕРМАНИИ

Если посмотреть на тексты речей, посвященных событиям 25-летней давности, то в них можно найти несколько постоянно повторяющихся основных мыслей. В них речь идет прежде всего о сотнях тысяч граждан на улицах ГДР и, конечно же, о падении Берлинской стены. После чего приходят нужные политики с запада Германии и организуют объединение страны. Впереди всех, конечно, Гельмут Коль. В результате многие восточные немцы имеют, к сожалению, неправильное представление о случившемся: им кажется, что Восток был колонизирован Западом.

Я бы описывал события тех дней совсем иначе. Я убежден, что мы, восточные немцы, по своей воле, уверенно и с высоко поднятой головой вступили в процесс объединения. Мирная революция, которая не могла быть организована извне, положила конец коммунистической диктатуре.

Заседания и консультации за круглым столом были важной опорой на пути к свободным выборам. В это время уже начался процесс внутренней демократизации и переосмысления прошлого. Затем были проведены свободные выборы, в результате которых были избраны легитимные представители населения. Они, в свою очередь, смогли провести необходимые переговоры об объединении. В итоге Народная палата ГДР приняла решение о присоединении.

Зачастую переоценивают роль Гельмута Коля в процессе объединения. Согласно большинству интерпретаций истории, именно он является организатором германского единства. Это, однако, не соответствует действительности. Потому что он, как и все мы, реагировал на давление, исходившее в 1990 году от восточногерманского населения. Конечно, центральное значение имело то обстоятельство, что Коль стремился к объединению Германии и имел поддержку США в этом вопросе. Главный же прорыв в отношениях с СССР стал возможным в конце мая в ходе переговоров президента Буша и Горбачева.

Объединение не было поглощением Востока Западом, оно стало результатом переговорного процесса — со странами-победителями во Второй мировой войне, а также между двумя германскими государствами.

В то время из-за различий в общественных структурах наблюдалась острая потребность в государственном регулировании. Многие граждане ГДР не понимали этого, они просто хотели как можно скорее получить немецкую марку и жить в объединенной стране, веря, что в таком случае благополучие настанет автоматически. Именно эта нетерпеливость абсолютного большинства граждан ГДР и стала причиной  ускорения процесса объединения.

В общем и целом верной остается и следующая мысль: хотя при объединении, как я считаю, были допущены ошибки с серьезными последствиями, все же необходимо констатировать, что основной причиной проблем Восточной Германии была катастрофа — экономическая, общественная и ментальная, ответственность за которую несет коммунистический режим ГДР. Было бы ошибкой считать, что это можно было залечить и преодолеть без боли и трудностей.

Более многоплановое представление ситуации в обществе с привлечением сторонних оценок было бы тогда и остается до сих пор очень важным шагом к тому, чтобы ГДР не казалась объектом этого процесса. И даже сегодня воспоминания о тех событиях не всегда передают всю динамику процесса германского объединения — со всего разнообразием вовлеченных в него лиц и представленных мнений. А ведь это был звездный час Германии в ХХ веке!

Что делать с беженцами

ПОМОЩЬ НУЖНА СРОЧНАЯ, РЕШЕНИЯ — ДОЛГОСРОЧНЫЕ

Беженцам, прибывающим в Европу, необходимо помочь быстро и без лишнего бюрократизма. Политики и администрации работают в кризисном режиме, а политические дебаты сосредоточиваются на реформах, обещающих быстрое решение проблем, в первую очередь в отношении приема и обеспечения беженцев.

Но все указывает на то, что наблюдаемый приток иммигрантов представляет собой долгосрочный вызов, для ответа на который требуется изменить вектор не только в политике предоставления убежища, но и в миграционной политике, тесно увязав между собой обе эти сферы.

МИГРАЦИОННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ

В настоящее время Германия и Европа переживают последствия не только войн и конфликтов в других регионах мира, но и экономической нужды и бесперспективности, в том числе у соседей в Европе. И то и другое ведет к перемещению населения, и следует ожидать, что обе его формы — бегство и миграция — будут приобретать все большие масштабы.

Прежде всего в ближайшие годы продолжит расти число сирийских беженцев. Не стихающее там насилие будет выталкивать из страны еще больше людей. Соседние страны, в первую очередь Турция, Ливан и Иордания, приняли уже более 4 миллионов сирийцев и тем самым вплотную подошли к пределам своих интеграционных возможностей. Беженцы истратили свои сбережения, шансы найти работу и приобрести легальные источники доходов тают, а многие дети уже несколько лет не ходят в школу. Поэтому многие сирийцы попытаются уехать дальше, в страны Евросоюза.

Острые и тлеющие конфликты существуют и в других регионах мира — например, в Ираке, Украине и Южном Судане.

Одновременно будут возрастать и другие миграционные тенденции. Разрыв в уровне жизни между глобальным Югом и промышленно развитыми государствами по-прежнему велик. Люди, прежде всего молодые, из бедных регионов мира — с Западных Балкан, из Африки и Азии — стремятся в Европу, чтобы построить здесь лучшую жизнь.

РЕФОРМЫ В ПОЛИТИКЕ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ УБЕЖИЩА — ЭТО ЕЩЕ НЕ ВСЕ

Сейчас дебаты в Германии и Европе сосредоточены вокруг законодательства о предоставлении убежища. При этом в центре внимания находится оказавшаяся несостоятельной дублинская система, регулирующая компетенции в отношении процедур предоставления убежища. Имеется единодушие относительно того, что необходимо найти новые правила для разделения ответственности в Европе. Однако дебаты о том, что следует считать «справедливым» с учетом различных интересов государств ЕС, пока что серьезно не велись. В первую очередь малые государства считают, что их интересы учитываются в недостаточной мере, и отказываются подчиняться общим решениям.

Это сказывается и на готовности улучшать стандарты в отношении процедур предоставления убежища, размещения и интеграционных мер. Реформы в политике предоставления убежища в странах Евросоюза срочно необходимы, но их будет недостаточно, чтобы справиться с нынешними миграционными потоками.

Преодоление причин, вынуждающих людей бежать, тоже не сможет в обозримом времени улучшить ситуацию. Ведь причины нынешнего кризиса с беженцами кроются не только в странах их происхождения — перегруженность системы приема беженцев является и следствием упущений в миграционной политике государств ЕС. Несмотря на большой спрос на рабочую силу в некоторых странах ЕС, легальные пути иммиграции отсутствуют. Вместо этого система предоставления убежища является тем игольным ушком, в которое просачиваются в том числе люди, ищущие в первую очередь экономических перспектив. Перечень надежных стран происхождения благодаря сокращению процедур, возможно, и облегчит бремя властных структур, занимающихся рассмотрением заявлений на предоставление убежища. Однако это не будет подходящим средством, чтобы влиять на решения людей относительно миграции и пресекать миграционные тенденции. Поскольку политика в области предоставления убежища в принципе не подходит для того, чтобы регулировать миграцию. Вместо этого требуется изменение подходов в области миграционной политики.

СОЧЕТАНИЕ МЕР

Прежде всего необходимо реалистично проанализировать потребность в рабочей силе не только в специальностях, требующих высокой квалификации, но и в сфере услуг, в сфере ухода за нуждающимися и в строительной отрасли. Тогда на этой основе можно будет разработать программы, открывающие легальные возможности въезда, не связанные с предоставлением убежища. Можно подумать и о выдаче временных виз для поиска работы на месте, которые, например, уже существуют в Германии, но пока не используются в достаточной мере. Ни в коем случае программы не должны ограничиваться только разрешением на въезд лишь тем мигрантам, которые уже могут подтвердить наличие работы в Европе. Практические возможности заключить контракт в Германии из-за рубежа, например из Косово, невелики. Без помощи в подготовке к трудовой деятельности в государствах ЕС, например, путем содействия в изучении языка, люди, желающие иммигрировать, контракта не получат.

В общих чертах описанное здесь сочетание политики предоставления убежища и миграционной политики не является популярной политической мерой. Тем не менее такое сочетание необходимо, чтобы в долгосрочной перспективе разгрузить и сохранить систему предоставления убежища.

Драматические события последних месяцев вызвали в Германии и других государствах ЕС осознание острой необходимости действовать. Этим надо воспользоваться, чтобы разработать обязательные правила справедливого разделения ответственности в ЕС в области приема беженцев и запуска процесса формирования открытости в миграционной политике.

Чтобы тучи уплыли и кончился дождь

«Сколько? Два с половиной часа? Так мало?» — удивляются мои берлинские друзья, когда я в очередной раз говорю, что лечу в Москву. Да, мало, потому что близко. Но поверить в это трудно, потому что кажется, мы уже в разных измерениях — с тех пор как между официальными Берлином и Москвой вместо «солнечно» пришло  «облачно, с осадками».

Есть поговорка: «Что русскому здорово, то немцу — смерть». Я ее никогда не понимал. 22 года жил в Германии и не понимал. Потому что все 22 года удивлялся сходству наших народов. От равно любимых и сибиряками, и баварцами свинины с картошкой до преданности в отношениях: если друг, то навсегда! Но в немецком языке есть еще и такое понятие, как Hassliebe, переводимое примерно как «любовь и ненависть одновременно». Когда, к примеру, успехи одного приводят к ненависти другого. Когда недосказанность вызывает недопонимание, а оно, в свою очередь, приводит к разочарованию. Боюсь, именно это сейчас и происходит.

Еще в 2011 году Германия, согласно опросам, занимала с 20% третье место в ряду стран, которые россияне называли «наиболее близкими друзьями, союзниками России», уступая лишь Белоруссии и Казахстану. А сейчас? По оценкам «Левада-центра», в 2015 году только 2% россиян считают Германию дружественной, и она делит с пятью другими государствами 22—27-е места.

Совместные производства замораживаются, импорт-экспорт падает, меценатство сворачивается. Все больше немцев покидают Россию, все меньше россиян отправляются в Германию.

22 года назад, когда уже рухнул железный занавес и народ глотнул свободы, было совершенно ясно, что Россия — часть Европы. Той самой, с демократией и свободой слова. Толерантной, нравственной, открытой. В начале 90-х на улицы Москвы и Волгограда, Санкт-Петербурга и Нижнего Новгорода выходили репортеры с камерами, чтобы прямо там, на улицах, да еще и в прямом эфире обсуждать положение дел в стране. Без цензуры и страха. И адреналина в обществе, а значит, и в моей будущей профессии — журналистике — было хоть отбавляй, эдакая nonstop-party. Это было время, когда мы отбросили учебники истории и историю своей страны изучали по журналам. Взахлеб. Время Листьевых и Любимовых, телемостов и «Взгляда», время экспериментов.

Но прошло 22 года. И Запад стал демоном. Врагом, растлевающим нас и желающим непременно всем зла. На федеральных каналах — Дядюшка Сэм отдыхает! Зловещая фигура советской пропаганды, оседлавшая крылатую ракету и угрожающая СССР атомной войной, — ничто по сравнению с новыми ярлыками, навешиваемыми на Запад.

Вот это обидно. За фейковые сюжеты, которыми пичкают по ящику. За коллег-зомби, не вникающих в суть дела, за их критиканство, предвзятость и ложь.

Да, и в Германии журналисты — не ангелы. И там бывает всякое. В том числе и фейковые сюжеты, хотя и не так часто. Но нет там такой озлобленности, такой агрессивности по отношению к России, которой пронизаны сюжеты российских массмедиа, когда речь идет о Западе.

Коллеги, не надо! Никто не хочет вам зла. Живите, развивайтесь, доказывайте миру свое величие. Не ракетами средней или какой там еще дальности, а собственным производством, заботой о населении, научными открытиями и культурными достижениями. Чтобы бывшим соотечественникам, живущим теперь за границей, не стыдно было разговаривать друг с другом в ресторане по-русски, на что мне недавно пожаловалась одна подруга в Берлине. Чтобы Москва перестала возглавлять список самых недоброжелательных метрополий мира. Чтобы немцы вернулись в Россию. Чтобы тучи уплыли и кончился дождь.

Бренд несокрушимый

ОБЪЯВЛЕННЫЙ РОССИЕЙ «ВОСТОЧНЫЙ РАЗВОРОТ» НЕ ВРЕДИТ РЕПУТАЦИИ ГЕРМАНСКИХ ТОРГОВЫХ МАРОК

Объем импортируемой Россией из Германии продукции в 2015 году сократился почти на треть. Снизились и объемы взаимных инвестиций. Одновременно с этим правительство России переориентируется на Азию и на Китай как нового желанного партнера. Несмотря на все сложности в германо-российской торговле, неизменным остается одно: любовь российского потребителя к фирменной германской продукции. Будь то автомобили, моющие средства или продукты питания — германские бренды привлекают. Даже если за ними скрывается чисто российская продукция.

Черно-красно-желтые флажки на моющих средствах, немецкие слова в российских рекламных роликах и даже названия марок продуктов питания, звучащие по-немецки, — российский потребитель доверяет лейблу Made in Germany.

Примечательно, что этим пользуются не только германские компании на российском рынке, но и российские. Как, например, московский производитель сыров ООО «Cheeseart». Эта компания делает сыр под маркой «Gruntaler» и продает его как германский продукт, хотя такого сорта сыра в Германии вообще не существует. На лицевой стороне упаковки все написано по-немецки. Однако сыр производится в России, из российского молока от российских коров.

То же самое касается и нескольких других сортов сыра, а также нюрнбергских колбасок и баварской горчицы. Они тоже — Made in Russia. Производители бытовой техники Vitek, бытовой химии Frau Schmidt, канцтоваров ErichKrause сознательно изображают из себя германские фирмы. То же самое касается косметической компании Apotheker Scheller, марки одежды Kanzler или обуви Ralph Ringer. Даже сорта пива Altstein и Bagbier, хоть и никаких немецких следов в своей родословной не имеют, тем не менее пользуются в России большой популярностью.

Над любовью к фирменной германской продукции не властны взаимные санкции и ощутимое сокращение объемов торгового оборота. Будь то Bosch, Mercedes-Benz, Schwarzkopf или Liebherr — германские бренды смотрят на вас с рекламных плакатов и афишных тумб на улицах сотен российских городов. Неважно где — в столичной Москве, в дальневосточном Магадане или в сибирском Красноярске. Зачастую в рекламе еще и добавляют: «Немецкое качество». Этот знак качества высоко ценится и в России. Неудивительно, что российский поисковик «Яндекс» выдает по запросу с этими словами 26 миллионов ответов.

А лидируют среди этих запросов германские автомобильные марки. В середине 2015 года по дорогам России ездил 41 миллион легковых автомобилей. Из них почти каждый десятый был германским. Правда, в количественном измерении их было меньше, чем российских и японских машин. Но с точки зрения стоимости германские автомобили в целом явно лидируют. Это, с одной стороны, связано с большим количеством авто премиум-класса, сделанных в Германии. А с другой стороны, с их оснащением. Оно, как правило, значительно дороже, чем даже германские клиенты в состоянии это себе позволить.

Все более популярной становится и торговля с доставкой — напрямую через Германию. Российские потребители совершают покупки на сайтах германских интернет-магазинов, оплачивая их кредитными картами. И получают свой товар через курьера. Несколько лет назад это было возможно лишь по каталогам таких фирм, как Otto, Quelle или Baader.

Однако российским клиентам нравятся не только германские машины, но и германская кухня. Закусочные, рестораны и пивбары в немецком стиле пользуются большой популярностью: «Пауланер», «Ганс и Марта» и «Почтмейстер» в пешеходной зоне на Старом Арбате в Москве. Они составляют более чем достойную конкуренцию японским суши-барам и итальянским пиццериям.

Германские компании из России не уходят

НО НАДЕЮТСЯ НА УЛУЧШЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО И ЭКОНОМИЧЕСКОГО КЛИМАТА

Как  немецкий бизнес представлен  в России, как на него повлияли экономические санкции, что необходимо сделать для улучшения инвестиционного климата — на эти и другие темы мы беседуем с  главой Московского Представительства Объединения Торгово-промышленных палат Германии Михаэлем Хармсом

«Новая газета», Москва: — Что происходит сегодня с инвестициями германских компаний в России?

Михаэль Хармс — Германские предприятия можно найти почти во всех сферах, начиная с розничной торговли, продолжая химической промышленностью и машиностроением и заканчивая электротехникой и сельским хозяйством. Они распределены почти по всей стране. По нашим оценкам, мы являемся крупнейшим зарубежным инвестором в российском реальном секторе.

В июле мы провели опрос среди наших членов. Выяснилось, что опрошенные планируют в течение следующих 12 месяцев совершить инвестиции на сумму 900 миллионов евро. С учетом нынешних условий это крупная сумма. А 158 участников опроса представляют собой лишь малую часть всех 6 тысяч предприятий, работающих в России.

— Каких успехов удалось достичь, несмотря на сложную ситуацию?

— Экономическая ситуация не сложная, а плохая. Наш опрос также показал: более двух третей опрошенных оценивают экономическую ситуацию как плохую или очень плохую. Чтобы подчеркнуть положительное, скажу: почти все 6000 предприятий остаются на российском рынке. Ухода из России не будет. Потому что рынок по-прежнему крайне привлекателен.

— Расскажите поподробнее о локализации производства.

— Локализация означает, что производство будет организовано в самой стране сбыта. По результатам опроса свыше 25% предприятий хочет или вынуждено проводить локализацию производства, чтобы оставаться конкурентоспособными. И в принципе это правильно: и с точки зрения российской стороны, и с позиции самих германских предприятий, которые таким образом могут глубже проникнуть на российский рынок.

Но для этого нужно создавать условия. Так, например, для того чтобы выполнить требования по локализации, необходимы смежные предприятия, хорошие специалисты, надежность, продуманная логистика — всего этого в настоящий момент в России мало. Получается, предприятия уже сейчас готовы инвестировать, но для этого необходимо четкое определение того, что означает Made in Russia и в каких случаях компания будет считаться местным производителем.

— Есть ли такие сферы, в которых именно германские предприятия имеют преимущества?

— У нас в России есть широкая база средних предприятий, многие из которых являются мировыми лидерами в своем сегменте или считаются лучшими предприятиями в мировом масштабе. Речь идет о сегменте, который в самой России пока что недостаточно развит. И пока такой структуры нет, германские предприятия будут идеальными партнерами.

Именно в условиях кризиса малые и более гибкие структуры подобных предприятий обладают преимуществом. Мы встречаем предприятия, которые говорят: «Мы — предприниматели и должны подстраиваться под любые рамочные условия. Если у нас что-то где-то не получается, то мы ищем для себя другие возможности. К примеру, если торговля России и Китая будет развиваться активнее, то тогда мы примем участие в проектах со специализированными логистическими центрами или же в системе топливных карт для того, чтобы эта торговля протекала лучше».

— А как кризис влияет на германо-российское сотрудничество?

— В нашем сотрудничестве мало что изменилось. С важными для нас партнерами: Министерством промышленности и торговли, Федеральной таможенной службой, Министерством экономического развития и вплоть до правительства Медведева — с ними мы по-прежнему поддерживаем замечательные отношения. Чувствуется желание обеих сторон вернуться к более тесному взаимодействию и делать то, что возможно, при неблагоприятных условиях.

Таким образом, у нас по-прежнему есть активный обмен, ВТП представлена в сферах экономики, науки, техники, а также профессионального образования.

— Интересно, что вы предлагаете в сфере профессионального образования?

— Россия испытывает демографические проблемы, число рабочих рук на рынке труда постоянно снижается. Также не хватает квалифицированных специалистов. Их необходимо подготавливать.

Наш небольшой вклад в этот процесс заключается в программах дуального профессионального образования для квалифицированных специалистов по германскому образцу. Германские предприятия заявляют о своей готовности обучать всех желающих в рамках сотрудничества с Агентством стратегических инициатив и российскими колледжами. Мы создаем платформу, на которой реализуются все эти проекты. Пока что участников этих программ с российской стороны мало, их должно быть гораздо больше. Но это только начало, и даже сейчас эти проекты идут на пользу предприятиям.

— Что надо сделать для улучшения и  развития экономических связей между Германией и Россией?

— Конечно же, все предприниматели хотели бы, чтобы политический климат снова улучшился и чтобы стороны больше доверяли друг другу. Но я бы не стал делать из этого фетиш. Экономика, по счастью, вне политики — как раз для средних предприятий. Не следует переоценивать значение политических неурядиц и санкций: они составляют лишь около 20% наших проблем.

И еще: для развития экономика нуждается в свободе — с минимальным вмешательством государства. Этого мы будем желать всегда — и не только в России.

Беседовала Таня Рёттгер, корреспондент Germania-online.ru

Кризис вузам не помеха

ГЕРМАНО-РОССИЙСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО В ОБЛАСТИ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ПРОДОЛЖАЕТ РАСШИРЯТЬСЯ

В 2015 году Германской службе академических обменов (ДААД) исполнилось 90 лет. Это крупнейшая в мире организация, поддерживающая международный студенческий и научный обмен. Генеральный секретарь ДААД Доротея Рюланд побывала с визитами в Казани и в Москве. Корреспондент Germania-online.ru расспросил ее о том, как продвигается научно-образовательное сотрудничество с Россией в нынешнее непростое время.

„Germania-online.ru“:  — Германская служба академических обменов десятки лет сотрудничает с Россией. Ваше представительство в Москве существует аж с 1993 года. Какое место занимает Россия среди других зарубежных представительств ДААД?

Доротея Рюланд:  — Московское бюро стало 11-м из 15 представительств ДААД, существующих в настоящее время. Своим открытием оно обязано историческому повороту в отношениях с СССР/Россией и Восточной Европой. Что касается географии нашей работы, численности программ, кандидатов и предоставленных стипендий, Московское представительство далеко опережает все остальные. Реализуются 22 стипендиальные программы для россиян и шесть для немцев, есть три специализированных центра. Ежегодно в Московское представительство подают заявки свыше 2000 студентов и научных работников. Всего мы предоставляем примерно 730 стипендий. ДААД в год расходует около 19 миллионов евро на научный обмен с Россией.

— В сентябре 2014 года вместе с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым вы открыли в Казани совместное высшее учебное заведение — Германо-Российский институт новых технологий (ГРИНТ). Какие курсы он предлагает?

— ГРИНТ — это германо-российский университет в области инновационных инженерных наук. В настоящий момент здесь существуют следующие направления подготовки: инфокоммуникационные технологии и системы связи, информатика и вычислительная техника, электроэнергетика и электротехника, а также теплотехника и теплоэнергетика. С осени 2015 года участвующие в проекте ГРИНТ германские университеты Ильменау и Магдебург открыли еще по одному курсу (автомобилестроение плюс разработка систем и техническая кибернетика. — Ред.). В перспективе мы хотим привлечь и немецких студентов к учебе в Казани. Кроме того, в будущем мы также надеемся проводить здесь защиты диссертаций. ДААД финансирует в первую очередь транспортные расходы германских профессоров. Российская сторона построила само здание университета, взяла на себя техническое оснащение и несет все возникающие в России расходы.

— С какими еще российскими вузами удается наиболее успешно сотрудничать?

— ДААД инициировала открытие в России трех центров. В Санкт-Петербурге находится Центр изучения Германии и Европы (ЦИГЕ), деятельность которого посвящена общественным наукам, а также Германо-российский междисциплинарный научный центр G-RISC, основными направлениями работы которого являются физика, математика, физическая химия и геофизика. При Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) в Москве работает Институт российско-германских культурных и литературных отношений. Он занимается прежде всего вопросами литературоведения и стал своего рода центром германистики в РГГУ. Здесь была также открыта совместно с университетом Фрайбурга международная аспирантура и докторантура.

— Неизбежный вопрос: повлияла ли сегодняшняя политическая ситуация на деятельность ДААД в России?

— Ответ прост: нет! До сих пор мы не ощутили никаких ограничений, скорее, наоборот: интерес к сотрудничеству, особенно сейчас, кажется, возрастает.

Беседовала Варвара Павлова

***

Мосты в будущее

Хотя сегодня в молодежных обменах уже участвует более 17 тысяч молодых людей из России и Германии, потенциал этого направления сотрудничества далеко не исчерпан.

2016/17 объявлен Российско-Германским годом молодежных обменов. Он продолжит добрую традицию «перекрестных годов»: Российско-Германские культурные встречи 2003/04, Российско-Германский год образования, науки и инноваций 2011/12, Год Германии в России и Год России в Германии 2012/13, Российско-Германский перекрестный год языка и литературы 2014/15. Цель двустороннего года молодежных обменов — укрепить культурные, образовательные и научные мосты между Россией и Германией и поддержать прямой диалог молодых поколений.

Усилия двух стран в молодежной сфере координирует Российско-Германский совет в области молодежного сотрудничества. Он разрабатывает критерии качества на основании результатов и приобретенного опыта в ходе совместных молодежных проектов, предлагает программы поддержки, дает рекомендации государственным органам власти, а также заинтересованным организациям, принимающим участие в молодежных обменах. 11-е заседание совета прошло в ноябре 2015 года в Мюнхене.

Уникальный характер доверительного диалога молодежи и опытных политиков из двух стран имеет Российско-Германский молодежный парламент, заседания которого проходят с 2006 года на регулярной основе. 11-я сессия состоялась 15—21 ноября 2015 года в Москве и была посвящена участию молодежи в принятии решений. Работа молодых «парламентариев» в возрасте от 17 до 26 лет должна послужить крепкой основой для активного диалога гражданских обществ наших двух стран.

Ключевую роль в развитии молодежного диалога с немецкой стороны играет фонд «Германо-российский молодежный обмен». В 2016 году он будет отмечать свой 10-летний юбилей. Фонд учрежден федеральным министерством по делам семьи, пожилых людей, женщин и молодежи, городом Гамбургом, фондом имени Роберта Боша и Восточным комитетом немецкой экономики. Организация оказывает финансовую и иную поддержку для проведения молодежных и школьных обменов, предоставляет необходимые контактные данные, поддерживает мероприятия по повышению квалификации учителей и специалистов и открывает новые направления для германо-российского молодежного обмена.

При поддержке фонда ежегодно проходит более 600 российско-германских встреч, в которых принимают участие около 15 тысяч человек. В настоящее время объем финансовой поддержки фонда составляет около 2 миллионов евро. Начиная с 2006 года фонд «Германо-российский молодежный обмен» позволил 100 тысячам молодых людей, учителей и специалистов из Германии и России соприкоснуться со страной-партнером, ее людьми, языком и культурой.

 


Об авторе
[-]

Автор: Отдел культуры Германского посольства в Москве

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.01.2016. Просмотров: 267

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta