Нефть, газ и кровь Курдистана

Содержание
[-]

Нефть, газ и кровь Курдистана

В конце 2012 года по Ираку прокатилась волна крупных антиправительственных выступлений, серьезно обостривших военно-политическую обстановку в стране и вновь поднявших вопрос о Курдской национальной автономии. На этот раз речь шла о спорных районах на севере страны – Киркук, Ниневия, Диала.

Багдад принципиально выступает против расширения границ Курдской автономии, а курды, в свою очередь, настаивают на включении спорного Киркука в состав своей автономии и полном его подчинении властям Эрбиля. Наряду с этим в центре спора стоит и вопрос о перераспределении доходов от продажи добываемой в Курдистане нефти, так как месторождения Киркука, открытые еще в 1907 году, считаются одними из крупнейших в Ираке и, по предварительным данным, составляют около 45 млрд баррелей нефти. Не случайно именно здесь в последнее время все чаще происходят террористические акты на межнациональной почве. Очень не случайно и отряды боевиков радикальной террористической организации «Исламское государство» так стремились захватить нефтеносные районы. Федеральное правительство Ирака неоднократно пыталось разместить в этих районах свои войска, но каждый раз они натыкались на отчаянное сопротивление со стороны курдской гвардии – вооруженных отрядов пешмерга, контролирующих спорные территории.

Уместно будет напомнить, что у Иракского Курдистана своя Конституция, органы государственной власти, вооруженные силы, в регионе аккредитовано свыше 30 иностранных дипломатических представительств. По существующим правилам курдское правительство имеет возможность получать свою долю от экспорта нефти, добываемой на подконтрольной ему территории. Но все сделки по предоставлению прав на разработку месторождений должны проводиться только через центральное правительство в Багдаде, и значительная часть доходов, соответственно, остается у него в бюджете.

Сразу после свержения режима Саддама Хусейна правительство Курдистана начало заключать контракты, минуя центральное правительство, заявив о себе как о независимой политической силе, способной проводить самостоятельную как внутреннюю, так и внешнюю политику.

***

В 2011 году крупнейший игрок на мировом нефтяном рынке – Exxon Mobil – решил договориться с Курдистаном, купив себе право на разработку нефтяных месторождений. Вслед за ним последовал Chevron, получивший право на участие в двух проектах вблизи города Эрбиля. Багдад отреагировал незамедлительно, лишив эти компании контрактов на разработку месторождений на остальной части Ирака. Но такие действия центрального правительства не остановили процесса освоения нефтяных полей Курдистана иностранными компаниями. В 2012 году о покупке доли в курдских проектах заявила французская Total S.A.

Иностранные нефтяные компании готовы были потерять контракты в южных и центральных областях Ирака ради сохранения своих позиций в Курдистане. Дело в том, что в курдской автономии создан благоприятный инвестиционный и налоговый режим, принято законодательство о природных ресурсах и существуют относительно безопасные условия для проживания иностранцев. На сегодня более 50 зарубежных компаний фактически работают на обеспечение все большей независимости Иракского Курдистана, что серьезно осложняет отношения с Багдадом.

Как сообщает информационное агентство Reuters, суд американского штата Техас 25 августа 2014 года отменил принятое ранее постановление об аресте крупной партии нефти, прибывшей к берегам штата танкером из Иракского Курдистана. Около месяца назад танкер United Kalavryta, отправленный правительством иракской автономии, прибыл в Мексиканский залив с крупной партией нефти общей стоимостью около 100 млндолларов. Запретить импорт нефти тогда потребовали власти Ирака, которые считают, что Курдистан не имеет права продавать сырье в другие страны. В результате суд выписал ордер, позволяющий маршалам США перехватить груз и пришвартовать его к берегу. Однако, уже через несколько дней суд решил, что не обладает полномочиями для наложения ареста на танкер, поскольку судно стоит на якоре почти в ста километрах от берега, там, где не действует юрисдикция суда. В связи с этим правительство Иракского Курдистана подало иск об отмене судебного решения. «Запрос Курдистана об отмене решения удовлетворен», — говорится в постановлении судьи Грея Миллера. Таким образом, было утверждено право иракской автономии экспортировать нефть в США. Американская нефтеперерабатывающая компания Lyondell Basell уже выразила готовность покупать курдскую нефть. Это только один из примеров, доказывающий готовность стран закупать курдскую нефть, вопреки всевозможным запретам и ограничениям.

Весной 2012 года разразился скандал – власти автономии заявили, что центральное правительство задолжало им более 500 млн долларов за экспортируемую нефть. Руководство Ирака задолженность признало, но объяснило ее техническими моментами.

Сегодня Иракский Курдистан экспортирует лишь нефть, однако сейчас там идет и масштабная подготовка к добыче и экспорту газа. Залежи природного газа Курдистана оцениваются примерно в 2,83 трлн. кубометров газа, что составляет около 90  % всех иракских запасов. За счет роста добычи и экспорта газа из региона Иракского Курдистана, как считают экономисты, следует ожидать, что мировой рынок природного газа значительно пополнится:

  • Во-первых, из-за немалых запасов топлива.
  • Во-вторых, по причине близкого расположения к основным рынкам сбыта.
  • В-третьих, вследствие крайне невысокой себестоимости.

Багдад, пытаясь в какой-то мере снизить зависимость от курдского направления вывоза нефти, ищет направления другие, одним из которых является Иордания. Работы по проектированию нефтепровода стоимостью в 18 млрд долл. начались в Ираке почти год назад. На первом этапе по 1680-километровому нефтепроводу из Басры до иорданского порта Акаба планируется экспортировать 1 млн баррелей нефти в сутки. Уместно напомнить, что всего в районе Басры добывается около 2,3 млн баррелей нефти в день, что составляет 70  % от всего объёма добычи нефти в стране.

***

На фоне борьбы за доходы от нефти началась и борьба за включение Киркука с его месторождениями энергоносителей в состав автономии, что и было закреплено в новой региональной конституции в июне 2009 года. Президент Иракского Курдистана Масуд Барзани подверг резкой критике деятельность центрального правительства и заявил, что «радость провозглашения независимости Курдистана не за горами, но это будет сделано в подходящее для курдов время». Активность иракских курдов, направленная на консолидацию всего этноса в регионе, прежде всего в Турции и Сирии, существенно возросла после того, как американцы отказались поддержать усилия автономии, направленные на создание самостоятельного государства.

Против включения Киркука в состав Иракского Курдистана активно выступают арабы, туркмены, а также Турция, позиционирующая себя региональной державой и ведущая борьбу с любыми проявлениями курдского национализма. Совершенно очевидно, что присоединение Киркука к автономии будет означать усиление экономической независимости и территориальной самодостаточности Курдистана.

Вместе с тем Турция и далее развивает отношения, как с центральным правительством Ирака, так и с автономным Курдским регионом, а турецкие компании и инвесторы начали довольно активно осваивать этот район. Одновременно Анкара заручилась поддержкой иракских курдов и добилась признания того, что права турецких курдов должны осуществляться исключительно в рамках единой Турции.

Несмотря на все разговоры о курдском национализме, Иракский Курдистан-это, прежде всего, источник дешёвой нефти, так необходимой турецкой экономике. Более того, Турция является практически единственным каналом транспортировки курдской нефти и газа, и также благодаря этому обстоятельству обеспечивает интенсивную работу своих портов, нефтепроводов и газопроводов. Благодаря Курдистану она не только зарабатывает миллиарды долларов и обеспечивает дешёвые энергоресурсы для своей набирающей силу промышленности, но и частично решает проблемы безработицы в Турецком Курдистане. Ни для кого не секрет, что во многом именно безработица и отсутствие должной инфраструктуры, наряду с другими более острыми проблемами, были источниками напряженности и дестабилизации обстановки в Турецком Курдистане.

Сегодня приходится констатировать и тот факт, что турецкие курды, представляемые их легальными политическими партиями, фактически отошли от идеи независимости и выхода из состава Турции, а официальная власть, в свою очередь,-от тотального подавления фундаментальных прав курдов. Это некий компромисс, сегодня устраивающий всех.

***

Очень важна роль Иракского Курдистана и лично президента Масуда Барзани в мирном процессе Турции. Ведь именно при посредничестве Барзани ей, наконец-то, удалось прекратить военные действия в турецком Курдистане. Военная элита Турецкой Республики многие годы пугала турецкую общественность угрозой со стороны «Рабочей партии Курдистана» (РПК), и прекращение боевых действий между РПК и войсками определенным образом не только ослабило их позиции, лишив былого влияния, но и позволило сэкономить огромные средства, и в целом улучшить экономический и инвестиционный климат в регионе.

Также следует помнить, что курдская экономика фактически полностью интегрирована в турецкую, и у этого есть свои плюсы и минусы. Например, в случае, если власти Курдистана не примут соответствующих превентивных мер, то её поглощение со стороны Турции становится вполне реальным. Хотя на данном этапе такой опасности нет, и политические с экономическими отношениями взаимовыгодны, как турецкой, так и курдской сторонам.

Захват Киркука позволил Анкаре и Эрбилю значительно расширить сотрудничество в нефтяной сфере. Вскоре, после того, как курдские формирования установили свой контроль над городом, турецкие власти подписали соглашение с властями автономии об экспорте курдской нефти с севера Ирака через порт Джейхана. Так исторический противник в лице Турции неожиданно превратился в союзника.

Активно развивая отношения с Иракским Курдистаном, Эрдоган преследует одну из своих главных внешнеполитических целей-превращение Турции в надежный мост между Европой и Ближним Востоком. Чем больше маршрутов транспортировки углеводородов будет проходить через турецкую территорию, тем сильнее будут позиции Анкары в переговорах с ЕС и ее соседями. В эту стратегию прекрасно вписываются многочисленные газовые проекты, например, газпромовские Blue Stream и South Stream, пущенная в 2006 году труба Баку-Эрзурум, идущие из Каспия в Европу TAP и TANAP, а также возможная иранская ветка Nabucco. Не остаются без работы и нефтяные трубопроводы Баку-Джейхан и Киркук-Джейхан, которые, правда, загружены лишь частично. Второй трубопровод будет предназначаться в основном для поставок тяжелой нефти, поступающей из северных месторождений.

Турция проявляет живой интерес и к богатым запасам газа в Ираке. Строительство газопровода может начаться уже в следующем году, при этом первые поставки запланированы на 2017 год. Возможен вариант доставки природного газа на европейские рынки путем присоединения трубопровода к Трансанатолийскому газопроводу (TANAP).

В связи с этим главная оппозиционная сила Турции – Народно-республиканская партия – решительно потребовала парламентского расследования, так как, по ее мнению, связка Турции с курдской нефтью чревата дестабилизацией региона, а также может навредить отношениям Анкары с Багдадом и другими участниками международного сообщества.

Ирак недоволен попытками автономии вести независимое существование. Компромиссом в нефтяной сделке стала договоренность между Анкарой, Багдадом и Эрбилем о создании трехстороннего комитета по экспорту иракской нефти. В рамках затеянной Анкарой несколько месяцев назад программы примирения с курдами договорились о выводе отрядов КРП из Турции в Северный Ирак. Выигрыш – получение бывшим премьером, а теперь уже нынешним президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом симпатий курдов.

И последний очень важный аргумент. Что может Турция противопоставить независимости Курдистана?

Ввести войска, перекрыть границу и вновь разжечь на своей территории или же у своих границ пожар войны, потушенный ценой неимоверных усилий? Не лучше ли, если вместо нестабильного и раздираемого войной Ирака соседом Турции будет стабильный Курдистан с его нефтью и газом?

Еще один друг курдов – Израиль. Тель-Авив оказывал помощь курдской автономии все последние годы, стараясь укреплять курдское движение для создания в регионе еще одного центра силы и противодействия консолидации арабов. Кроме того, в условиях, когда арабские страны не поставляют нефть Израилю из-за палестинского вопроса, дешевая курдская нефть может быть хорошим способом укрепить свою энергобезопасность.

По некоторым сведениям, израильские инструкторы тренировали курдских боевиков в Ираке. Взамен курды помогали Тель-Авиву информацией о происходящем в Ираке при Садаме Хуссейне, а также о внутренних делах Ирана.

Небезынтересным будет и то, что премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху косвенно поддержал Барзани, призвав к созданию независимого курдского государства для противодействия суннитским боевикам ИГ. Можно предположить, что Израиль планирует оказать эту услугу Курдистану в обмен на поставки нефти. По данным ряда источников, Курдистан уже продает нефть Израилю, но делает это без особой шумихи. Так, в середине июня текущего года в израильском порту Ашкелон причалил танкер «Altai», перевозивший 1 млн баррелей курдской нефти из турецкого порта Джейхан. По данным агентства Bloomberg, сырьё продавалось в Израиль за полцены.

Создание исламского халифата и жесткие действия радикальной террористической организации «Исламское государство» будут способствовать формированию необходимой атмосферы на международной арене. Западные аналитики полагают, что позиционируя курдов, как жертв исламистов ИГ, можно обвинить Багдад в неспособности защитить курдов. Поэтому от действий ИГ Курдистан, контролируя Киркук и значительно увеличив как территории, так и запасы природных ресурсов, от этого только выиграет.

По заявлениям СМИ, президент пока еще Иракского Курдистана Масуд Барзани заявил о готовности к проведению референдума о независимости региона. Собственно, Барзани указывает на неспособность Багдада гарантировать мир, несмотря на желание курдов, по его словам, участвовать в мирном разрешении иракского кризиса. «А право на независимость народа является естественным и неотъемлемым», – утверждает М.Барзани.

Пресса также сообщает, что в парламентах стран-членов Евросоюза и в самом Европарламенте раздаются громкие голоса за немедленную военно-техническую поддержку армии Курдского автономного региона. По мнению парламентариев, сейчас здесь единственное на всей территории Ирака дееспособное правительство и легитимная высшая власть во главе с президентом Барзани.

***

Россия также пытается не оставаться в стороне, и намеревается отхватить свой кусок нефтяного курдского пирога. Она ответила на североамериканские и европейские санкции вводом ограничительных мер на импорт сельскохозяйственной продукции, сырья, товаров и продовольствия из стран Евросоюза, Норвегии, Австралии, Канады и США. Таким образом, конфронтация с Западом перешла на новый уровень, где включен взаимный инструментарий экономических санкций. Достаточно напомнить недавнее заявление еврокомиссара по торговле Карела де Гюхта, призвавшего Вашингтон начать экспорт нефти и газа «в связи с геополитической ситуацией» в Европе. Экспорт буде осуществляться в рамках создания трансатлантической зоны свободной торговли. Западные эксперты полагают, что отмена 40-летнего запрета на экспорт нефти и газа из США может оказать серьезное давление на Россию. Полномасштабная торговая война пока не значится в планах оппонентов, но тенденция на обострение ситуации явно присутствует.

Официальный визит иракского премьера в Москву осенью 2012 года свидетельствует о постепенном укреплении двухсторонних экономических отношений. Серьезным прорывом стал заключенный контракт на поставку в Ирак российских вооружений и технологий на сумму, превышающую четыре миллиарда долларов (30 ударных вертолетов Ми-28Н, 42 зенитных ракетно-пушечных комплекса «Панцирь-С1»). Кроме того, начались переговоры о приобретении истребителей МиГ-29М, тяжелых бронированных машин, радиолокационного и другого оборудования. Это первый официальный контракт в данной области после свержения режима Саддама Хусейна, для которого Советский Союз считался главным поставщиком оружия. Контакт ознаменовал собой серьезный поворот во внешней политике Ирака, так как обозначил иракские приоритеты в этой важнейшей стратегической сфере, где Россия традиционно составляет конкуренцию США.

Что касается сотрудничества в нефтяной сфере, то российские компании постепенно выходят на иракский рынок углеводородов, хотя сталкиваются здесь с серьезной конкуренцией крупнейших европейских и американских компаний, борющихся за право на разработку новых месторождений. Несмотря на то, что в 2008 году Россия списала Ираку более 90 процентов государственного долга, компания Лукойл так и не получила обещанных ей преференций на разработку проекта «Западная Курна-2».

Сразу после визита премьера Ирака в Москву официальное приглашение посетить российскую столицу получил и президент Курдистана Масуд Барзани. Его официальный визит – первый в истории отношений с Курдистаном – состоялся 19-23 февраля 2013 года. На встрече двух сторон рассматривался потенциал взаимодействия между «Газпромом» и нефтегазовыми компаниями Курдистана в области разработки и эксплуатации углеводородных месторождений. Известно, что ОАО «Газпром нефть» уже заключило контракты с Эрбилем. А вскоре после визита первый заместитель гендиректора «Газпром нефти» Вадим Яковлев сообщил, что компания вошла в новый проект на условиях соглашения о разделе продукции в Курдской автономии с долей 80 процентов. Это, по всей видимости, означает, что дан «зеленый свет» и другим российским нефтедобытчикам для их выбора в пользу Курдистана. Вопрос сложный: получая определенные дивиденды на севере Ирака, они рискуют потерять не только уже подписанные 15 контрактов на разработку углеводородов в других районах Ирака, но и с большим трудом восстановленное доверие центральной власти к Москве. Для РФ сейчас очень важны положительная динамика отношений с Багдадом в сфере военно-технического сотрудничества и аналогичные подходы в сирийском конфликте. Более того, полная децентрализация Ирака совсем не выгодна России, так как ее последствия могут непредсказуемо отразиться на ситуации в Закавказье.

Тем не менее, первый визит президента Иракского Курдистана в Москву свидетельствует о том, что российское руководство намерено существенно расширять поле для своего политического и экономического маневра и ввязывается в сложную игру, где продвижение внешнеполитических интересов зачастую не совпадает с законами бизнеса, а национальная политика в значительной степени противоречит направлениям развития региональных отношений, грозя их обострить или разрушить. Поэтому визит этот можно трактовать и как попытку потеснить Турцию с курдского «нефтяного поля» и, отчасти, вывести север Ирака из-под турецкого влияния, что совпадает с интересами федерального правительства.

***

Но вернемся к вопросу о нефти. В текущем году компания «Газпром нефть» приступила к бурению первой поисковой скважины на блоке «Shakal» в Иракском Курдистане, пообещав в ближайшее время приступить к аналогичным работам и на втором участке бурения.

Безусловно, геополитические риски для представленных в регионе зарубежных корпораций довольно высоки. Но большая и дешевая нефть Курдистана, предложенные правительством в Эрбиле выгодные условия разработки месторождений притягивают сюда крупный бизнес, заставляя выискивать пути к продолжению сотрудничества в условиях западных санкций против России.

Дело в том, что подрядчиком для бурения первой скважины на блоке «Shakal» российская компания выбрала канадскую «Grey Wolf», имеющую, как сказано в пресс-релизе «Газпром нефти», большой опыт работы в регионе. По соглашению о разделе продукции, «Газпром нефть» берёт на себя 100  % расходов в деле освоения блока, взамен получая 80  % добытого сырья. Эксперты прогнозируют, что коммерческая эксплуатация блока начнется в 2015 году с выходом на уровень ежегодной добычи в 2 млн тонн нефти к 2020 году.

Между российским и канадским бизнесом в Иракском Курдистане намечается ещё одна точка перспективной кооперации. Помимо блока «Shakal», «Газпром нефть» имеет свою долю и в блоке «Garmian», компанией-оператором которого является тоже канадская «Western Zagros». На блоке «Garmian» запасы нефти на порядок выше физических показателей блока «Shakal», где ведущим оператором значится «Газпром нефть». По данным на август текущего года, соотношение геологических и извлекаемых запасов на блоке «Shakal» составляет, соответственно, 257 и 51 млн тонн, в то время как на «Garmian» – 453 и 122 млн тонн.

В соответствии с контрактом, «Газпром нефть» берёт на себя 50  % материальных издержек и сменит компанию «WesternZagros» в качестве оператора после начала эксплуатации скважин, что должно произойти в 2015 году. Потенциальный уровень добычи нефти на блоке «Garmian» составляет от 30 до 50 тыс. баррелей в сутки. Доля российской компании в добыче составит 40  %.

Для сравнения, не так давно из района боевых действий исламистских боевиков ИГ с иракскими войсками и курдами сообщалось о захвате боевиками двух скважин с ежедневной выработкой нефти в 30 тыс. баррелей. Это достаточно солидный объём добычи, позволяющий выйти на высокий уровень рентабельности извлечения жидкого углеводорода.

Аналитики полагают, что условия соглашения о разделе продукции канадской «WesternZagros» в Курдистане являются относительно более выгодными, чем у других операторов проектов в регионе, и приобретение «Газпром нефтью» доли компании в блоке «Garmian» было бы логичным шагом.

Российская компания оценивает собственные инвестиции в проекты по добыче нефти в Курдистане не менее чем в 1 млрд долларов до 2015 года. Это большие деньги, выдвигающие вопрос о защищённости инвестиций от геополитических рисков, а также от возможных изменений в конъюнктуре западных санкций против России. В самом сотрудничестве с канадскими фирмами в Иракском Курдистане также заложен определённый риск.

Но курдская нефть и выгоды от ее экспорта сглаживают все острые углы в российско-канадских отношениях.

Другим союзником курдского государства может стать шиитский Иран. В нынешней ситуации дружба Тегерана с курдами может ограничить распространения суннитов из радикальной террористической организации «Исламское государство». Кроме того, Тегерану принадлежит и определённый сегмент экономики Курдистана, хотя, его замена на турецкий и азербайджанский (в частности, бензин и дизельное топливо уже поставляются из Азербайджана в Курдистан) вполне возможна с точки зрения экономики, но нежелательна с точки зрения геополитики.

Несмотря на то, что некоторые иранские аналитики пророчат Курдистану серьёзные финансовые потери в случае разрыва отношений с Ираном, это не соответствует действительности. Мало того, нет сомнения в том, что после провозглашения курдами независимости Тегеран будет всячески стремиться наращивать как экономическое, так и политическое сотрудничество с Курдистаном. А пока ИРИ занимает ведущие позиции, опираясь при этом на альянс с США, формируя стратегическую ось между Вашингтоном и Тегераном, обсуждая вопросы сдерживания наступления ИГ и недопущения захвата суннитскими фанатиками Багдада. Тегеран, разыгрывая курдскую карту, сегодня на фоне силовых действий США и его союзников выглядит более результативным.

***

Таким образом, большая нефть Курдистана сама по себе стала важным региональным фактором в общей череде событий на Ближнем Востоке и за его пределами. С целью привлечения на свой рынок зарубежных компаний и создания благоприятного фона для собственного продвижения на пути к государственной независимости, Эрбиль готов предоставлять заинтересованным компаниям режимы наибольшего благоприятствования. Курды даже не прочь идти на значительные ценовые издержки в продаже своей нефти в обход центрального правительства в Багдаде, лишь бы привлечь симпатии влиятельных мировых держав.

Успехи иракского Курдистана дали основания курдам из других стран говорить как о необходимости собственной автономии, так и о создании в дальнейшей перспективе единого государства курдов, для чего им нужно отторгнуть часть территории Сирии, Турции и Ирана.

В геополитическом плане пока еще иракский Курдистан будет в самом центре региона, откуда удобно контролировать все направления — от Кавказа на севере до Персидского залива на юге, создавая при этом коридор для выхода к морю. Кроме военно-стратегической составляющей очевидна и связь с природными ресурсами – нефтью и газом.

Для Иракского Курдистана создание подобного коридора является жизненно важным событием — без выхода к морю нынешняя автономия будет чувствовать себя зажатой между шиитским Ираном и арабским Ираком.

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 23.09.2014. Просмотров: 650

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta