Наука в Украине: синдром Каcсандры

Содержание
[-]

Власть ученых не слышит. За это придется дорого заплатить.

В Дни науки звучало много хороших слов о важности научных исследований и значении науки для общества. По большому счету, ученые в современном мире выполняют свое предназначение, и мы видим, как они своими открытиями меняют мир.

Конечно, не без внутренних проблем — доверия к результатам, воспроизводимости, плагиата, но это — внутренняя научная кухня, а в целом наука все же движется вперед, становится более прозрачной, глобальной и открывает новые горизонты и возможности развития человечества. Но научные работники страдают от синдрома Каcсандры, то есть от способности наперед знать о будущих неприятностях и невозможности им при этом помешать. Они часто повторяют пресловутое: "А мы ведь предупреждали!", потому что их предостережения и предвидения общество упрямо игнорирует. Поэтому накануне Дня науки украинские ученые собрались онлайн на "Марш тех, кто предупреждал".

Этих неуслышанных предупреждений накопилось немало. Ученые предупреждали, что климатические изменения набирают обороты, а если система выведена из состояния равновесия, то трудно предвидеть последствия. Что потепление — это не только позитив (теплые зимы и ананасы в Херсоне), но еще и ураганы, наводнения и засухи, проблемы с питьевой водой и, конечно, новые заболевания и пандемии. Предупреждали о загрязнении Мирового океана, о последствиях вмешательства в экосистему и сжигании травы и мусора, о появлении новых патогенов, о засилье плагиата и псевдонауки, о систематическом недофинансировании украинской науки… О многом. Но услышали ли ученых? Нет.

И этому есть разные причины. Одна из них — "разные языки" и "разные цели" у ученых и у тех, кто принимает решения. Например, очень трудно найти общий язык ученым и политикам по вопросу изменения климата. Интересы отдельных политиков лежат в пределах конкретных регионов и периода их каденций. Их не очень беспокоит вероятное будущее повышение глобальной температуры на несколько градусов в последующие столетия или подъем уровня океана, к которому страна не имеет выхода, если надо решать неотложные болезненные проблемы дня сегодняшнего. В этом контексте для нахождения взаимопонимания между политиками и учеными была создана организация IPCC (Межправительственная группа экспертов по вопросам изменений климата, МГЭИК), переводившая неутешительные научные прогнозы ученых на язык, понятный политикам и обществу. Но на осознание необходимости такой конструктивной общности точек зрения требуются десятилетия, а последствия продолжительной бездеятельности уже проявляются полным ходом. В Украине же проблема взаимопонимания между учеными, политиками и обществом обостряется еще и из-за отсутствия средств и низкого социального статуса работников науки. И не говорите, что мы не предупреждали…

Кто они — украинские ученые?

Немного интегрированных в мировое научное сообщество украинских исследователей осталось на Родине, по разным причинам не выехав за границу. Это обычно энтузиасты, которые имеют альтернативный источник доходов (зарубежные гранты, лекции, консалтинг), а наукой в украинских институтах занимаются как хобби. Но большинство ученых — это, к сожалению, работники, принявшие украинские реалии и успешно имитирующие науку.

Но вне пределов научной среды доминируют несколько представлений об этой профессии: ученый-неудачник, который тратит бюджетные деньги, удовлетворяет собственный интерес за счет государства и постоянно жалуется на недоплаты; или же ученый-волшебник, способный на колене собрать ядерный реактор, знающий, как сгенерировать волну-убийцу, вызвать гром и сделать анализ воды одним лишь взглядом, без реактивов и пробирок. При этом может жить на мизерную зарплату (потому что у него "призвание" и "миссия"). А порой вообще бытует маргинальный взгляд на ученых как на альтернативу экстрасенсам, но, конечно, более продвинутым и современным.

В обществе не хватает понимания, зачем нужна наука и кто такие ученые. Ни в одном из этих образов мы не видим экспертов, делающих адекватные прогнозы, берущих на себя ответственность за качество и обоснованность результатов, оценивающих последствия. В Украине в целом отсутствует диалог между обществом, учеными и теми, кто принимает решения на государственном уровне. Если ученых в этой стране вынести за скобки процессов принятия решений, то никто этого не заметит.

Почему так произошло?

С первых лет украинской независимости власть имущие не занимались разработкой новой государственной стратегии развития науки, формулированием ее предназначения и целей и хоть каким-то диалогом с учеными. Так сложилось, видимо, потому, что наука не обещала быстрой отдачи средств, а наоборот, требовала еще больших дополнительных ресурсов. Постепенно финансирование науки переходило на остаточный принцип, обществу же годами навязывался тезис, что расходы на науку — слишком большие и неоправданные, а ученые — обуза для государства. Кому нужна фундаментальная наука, которая не может предложить конкретных быстрых решений?

Постепенно, переживая волны потерь квалифицированных активных специалистов, составляющих основу еще советских научных школ, и их молодых учеников, обескровленная фундаментальная наука стала заниматься в основном имитацией, поскольку запроса на реальные верифицированные знания не было. Имитация и плагиат в отдельных сферах приобрели ужасающие формы в виде налаженного конвейера по продаже дипломов, кандидатских и докторских, а Украина, лишенная интеллектуальной научной элиты, постепенно теряет шанс в ближайшем будущем стать развитой страной. И не говорите, что мы не предупреждали…

Что мы имеем сейчас?

Наука до сих пор финансируется крайне неудовлетворительно — на уровне не более 10% от гарантируемого Законом о "О научной и научно-технической деятельности". Напомним, что согласно этому закону с 2020 года финансирование научной отрасли должно составлять не менее 1,7% ВВП.

По данным 2019 года, средняя зарплата ученого составляет 290 евро (8 тыс. грн, хотя эта цифра может меняться в зависимости от института, но надо еще учесть, что почти все учреждения НАНУ работают неполную рабочую неделю, и сумма зарплаты у многих значительно ниже), несмотря на среднюю зарплату по Украине около 11 тыс., а по Киеву — 16 тыс. грн. Следовательно, место научного сотрудника НАНУ вряд ли можно назвать привлекательным для молодых ученых, которые должны составлять основу научного потенциала.

Согласно отчету НАНУ за 2019 год, у нас в стране насчитывается 14 тысяч 828 научных работников. Из них молодых ученых (до 35 лет) — всего 1734, что приблизительно составляет 11,5%. И ежегодно эта цифра уменьшается. В критической ситуации человек (как и общество в целом) не поднимается до уровня своих ожиданий, а падает до уровня своей компетентности. Наступает момент истины, все расставляющий по своим местам, лишающий иллюзий и оголяющий проблемные участки.

Весь научный мир живет сейчас в кризисном режиме. Мы понимаем, что многие исследования будут сворачиваться в пользу решения проблем с пандемией. Ученые из разных стран включились в гонку, кто быстрее изобретет вакцину от коронавируса. Математики и физики начали писать уравнения распространения вирусов, исследователи по IT анализируют и обрабатывают данные, чтобы сделать хоть какие-то прогнозы и понять, какие решения и стратегии на этот момент более выигрышные. Специалисты из разных отраслей объединяются, пишут быстрые публикации, строят модели, проводят исследования. Мы можем наблюдать взрывное накопление знаний, что в сжатые сроки должно дать человечеству реальные и эффективные инструменты в борьбе с заболеванием. Многие государства уже открывают масштабные гранты на такие работы, научные программы с привлечением специалистов из разных смежных отраслей, и с учетом высокой конкуренции их получат лучшие.

Что же происходит в украинской науке?

Да, мы, как и весь мир, оказались в зоне турбулентности и, по "правилу самолета" (кислородные маски сначала надевают на себя, а потом на детей), должны сейчас спасать те направления науки и тех ученых, которые смогут спасать и держать на плаву ситуацию в дальнейшем: лечить, делать тесты, разрабатывать вакцины, создавать другие действенные инструменты в борьбе с пандемией, делать обоснованные прогнозы, восстанавливать доверие к научному знанию и повышать квалификацию работников образования.

В Украине есть много активных научных коллективов, работающих над проблемами пандемии, хотя в основном это делается, как всегда, на энтузиазме. Это группы из ведущих украинских ученых, интегрированных в глобальное научное сообщество, например рабочая группа НАНУ по математическому моделированию проблем, связанных с эпидемией коронавируса SARS-CoV-2 в Украине. Она создает математически обоснованные прогнозы, необходимые для принятия решений по карантинным мерам.

Что делать?

Стратегически важные для государства вопросы нельзя решать на энтузиазме, в свободное от основной работы время. Они требуют слаженной работы многих коллективов, постоянной коммуникации между ними, поддержки со стороны государственных органов и соответствующего финансирования. Приоритетные сейчас направления, такие как распространение эпидемий, биомедицина, биологическая, экологическая (помним недавние пожары, от которых страдали киевляне), кибернетическая и информационная безопасность, реагирование на техногенные катастрофы, для практической реализации нуждаются в эффективной государственной системе принятия решений с привлечением ведущих ученых и экспертов. Введение обязательной экспертной оценки при принятии решений во многих отраслях могло бы стать попыткой восстановления доверия как к ученым, так и к политикам.

В стране еще остались энтузиасты, и крайне необходимо реформировать науку, чтобы поддержать их. Реформа без ресурса — это "выстрел в голову", и сейчас ученые живут в ожидании такого ресурса: его даст первый конкурс Национального фонда исследований Украины. Он должен поддержать именно ту небольшую часть научных работников, у которых есть потенциал. Можно ожидать, что финансирование постепенно увеличится до границ, предусмотренных законом.

Да, наука требует крупных инвестиций, труда, терпения, но в нужный момент она может щедро отплатить. И не говорите, что мы не предлагали... Но, в принципе, жить без науки и образования можно... Есть простые решения, и можно не тратиться на сложные исследования. Вопросы, которые часто звучат: зачем сложные модели, если есть простые наглядные формулы? Зачем ВНО по математике, если можно нормально жить без этих знаний? Зачем Украине суперкомпьютеры, и разве у нас есть задачи для них?

Конечно, можно делать быстрые расчеты, и для этого достаточно даже калькулятора. Вместо суперкомпьютеров можно создавать яркие сайты, в которые будут завернуты результаты исследований, полученные в столбике Excel, умноженные на "универсальные" константы. При этом налогоплательщики сэкономят кучу денег. Можно не тратиться на поддержку "страшного" математического образования и не развивать у детей критическое мышление. Не тратить средства на создание качественного научно-популярного контента, а показывать увлекательную "битву экстрасенсов". За решением в критических ситуациях обратиться к прибыльной псевдонаучной индустрии астрологов, а больных COVID-19 — лечить гомеопатией.

Хотя за все это потом придется дорого заплатить. Очень дорого. И не говорите, что мы не предупреждали…


Об авторе
[-]

Автор: Катерина Терлецкая

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 14.06.2020. Просмотров: 41

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta