Настоящей судебной реформы в Украине не будет. Потому что никогда

Содержание
[-]

Без реформы параламента страны невозможна настоящая судебная реформа

Пока Генеральный прокурор будет бегать на доклад к Президенту, а не в Высший совет правосудия, а Верховная Рада, Президент и Кабмин будут назначать своих «смотрящих» в ВСП, Конституционный Суд, ВККС, НАБУ, ГБР и т.д., украинское правосудие останется своеобразным «лежачим полицейским».

Как отмечает Судебно-юридическая газета, Конституционный Суд Украины в Решении от 28 августа 2020 года по делу о соответствии Конституции Украины (конституционности) Указа Президента Украины «О назначении А. Сытника Директором Национального антикоррупционного бюро Украины» написал, что Национальное антикоррупционное бюро Украины, как орган правопорядка, фактически является органом исполнительной власти, поскольку состоит из центрального и территориальных управлений, то есть распространяет свои полномочия на всю территорию государства. Таким образом, Национальное антикоррупционное бюро Украины имеет признаки органа исполнительной власти.

Честно говоря, позиция Конституционного Суда Украины несколько удивляет. Прокуратура Украины также состоит из центральной и территориальных структур и распространяет свои полномочия на всю территорию государства, а потому, по логике Конституционного Суда, тоже должна быть отнесена к органам исполнительной власти.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Перед этим, в этом же Решении Конституционный Суд очень подробно выписал важность предусмотренного статьей 6 Конституции Украины принципа разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. В частности, Конституционный Суд Украины отметил следующее. Организация и осуществление государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную не является самоцелью, а призвана обеспечивать права и свободы человека и гражданина.

Основы Конституции Украины обеспечивают сбалансированность конституционных полномочий органов государственной власти, соответствие этих полномочий определенным Основным Законом Украины принципам конституционного строя и форме государственного правления в Украине; кроме того, исключается конкуренция компетенций этих органов, наделение их несвойственными полномочиями и концентрация властных полномочий у одного или нескольких субъектов государственной власти; несоблюдение этих требований отрицательно скажется на содержании и направленности деятельности государства, сделает невозможным выполнение им своего главного долга - утверждение и обеспечение прав и свобод человека.

Принципы "разделения властей" и "баланса власти" требуют, чтобы три функции демократического государства не были сосредоточены в одной ветви власти, а должны быть распределены среди различных государственных институтов. И наконец, «разделение властей является гарантией прав и свобод человека и гражданина; поэтому любое нарушение принципа разделения властей, что приводит к ее концентрации, в том числе совмещение ненадлежащих определенным органам государственной власти функций, нарушает гарантии прав и свобод человека и гражданина».

При этом Конституционный Суд не дал никакой оценки тому обстоятельству, что Национальное антикоррупционное бюро Украины является "государственным правоохранительным органом" (органом правопорядка), который противодействует уголовным коррупционным правонарушениям, осуществляя досудебное расследование в уголовном производстве, гласные и негласные оперативно-розыскные мероприятия. А что такое досудебное расследование?

Это часть, стадия уголовного судопроизводства, процессуальные действия в связи с совершением деяния, предусмотренного законом Украины об уголовной ответственности - пункт 10, часть 1 статья 3 УПК Украины. И это касается не только НАБУ, но и органов досудебного следствия и дознания Национальной полиции, СБУ, ГБР, налоговой милиции. Следователи и дознаватели указанных органов занимаются сугубо процессуальной, а не управленческой, деятельностью, находясь при этом в составе органов исполнительной власти. И Конституционный Суд Украины не считает такую ситуацию «совмещением ненадлежащих определенным органам государственной власти функций».

Статьей 124 Конституции Украины установлено, что правосудие в Украине осуществляют исключительно суды. Делегирование функций судов, а также присвоение этих функций другими органами или должностными лицами не допускаются. Статьей 1 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей» определено, что судебная власть в Украине в соответствии с конституционными принципами разделения власти осуществляется независимыми и беспристрастными судами, образованными законом.

Судебную власть реализуют судьи и, в определенных законом случаях, присяжные путем осуществления правосудия в рамках соответствующих судебных процедур. Я не ученый и спорить с такими категоричными постулатами не буду, но такое ограниченное определение понятия судебной власти крайне негативно сказывается на утверждении независимости судебной власти и не дает возможности эффективного ее функционирования.

Кроме этого, положения статьи 124 Конституции Украины вызывают определенные сомнения. В соответствии с положениями статьи 284 УПК Украины в случае, если установлено отсутствие события уголовного правонарушения или установлено отсутствие в деянии состава уголовного преступления, уголовное производство закрывается следователем или прокурором, а если эти обстоятельства выявляются во время судебного разбирательства, суд принимает оправдательный приговор.

То есть, если по указанным основаниям суд принимает оправдательный приговор, то это осуществляется правосудие, а если по этим же основаниям следователем или прокурором принимается постановление о закрытии уголовного производства, то это уже никакое не правосудие, а какая-то процессуальная деятельность, название которой законодатель не дает. Это напоминает парадоксальную ситуацию, при которой, когда горит дом и заливают огонь пожарные, то они тушат пожар, а если их нет и дом от огня спасают люди, то они не тушат пожар, потому что не являются пожарными, а просто заливают огонь водой.

Особенно следует отметить, что в случае закрытия уголовного производства не прокурором, а следователем НАБУ, ГБР, Национальной полиции, СБУ или налоговой милиции эта правосудная процессуальная функция осуществляется ответственным работником органа исполнительной власти. Просто удивительно, что Конституционный Суд Украины, аргументированно излагая доводы о необходимости соблюдения принципа разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, не дал никакой оценки тому обстоятельству, что органам исполнительной власти, как органам государственного управления, присущая именно управленческая деятельность, и ни в коем случае процессуальная в уголовном производстве.

Возможно, где-то в Швейцарии такая ситуация и не имела бы какого-то большого значения. Но не в Украине, где сегодня именно органы исполнительной власти фактически решают, какие уголовные производства будут расследовать в первую очередь, а какие могут ждать годами, или вообще в суд не попадут никогда; в каком объеме будут формировать и подавать доказательства и многое другое, на что якобы всесильная судебная власть влияния практически не имеет.

До тех пор, пока у нас будет существовать гремучая смесь правосудной, чисто процессуальной деятельности в органах исполнительной власти, ни порядка в украинском судопроизводстве не будет. До того времени, пока Генеральный прокурор будет бегать на доклад к Президенту, а не в Высший совет правосудия, а Верховная Рада, Президент и Кабмин будут назначать своих «смотрящих» в Высший совет правосудия, Конституционный Суа, Высшую квалификационную комиссию судей, НАБУ, ГБР и т.п., украинское правосудие никогда на ноги не станет, так и останется своеобразным «лежачим полицейским».

Как вывод: все органы досудебного следствия необходимо вывести из подчинения органов исполнительной власти. Министр внутренних дел Украины, Председатель СБУ, руководитель Национальной полиции Украины и т.п. не должны контролировать деятельность органов досудебного следствия по расследованию уголовных производств и нести за эту деятельность никакой ответственности.

В идеале так же следовало бы поступить и с органами дознания, но это пока практически выполнить невозможно. Сегодняшняя ситуация в Украине очевидно свидетельствует об одном: суды с одной стороны, органы прокуратуры, предварительного следствия и дознания - с другой, развели в уголовном производстве по разные стороны баррикады и делают все возможное, чтобы это противостояние было как можно жестче. Постоянные обвинения друг друга в коррумпированности, непрофессионализме, саботаже рассмотрения дел и т.п. украинским властям только на пользу - разделяй и властвуй, причем безнаказанно.

Еще одна принципиальная ошибка украинского судопроизводства заключается в выведении за его пределы стадии исполнения судебных решений: по украинскому процессуальному законодательству, исполнение судебных решений среди основных принципов судопроизводства не значится: такие принципы заканчиваются возмещением судебных расходов, правда, тоже только на бумаге. Между тем, судопроизводство со всеми его основными принципами или всеми принципами, вместе взятыми, без реального исполнения принятого судебного решения является просто ничтожным, а неисполненное судебное решение, перефразируя Отто фон Бисмарка, не стоит бумаги, на котором оно написано.

Я бы вообще лозунг «Именем Украины» предоставлял бы тем судебным решениям, которые фактически и полностью исполнены. Неисполненное судебное решение, принятое именем Украины, является унижением украинского государства. Если мы выводим стадию исполнения судебных решений за рамки судопроизводства, судебной власти и передаем эту крайне важную для эффективного правосудия функцию органам исполнительной власти, то всегда будем иметь то, что имеем: исполнение судебных решений на уровне 5, 10 или максимум 15 процентов.

Процессуальный судебный контроль за исполнением судебных решений проблемы никоим образом не решает, поскольку имеет эпизодический, практически разовый характер. Правосудие с таким низким уровнем исполнения судебных решений является расточительным, и сама общественная потребность в таком правосудии может быть поставлена под сомнение. Неужели не понятно, что исполнительная власть совершенно не заинтересована в максимальном исполнении судебных решений, поскольку такое исполнение во многих, если не в большинстве, случаях имеет место за счет средств государственного или местных бюджетов, которых всегда катастрофически не хватает.

Исполнение судебных решений является неотъемлемой частью судопроизводства и должно осуществляться Судебной исполнительной службой, которая относится к органам судебной власти и подчинена Высшему совету правосудия. По тем же основаниям не может быть вне системы органов судебной власти исполнение судебных решений по уголовным делам с подчинением пенитенциарных учреждений также Высшему совету правосудия. Очевидно, что сюда должны быть отнесены конвойные войска и судебная полиция. Судебная власть только тогда будет эффективной, если она будет в состоянии сама себя защитить. Какой смысл искать людям защиты в судах, которые сами постоянно страдают от различного рода нападок и притеснений и систематически плачутся по этому поводу перед Президентом, Кабмином, генпрокурором или МВД. А те просто посмеиваются.

Таким образом, систему органов судебной власти составляют: суды, Высший совет правосудия, прокуратура, все органы досудебного следствия, исполнительная служба, пенитенциарная служба, включая следственные изоляторы, исправительно-трудовые учреждения и конвойная служба, судебная полиция, квалификационные комиссии и судебная администрация как структурные подразделения Высшего совета правосудия. Высший совет правосудия решает все вопросы организационного, материально-технического и кадрового обеспечения всех без исключений, органов судебной власти.

Очевидно, что в нынешнем состоянии Высший совет правосудия такие задачи решать не сможет, статус не тот. Члены Высшего совета правосудия в количестве 100 (плюс-минус) человек должны избираться гражданами Украины по мажоритарным округам, как народные депутаты. Высший совет правосудия делится на секции: суды, прокуратура и органы досудебного следствия, исполнение судебных решений и тому подобное.

Чтобы обеспечить надлежащий контроль народа за деятельностью, качеством работы всех органов судебной власти, каждые 2-3 года проводится референдум доверия по каждому из членов Высшего совета правосудия. Можно предположить отчетность членов Совета правосудия в округах, от которых они избраны. Только так можно обеспечить полную независимость судов и других органов судебной власти и реальную подконтрольность их деятельности народу. Таким образом будем иметь мощную структуру, которая по праву сможет называться судебной властью. А пока по факту такой власти нет - лишь мираж, а то и вообще полная фата моргана.

Для абсолютного отделения судебной власти от законодательной и исполнительной необходимо лишить парламент и президента права осуществлять не свойственные им полномочия по решению вопросов досрочного освобождения осужденных судами лиц от назначенных наказаний. Парламент не может применять амнистию, а президент - помилование: все вопросы досрочного освобождения от назначенных судами наказаний должны решаться только судами, без каких-либо исключений.

Вторым обязательным условием эффективного судопроизводства является надлежащее инстанционное построение судебной системы. Идеологи сегодняшней судебной реформы утверждают, что мы вернулись от четырехзвенной судебной системы к трехзвенной. Однако это не совсем так, поскольку кассационные суды Верховного Суда фактически является ликвидированными кассационными высшими специализированными судами, которые функционировали ранее.

Высшим судебным органом в государстве и, соответственно, фактическим Верховным Судом на самом деле является Большая Палата Верховного Суда. В частности, в соответствии со статьей 45 Закона Украины «О судоустройстве и статусе судей», Большая Палата в определенных законом случаях действует как суд кассационной инстанции с целью обеспечения одинакового применения норм права кассационными судами, то есть выше кассационным судом в отношении четырех кассационных судов Верховного Суда.

Кроме этого, Большая Палата также действует как суд апелляционной инстанции по делам, рассмотренным Верховным Судом судом первой инстанции. Из приведенного видно, что у нас фактически есть два Верховных Суда: первый является простым Верховным Судом, который может действовать в качестве суда первой инстанции, а второй - Супер или Мега Верховный Суд как апелляционная инстанция над первым. Но дело не в этом: сколько бы ни было у нас верховных судов, судебных инстанций у нас действительно три: первая, апелляционная и кассационная.

Если посмотреть на реальные достижения украинских реформаторов в области судопроизводства, то их всего два, которые действительно можно признать революционными: введение апелляционного без права возвращения дела на новое судебное рассмотрение, пересмотр судебных решений и отмена института дополнительного предварительного следствия (теперь досудебное следствие) в уголовном судопроизводстве. Эти две новеллы украинского судопроизводства действительно имели огромные реальные положительные результаты: на несколько порядков уменьшилась волокита при рассмотрении судебных дел и как следствие, существенная экономия бюджетных средств и денег украинских граждан, участников судебного разбирательства.

Однако, сказав «а», мы не сказали «б», и остановились на полпути, поскольку никак не можем решить проблему с направлением дел на новое судебное рассмотрение судами кассационной инстанции. Есть очень простой способ решения данной проблемы: ликвидировать кассационную инстанцию! Суды первой и апелляционной инстанций являются одновременно судами факта и права, то есть устанавливают обстоятельства, дающие этим обстоятельствам правовую оценку, исследуют доказательства, оценивают их на предмет допустимости и достоверности, в зависимости от установленного и правовой квалификации, оценки, принимают решения.

Кассационный суд, будучи судом исключительно права, лишен возможности быть одновременно и судом факта, не вправе устанавливать новые или дополнительные обстоятельства, исследовать и оценивать доказательства, то есть является судом неполноценным, неким, простите, судебным кастратом, деятельность которого с точки зрения его эффективности вызывает большие сомнения. Что такое украинская кассация? Лежат дела в кассационных судах годами, по крайней мере в административной и гражданской юрисдикциях. Наконец пришла долгожданная очередь для рассмотрения дела, и что?

Решение, постановление отменить, а дело направить на новое судебное рассмотрение в суд апелляционной или первой инстанции. Таких решений в Верховном Суде тысячи и тысячи. И все начинается сначала: нервы, деньги, волокита. Не является ли это просто циничной формой издевательства над людьми под видом кассационного судопроизводства? Лично у меня никаких сомнений в нецелесообразности кассационной формы пересмотра судебных решений нет, поскольку апелляция, будучи судом факта и права, включает в себя и функцию кассации. Каждая вышестоящая судебная инстанция должна иметь полномочия по рассмотрению судебных дел не меньше, чем нижестоящие суды. Иначе судебная иерархия теряет прагматический смысл ее функционирования.

Чем заменить кассацию? Есть только один действительно эффективный способ наведения порядка в украинском судопроизводстве - судебный надзор за правилами апелляции. Тотальный судебный надзор высших судов за законностью принятых решений нижестоящими судами. Ни одно незаконное судебное решение не имеет права на существование. Верховный Суд отслеживает все решения, вступившие в законную силу, судов первой и апелляционной инстанций, апелляционные суды отслеживают решения судов первой инстанции, и при выявлении решений, принятых с нарушениями действующего законодательства, отменяют такие решения и выносят новые, в соответствии с законом.

Говорят, чтобы почувствовать положительные изменения проводимой судебной реформы, нужны годы. Положительные, видимые последствия введения судебного надзора и ликвидации кассационного порядка пересмотра судебных решений наступят немедленно, в течение нескольких месяцев. Это и единство судебной практики, и утверждение законности и верховенства права, и сокращение сроков рассмотрения дел, высокое качество судопроизводства.

Понимаю, что теоретики права приведут множество доводов в защиту высокого назначения кассационного суда права, но все же критерием истины является практика. А практика показывает, что эффективность апелляционной формы пересмотра судебных решений на 50 процентов превышает кассационную, поскольку кассация оперирует только правом, а апелляция - и правом, и фактами. И самое главное - ни одного дела на новое судебное рассмотрение, только окончательное решение по существу спора!

Почему в Украине невозможна настоящая и эффективная судебная реформа? По тем же самым причинам, что и любая другая: управленческая, медицинская, образовательная и тому подобное. Ни одна реформа в Украине не будет должным образом реализована, пока не будет проведена реформа украинского парламента. Как только наш парламент не называют: собрание комиков, кухарок, фотографов. Недавно добавились микробы и бактерии. В прошлом году я писал, каким должен быть украинский парламент. Но это все, как вода в песок. Грусть. Обреченное государство обреченного народа.


Об авторе
[-]

Автор: Василь Юрченко

Источник: argumentua.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.10.2020. Просмотров: 67

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta