Налоговая революция. O борьбе с коррупцией по-испански

Содержание
[-]

Налоговая революция. O борьбе с коррупцией по-испански 

Спросите любого испанца, что общего у таких разных людей, как оперная примадонна Монтсеррат Кабалье, лучший футболист мира Лионель Месси, сестра короля Филиппа VI — инфанта Кристина, а также тысячи перебравшихся в Испанию на жительство граждан РФ? И вам ответят без колебаний: то, что ими живо интересуются налоговые органы Испании.

Интерес этот настолько велик, что сестра короля Испании Филиппа VI — инфанта Кристина уже украсила собой скамью подсудимых. Громкий процесс в городе Пальма-де-Мальорка еще до старта 11 января пресса называла не иначе как "процесс века", и это правда: как-никак под судом первый представитель династии, правящей в Испании с XVIII века. Всего же по делу проходят 18 человек, а главный обвиняемый — муж инфанты и бывший профессиональный гандболист Иньяки Урдангарин.

Спортсмен задействовал "королевский" ресурс для организации некоммерческого фонда Noos, который ставил целью развитие спорта в Испании. По версии следствия взносы в фонд были не совсем добровольные, к тому же часть этих пожертвований, около 6 млн евро, осела в кармане королевского зятя, за что ему светит 19 лет тюрьмы. И хотя он свою вину отрицает, суд Пальма-де-Мальорки в ходе следствия уже конфисковал у него 16 объектов недвижимости.

Что касается самой инфанты Кристины, то профсоюз юристов Испании "Чистые руки" настоял на ее привлечении к суду в качестве подозреваемой, так как она была членом руководящего совета фонда Noos, а ее подпись стоит на многих финансовых документах. Против сестры короля выдвинуто обвинение по ряду статей Уголовного кодекса, что грозит восьмью годами заключения. Судья, однако, принял к рассмотрению лишь иск, связанный с неуплатой налогов с нелегальных дивидендов. И хотя суду еще предстоит определить, в какой мере виновата инфанта Кристина, ее брат — король Филипп VI сестру уже наказал: она лишена титула герцогини Пальма-де-Мальоркской.

Учитывая, что под следствием параллельно с инфантой сегодня оказались министр предыдущего правительства социалистов Хосе Бланко (дело "Чемпион"), а также ушедшая в отставку министр здравоохранения действующего кабинета Народной партии Ана Мато (дело "Барсенас"), ясно: в Испании решили бороться с коррупцией и налоговыми уклонистами, невзирая на лица.

"Негро" как визитная карточка

Как выглядит коррупция по-испански на практике, я понял, когда мой старый знакомый — москвич Борис — решил купить домик у моря. По интернету он нашел скромную виллу в испанском курортном городке, недалеко от французской границы, где уже обосновалась мощная колония соотечественников. Так как ни на каком другом языке, кроме русского, Боря не говорит, он и обратился ко мне за помощью. И вот мы едем с двумя симпатичными испанскими маклершами к его "голубой мечте". Маклерши рассыпаются в комплиментах Борису, мне и, конечно, жилью, которое они хотят продать.

Домик, хоть и не совсем у моря, оказался вполне симпатичным. А соотношение цены и качества делали его просто неотразимым. Словом, осмотр подходил к концу, все детали были согласованы, Боря уже радостно улыбался, представляя себя и семейство у кромки небольшого бассейна. Тут-то испанки и выкатили условие: 20 процентов следует заплатить наличными.

Мой друг изумился: у меня, мол, все официально, через банк. Да и как вы себе представляете, что я еду через всю Европу с сумкой, набитой десятками тысяч евро? Маклерши смотрели на Бориса как на человека, который упал с луны.

— Да нам русские клиенты возят деньги чемоданами. И платят наличными, как правило, не 20 процентов, а всю сумму! Так что 20 процентов "негро", только "негро",— твердили они как заведенные. Любопытно, что черный нал звучит по-испански очень узнаваемо — "негро".

В этом же городке с разными маклерами мы посетили еще четыре объекта, но везде дело упиралось в нал. Справедливости ради отмечу: в соседней провинции без труда и даже без "негро" мы купили для Бори симпатичный домик. А всю дорогу обратно размышляли над тем, чем это вызвано: то ли маклеры там честнее, то ли наших соотечественников в этих краях пока мало и они еще не успели развратить риэлторов черным налом.

Впрочем, испанская пресса уверена, что коррупция процветает не только в риэлторском бизнесе. По официальным данным, следственные органы ведут сейчас до 1700 дел о коррупции в разных сферах, но испанцы убеждены, что это верхушка айсберга: 47 процентов граждан считают усилия по борьбе с этим злом недостаточными. Как сказал "Огоньку" известный в Аликанте адвокат Мариано Ариас Виноградов, коррупция и приток грязных денег до того разъели страну, что ее впору называть "всемирной прачечной".

Так почему же Испания?

Вопреки научным трактатам, которые объясняют коррупцию "историческими традициями" и называют частью "политической культуры" любой южной страны, сами испанцы говорят о причинах более прозаических — бедности и патриархальном укладе.

— Лет тридцать назад,— напоминает мне бывший учитель географии, а ныне пенсионер Франсиско Мартинес,— Испания была бедной сельской страной, где уклонение от налогов было явлением массовым. Кому бы пришло в голову требовать строгой отчетности с крестьян, которые еле сводят концы с концами?

В этих условиях в стране со столь крепкими родственными связями все теплые места на госслужбе, а также муниципальные контракты доставались своим. Разумеется, небезвозмездно. И пусть времена изменились, но отношение к налоговым уклонистам и коррупционерам все еще снисходительное или, как выразился глава испанского отделения Transparency International Хесус Лескано, "благодушное". С этим трудно поспорить, учитывая, что 70 процентов мэров, попавших под следствие за коррупцию, были в последние годы с энтузиазмом переизбраны на новый срок.

Вроде бы парадокс. Испанцы называют коррупцию одной из главных проблем страны. И в то же время, когда надо делать выбор самим, вовсе не исключают того, чтобы дать взятку или принять ее. Социологи говорят о слабости демократических традиций: переход от авторитарного режима к многопартийности произошел всего-то в конце 1970-х. Потому в регионах и даже в центре административные должности часто получают представители той партии, которая победила на выборах. Тогда как в странах с более устойчивыми демократическими традициями они достаются в основном беспартийным профессионалам.

Вот и выходит, что партийные деятели, получив на четыре года важную должность, стараются выжать из нее все. Известны случаи, когда после победы на местных выборах однопартийцы вели между собой жаркие бои за должность, скажем, советника по вопросам строительства. Не секрет, что строительный бум (он начался в Испании лет 15 назад) и стал мощным катализатором коррупции. Ради нужных подрядов строительные магнаты не жалели денег на взятки муниципальным чиновникам. Вот что рассказывал тогдашний лидер оппозиции, а ныне премьер Испании Мариано Рахой.

— Я недавно побывал в Марбелье и сфотографировался на память с четырьмя муниципальными советниками от нашей Народной партии. А вот премьер Родригес Сапатеро (в те годы премьер от социалистов.— "О") также побывал в Марбелье, но сфотографироваться с бывшими советниками от своей партии не смог — они все за решеткой по обвинению в коррупции.

Сам Рахой, придя к власти во главе Народной партии в 2011 году, провозгласил жесткий курс в экономике и провел через парламент законы, усилившие уголовную ответственность за должностные преступления. Мэрам городов и поселков было предписано избираться прямым голосованием, а не назначаться победившей партией. Госслужащим запретили работу по совместительству в частных компаниях, обязали раз в год обнародовать доходы, а по завершении работы на посту их имущество и финансовые активы должны подвергаться проверке.

Все бы хорошо, но, увы, первыми обвиняемыми по этому закону оказались ближайшие соратники Мариано Рахоя, в частности казначей Народной партии Луис Барсенас, державший на счетах в Швейцарии десятки миллионов евро, не зарегистрированных в испанских налоговых органах. Скандал бросил тень и на премьера: казначей утверждал, что до прихода к власти все руководство партии, включая Рахоя, получало к зарплате довесок в конвертах. Как ни копала оппозиция под премьера, его участие в махинациях не подтвердилось. Но грянул новый скандал.

Судья Национального суда в Мадриде Пабло Рус объявил, что вскоре будут предъявлены обвинения в коррупции целой когорте функционеров Народной партии. Среди них экс-министр здравоохранения и ближайший соратник Рахоя — Ана Мато, три экс-казначея народников и еще с десяток фигур, которые, считает прокуратура, нанесли урон бюджету на сотни миллионов евро. В центре скандала — бизнесмен Франсиско Корреа, который взятками будто бы "приручил" соратников главы государства. В обмен на выгодные контракты чиновники получали деньги, поездки на дорогие курорты, шикарные авто. Вину фигурантов еще предстоит доказать, но премьер уже извинился перед испанцами за кадровые ошибки. По его словам, Народная партия продолжит бой с коррупцией и разоблачение соратников, которые сядут на скамью подсудимых, тому подтверждение.

Возможно, это и так, но клубок коррупционных скандалов с участием высоких чиновников лишил доверия испанцев обе традиционные партии, которые правили 40 лет, сменяя друг друга. Об этом говорит успех на парламентских выборах в декабре 2015-го новой несистемной партии "Подемос" ("Мы можем".— "О"). Эти левые радикалы на предвыборных митингах называли себя не иначе как антикоррупционерами.

Игры без мяча

Никто не отрицает, что антикоррупционные законы были приняты в Испании своевременно. Но вот меры правительства Рахоя многие считают не только инструментом финансовой дисциплины, но и рычагом политического давления. Так, в Каталонии, которая добивается независимости от Испании, уверены: с помощью новых законов Мадрид оказывает жесткое давление на мятежную провинцию. В самом деле, на двух предыдущих премьеров Каталонии, включая ушедшего на днях в отставку Артура Маса, заведены уголовные дела по обвинению в растратах и уклонению от налогов. Причем появились обвинения, когда политики-сепаратисты быстро набирали популярность и стали опасны Мадриду.

Не обошли вниманием налоговые органы и знаковые фигуры Каталонии. Так, в последние дни 2015 года оперная примадонна Монтсеррат Кабалье была приговорена судом к полугоду тюрьмы и штрафу в 225 тысяч евро. Певицу признали виновной в неуплате налогов — она задолжала бюджету почти полмиллиона евро за выступления в 2010-м. При этом Монтсеррат не только признала вину, но и выплатила всю сумму и пени, попросив об одном: учесть ее возраст и позволить решить все проблемы с налоговыми органами в досудебном порядке. Но прокуратура настояла на судебном разбирательстве, в ходе которого добивалась тюремного срока, в итоге он все же был заменен на условный.

Еще серьезнее ситуация с налогами у звездного бомбардира "Барселоны" Лионеля Месси. Лучшего футболиста планеты еще в 2013-м обвинили в уклонении от налогов на сумму в 4 млн евро. Год спустя к обвинению добавилась статья по отмыванию денег и еще один обвиняемый, отец Лионеля — Хорхе (он контролировал финансы сына). В итоге отец и сын Месси выплатили 5,2 млн евро, что эквивалентно неуплаченной сумме с процентами, и подали прошение о досудебном решении дела. Но и они получили отказ. Это значит, что при неудачном для Месси ходе процесса ему может грозить до пяти лет тюрьмы.

Болельщики "Барселоны" кипят от негодования: ведь точно в такой ситуации в свое время были несколько игроков мадридского "Реала", включая звезд — Икера Касильяса и Серхио Рамоса. Но им налоговое ведомство пошло навстречу — после выплат недостающих сумм и пени все футболисты "Реала" получили право на досудебное решение своих дел. То есть отделались легким испугом.

С "Барселоной" не так. Суд Мадрида обязал еще одну звезду каталонцев, нападающего Неймара, явиться для дачи показаний по делу о мошенничестве, которое якобы имело место при его переходе из бразильского "Сантоса" в "Барсу". По делу проходят также два президента клуба, бывший и нынешний.

Настроения в "Барсе" сейчас самые мрачные: болельщики говорят о заговоре против клуба, который прессингуют с подачи высокопоставленных поклонников "Реала" — мол, "мадридская мафия" использует властный ресурс. Страсти бушуют нешуточные: для мятежной провинции футбол всегда был больше, чем футбол, особенно когда игра шла с "Реалом". Но Мадрид обвинения отвергает: ничего личного, только борьба с коррупцией, невзирая на лица.

Уклонисты из России

То, что законы, принятые правительством Мариано Рахоя, оказались суровыми, почувствовали на себе и многие наши соотечественники, живущие в Испании. Они тоже стали в одночасье злостными налоговыми уклонистами.

Год назад, напомню, все имеющие вид на жительство в королевстве россияне получили уведомление: они должны заплатить часть своих налогов в Испании. Как сообщалось, испанские власти приняли закон, по которому все иностранцы, обладающие видом на жительство, должны заплатить разницу в налогах с той страной, где они имеют бизнес.

Закон был принят без лишнего шума и коснулся в первую очередь россиян. Дело в том, что в РФ, в отличие от Англии, ФРГ или Франции, разница с испанскими налогами колоссальная. Если в России налог составляет 13 процентов, то в Испании он прогрессивный, от 25 до 52 процентов, то есть людям богатым приходится отдавать государству чуть ли не половину доходов. Теперь эта участь ждет и состоятельных россиян, которые имеют вид на жительство в Испании. Причем за каждый сокрытый объект налогообложения, будь то доходы от работы по найму, бизнес, акции, сданное в наем жилье, даже наследство,— штраф от 5 до 7 тысяч евро.

Многие наши состоятельные бизнесмены оказались психологически не готовы платить столь "зубодробительный" налог. Поэтому кто-то из них решил отказаться от вида на жительство в Испании, другие стали срочно распродавать имущество и бизнес, ну а третьи понадеялись на русский "авось" и просто не предоставили декларацию о доходах. Так возникла еще одна категория налоговых уклонистов из числа россиян. Их счета оказались заморожены в испанских банках, и теперь все свои проблемы с налоговыми органами они будут решать через адвокатов.

Но власти в первую очередь интересуют не эти уклонисты, а тысячи куда более состоятельных выходцев из России, которые имеют виллы за 5 млн евро, яхты, дорогие машины и при этом указывают в декларации о доходах по 20-30 тысяч евро в год. Столь существенная разница между доходами и уровнем жизни объясняется тем, что в прежние времена в Испании не было закона, обязывающего объяснять происхождение крупных сумм. Чем и воспользовалась наша постперестроечная братва, потянувшаяся к испанским берегам с чемоданами черного нала.

Испанцы оказались народом дружелюбным и, как бы точнее выразиться,— предприимчивым. Они охотно шли как на дружеские контакты с русскими, так и на деловые. Результатом стала массовая "посадка" муниципальных чиновников в ряде курортных городов, включая Марбелью (о ней и упоминал Мариано Рахой).

Как рассказывал мне бывший агент по недвижимости Хорхе Родригес, в свое время деньги в чемоданах из России везли колоссальные. Охотно верю. Посмотрите список криминальных авторитетов, которых испанские власти за последние годы экстрадировали в Россию. Это были короли преступного мира, с соответствующими финансовыми возможностями.

Одних экстрадировали, другие уехали сами. А третьи остались в Испании и ведут респектабельный образ жизни. Только теперь им предстоит объяснить властям происхождение своих капиталов. Впрочем, несмотря на ужесточение испанского законодательства, многие выходцы из РФ воспринимают этот этап борьбы с коррупцией как очередную кратковременную кампанию.

— Лично я,— говорит недавно обосновавшийся в Аликанте бизнесмен Александр К.,— поверю в борьбу испанских властей с коррупцией только тогда, когда с русских покупателей недвижимости перестанут требовать 20 процентов "негро"!

 


Об авторе
[-]

Автор: Сергей Панкратов

Источник: kommersant.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.02.2016. Просмотров: 369

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta