Налоговая нагрузка на российские семьи: одна из самых низких в мире! Так ли?

Содержание
[-]

***

Сравнение эффективных ставок налогов на доходы населения

Сравнение эффективных ставок налогов на доходы населения показывает, что уровень налогообложения доходов семей с детьми в России выше, чем во многих странах ОЭСР. Основная причина этого — низкий уровень налоговых вычетов и социальных пособий, доступных для средней российской семьи, даже с учетом дополнительных социальных выплат в 2020 году.

Минфин России называет налоговую нагрузку на граждан нашей страны «одной из самых низких в мире», поскольку большинство граждан уплачивает НДФЛ по ставке 13%, а в других странах базовые ставки налогов на доходы могут достигать и 35%. Однако для оценки реального уровня налогообложения доходов населения нужно учитывать не только базовые ставки налога, но и объем налоговых вычетов, доступных конкретным людям, а также объем получаемых ими социальных пособий, не облагаемых налогами. Прежде всего это касается нагрузки на семьи с детьми, которые во многих странах имеют право на налоговые вычеты и являются получателями пособий.

Налоговая нагрузка на доходы семей c детьми в странах ОЭСР

Для международных сопоставлений налоговой нагрузки на физических лиц, как правило, используются «типовые» семьи, на примере которых рассчитывается эффективная ставка налога на доходы, учитывающая объем уплаченных налогов на доходы, а также полученных налоговых вычетов и социальных пособий. И для многих стран, как показывают расчеты ОЭСР, эффективные ставки налогов сильно разнятся в зависимости от состава семьи.

В частности, в Германии эффективная ставка подоходного налога для работающего взрослого без детей в 2019 г. составляла 39,3% дохода, а для семейной пары с одним работающим взрослым и двумя детьми — уже 21,3% дохода. Для Франции аналогичные ставки составляли 27,3% и 13,8%, для США — 24,0% и 12,2%, для Польши — 25,0% и 4,2%. В Чехии, Канаде, Польше, Бельгии и Люксембурге разница между ставками превышала 20 процентных пунктов. Важно отметить, что в ряде стран эффективные ставки налогообложения семей с детьми (с учетом получаемых вычетов и пособий) составляют только 2-4%.

Налоговые вычеты для семей c детьми в России

В России официальные оценки эффективных ставок подоходного налога не публикуются, однако можно дать им примерную оценку, используя методику ОЭСР — то есть оценить их на примере налогоплательщика, доход которого равен средней заработной плате по стране. По данным Росстата, в 2020 г. средняя номинальная заработная плата составляла 51 083 руб. в месяц или 612 996 руб. в год, и к этой заработной плате применялась стандартная (на тот момент — единая) ставка НДФЛ 13%. Для семейной пары с одним работающим и одним неработающим взрослым это и будет семейный годовой налогооблагаемый доход.

При этом налогоплательщик с несовершеннолетними детьми имеет право на несколько налоговых вычетов. Это стандартные вычеты на детей (на первого и второго ребенка они составляют по 1400 руб. в месяц и предоставляются до тех пор, пока доход родителя с начала года не превысит 350 тыс. руб.). Для налогоплательщика со средней заработной платой это означает, что право на такие вычеты у него будет сохраняться в течение 6 месяцев, а ежемесячный «выигрыш» от получения вычета составит 183 руб. на каждого ребенка.

Кроме того, работающий родитель может получить вычет на обучение детей, максимальный размер которого составляет 50 тыс. руб. на каждого ребенка в год. Таким образом, потенциально возможный годовой вычет для семьи с двумя детьми составит 100 тыс. руб. в год. Вместе с тем, следует учитывать, что охват данным вычетом в России является крайне малым, что связано как со сложностью его оформления (подготовка налоговой декларации и документов, подтверждающих право на вычет), так и со сравнительно небольшой суммой «выигрыша» от этого вычета, составляющей не более 6500 руб. в год. По данным ФНС, в 2019 г. (последние доступные данные) вычет на образование детей получили 4,8 тыс. налогоплательщиков во всей стране. Для сравнения, в том же периоде число получателей стандартного вычета на детей (этот вычет автоматически предоставляется работодателями) составило 14,0 млн. человек в отношении первого ребенка в семье, и 8,2 млн. — в отношении второго ребенка.

Наряду с этим, работающий родитель имеет право также вычитать из своего налогооблагаемого дохода свои расходы, связанные с оплатой медицинских услуг и лекарств для детей (в этом случае максимальный размер вычета составляет 120 тыс. руб., однако объем этого вычета совмещен также с расходами на лечение самого налогоплательщика и его близких родственников, расходами на собственное обучение и др.). Вычет, связанный с лечением самого налогоплательщика и его близких родственников, включая детей, также не имеет значительного распространения. По данным ФНС, в 2019 г. число получателей этого вычета составило 15,9 тыс. чел., при этом данные о том, сколько из них обращались за вычетом на лечение детей, не раскрываются.

С учетом низкого охвата вычетами на обучение и лечение детей можно заключить, что «типовая» российская семья пользуется стандартными вычетами на детей и лишь малой частью установленных законодательством «лимитов» вычетов на обучение и лечение. При этом, даже если такая «типовая» семья использует половину вычета на образование детей (т.е. 25 000 руб. в год на ребенка), то ее суммарные «выигрыши» от вычетов составят не более 10,8 тыс. руб. в год (при условии отказа неработающего родителя от получения вычетов на детей в пользу работающего родителя). В этом случае эффективная ставка НДФЛ для работающего родителя составит 11,2%, что мало отличается от базовой ставки налога.

Система социальных пособий для семей с детьми в России

Помимо налоговых вычетов, семьи с детьми также имеют возможность получать различные социальные пособия, связанные с рождением ребенка и/или с малообеспеченностью (когда среднедушевые доходы в семье ниже одного или двух прожиточных минимумов, в зависимости от типа пособия и возраста детей в семье). Эти пособия дают прибавку к доходу семьи и не облагаются подоходным налогом.

Наибольший объем поддержки предоставляется семьям, где возраст детей составляет 0-3 года. Например, для семьи с 2 детьми в возрасте 0-3 года («погодки», второй родился в 2020 г.), где жена не работает после рождения первого ребенка (находится в отпуске по уходу за ребенком), а работает только муж и получает среднюю зарплату по стране, в условиях 2020 г. действовал целый ряд пособий, такие как выплата при постановке на учет по беременности и родам в ранние сроки, пособие при рождении ребенка, пособие на ребенка до 1,5 лет. В случае низкого уровня доходов (т.е. в ситуации, если на одного человека в такой семье приходится менее двух прожиточных минимумов (ПМ) трудоспособного человека в данном регионе, взятых за второй квартал предшествующего года), семья также сможет претендовать на т.н. «путинские» ежемесячные выплаты на первого/второго ребенка до 3-х лет в размере 11300 руб. в среднем по стране. При этом оцениваемая «типовая» семья с двумя детьми, женщиной в отпуске по уходу за ребенком и работающим отцом семейства сможет претендовать на это пособие, поскольку их среднедушевой доход составит около 18 тыс. рублей на человека, что ниже установленного уровня «двух ПМ».

В 2020 г. в связи с пандемией коронавируса был осуществлен ряд единовременных выплат для поддержки семей с детьми. Семьи с детьми до 3-х лет в апреле-июне получили по 15 тыс. руб. на каждого ребенка (по 5 тыс. ежемесячно). В июне семьи с детьми от 3 до 16 лет получили по 10 тыс. руб. на каждого ребенка. Затем в июле начались выплаты по 10 тыс. руб. семьям с детьми до 16 лет. И наконец, в декабре детям до 8 лет было выплачено по 5 тыс. руб. Таким образом, семья с детьми в возрасте до 3-х лет могла в течение года получить дополнительно 30 тыс. руб. на каждого ребенка.

Необходимо отметить, что чем старше дети, тем ниже размер социальных пособий, на которые может претендовать семья. Например, если в семье есть ребенок в возрасте 5 лет, то можно рассчитывать только на «путинское» пособие на детей в возрасте от 3 до 7 лет. Однако для его получения установлены более жесткие критерии, а сами суммы выплат обычно ниже. Среднедушевой доход семьи должен быть ниже одного ПМ (11185 руб.), и тогда семье будут доплачивать от 50% до 100% детского ПМ (от 5650 руб.), чтобы доходы в семье достигли ПМ.

Для оцениваемой «типовой» семьи, где есть двое детей в возрасте 5-12 лет и жена не работает, а муж получает среднюю зарплату по стране, семейный среднедушевой месячный доход будет приближаться к величине прожиточного минимума. Такая семья сможет претендовать на одно пособие в размере 1 «детского» ПМ (11300 руб.) в месяц или 135 600 руб. в год, при условии, что хотя бы один ребенок находится в возрасте от 3 до 7 лет. Также в связи с пандемией такая семья в 2020 г. могла получить дополнительно 45-50 тыс. руб. «коронавирусных» выплат.

Расчет эффективной ставки НДФЛ в России с учетом налоговых вычетов и социальных пособий

С учетом налоговых вычетов, а также социальных пособий, предоставляемых семьям, можно оценить, что для «типовой» семьи из двух взрослых, где один работает, а второй — нет, и двух детей, эффективная ставка НДФЛ в условиях 2020 г. составила бы 6,5% для семьи с детьми в возрасте до 3 лет, и 8,7% — если дети находятся в возрасте 5-12 лет.

Важно отметить, что эти эффективные ставки для ряда таких семей в реальности могут оказаться еще выше, поскольку при расчете предполагается более широкий охват «социальными» налоговыми вычетами, чем это было характерно для последних лет, а также учитываются «коронавирусные» выплаты 2020 г., которые для семьи такого состава могли достичь 45-50 тыс. рублей в течение года. Но даже с учетом таких допущений эффективная ставка НДФЛ для семьи с двумя детьми в России оказалась выше, чем в целом ряде стран ОЭСР, включая Чехию, Канаду, Польшу, Швейцарию, Эстонию, Новую Зеландию и др. При этом в условиях 2019 г. и предыдущих лет, к которым относятся данные по странам ОЭСР, ставка для России, скорее всего, была бы выше, а значит, еще больше стран ОЭСР имели бы более низкий уровень налогообложения доходов в семьях с одним работающим взрослым и 3-мя иждивенцами по сравнению с нашей страной.

Необходимые действия

Сопоставление эффективного уровня налогообложения доходов семей с детьми в России и за рубежом указывает на то, что для создания благоприятных условий для семей с детьми недостаточно установить одну лишь базовую ставку НДФЛ на невысоком уровне. Необходима социальная поддержка семей с детьми, прежде всего в виде предоставления работающим взрослым расширенных налоговых вычетов на детей, их образование и лечение. Важно и то, насколько доступным для таких семей является фактическое получение таких вычетов и трансфертов, что в конечном итоге определяет охват населения такими мерами.

Выполнение стратегических задач «сбережения населения» России и борьбы с бедностью требует кардинального пересмотра подходов к налогообложению доходов семей с детьми. В частности, необходимо значительное увеличение размера вычета на ребенка (не только третьего и последующих детей, но и первого и второго ребенка в семье), что позволит снизить нагрузку по НДФЛ для родителей с несовершеннолетними детьми. Необходимо также 2 3 кратное увеличение размера вычета на образование детей (в особенности — детей старшего возраста), соответствующее реальным расходам родителей на оплату образовательных услуг. Наряду с этим, необходимо продолжение работы по упрощению предоставления налоговых вычетов на образование и лечение (в том числе лечение детей), по аналогии с теми механизмами, которые сейчас приняты для получения имущественных вычетов. При этом, во избежание сокращения доходной базы региональных и местных бюджетов, в которые зачисляются поступления НДФЛ, необходимо проработать механизмы компенсации недополученных доходов со стороны федерального бюджета.

Авторы: Вера Кононова, заместитель начальника отдела аналитических исследований Института комплексных стратегических исследований (ИКСИ);

Елена Киселева, аналитик Института комплексных стратегических исследований

https://expert.ru/2021/05/13/nalogovaya-nagruzka-na-rossiyskiye-semi-odna-iz-samykh-nizkikh-v-mire/

***

Приложение. Куда и почему "утекает" население России

Демографические "ямы" и "воронки" образуются прежде всего за счет ментального отставания страны.

Высокопоставленные государственные чиновники России почти одновременно сделали, по сути, сенсационные публичные признания. Вице-премьер Татьяна Голикова по итогам заседания проектного комитета по нацпроектам «Здравоохранение» и «Демография» высказала мнение, что продолжение сокращения численности населения Российской Федерации связано с объективными демографическими трендами. Политик отметила, что перед государством стоит задача переломить эту тенденцию и обеспечить к 2030 году устойчивый прирост населения за счет стабилизации рождаемости и снижения смертности.

Действительно, согласно оценкам Росстата численности населения за 2020 год, в России проживают 146,24 млн человек. Это на 510 тыс. меньше, чем в 2019-м. То есть за год убыль составила более полумиллиона человек. Это само по себе, конечно, неприятно впечатляет. Но, например, демограф Алексей Ракша в феврале в интервью «Ленте.ру» заявил, что численность населения России к 2040 году составит чуть больше 130 млн.

А 31 марта пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков был и вовсе предельно откровенен. «В целом наша демографическая ситуация находится в очень плохом положении, – заявил он журналистам. – Действительно, принимаются интенсивные меры, чтобы демографические ямы минимальным образом сказывались». Мало того, «пока по объективным причинам ситуацию полностью выправить не получается». В Кремле признают, что в РФ пока не удалось преодолеть последствия двух демографических «воронок» и нормализовать демографическую ситуацию.

Таких откровенных заявлений от руководителей России относительно демографической ситуации мы, кажется, еще никогда не слышали. И ведь это касается, пожалуй, главного интегрального показателя благополучия нации, правильности и эффективности социально-экономической политики – роста численности населения страны. Причем, учитывая, что демографические процессы достаточно инерционны, сложившаяся ситуация и перспективы ее коррекции ставят под сомнение все цели развития, намеченные на 2030 год.

«Объективные причины» – это, конечно, «демографические ямы» и «воронки». То есть некие стихийные, природные процессы, бороться с которыми невозможно – как с извержениями вулканов или ежегодными весенними наводнениями. Можно только попытаться смягчить их последствия. Важно отметить, что почти все предлагаемые меры сводятся к финансовому поощрению к деторождению. Например, развивать программу материнского капитала, добавляя к ней те или иные опции: в 2021 году размер маткапитала проиндексирован на 3,7%; с 17 марта родителям, которые решили потратить средства маткапитала на строительство или реконструкцию жилого дома, не нужно предоставлять в Пенсионный фонд РФ акт выполненных строительных работ и т.п.

Все это замечательно. Но ставка на маткапитал как основной механизм исправления или хотя бы компенсации демографических потерь представляется неадекватной реальности XXI века. Сегодня приходится говорить скорее о «ментальной» воронке. Причем рукотворной. Журнал Harvard Busines Review приводит данные из исследования Йасси Лассила, старшего научного сотрудника финского Института международной политики. В 2017 году Россию покинули около 58 тыс. людей с высшим образованием. Пик по возрастам пришелся на когорту от 30 до 34 лет. То есть на самый продуктивный во всех смыслах демографический срез.

Для волны (2011–2017 годы) ведущим мотивом отъезда стало ухудшение экономической ситуации в России. Людей, которые никогда не зарабатывали много, – научных и творческих работников, врачей, преподавателей – кризис лишил надежды на улучшение положения в будущем. Существенную группу подтолкнули к решению об отъезде политические мотивы – разочарование после выборов 2012 года и события 2014-го, подчеркивают исследователи из НИУ «Высшая школа экономики» Юлия Флоринская и Лилия Карачурина. Так, для IT-специалистов 2014 год ознаменовал не экономические потери как таковые, а урезание возможностей роста.

По данным исследовательниц НИУ ВШЭ, за 1992–1998 годы эмиграция из России только в пять стран (Германия, США, Израиль, Канада, Финляндия) составила около 950 тыс. человек; за 2002–2010 годы страну покинули более 500 тыс. Косвенные оценки за 2011–2014 годы показали поток в 300 тыс. человек.

Причем, как отмечал член-корреспондент РАН Леван Миндели, «за период с 1999 по 2004 год Россию покинули 25 тыс. ученых, а 30 тыс. ежегодно работают по системе контрактов за рубежом, что составляет примерно 5–6% от общего научного потенциала страны». А в 2013–2016 годах наблюдалось двукратное увеличение оттока высококвалифицированных специалистов, в том числе научных сотрудников, – отмечалось на заседании Президиума Российской академии наук в 2018 году.

Проблема интеллектуальной миграции становится по крайней мере соизмеримой с естественными «демографическими ямами» и «воронками». И очевидно, что только увеличением маткапитала эту проблему не решить. Если использовать известную пирамиду потребностей американского психолога Абрахама Маслоу, то можно говорить, что решение демографических проблем в государстве, которое считает себя высокоразвитым, приходится искать не на нижних уровнях (физиологические потребности; потребность в безопасности), а на верхних этажах – познавательные, эстетические потребности, потребность в самореализации.

Между тем в современной России наметилась явная деградация правовой системы. Например, радикально сужено право на мирный протест граждан. Не сегодня завтра буквально сотни тысяч наших граждан могут быть на совершенно законных основаниях признаны иностранными агентами. Сотни тысяч! Вот и еще один выталкивающий фактор. А потом мы будем сокрушаться, что страну покидают люди с высшим образованием, интеллектуальная элита. И объяснять это низкими моральными качествами мигрантов. Будем удивляться, что в стране никак не сформируется средний класс.

Ментальное отставание страны становится все более ощутимым. Все, как и предсказывал в 1920 году в антиутопии «Мы» Евгений Замятин: «Вам предстоит благодетельному игу разума подчинить неведомые существа, обитающие на иных планетах, – быть может, еще в диком состоянии свободы. Если они не поймут, что мы несем им математически-безошибочное счастье, наш долг заставить их быть счастливыми». К 2030 году…

Автор Андрей Ваганов, ответственный редактор приложения "НГ-Наука"

https://www.ng.ru/kartblansh/2021-04-04/3_8119_kartblansh.html


Об авторе
[-]

Автор: Вера Кононова, Елена Киселева, Андрей Ваганов

Источник: expert.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 02.06.2021. Просмотров: 31

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta