Нагорный Карабах: «большая игра» Эрдогана и Алиева. Попытки примерения конфликтующих сторон

Содержание
[-]

***

Путин и Эрдоган в Закавказье: у кого рога торчат полумесяцем

В Анкаре очень рассчитывали на быстрый успех в карабахской войне, ведя войну на чужой территории азербайджанскими руками. Но что-то идет не так и Эрдоган занервничал. Он уже проиграл, раскрыв свои намерения и желание любой ценой распространить свое влияние на этот регион. Так что для всех наступает момент исторического выбора.

Карабахский кризис, его развитие, возможный результат для расстановки сил в Закавказье — всё это описывалось, анализировалось и предсказывалось экспертами в течение многих лет. Для Москвы на этом направлении не могло и не должно было бы быть сюрпризов. Тем более если говорить о нынешней карабахской войне, подготовка к которой со стороны Азербайджана и Турции осуществлялась открыто.

Когда летом вспыхнул приграничный вооруженный конфликт между Баку и Ереваном в районе Товуза, Москве удалось быстро его приглушить. Боевые действия вдали от зоны карабахского конфликта, затрагивающие территорию Армении, обязывали ее выполнить соответствующие положения ОДКБ и вмешаться в ход событий. Изначально эта стычка выглядела загадочной и в чем-то даже тестовой. Именно тогда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, а не его азербайджанский коллега Ильхам Алиев, вышел на телефонный контакт с президентом России Владимиром Путиным, заявляя о готовности выполнить посредническую миссию в урегулировании азербайджано-армянского противостояния, одновременно обозначая позицию «всесторонней поддержки Азербайджана». В Анкаре тогда заявили, что «Турция воспринимает любую агрессию против Азербайджана как агрессию против Турции», конечно, обозначая в роли «агрессора» Армению. В смысловом отношении в таких заявлениях не было ничего нового, кроме завышенных риторических тонов.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Но было и то, на что нельзя было не обратить внимание: Эрдоган демонстрировал, что увел Алиева из-под влияния Путина, точнее, вырвал из рук России определенные рычаги, способные влиять на дальнейший ход событий. Вне зависимости от объективных причин подобное положение дел действительно не являлось и не является негативным ни для репутации Москвы, ни для ее позиций в Закавказье. Алиев никогда не был пророссийски настроенным политиком, чему не придавала значение российская дипломатия. Но и оказавшийся у власти в Армении премьер-министр Никол Пашинян проводил «эксперименты» в выстраивании отношений с Россией, что толкало Москву в сторону дрейфа исключительно в формат Минской группы ОБСЕ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта. Выступая на Валдайском клубе, Путин произнес несколько фраз, которые не кажутся дежурной политической риторикой: «Вы сказали о том, что у России всегда были особые связи с Арменией. Но у нас всегда были и особые связи с Азербайджаном. В России проживает более двух миллионов армян и около двух миллионов азербайджанцев».

Это означает, что Москва не считает, как это часто утверждают в Баку и в Ереване, что в «ее руках находится ключ решения нагорно-карабахского конфликта», и на этом направлении ей приходится шагать по узкому коридору возможностей, за пределы которого она не собирается выходить, а гарантом безопасности Армении выступает только в пределах ее официальных границ. Именно при такой диспозиции Алиев решился на карабахскую войну, правда, в ограниченных масштабах и просчитывая возможные действия России, в отличие от Пашиняна, которому была предоставлена возможность любого маневрирования в западном направлении, но с опорой только на свои собственные силы. Что касается Путина, то он ясно дал понять: Москва не собирается превращаться в заложника чьих-либо интересов в Закавказье, идя на обострение с Турцией, но готова остановить ее в случае удара по Армении.

На такой ход Эрдоган вряд ли решится. В то же время он понимает, как пишет турецкое издание Hürriyet, что, «независимо от результатов карабахской войны, ему сложно будет в одиночку удерживать новый для себя закавказский фронт, и поэтому он предложил Путину двусторонний механизм по Карабаху», так как «МГ ОБСЕ не может решить эту проблему». Как считают турецкие эксперты, «это предложение президента основывается на выработке решения при использовании влияния Турции на Азербайджан и влияния России на Армению в качестве метода». Путин указывает на Минскую группу в качестве адреса для урегулирования нагорно-карабахского конфликта и подчеркивает положение Турции в этой группе. Важный вопрос здесь заключается в том, насколько положительно Путин относится к тому, чтобы Анкара играла свою роль в Закавказье.

В этой связи особое значение приобретает то, в какой момент с военной точки зрения Турция и Азербайджан решат остановиться в карабахской войне. Как считает французское издание Le Point, «новизна ситуации в том, что в этом регионе формируются контуры новой игры, связанной с новым раскладом сил». Открывается новый сюжет: советник президента США по национальной безопасности Роберт О’Брайен сделал заявление, что начались консультации без участия Баку и Еревана о вводе в зону конфликта в Нагорном Карабахе миротворческого контингента, в котором будут представители нейтральных государств, например из Скандинавии. Ранее президент США Дональд Трамп сравнивал ситуацию в Нагорном Карабахе с Косово и Сербией. Судя по заявлениям и действиям американского и намеков армянского руководства, повторение косовского сценария в Нагорном Карабахе не исключено. Руководитель комиссии США по армянским вопросам Фрэнк Паллоне уже подготовил проект резолюции для Конгресса США, в котором предлагается признать независимость Нагорно-Карабахской республики, а также осудить Азербайджан и Турцию за развернутую агрессию. С аналогичным предложением выступила и член Палаты представителей Конгресса Грейс Наполитано.

Пока реакция со стороны Кремля на все это более чем сдержанная. Только призыв разрешать конфликт путем переговоров, но в формате МГ ОБСЕ. С одной стороны, Баку вывел Анкару на потенциальное противостояние в регионе с Москвой. С другой, Ереван стремится заручиться поддержкой России в борьбе с Азербайджаном, но в перспективе не против и миротворческого корпуса, хотя отдает пока что предпочтение российскому контингенту. Баку это может устроить, так как передача ситуации в руки «дружественного Запада» приведет к реализации косовского сценария, оставляя на бобах Эрдогана с Алиевым. А может быть и Путина. Так что для всех наступает момент исторического выбора.

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3104358.html

***

Появились признаки интернационализации карабахской войны

Анкара стала ретранслировать на закавказский фронт схему действий в Ливии и в Сирии под лозунгом «они или мы», противопоставляя «христианский» Запад «исламскому» Востоку, запуская в игру джихадистов. События приобретают широкий геополитический контекст в масштабах всего Большого Ближнего Востока.

Премьер Армении Никол Пашинян заявил, что рассчитывает на международное расследование участия иностранных боевиков в карабахском конфликте. Он написал в Facebook следующее: «Участие наемников и террористов в агрессии против Арцаха является угрозой не только для Арцаха и Армении, но и для международной безопасности, и этот вопрос должен стать предметом международного расследования». При этом добавил, что «у армянской стороны есть доказательства участия иностранных боевиков в боях в Карабахе». Такое заявление появилось не на пустом месте. Баку категорически отрицает использование в карабахской войне иностранцев, но есть официальные заявления спецслужб США, Франции и России, свидетельства журналистов, данные частных расследований.

О подготовке, доставке, оплате наемников писали российская газета «Коммерсантъ», британские The Guardian и The Independent, американская The Wall Street Journal и журнал Foreign Policy. Как сообщает DW, обширное досье собрали активисты из исследовательской группы Conflict Intelligence Team, проводя одновременно геолокацию наемников. В основном речь ведется о рекрутах из числа протурецкой Сирийской национальной армии (SNA) на севере и северо-западе Сирии, подконтрольной Турции территории. Общее число наемников, по оценкам различных изданий, колеблется от тысячи до полутора тысяч человек. Тема была предметом обсуждения в ходе последнего телефонного разговора между президентом России Владимиром Путиным и президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом. Недавно заговорили и об «афганском следе», якобы президент Турции договорился с Гульбеддином Хекматияром о переброске боевиков на помощь азербайджанским военным. В Исламской партии Афганистана, которую возглавляет Хекматияр, опровергли эти сообщения. Но в 1994 году афганцы уже воевали в Карабахе на стороне Азербайджана и тоже по соглашению с Хекматияром. Сейчас Кабул на официальном уровне выступил с поддержкой Баку в войне. В ответ Ереван потребовал лишить Афганистан статуса наблюдателя в ПА ОДКБ, обосновав это тем, что заявления афганского МИД содействуют «турецко-азербайджанской агрессии».

Карабахский конфликт, несмотря на объявленное перемирие, продолжается, и возможность участия в нем наемников остается открытой. И появились признаки интернационализации войны, которая начинает вписываться в большую региональную геополитику. Комментируя ситуацию, саудовское издание Asharq Al-Awsat усматривает опасность в том, что Эрдоган стал ретранслировать на так называемый закавказский фронт схему действий в Ливии и в Сирии под лозунгом «они или мы», то есть христианский Запад или исламский Восток, запуская в игру джихадистов как в противостоянии против Греции в Восточном Средиземноморье, так и против курдов в Сирии и Армении в Закавказье. «Развитие событий по такому сценарию, — считает издание, — изолирует Турцию (и Азербайджан — С. Т.) не только от Запада, но и от арабов и персов в Иране, в дополнение ко многим более мелким этническим группам, которые, хотя и являются мусульманами, не считают, что Турция должна определять их судьбу, как это было во времена Османской империи». Так, иранские азербайджанцы, которые составляют 25% населения Ирана, «движимы патриотизмом и этнической принадлежностью, а не религией». Кстати, об этом открыто говорит египетский президент Абдул-Фаттах Халил Ас-Сиси, прогнозируя затягивание карабахской войны и ее воздействие на ход событий в регионе.

Многое прояснится после президентских выборов в США, независимо от того, кто победит, Дональд Трамп или Джо Байден. Если последний, то он свяжет Эрдогану руки, если первый, то Эрдогану, рано или поздно, станут связывать ноги. К тому же вряд ли стоит ожидать в ближайшее время преодоления разрыва между Анкарой и Европой. По мнению европейских экспертов, «события приобретают широкий геополитический контекст, поскольку Турция стремится расширить свое влияние на бывшие османские территории, а Европа пытается противодействовать этому». Что способствует возрождению турецких воспоминаний о политике европейских держав по разделу не только нетурецких частей Османской империи в конце Первой мировой войны, но и о самой Турции. Эрдоган вместе со своим азербайджанским коллегой Ильхамом Алиевым затеяли «большую игру» на Большом Ближнем Востоке. Но это ставит других региональных и внешних игроков перед сложной дилеммой выбора вариантов ответных действий. Что касается карабахской войны, то она, похоже, будет продолжаться до тех самых пор, пока одна или обе стороны не выдохнутся на поле. И это может быть стартом нового начала.

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3105759.html

***

Нагорный Карабах: Путин пытается помирить Баку и Ереван

Обозначены перемены в походах к выходу из карабахской войны. Президент России Владимир Путин пытается найти мирный способ вывода на мирный процесс конфликтующих Азербайджана и Армении. Это сложно, но возможно.

Как сообщила пресс-служба президента России, 1 ноября и 2 ноября состоялись телефонные разговоры Владимира Путина с премьер-министром Республики Армения Николом Пашиняном и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым. Обстоятельно обсуждены вопросы урегулирования нагорнокарабахского конфликта, но подробности официальный источник не приводит.

Тем не менее состоявшийся диалог между лидерами трех государств, два из которых находятся в вооруженном конфликте, отличается от предыдущих своей определенной конкретностью. Ее обозначил глава МИД РФ Сергей Лавров в интервью газете «Коммерсантъ». Она состоит из следующих позиций. Первая: по словам Лаврова, «задача России как основного посредника — помочь Армении и Азербайджану выйти из горячей фазы и найти мирный способ разрешения обострившихся противоречий» и «работа на этом направлении осуществляется на всех уровнях». Путин практически в ежедневном режиме предпринимает посреднические усилия, направленные на урегулирование создавшейся ситуации. Напомним, что именно по его инициативе была достигнута договоренность о гуманитарном перемирии 10 октября. При этом подчеркивается, что Россия «делает всё возможное, в том числе вместе с США и Францией — партнерами по сопредседательству в Минской группе ОБСЕ, чтобы эта договоренность заработала в полную силу».

Вторая: Россия продолжит взаимодействовать с Турцией и использует всё свое влияние в регионе для того, чтобы предотвратить «раскручивание» военного сценария в Нагорном Карабахе. При этом Турция не привлекается в качестве одного из участников переговорного процесса по урегулированию конфликта. По словам Лаврова, Москва и Анкара — два тесных партнера, которые «способны проявлять гибкий, прагматичный подход и руководствоваться при взаимодействии друг с другом стратегическим видением». С точки зрения российского министра, Россия и Турция энергично работают над урегулированием кризисов в самых разных регионах. В качестве примера он отметил конфликт в Сирии. Но «в случае с Нагорным Карабахом ситуация принципиально отличается». В переводе на обычный язык это означает следующее: Москва берет на себя обязательства повлиять на Ереван с точки зрения введения режима прекращения огня на фронте, Анкара должна проделать такую работу в отношении Баку, чтобы «остановить дальнейшее раскручивание военного сценария».

Третья: конфликтующие стороны должны вернуться к реализации Венских и Санкт-Петербургских договоренностей, достигнутых после апрельской войны 2016 года, правда, в несколько модернизированном варианте. Речь идет о введении электронных средств контроля над соблюдением режима прекращения огня, наблюдателей под эгидой ОБСЕ до операций с участием военных контингентов, а также возобновлении работы горячей линии между Ереваном и Баку, о чем была достигнута договоренность в результате «переговоров на ногах» между Алиевым и Пашиняном.

Как выясняется, эта та самая конкретика, которую Москва, Ереван и Баку обсуждают на высоком уровне, по которой «выйти на согласование всех параметров пока не удалось». Есть только шансы. Дело в том, что карабахская война продолжается уже более 30 дней и начинает приобретать позиционный, затяжной характер. Молниеносной войны у Азербайджана не получилось, хотя для реализации именно такого сценария Турция решила задействовать в войне боевых наемников из Сирии. В долгосрочном плане их использование серьезно политически дискредитирует Турцию и Азербайджан. Неслучайно Лавров отметил, что Россия неоднократно призывала внешних игроков использовать свои возможности для пресечения переброски наемников, в частности. Кстати, эта тема затрагивалась Путиным в телефонном разговоре с турецким коллегой Реджепом Тайипом Эрдоганом 27 октября, а также в регулярных контактах с лидерами Азербайджана и Армении.

В целом же оценивать по открытым источникам ситуацию на карабахском фронте сложно в силу того, что конфликтующие стороны находятся в состоянии ожесточенной информационной войны. Но в зоне конфликта работают многие зарубежные корреспонденты, к сообщениям которых мы относимся с определенным доверием. Так, находящийся в зоне конфликта польский эксперт Витольд Репетович пишет, что на фронте происходят существенные изменения в динамике боевых действий и «штурм Карабаха азербайджанской армией застопорился». В итоге после месяца боев Азербайджану удалось взять под контроль лишь 10−15% территории Карабаха. По его словам, «на пятой неделе войны Азербайджан не добился каких-либо значительных успехов, ему не удалось создать угрозу трассе Горис — Степанакерт и не удалось взять ни один из крупных городов». В настоящее время Азербайджан добился оперативного успеха, овладев равнинами на юге Арцаха, взяв под контроль границу с Ираном, но дальнейшие боевые действия будут проходить в гористой, лесной местности и будут иметь совершенно другой характер.

Теперь самое главное, как отмечает МИД России, «помочь Армении и Азербайджану выйти из горячей фазы и найти мирный способ разрешения обострившихся противоречий». Появляется и проблема «сохранения лица» лидеров конфликтующих сторон. Алиев может объявить переход под свой контроль отвоеванной части территории своей «крупной победой». А что делать Пашиняну, если будут вновь введены в игру так называемые базовые принципы урегулирования (Мадридские принципы), согласно которым территория Нагорного Карабаха приобретает «промежуточный статус»? Что-то можно будет сгладить, если удастся ввести в переговорный процесс по урегулированию конфликта Степанакерт, что, кстати, также обсуждается на высоком уровне. Одним словом, обозначены перемены в походах к выходу из карабахской войны. Путин стал активно проводить политическую инициативу, чтобы помочь Армении и Азербайджану выйти из горячей фазы и найти мирный способ разрешения обострившихся противоречий. Это сложно, но возможно.

Источник - https://regnum.ru/news/polit/3106746.html


Об авторе
[-]

Автор: Станислав Тарасов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 04.11.2020. Просмотров: 30

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta