На заметку пациенту в Германии: плата за лекарства, прием кортизона, ребенок и врач, деменция

Содержание
[-]

***

Кто платит за бесплатное?

Лекарства, освобожденные от пациентской доплаты. Что это такое и можно ли им доверять?

На вопрос, можно ли доверять, сразу категорический и безоговорочный ответ: да! Это не подделка под высококачественные медикаменты, не «контрабандный товар с Малой Арнаутской улицы». Эти лекарства ничуть не хуже тех аналогов, за которые взимается доплата. Но если существуют «бесплатные» лекарства, то почему сохраняются те, за которые мы все-таки платим? В чем различие?

Вопрос стоит того, чтобы, набравшись терпения, разобраться в нем. И не взращивать в себе комплекс неполноценности, если аптекарь выдает лекарство с пометкой в чеке bezahlt («оплачено»), но не берет ни цента. Не надо паниковать. И не надо подозревать аптекаря в мухлеже. Особенно в том случае, если в рецепте значится одно название медикамента, а вы получили «нечто» с другим названием. Страшные мысли типа: «Ага, лекарство подменили, денег не взяли – опыты на нас делают, травят нашего брата!» – совершенно неуместны. Ситуация стопроцентно легальная. Она обусловлена системой льгот, действующей в лекарственном обеспечении. Что это за льготы? Почему мы, пациенты, ничего о них не знаем?

Ну, любопытные и дотошные пациенты наверняка знают и об этих льготах. И в больничных кассах, и в аптеках можно найти соответствующие разъяснения. Другое дело, что именно эти льготы – не для пациентов, а для больничных касс. Но больничные кассы мотивируют пациентов на то, чтобы они потребляли льготные для касс лекарства. Поэтому освобождают от доплаты за них.

При этом лекарство не становится бесплатным! Более того, касса платит за него не только свою долю, но и долю пациента. И это все равно выгодней, чем распределять между кассой и пациентом плату за нельготное лекарство. В «нельготном» случае плата больничной кассы даже за вычетом доли пациента может оказаться выше, чем полная плата за льготный аналог.

Сколько платит касса? 

Часто ли мы задумываемся о том, какие расходы несет больничная касса на наше лечение? Многие вообще не задумываются. Достаточно «горьких» мыслей о том, что каждый месяц касса забирает по страховке около 15,6 процента месячного заработка. Или около 7,5 процента с пенсии. Собственные расходы болезненны – расходы кассы незаметны, не доставляют головной боли. А они, конечно, немалые. Допустим, вы заплатили за рецептурное лекарство 5,71 евро. Это значит, что на самом деле лекарство стоит 57,10 евро. То есть касса заплатила за вас (57,10 – 5,71) 51,39 евро.

Если с вас взяли за лекарство 10 евро (а это самый распространенный случай), значит, полная цена лекарства не менее 100 евро. Разницу вносит касса. Причем, лекарство может стоить и тысячу евро (вполне реальный вариант). С пациента всё равно возьмут 10 евро – с кассы 990 евро. Наши расходы на лечение редко превышают трехзначный уровень за год. Кассы ежегодно платят десятки миллиардов евро. Разумеется, они заинтересованы в снижении расходов – чтобы не перенапрягать национальную систему здравоохранения. Один из путей снижения расходов – заключение льготных договоров с изготовителями лекарств – фармацевтическими концернами.

Почему фармаконцерны дружат с больничными кассами?

Это вполне логично. Физическими потребителями лекарств являемся мы, пациенты. Тогда как основными плательщиками выступают больничные кассы. Каждый изготовитель заинтересован в том, чтобы платили за ИХ лекарства. При том, что рынок свободен – один и тот же медикамент (правда, как правило, с различающимися названиями) можно получать от десятков других изготовителей.

Чтобы «привязать» конкретные кассы к себе, фармаконцерны заключают с ними договоры о льготах. На определенные медикаменты кассам, подписавшим договор, предоставляются солидные скидки. Ну, а кассы, стремясь именно эти медикаменты сделать привлекательными для пациентов, договариваются с аптеками о том, чтобы те направляли им полный счет за проданную единицу «льготного» лекарства, не беря доплаты с пациента. Выглядит сложновато, не правда ли. Но – действует! По всяком случае, в Германии. Из этих схем возникают последующие «сложности». Или, правильней сказать, загадки для пациентов.

Загадка номер 1

При длительном лечении, когда лекарство приходится принимать годами, поневоле обращаешь внимание, что аптека то берет за него деньги, то не берет. Почему? Договоры между фармаконцернами и кассами не долгоиграющие. Обычно они перезаключаются каждый год, а льготы на конкретные лекарства действуют как ангеботы в супермаркетах – с периодическим обновлением (как правило, каждые две недели). Поэтому одно и то же лекарство в разное время может либо включаться в льготную программу, либо исключаться из нее.

Загадка номер 2

Одно и то же лекарство, регулярно выписываемое врачом, получаешь в одной аптеке бесплатно, в другой за деньги. Это может объясняться тем, что врач выписывает не льготный, а какой-то другой лекарственный аналог. Один аптекарь выдает конкретно то, что написано в рецепте. Пациент платит. Другой аптекарь, более дружественно настроенный к пацентам, предлагает льготный аналог. Пациент не платит. Аптека, кстати, на этом ничего не теряет – за лекарство полностью заплатит касса. Но аптекарь действует на стороне пациента, ворошит в своем компьютере лекарственные регистры в поисках льготного аналога.

Загадка номер 3

В одной и той же аптеке один пациент получает лекарство за доплату, а другому точно такое же лекарство достается бесплатно. Если у второго пациента нет общего кассового освобождения от доплаты (Befreiung), то разница «доплаты – недоплаты» может быть обусловлена тем, что пациенты застрахованы в разных кассах. У одной есть льготный договор, в который включено данное лекарство, у другой нет (но при этом у нее могут быть льготы на другие лекарства). Но это, вообще говоря, редкий случай, потому что кассы проводят унифицированную политику. Льготы по лекарствам в основном продублированы аналогичными договорами с другими кассами.

Выводы

Поскольку на сегодняшнем, весьма насыщенном лекарственном рынке практически любой препарат имеет беспатентные аналоги (так называемые генерики), то льготный аналог может быть найден с высокой долей вероятности. Один из примеров: большая группа медикаментов на основе солей янтарной кислоты назначается, в частности, для подавления гиперактивности мочевого пузыря. Это так называемые урологические спазмолитики. В продаже их можно встретить под названием Solifenacin. Определенные аналоги, например Solifenacin в различных дозировках от производителей TAD-Pharma, AAA-Pharma, ABC-Pharma, Accord Healthcare и пр., в настоящее время освобождены от доплат. Значит, если «выйти» на правильную лекарственную разновидность, то получишь ее бесплатно.

Как действовать, чтобы «выйти» на такой вариант? Либо попросить врача, когда он выписывает лекарство, – не подыщет ли он аналог с освобождением от доплаты (zuzahlungsbefreit)? Либо тот же вопрос задать аптекарю, отдавая свой рецепт. Либо самому найти освобожденный от доплаты аналог и попросить врача (аптекаря) о назначении или выдаче именно такого варианта. Аптечный портал aponet.de оснащен поисковой системой для освобожденных от доплаты медикаментов – это сделано специально в интересах пациентов. Он работает в режиме реального времени: представлены лекарства с действующими льготами, каждые две недели списки обновляются. Адрес в интернете: aponet.de/service/krankenkasse/zuzahlungsbefreiungsliste-fuer-medikamente

Автор Елена Шлегель

https://www.partner-inform.de/partner/detail/2021/10/227/10572/kto-platit-za-besplatnoe

***

Чем опасен кортизон и отказ от него

Прием кортизона – особый вид терапии, назначаемой, с предосторожностями, в самых разных случаях. Отметим: речь идет именно о терапии, прописанной врачом, а не самодеятельных видах стероидного «питания», которым увлекаются некоторые, например, для увеличения мышечной массы. Второе вовсе не желательно – мышцы надо развивать тренировками, а не препаратами. Что касается кортизонной терапии, то здесь всё весьма неоднозначно. 

Так, для подавления острых болевых синдромов врачи Германии назначают нестероидные противовоспалительные препараты в качестве обезболивающего. Нестероидные – значит бескортизонные. Они не вызывают особых действий и могут «с легкостью» назначаться и отменяться. Назначение кортизонных препаратов – это уже, так сказать, терапия второго выбора, назначаемая либо в том случае, когда нестероидные препараты бездейственны, либо когда необходимо активизировать клеточное строительство для восстановления и оздоровления тканей, поврежденных заболеванием (причем спектр таких заболеваний очень широкий, от диабетической нейропатии до последствий хирургического воздействия). 

Переизбыток кортизона в организме чреват серьезными последствиями: синдром Кушинга (нарушение обмена веществ, ведущее к переизбытку жиров в крови), остеопороз, остеонекроз, жировые отложения, растяжки на коже, сыпь, синяки и другие косметологические проблемы. Вот почему информированные (но недостаточно!) пациенты стараются как можно быстрей отказаться от кортизонной терапии.

Этого делать нельзя. Кортизон – природный гормон человека. Он вырабатывается надпочечниками, а выработка регулируется гипофизом. Если в организм поступает синтетический кортизон «извне» (медикаменты), гипофиз дает команду надпочечникам остановить выработку собственного кортизона, поскольку уровень этого гормона достаточный. Если внезапно остановить кортизоновую терапию, то организм не успеет отреагировать и «моментально» восстановить собственную выработку. Уровень кортизона резко снизится – а это опасно, ибо ведет к серьезному сбою в обмене веществ. Нарушается углеводный баланс, повышается болезнетворная лимфоидная активность, организм становится неустойчивым к стрессу. 

Поэтому если вам назначена кортизоновая терапия, очень важно в точности выполнять все предписания врача: соблюдать дозировку и продолжительность курса. Не допускать ту же ошибку, что делают некоторые пациенты при лечении антибиотиками: почувствовали себя лучше – перестали принимать таблетки. Нет! Курс лечения и антибиотиками, и кортизоном необходимо доводить до конца.

Автор Елена Шлегель

https://www.partner-inform.de/partner/detail/2021/10/221/10573/chem-opasen-kortizon-i-otkaz-ot-nego

***

В здоровом теле здоровый дух. Ребенок и врач

Сегодня мы поговорим о том, каких врачей ребенку следует посещать профилактически. Ведь чем раньше распознаешь болезнь, тем успешнее будет ее лечение... 

Дерматолог 

К этому врачу мы привыкли обращаться с уже явными проблемами – такими как, к примеру, аллергия, нейродермит, грибок, акне. Но в наше время всё больше регистрируется случаев заболеваний раком кожи (лидирующий его вид), поэтому дерматолог – один из тех врачей, профилактическим осмотром у которого пренебрегать не стоит.

Обычно у детей значительно меньше родинок, чем у взрослых, тем не менее, лучше держать всё под контролем. Родители сами должны следить за возможными изменениями на теле ребенка. У немецких дерматологов есть так называемое правило ABCDE. Где А – это асимметрия, то есть, неправильная форма, а B – Begrenzung, – родинка должна быть четко очерченной, не «растекаться». C – от английского Colour – обозначает цвет: следует уделять особое внимание неровно окрашенным или очень темным родинкам. То же самое относится и к имеющим особо большой D – диаметр или выпуклым родинкам – E (erhabene Flecken). Если вы заметили у ребенка хотя бы один из вышеперечисленных признаков, то следует незамедлительно показать его дерматологу. 

Себорейный дерматит – тоже довольно частая проблема, и не только у грудничков, у которых он проходит часто сам и без лечения. Дерматологи говорят, что это природа, проблема обычно исчезает к 7-10 детским годам. Хоть это и не опасно, а лишь эстетически некрасиво, тем не менее без внимания заболевание оставлять нельзя. Существуют специальные шампуни, которые убирают корочки с кожи, благодаря им примерно на 3 месяца можно забыть о неприятности. В любом случае пусть сначала посмотрит врач. Самолечением заниматься никогда не нужно. 

! Если расходы на полное обследование у дерматолога Ganzkörperuntersuchung государственная страховая касса перенимает лишь с возраста 35 лет и только раз в два года, то в отношении детей у многих дерматологов действует своего рода «джентльменское соглашение» – за обследование денег они не берут. 

Стоматолог

Страшный кошмар для половины населения планеты. А в действительности это врач, бояться которого не стоит, если смолоду беречь свои зубки. Начинать следить за зубами нужно с появления самого первого – молочного. И неважно, на грудном вскармливании ребенок или нет.

Многие ошибочно полагают, что если ребенок питается маминым молоком, то кариеса быть у него не может. Увы, это не так. Все мы понимаем, чем грозит кариес молочных зубов – это и боль, и плохой запах изо рта, снижение иммунитета и приобретение таких заболеваний как тонзиллит или, к примеру, фарингит. Более того, ввиду того, что зачатки постоянных зубов находятся рядом с молочными, воспалительные процессы и травмы могут привести к тому, что «новые» зубы погибнут или разовьются неправильно. 

Лечить же зубы маленькому ребенку – это не только ненужный стресс, которого можно избежать, но и довольно неприятная и сложная процедура. Редкий ребенок даст сделать себе укол обезболивания или выдержит лечение без него. Как альтернатива остается наркоз или седация (вдыхание закиси азота – Lachgas), что тоже не есть хорошо. На состояние наших зубов оказывает влияние многое: это и наследственность, и уход, и питание. Зубы маленькому ребенку должны чистить мама с папой. Конечно, малыш рано или поздно захочет делать это сам. Не запрещайте, но обязательно дочистите ему зубки после. 

! Для пациентов в возрасте от 6 до 18 лет при стоматологическом кабинете есть школа чистки зубов – Zahnputzschule. Там детям показывают правильную технику и объясняют, как нужно чистить зубы, что и познавательно, и увлекательно одновременно. Государственная страховая касса перенимает расходы на ее посещение. 

Не забывайте, что, посещая стоматолога раз в полгода, вы сможете избежать ряда проблем, а у ребенка в будущем не будет страхов, связанных с этим врачом.

Офтальмолог

Начальные обследования глаз проводятся в первые месяцы жизни малыша педиатром в рамках U2 и U3. В случае отклонений от нормы вас направят к офтальмологу. Последующие проверки зрения будут происходить при плановом ежегодном посещении детского врача.

Но если же вы заметили, что у вашего ребенка что-то не так со зрением, то нужно, не дожидаясь очередного осмотра, немедленно обратиться к педиатру или окулисту. Первыми звоночками могут быть головные боли, если ребенок часто трет глаза или постоянно щурится, а также трудности с чтением или письмом. Особое внимание уделите этому вопросу, если члены вашей семьи страдают различными заболеваниями глаз. 

Как происходит осмотр: сначала малыша посадят за прибор, в который нужно смотреть поочередно правым и левым глазом. Потом пригласят в кабинет к врачу и усадят в смотровое кресло. На стену проецируется буква Е (или похожая на нее фигура), которую дают в руки ребенку. Буква вместе с размером меняет свое положение в пространстве, и малыш должен повернуть ее в руках так, как видит на стене. При этом надевают специальные очки, у которых попеременно закрывают то один, то второй глаз. Затем дадут несколько картинок, состоящих из разноцветных пятен. Они складываются в какой-то рисунок или цифру, нужно назвать, что увидишь. Есть также тест световой рефлекс – врач водит специальным фонариком перед глазами ребенка. В некоторых случаях осмотр проводят, предварительно закапав малышу глаза. 

! Государственная страховая касса не перенимает расходы на профилактический осмотр ребенка офтальмологом. Если вам просто захотелось проверить зрение малышу, то придется платить. Или же потребуется направление от педиатра с указанием причины для посещения этого врача. 

Логопед 

Про этого врача знает каждый, но не все знают, в каком случае и когда нужно к нему обращаться. Логопед – это врач, работающий с различными нарушениями речи, выявляя и корректируя существующую проблему. Язык нам нужен не только для того, чтобы уметь передать свою мысль, но и чтобы понимать, что говорят другие. Так на что же родителям обратить внимание?

Начнем с того, что ребенок – это не робот, и загонять его под какие-то установки, вычитанные в книгах, неправильно. Не предъявляйте к нему завышенных требований. Некоторые дети свободно болтают уже в два года, а кто-то начинает говорить глубоко после трех лет, не имея никаких проблем с речью в дальнейшем. Но всё же есть некоторые пунктики, которые нужно вовремя подметить. Например: Дети, которые начнут говорить позже, чем большинство их сверстников (отложенное начало речи), понимают, когда мама просит принести ей игрушку. А вот если же у ребенка присутствует дефект речи, то часто простую просьбу он не понимает и не отвечает на нее (при условии, что он слышит).

Если ребенок в возрасте до годика не произносит никаких звуков и не реагирует на слова или прикосновения, не улыбается другим людям – это также может быть признаком языкового отклонения. Нужно наблюдать.

Также имеет смысл показаться доктору, если в возрасте с года и до трех лет имеются проблемы со слухом или укорочена уздечка языка. 

В речи ребенка разные звуки появляются постепенно в зависимости от сложности произношения, поэтому не стоит беспокоиться, если, например, в 4 года ребенок не может правильно выговорить звук «р» или «л». Эти звуки – самые трудные, и норма появления их лишь к 6 годам. Если же по достижении этого возраста проблема осталась – нужно обратиться к логопеду.

Не всякая языковая аномалия является расстройством и требует лечения. Именно потому, что дети учатся говорить с такой разной скоростью, родителям часто нелегко судить, говорит ли их ребенок в соответствии с возрастом. С другой стороны, детям требуется время, чтобы хорошо овладеть языком, и иногда они сталкиваются с проблемами, которые не могут преодолеть самостоятельно – будь то в разговорной речи (например, «нос» вместо «нож»), будь то навыки чтения и письма («цвет» вместо «цветок»). Небольшие проблемы, такие как «вошка» вместо «ложка» могут быть милыми для маленького ребенка, но в дальнейшем в саду или в школе это может стать большой проблемой – над ребенком будут смеяться. 

Почему же так важно вовремя выявить проблему и обратиться к специалисту? Чтобы в дальнейшем не развилось расстройство овладения речью, которое, в том числе, будет выражаться в неправильном построении предложений и маленьком словарном запасе. Что во многих случаях повлечет трудности с чтением и письмом, а иногда и во взрослом возрасте может вылиться в дислексию, приобретенную неграмотность. 

! Государственная страховая касса перенимает все расходы, связанные с посещением логопеда ребенком вплоть до 18 лет. 

Очень сложно найти «своего» врача – того, кто вникнет в суть проблемы, ответит на все волнующие вопросы, а не завершит осмотр за пять минут, выполняя надоевшую рутинную работу, отделавшись парой дежурных фраз, направлений и не заморачиваясь с постановкой диагноза. Особенно важно найти такого доктора для ребенка. Ведь помимо компетенции важен и психологический комфорт малыша на приеме. Если нет рекомендаций от знакомых, читайте отзывы о праксисах в интернете. Конечно, к доктору с самыми лучшими оценками попасть сложнее, но наверняка, если не в вашем, то в ближайшем городе найдется такой, кто возьмет нового маленького пациента. 

Автор Янина Бошманн

https://www.partner-inform.de/partner/detail/2021/10/221/10576/v-zdorovom-tele-zdorovyj-duh-rebenok-i-vrach#deteils

***

Деменция. Какие проблемы решают немецкие ученые

Немецкий центр по исследованию нейродегенеративных заболеваний (DZNE) существует уже более десяти лет. Профессор Кристиан Хаасс рассказал DW, как он работает.

Профессор Кристиан Хаасс (Christian Haass) - ответственный сотрудник мюнхенского офиса Немецкого центра по исследованию нейродегенеративных заболеваний (DZNE) и преподаватель биохимии в Мюнхенском университете имени Людвига-Максимилиана. Его исследования сосредоточены на образовании бляшек в головном мозге пациентов с болезнью Альцгеймера и на роли первичных иммунных клеток центральной нервной системы в иммунном ответе на воспаление, типичном для болезни Альцгеймера. В 2018 году за выдающийся вклад в нейробиологию он получил международную премию The Brain Prize. Сегодня профессор Кристиан Хаасс - собеседник DW.

Deutsche Welle: Господин Хаасс, в настоящее время во всем мире почти 50 миллионов человек страдают деменцией. Предполагается, что к середине века это число достигнет 130 миллионов. Достаточно ли внимания общество уделяет болезням Альцгеймера, Паркинсона и другим нейродегенеративным заболеваниям?

Кристиан Хаасс: К сожалению, исследования нейродегенеративных заболеваний до сих пор финансируются в недостаточной степени, особенно если учесть, что число пациентов с каждым годом растет. В Германии более десяти лет назад возникла инициатива - собрать под одной крышей Немецкого центра нейродегенеративных заболеваний (DZNE) десять институтов Объединения немецких научно-исследовательских центров имени Гельмгольца, расположенных по всей Германии. С тех пор нам стали выделять больше средств. При этом нельзя забывать, что мы охватываем все области: от исследований  в сфере по уходу за больными до биофизики.

Конечно, нас также просят разработать терапевтические стратегии. И если посмотреть на суммы денег, которые в настоящее время необходимы фармацевтическим компаниям для клинических исследований, зачастую их просто недостаточно. По сравнению с США исследованиям болезни Альцгеймера в той же Германии, например, все еще не хватает финансирования. 

- Тем не менее, проводится множество исследований деменции. Что изменилось на практике для ученых в результате создания DZNE?

- DZNE действительно удалось объединить практически все сферы работы и интересы. Благодаря десяти центрам по всей Германии, которые сотрудничают с университетскими клиниками, стало возможным создать институт, в котором фундаментальные исследования и их клиническое применение идут рука об руку.

- Как это происходит на практике?

- Например, я при поддержке DZNE подал заявку на строительство нового здания в одном из институтов в Мюнхене и получил на это одобрение. Сейчас здесь работает двенадцать исследовательских групп, которые изучают широкий спектр болезни Альцгеймера - от фундаментальных исследований до клинических испытаний, и все под одной крышей.

Для меня в профессиональном плане это был кардинальный шаг вперед. Он был настолько радикальным, что в первое время, когда я начал здесь работать, нередко ловил себя на мысли, что у меня совершенно новая работа. Она сильно отличается от того, чем я занимался раньше. Моя работа изменилась к лучшему. Взаимодействие с различными рабочими группами и врачами открыло для меня совершенно новые перспективы. Это несбыточная мечта каждого ученого. Нам буквально дали "башню из слоновой кости", в которой работа спорится и где всегда можно найти компетентного специалиста по тем или иным важным вопросам.

- Как в Мюнхене сочетаются исследования с клиническими испытаниями?

- С одной стороны, у нас есть специализированная клиника. Здесь мы работаем, например, с пациентами, страдающими наследственной болезнью Альцгеймера. Кроме того, прямо напротив нашего здания было открыто неврологическое отделение. Таким образом, у нас есть прямой доступ к пациентам. Например, мы проводим позитронно-эмиссионную томографию. Метод визуализации специфических для болезни Альцгеймера изменений в мозге пациента осуществляется теми же индикаторами, что и в соседних лабораториях на мышах. Так что эта работа идет параллельно.

В моем старом институте нечто подобное было совершенно немыслимо. Раньше я не мог работать с пациентами и врачами. И междисциплинарной работы у меня раньше не было, потому что рядом отсутствовали люди, компетентные в тех или иных областях знаний. Здесь же, в новом институте, совсем другой мир. Например, мы могли только мечтать о том, чтобы с разработанными и выделенными антителами тут же проводить клинические испытания. А теперь это наша задача и повседневная работа. Все это стало возможным.

- Десять локаций DZNE по всей Германии - неужели между ними нет соперничества?

- Я большой фанат DZNE. В прошлом, на этапе сбора экспертных оценок нового центра, я в силу своей молодости был довольно критичен и не всегда дипломатичен. Но это полностью изменилось, сегодня мы очень эффективно работаем вместе по всей Германии. Хорошо то, что у каждого из десяти институтов есть свой ответственный представитель, так называемое контактное лицо, и мы превратились в сплоченное научное сообщество. Мы всегда все обсуждаем вместе и в конце концов приходим к единому решению. 20 лет назад я бы не мог подумать, что такое возможно.

Мало того, наш пример заразителен. Британский научно-исследовательский институт деменции был основан в Великобритании в 2015 году. Он имеет очень похожую структуру: центр находится в Лондоне, а множество его специализированных филиалов разбросаны по всей стране.

- А как насчет сотрудничества между учеными? Ведь часто возникают и противоречивые научные гипотезы.

- Меня нередко раздражает то, что ученых любят изображать именно таким образом, что, дескать, мы все работаем против друг друга, а не вместе и сообща, и что у каждого есть только своя гипотеза, и он уверен в том, что это верная. Например, Еву-Марию и Экхарда Мандельковых (Eva-Maria und Eckhard Mandelkow) все время представляли, что, якобы, они против меня. Происходило это следующим образом: "Мандельковы работают над выделением тау-белков при нейродегенеративных заболеваниях, а Хаасс  - амилоидов (два разных отложения при болезни Альцгеймера), и они - враги-пауки".

Это полная чушь: Мандельковы - мои лучшие друзья как в области науки, так и в частной жизни. Мы прекрасно ладим друг с другом и с самого начала, когда я вернулся из США, мы придерживались мнения, что должны соединить эти две области, поскольку они неизбежно связаны друг с другом. Это отношение также привело к известной инициативе Немецкого научно-исследовательского сообщества, в рамках которой мы впервые в Германии объединили тау-белки и амилоидные тельца и разработали совместные проекты для ученых в обеих областях.

То же самое можно сказать и о моих текущих исследованиях относительно роли клеток микроглии (первичных иммунных клеток центральной нервной системы). Здесь также видно, что различные явления взаимосвязаны, и их необходимо принимать во внимание.

Авторы Фабиан Шмидт, Виктор Вайц

https://p.dw.com/p/40cer


Об авторе
[-]

Автор: Елена Шлегель, Янина Бошманн, Фабиан Шмидт, Виктор Вайц

Источник: partner-inform.de

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 11.10.2021. Просмотров: 69

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta