На востоке Украины просто не до войны

Содержание
[-]

На востоке Украины просто не до войны

Последние месяцы новости с востока Украины больше напоминают военные сводки, читать которые страшно. При этом как-то на второй план отходит очевидное: на этих территориях есть не только блок-посты и ополченцы, но еще и миллионы людей, которые не воюют. Более того, эти люди по-прежнему ходят на работу и получают зарплату. А предприятия производят продукцию.

Донецкая и Луганская области, где обстановка наиболее накалена, входят в пятерку крупнейших регионов Украины по уровню промышленного развития (наряду с Днепропетровской, Запорожской и Полтавской областями). Основные отрасли промышленности — металлургия, машиностроение, электроэнергетика, химическое и пищевое производство. Их деятельность обеспечивается за счет угледобычи на Донбассе. Предприятия и шахты дают львиную долю рабочих мест в этих регионах (особенно в малых городах, где зачастую являются градообразующими). В Донецке, например, при общей численности населения чуть меньше миллиона жителей на производстве занято примерно 120 тысяч человек.

Чтобы понять, как изменилась экономическая обстановка в этих областях из-за боевых действий на их территории, "Огонек" обратился к ведущим украинским экономистам: руководителю Института экономических исследований и политических консультаций Игорю Бураковскому и президенту Центра экономического развития Александру Пасхаверу. В крупнейшем профильном научном центре на востоке страны, Донецком институте экономики промышленности при Национальной академии наук Украины оперативно ответить на запрос "Огонька" не смогли. Замдиректора по научной работе Анатолий Землянкин пояснил: "Ситуация в регионе слишком непредсказуемая, чтобы сейчас давать состоянию промышленности и экономики точную оценку".

Работа ритмичная и с перебоями

— Бои идут только на трети территории этих областей. На остальной — мир: там действует госвласть и предприятия работают в обычном режиме,— рассказывает Александр Пасхавер.— Даже в тех местах, где происходят боевые действия и производство оказалось в сложном положении, промышленные предприятия в целом продолжают свою деятельность, люди ходят на работу. Правда, есть данные, что некоторые производства временно приостановили выпуск продукции или сузили ее линейку в связи со сложной ситуацией в регионе. С шахтами схожая картина. О полном прекращении работы на какой-то из них речи не шло. Однако рабочие кое-где испытывают трудности с тем, чтобы добраться до самих шахт. В целом же я не слышал, чтобы та или другая сторона конфликта целенаправленно препятствовала работе отрасли. Если и были, то какие-то единичные случаи — и это вполне объяснимо: силы, действующие в этих областях, не управляются из единого центра, это довольно пестрое собрание, там есть и криминальные элементы. Так же и положение малого и среднего бизнеса зависит от обстановки на конкретной территории. Допустим, в Славянске и Краматорске, в зоне активных боевых действий, предприятия, понятно, закрываются. Если же зона конфликта ограничена зданием администрации поселения, бизнес продолжает работу.

На минувшей неделе чуть ли не ежедневно сообщалось о подрывах железнодорожного полотна на востоке Украины. По мнению эксперта, это вряд ли сказалось на работе предприятий, в частности на отгрузке готовой продукции. "В стране достаточно густая сеть железных дорог, взрывы не прекратят сообщения, а составы перенаправляют по другим маршрутам",— говорит Пасхавер.

Игорь Бураковский, отмечая, что "свежая статистика по работе предприятий в этих областях сегодня отсутствует", предлагает "судить в какой-то мере и по информационному фону". По словам эксперта, у промышленных объектов на востоке действительно возникали проблемы с поставкой сырья для производства и реализацией продукции: "Были случаи, когда боевики "наезжали" на предприятия, воровали технику, угоняли "КамАЗы". Шахты обстреливали, чтобы прекратить их работу. Если урон несут крупные компании, что говорить о малом и среднем бизнесе: отделения банков громят, магазины закрываются".

Неделю назад в ДТЭК, крупнейшей частной энергетической компании Украины, объявили, что "в  связи с ведением боевых действий в Свердловском районе Луганской области на пяти шахтах ДТЭК "Свердловантрацит" временно приостановлены горные работы". "Боевые действия происходят в непосредственной близости от стратегически важных для шахт объектов — воздухоподающих стволов и электроподстанций",— сообщила пресс-служба. Но все это — в одном конкретном районе, попавшем в зону активных боевых действий.

Зарплата и пособия

По заявлению министра социальной политики Украины Людмилы Денисовой, выплаты соцпособий с 11 июня приостановлены в пяти городах Донецкой области (Славянске, Краматорске, Антраците, Снежном, Красном Луче). В остальных, стало быть, перебоев нет.

— Напомню, что почти треть населения Украины — пенсионеры. И в этом отношении, на мой взгляд, боевики работают против себя: население крайне раздражено тем, что не может получать полагающиеся выплаты,— говорит Александр Пасхавер.

Ситуация осложняется тем, что, в связи с закрытием небольших предприятий в зоне активных боевых действий, лишились мест некоторые категории работников. По данным службы занятости Донецкой области, на начало июня численность безработных составила почти 38 тысяч человек (для сравнения: в прошлом году их было 57,5 тысячи). Сейчас наибольший прирост безработных идет за счет экономистов, юристов, бухгалтеров. При этом в банке вакансий службы 2,2 тысячи предложений, в большинстве случаев требуются квалифицированные рабочие.

Что будет дальше

— Ситуация в этих областях не столь катастрофична, как это пытаются представить,— считает Игорь Бураковский.— Да, есть серьезные проблемы: безопасность, беженцы. Но говорить о том, что регионы находятся в полном коллапсе, неправильно.

— Понятно, что этим регионам потребуется помощь для восстановления, но больше нужна долгосрочная программа развития, направленная на системные изменения,— продолжает экономист.— На Донецкую и Луганскую области приходится достаточно существенная часть украинской экономики, они вносят заметный вклад в экспортные валютные поступления страны. Металлургия и машиностроение работают в большой степени на внешний рынок, в том числе российский. Но при этом они получают значительные средства из казны на соцвыплаты населению и госдотации предприятиям. Это такой парадокс украинской экономики. Помимо того, накопилось множество фундаментальных проблем. Так, более 50 процентов шахт в этих областях выработали свой ресурс, добыча угля там нерентабельна. Действуют так называемые копанки, где ведется нелегальная добыча, а уголь по цене выходит дешевле. Однако закрыть шахты — значит оставить без источника существования малые города. А мобильность населения в них очень низкая: люди не готовы уезжать в поисках другой работы, даже в пределах Украины.

— В будущем надо ожидать возрождения оборонно-промышленного комплекса. Основные предприятия, в него входящие, расположены как раз в восточных областях. Преобразование этого края упирается прежде всего в перезагрузку бюрократической машины, которая обычно склонна парализовать любые начинания,— полагает Александр Пасхавер.— Сейчас производственная активность в этих регионах снижается, предприятиям тяжело получать кредиты, привлекать инвестиции для продолжения деятельности. Потом возникнет потребность в восстановлении этих территорий. Хотя говорить о конкретных цифрах, конечно, преждевременно, все потери только предстоит подсчитать.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Мария Портнягина

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.07.2014. Просмотров: 128

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta