На вес свинца. Самые громкие выстрелы в истории — это политические убийства. Иногда они меняют судьбу всей страны

Содержание
[-]

На вес свинца 

Самые громкие выстрелы в истории — это политические убийства. Иногда они меняют судьбу всей страны

Столыпин. Выстрел в антракте

Судьба Российской империи решилась в городском театре Киева. Давали оперу Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане». Автомобиль председателя Совета министров Петра Аркадьевича Столыпина остановился у бокового подъезда. Вместе с ним приехал министр финансов Коковцов. Кто мог в ту минуту предположить, что из театра Коковцов уйдет новым главой правительства России. А Столыпина, тяжело раненного и потерявшего сознание, вынесут на руках. И жить ему останется всего несколько дней…

Во втором антракте, как только занавес опустился и царская ложа опустела, публика хлынула в фойе. Вышел и адъютант председателя Совета министров капитан Есаулов, который должен был его охранять. В его обязанность входило ни на минуту не оставлять Столыпина одного. Но в антракте капитан преспокойно ушел. «Что может случиться?» —  думал он. В театре находились 15 жандармских офицеров и 92 агента дворцовой охраны и Киевского охранного отделения.

Столыпин, опершись на балюстраду оркестра, беседовал с министром Императорского двора Фредериксом и военным министром Сухомлиновым.

«В тот момент, когда я повернулся к кулисам, — вспоминал Сухомлинов, — мне послышалось, точно кто-то ударил в ладоши».

«Раздались два глухих выстрела, точно от хлопушки, — рассказывал Коковцов. — Я сразу не сообразил, в чем дело…»

«Петр Аркадьевич как будто не сразу понял, что случилось, — вспоминал киевский губернатор Гирс. — Он наклонил голову и посмотрел на свой белый сюртук, который с правой стороны под грудной клеткой уже заливался кровью. Медленными и уверенными движениями он положил на барьер фуражку и перчатки, расстегнул сюртук и, увидя жилет, густо пропитанный кровью, махнул рукой, как будто желая сказать: «Все кончено!»

Выпускник физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета Петр Столыпин сделал изрядную административную карьеру. Первая русская революция застала его на посту саратовского губернатора. В апреле 1906 года император вызвал Столыпина в столицу и назначил министром внутренних дел. А в июле поставил во главе правительства.

Петр Аркадьевич включен в почетный список выдающихся государственных мужей. К месту и не к месту цитируют его знаменитые слова: «Вам нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!» Из всего наследства Столыпина поминают лишь усердие его жандармов. Но жестокость Столыпина не надо переоценивать. Государственная дума располагала большими полномочиями. Столыпину приходилось выступать перед депутатами, убеждать их в своей правоте. Это удавалось отнюдь не всегда. И Дума, и Государственный Совет (что-то вроде нынешнего Совета Федерации) проваливали столыпинские законопроекты.

Историческая заслуга Столыпина — аграрная реформа.

С чего он начал? Убедил императора подписать указ от 5 октября 1906 года, который дал крестьянину свободу распоряжаться собой, разрешил беспрепятственно получать паспорт. Хочешь — оставайся в деревне, хочешь — ищи работу в городе. Указ запретил местным начальникам сажать крестьян под арест или штрафовать — только через суд. Советская власть заберет назад все права, данные крестьянину Столыпиным. Загонит в колхозы, запретит выдавать паспорта и будет сажать без суда…

По количеству удобной земли на душу населения Россия превосходила Францию и Германию. Отставание же от европейских стран: в 3 с лишним раза в производстве на душу населения и 5-кратное — в урожайности, объяснялось не результатом дурных климатических условий или нехватки земли. Мешали отсталая агротехника, низкий уровень производительности труда и главное — общинное землепользование.

Идея Столыпина: помочь крестьянину стать самостоятельным, то есть выйти из общины, и наделить землей. Крестьянин превратится в реального хозяина своей земли, сможет проявить личную инициативу и добиться успеха.

 «Отсутствие собственности на землю у крестьян и создает все наше неустройство, — считал Столыпин. — Нельзя любить чужое наравне со своим и нельзя обихаживать, улучшать землю, находящуюся во временном пользовании, наравне со своей землей. Оскопление нашего крестьянина, уничтожение в нем врожденного чувства собственности ведет к бедности. А бедность, по мне, худшее из рабств».

Его идеи нажили ему влиятельных врагов.

«Против аграрного проекта Столыпина высказался Союз русского народа, — рассказывал генерал Герасимов, начальник петербургского охранного отделения. — В крестьянской общине видели один из самых надежных устоев самодержавного строя».

…Петр Аркадьевич был ранен в руку и в грудь. Ранение в руку оказалось легким. А вторая пуля попала в печень. Операция не помогла. Вечером 18 сентября 1911 года он скончался.

Темпы экономических и социальных перемен в дореволюционной России сравнимы с европейскими. Рост национального дохода — как в Германии и Швеции. Очень успешно развивалось сельское хозяйство — можно говорить о настоящем буме. Если даже очень осторожно экстраполировать показатели дореволюционного экономического роста в гипотетическое будущее, то очевидно, что Россию отделяло всего лишь несколько десятилетий от превращения в процветающую во всех отношениях экономику. Но… не сбылось. Петра Аркадьевича Столыпина, который столетие назад попытался модернизировать страну, застрелили в Киевском городском театре.

***

Граф Мирбах. Граната для посла

После заключения сепаратного Брестского мира между кайзеровской Германией и Советской Россией весной 1918 года немецким послом в Москву был назначен граф Вильгельм Мирбах. Посольство обосновалось в доме № 5 по Денежному переулку. Глава первого советского правительства Ленин дорожил мирным договором и прислушивался к мнению Берлина. Оттого послу Мирбаху приписывали особое влияние на Кремль.

4 июля 1918 года в Большом театре открылся Пятый Всероссийский съезд Советов. Настроения в зале царили антиправительственные. Партнеры большевиков по коалиции — левые эсеры — мира с немцами не приняли. Член ЦК эсеров и заместитель председателя ВЦИК Борис Камков — с револьвером на поясе — обрушился с бранью на посла Мирбаха и назвал большевиков «лакеями германского империализма».

6 июля в два часа дня сотрудники ВЧК Яков Блюмкин и Николай Андреев прибыли в германское посольство. Они предъявили мандат, на котором была подпись Дзержинского и печать ВЧК, и потребовали встречи с Мирбахом. Посол принял их в малой гостиной.

«Я беседовал с ним, смотрел ему в глаза, — рассказывал потом Блюмкин, — и говорил себе: я должен убить этого человека. В моем портфеле среди бумаг лежал браунинг. «Получите, — сказал я, — вот бумаги» — и выстрелил в упор. Раненый Мирбах побежал через большую гостиную, его секретарь рухнул за кресло. В большой гостиной Мирбах упал, и тогда я бросил гранату на мраморный пол».

Это было сигналом к восстанию. Левые эсеры располагали вооруженными отрядами в Москве и вполне могли взять власть. Деревня вся голосовала за эсеров. Председатель ВЧК Дзержинский помчался в подчиненный ему кавалерийский отряд в Большом Трехсвятительском переулке, полагая, что там укрылись убийцы Мирбаха.

Отрядом командовал бывший балтийский матрос и член ВЦИК левый эсер Попов. Он не только отказался выдать Блюмкина и Андреева, но и арестовал самого Дзержинского. Эсеры захватили телеграф и телефонную станцию, напечатали свои листовки, члены ЦК разъехались по воинским частям и заводам. Военные, присоединившиеся к эсерам, предлагали взять Кремль штурмом. Но руководители партии действовали нерешительно, боялись, что прямая схватка с большевиками пойдет на пользу мировой буржуазии.

Нарком по военным делам Троцкий вызвал из-под Москвы два латышских полка, верных большевикам, подтянул броневики и приказал обстрелять штаб отряда Попова из артиллерийских орудий. К вечеру 7 июля мятеж был подавлен.

Июльский мятеж стал предлогом для полного изгнания социалистов-революционеров из политики и государственного аппарата. Крестьянство лишилось своих защитников. Советская власть стала однопартийной и получила дополнительный повод для репрессий. Бывших социалистов-революционеров методично уничтожали. Последних расстреляли 11 сентября 1941 года в лесу под Орлом. Это уже были старики и старухи, но Сталин все равно их боялся. 

***

Девять пуль в министра  Вальтера Ратенау

В нашей стране министр иностранных дел Германии Вальтер Ратенау известен тем, что заключил 16 апреля 1922 года Рапалльский договор с Россией.

В 1921 году он стал министром восстановления хозяйства, в январе следующего года — министром иностранных дел. Ратенау пытался убедить Германию жить в мире с победившими государствами и вернул ее в мировую политику. Побежденная страна вновь обрела право голоса. Министр участвовал в международных конференциях, заключал договоры с другими государствами, и это возвращало немцам ощущение нормальности жизни.

«Ни до, ни после в Германии не было политика, который бы так воздействовал на воображение масс и молодежи, — писал немецкий публицист Себастиан Хафнер. — Ратенау, без сомнения, следует включить в число пяти-шести великих людей века».

Но он был евреем, и это автоматически рождало дикую ненависть среди оголтелых националистов. Ратенау обвиняли в том, что по его вине немцы в войну голодали; в том, что он — тайный агент большевиков и принес немецкий народ в жертву всемирному еврейству.

Идеолог нацистов Альфред Розенберг писал: «Ратенау и его сообщники уже давно созрели для тюрьмы и виселицы». «Наступит день, — угрожала газета нацистов «Фёлькишер беобахтер», — когда колесо мировой истории покатится по трупам великого финансиста и многих его сообщников».

Эта кампания ненависти стала заказом на убийство.

24 июня 1922 года без десяти одиннадцать утра навстречу автомобилю министра выехала машина с тремя молодыми людьми. Они девять раз выстрелили в Ратенау из револьверов и еще бросили ручную гранату. Он был убит на месте. Европа содрогнулась.

28 июня полиция отыскала автомобиль, которым воспользовались убийцы. 29 июня начальник берлинской полиции назвал имена подозреваемых в преступлении. Один из них — Эрнст Техоф был арестован. Он принадлежал к национальным социалистам. Когда настигли двух других убийц, оба застрелились.

Организатор убийства Вилли Гюнтер доказывал следствию, что Ратенау входил в состав тайного еврейского правительства, которое развязало Первую мировую войну, а затем разрушило Германию. Как стало ясно в ходе судебного процесса, в стране существовало националистическое вооруженное подполье, которое черпало вдохновение в «Протоколах сионских мудрецов», печально знаменитой фальшивке, привезенной в Германию из России.

Будущий министр пропаганды Третьего рейха Йозеф Геббельс писал одному из убийц — Эрнсту Техофу, отбывавшему свой срок: «Я хочу пожать Вам руку — это является внутренней потребностью. Так как мне не дозволено публично признать Ваш подвиг, я хочу солидаризироваться с Вами как Ваш товарищ, как немец, как молодой человек и сознательный активист, который верит в возрождение Германии вопреки всему».

Адольф Гитлер воздвиг убийцам министра Ратенау памятник. А пришел фюрер к власти потому, что Вальтера Ратенау, который вел страну по пути нормальных отношений с внешним миром, — убили. Его смерть была первым звоночком. Но Германия не нашла в себе силы противостоять ненависти и насилию.

Впрочем, в этом смысле Германия не исключение.

***

Убийство Сергея Кирова — спусковой крючок репрессий

Все последние годы говорят только о том, что причина убийства члена политбюро, секретаря ЦК, первого секретаря Ленинградского обкома и горкома партии, первого секретаря Северо-Западного бюро ЦК Сергея Мироновича Кирова — ревность. Бывший мелкий работник партийного аппарата Леонид Николаев, человек экзальтированный и болезненный, 1 декабря 1934 года выстрелил Кирову в затылок в нескольких шагах от кабинета первого секретаря в Смольном, потому что мстил за соблазнение жены.

Но эта версия родилась много позже. Историки предполагают, что запустили ее в НКВД…

В тот день Киров появился в Смольном неожиданно. Никто не знал, приедет ли он вообще, и если приедет, то когда. А Николаеву, выходит, вовремя сообщили, что Киров направился в Смольный? Незадолго до убийства Николаев звонил жене. Недавно удалось установить, что звонил из помещения охраны. Он дожидался появления Кирова вместе с чекистами?

За полтора месяца до убийства Кирова Николаева задержали возле дома первого секретаря на проспекте Красных Зорь. Но по указанию вышестоящего начальника освободили. А ведь его задержали с оружием в руках! Это в те времена, когда и меньшего повода было достаточно для ареста.

Это убийство до сих пор не расследовано до конца, хотя ученые и следователи много раз брались за него. Сотрудников Ленинградского управления НКВД, которые могли знать, что и как было, уничтожили почти всех. Тайну убийства в Смольном они унесли с собой в могилу.

Но главное состоит в том, что к моменту убийства Кирова уже была подготовлена законодательная база, которая позволила развернуть массовые репрессии. Нужен был только повод. И тут убивают Кирова! Члена политбюро! В Смольном — колыбели революции! 

4 декабря 1934 года газеты сообщили о постановлении президиума ЦИК: дела обвиняемых в терроризме вести в ускоренном и упрощенном порядке, прошения о помиловании не принимать, приговоренных к высшей мере наказания сразу же казнить. На следующий день в Уголовные кодексы республик были внесены соответствующие изменения. Постановлением ЦИК и СНК учредили Особое совещание при Народном комиссаре внутренних дел. Это значительно упростило жизнь аппарата госбезопасности. Судебный процесс даже в сталинские времена требовал соблюдения минимальных формальностей. А тут свое же начальство без лишних разговоров подписывало приговор.

Политическую оппозицию приравняли к террористам, уголовным преступникам. В стране насаждалась ненависть к «врагам народа». После убийства Кирова над страной пронесся кровавый вихрь, люди затаились в испуге. Для начала Сталин расстрелял партийную верхушку: ему нужно было вселить в людей страх. Без страха система не работала.

 ***

Прокурор Альберто Нисман. Смерть в обмен на нефть

18 января 2015 года аргентинский прокурор 51-летний Альберто Нисман был найден мертвым в ванной своей квартиры. За несколько часов до того, как он должен был выступить перед конгрессом страны с обвинениями против президента.

Прокурор Нисман занимался расследованием самого кровавого теракта в истории страны. 17 марта 1992 года прогремел взрыв возле здания израильского посольства в Аргентине. Погибли 29 человек: четыре сотрудника посольства, пять местных евреев, остальные — дети из находившейся рядом школы. Через два года, 18 июля 1994 года, автомобиль с взрывчаткой врезался в здание Еврейской ассоциации взаимопомощи. Погибли 86 человек.

Через несколько лет прокурор Альберто Нисман подвел итоги расследования:

— Мы считаем доказанным, что решение взорвать здание приняли высшие органы власти Исламской Республики Иран, которые поручили «Хезболле» провести этот теракт.

За несколько дней до смерти прокурор обратился в суд с обвинением: он считал, что президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер и министр иностранных дел Гектор Тимерман решили скрыть роль Ирана в этом преступлении и избавить иранских чиновников от ответственности за преступление… в обмен на поставку иранской нефти по сходной цене.

Если бы прокурор не ушел из жизни, а выступил перед депутатами, разразился бы невиданный в стране кризис. Поэтому мало кто верит, что Нисман застрелился. Политические «самоубийства» часты в Аргентине. Прокурор — очередная жертва страшной центрифуги, которая выбрасывает на поверхность мертвые тела. Невидимая механика заставляет замолчать тех, кто опасен для власти…

Оригинал 


Об авторе
[-]

Автор: Леонид Млечин

Источник: novayagazeta.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 13.03.2015. Просмотров: 248

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta