На пороге глобальной гуманитарно-технологической революции

Содержание
[-]

 

Проектирование будущего и горизонты цифровой реальности

Доклад заместителя президента РАН, члена-корреспондента РАН Владимира Викторовича Иванова на совместной конференции России и Республики Беларусь «Проектирование будущего и горизонты цифровой реальности» (8−9 февраля 2018 г.) в Москве «Судьба цивилизованного человечества как никогда зависит от моральных сил, которые оно способно породить».

Переход к новому этапу развития осуществляется в результате революционных преобразований, обусловленных исчерпанием возможностей существующих моделей развития и наличием новых, принимаемых элитами и/или большинством населения. Альберт Эйнштейн "Грядущее постиндустриальное общество"

Опыт социального прогнозирования»), сформулировавшим теорию постиндустриального общества, согласно которой «постиндустриальное общество определяется качеством жизни, измеряемыми услугами и различными удобствами — здравоохранением, образованием, отдыхом и культурой, — которые становятся желанными и доступными для каждого».

Иными словами, в постиндустриальном обществе центральной фигурой является человек, на повышение качества жизни которого направлено социально-экономическое и научно-технологическое развитие (Рис. 4). Суть постиндустриализма заключается в том, что физический (индустриальный) труд человека замещается на интеллектуальный, то есть понятие «постиндустриализм» относится в первую очередь к деятельности человека. В тоже время основу экономики составляет высокотехнологичная промышленность, в которой все рутинные, то есть формализуемые процессы, выполняются не человеком, а роботизированными системами. За человеком остаются функции интеллектуального управления и принятия решений в неформализуемых ситуациях.

Кроме того, поскольку речь идет о повышении качества жизни, то эта проблема решается, во-первых, снижением физического труда и, во-вторых, формированием дружелюбного технологического пространства как части среды обитания человека.

Дэниел Белл сформулировал основные положения концепции Постиндустриального общества (post-industrial society, PIS):

  1. Переход от производства товаров к расширению сферы услуг.

При этом к разряду услуг относят нет только традиционные виды деятельности, но и здравоохранение, образование, научно-исследовательская деятельность и управление.

  1. Доминирование профессионального и технического класса

едущая роль профессионального и технического класса. Важно не то, где человек работает, но и какой вид деятельности он выполняет. В ходе индустриализации сформировался новое явление — полуквалифицированный рабочий, которого можно подготовить за ограниченное время. Это есть по сути компетентностный подход в совокупности с подготовкой квалифицированного потребителя, доминировавший в системе российского образования в начале текущего века. В Постиндустриальном обществе опережающими темпами будет расти число ученых и инженеров, то есть специалистов, изначально имеющих базовое фундаментальное образование.

  1. Центральная роль теоретических знаний.

Как писал Д. Белл, «Постиндустриальное общество отличает то, что изменился характер знания. Главным при принятии решений и управлении переменами стало доминирование теоретического (выделено мной — В.И.) знания, превалирование теории над эмпиризмом и кодификация знаний… Каждое современное общество живет сейчас нововведениями и стремится контролировать происходящие перемены, пытаясь предвидеть будущее с тем, чтобы быть в состоянии определять ориентиры своего развития».

  1. Особая роль технологии и технологических оценок.

Планирование технологий: «располагая новыми способами технологического прогнозирования, постиндустриальные общества могут достичь нового измерения общественных перемен — планирования и контроля технологического роста. … Любое общество, чтобы избежать стагнации … обязано открывать новые технологические горизонты с целью поддержания производительности и более высокого уровня жизни».

  1. Принятие решений на основе новой интеллектуальной технологии.

«Главными интеллектуальными и социологическими проблемами являются проблемы организованной сложности. — управление крупномасштабными системами с огромным числом взаимодействия переменных ради достижения определенных целей».

В дальнейшем различные аспекты этой проблемы рассматривались в работах российских и зарубежных ученых. Проведенные исследования позволяют сформулировать основные признаки постиндустриального социально-экономического уклада:

— ведущая роль науки и образования в жизни общества;

— доминирование теоретических знаний;

— увеличение численности занятых интеллектуальной деятельностью;

— замещение традиционной экономики инновационным типом развития;

— формирование технологического пространства как среды обитания человека;

— снижение гендерных барьеров;

— приоритет научно обоснованных подходов при выработке важнейших решений;

— переход от иерархической системы управления к синергетической.

В общем виде условия перехода к постиндустриальному обществу формулируются следующим образом:

  1. Формирование системы ценностей, в основу которой заложен приоритет развития человека. Признание человеческой жизни как абсолютной ценности.
  2. Наличие четкой и понятной теории, задающей цели, определяющей условия их достижения и траекторию движения.
  3. Уровень общего образования, позволяющий каждому человеку воспринять суть происходящих трансформаций и адекватно на них реагировать.
  4. Социально-гуманитарный вектор технологического развития.

Очевидно, что постиндустриальное развитие потребует перехода к постиндустриальному технологическому укладу (ПТУ), ориентированному на решение главной задачи — повышение качества жизни. Ядром ПТУ будет фундаментальная наука, как системообразующий институт, обеспечивающий получение новых знаний для развития образования и культуры, создания качественно новых технологий, продукции и услуг, экспертизы принимаемых решений (Табл. 1).Всё большее развитие получат подходы, основанные на синергетических принципах, возможности которых до настоящего времени не изучены.

В структуру ПТУ войдут технологические секторы трёх типов.

Технологический сектор первого типа (ТС-1) представляет собой совокупность технологий, в основе которых лежат общие фундаментальные научные принципы. К ним относятся: ядерные технологии, лазерные технологии, нанотехнологии, биотехнологии. Так, например, в основе лазерных технологий лежит явление когерентного излучения, а собственно сектор лазерных технологий включает в себя широкий спектр: от медицинских инструментов для проведения микрохирургических операций до мощных технологических систем обработки материалов.

Основу ядерных технологий составляют результаты научных исследований в области ядерной физики, а собственно сектор ядерных технологий включает технологии получения атомной энергии, радиофармпрепаратов, радиационной обработки материалов и др.

Tехнологический сектор второго типа (ТС-2) представляет собой множество технологий, базирующихся на различных исходных законах природы, но направленных на решение одной задачи. Примерами ТС-2 являются: социальные технологии (здравоохранение, образование и т.д.), информационные технологии, нетрадиционные источники энергии,

Так, например, сектор медицинских технологий включает в себя и медицинскую аппаратуру, создаваемую на новых физических принципах, и фармацевтические препараты на основе достижений химии и биологии, и гуманитарные технологии, базирующиеся на достижениях психологии, социологии и др.

Наиболее интенсивно развиваются информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), которые вместе с энергетикой создают технологический фундамент постиндустриального общества.

Собственно энергетика представляет собой широкий спектр технологий — от добычи полезных ископаемых, до создания альтернативных источников энергии.

Технoлогический сектор третьего типа (ТС-3) представляет собой совокупность технологий, созданных на основе исследований проводимых на стыке наук. В настоящее время всё большее распространение получают нано-био-инфо-когнитивные технологии (NBIC).

Главным риском перспективного технологического уклада является формирование недружелюбного технологического пространства как среды обитания человека, что представляет определенную угрозу для живых организмов, в виду отсутствия иммунитета к жизни в такой среде и, следовательно, отсутствию механизмов защиты от возможного негативного воздействия.

Кроме того исторический опыт показывает, что все новейшие технологии использовались прежде всего в военных целях. Новые технологии позволяют создать ещё более эффективные виды вооружений. Существует также класс так называемых «двойных технологий», то есть технологий гражданского назначения, которые при минимальном изменении характеристик могут быть использованы как оружие.

В настоящее время в плане технологического развития основное внимание сосредоточено на проблемах создания энергетических систем на основе возобновляемых источников энергии — Третья промышленная революция(IR3) (см. Рифкин Д. Третья промышленная революция: как горизонтальные взаимодействия меняют энергетику, экономику и мир в целом), и формирования информационного пространства — Четвертая промышленная революция (IR4) (см. Шваб К. Четвертая промышленная революция), частным случаем которого является так называемая «цифровая экономика».

* * *

Третья промышленная революция: ВИЭ + ИКТ

Третья промышленная революция является последней в череде промышленных революций, и она должна заложить фундамент эры сотрудничества.

Две прошедшие промышленные революции были обусловлены необходимостью поиска новых путей преобразования и использования энергии. Это вполне логично и оправдано, поскольку энергия — главный фактор обеспечения жизни на Земле и от возможности ее рационально и эффективно использовать зависит само существование человечества.

Природные ресурсы небезграничны. Согласно известным оценкам, в обозримой перспективе возможен дефицит не только углеводородных энергоносителей, но и чистой пресной воды и даже свежего воздуха. Кроме того, техногенное воздействие оказывает отрицательное влияние на состояние окружающей среды. Причем это в равной степени относится как к крупным предприятиям, генерирующим электрическую и тепловую энергию (ТЭЦ, АЭС), так и к сравнительно небольшим потребителям углеводородного топлива, получившим массовое распространение (автомобили).

Идея использования возобновляемых источников энергии не нова — преобразование энергии воды и ветра в механическую энергию известно с незапамятных времен. А если верить легенде, то при помощи зеркал Архимед еще в 212 году до н.э. при помощи зеркал и отполированных щитов сжёг корабли римлян, атаковавшие Сиракузы. Но для выработки электрической энергии эти подходы до недавнего времени активно не использовали. Проблема заключалась в отсутствии надежных преобразователей, позволяющих вырабатывать дешевую электроэнергию. Однако, открытия в области физики твердого тела, а также принципиально новые технологические и конструкторские решения позволили создать новые типы конкурентоспособных электрогенераторов и аккумуляторов.

Основными предпосылками IR-3 являются: необходимость перехода к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ), изменения структуры и качества потребления, развитие информационно-коммуникационных технологий, позволяющих создать качественно новую систему управления генерацией и распределением электроэнергии.

Базовые положения («пять столпов») IR-3 были сформулированы Джереми Рифкиным:

— переход на возобновляемые источники энергии;

— превращение зданий в электростанции, производящие энергию для себя и выдающие излишки в общую сеть;

— использование новых технологий аккумулирования энергии в каждом здании (водород и др.)

— использование ИКТ для превращения континентов в интеллектуальную энергосеть

— развитие автомобильного парка на топливных элементах или подзарядки от электросети.

По сути, в результате IR-3 должен осуществиться переход на новую систему энергообеспечения жизнедеятельности, основу которой составят возобновляемые локальные источники энергии (солнце, ветер, вода, водород, биомасса, геотермальные источники), экономически более выгодные по сравнению с традиционными, и основанная на ИКТ система распределения и потребления энергии с учетом меняющихся потребностей человека. Одним из направлений индустриального развития станет индивидуализация производства («технологическое надомничество»).

Современные разработки позволяют создать генерирующие системы модульного типа, позволяющие обеспечить выработку электроэнергии в широком диапазоне мощностей: от потребностей одного отдельно взятого маломощного прибора (например, наручных часов или мобильного телефона), до крупного предприятия или региона. Создание установок малой мощности, способных обеспечивать индивидуальные потребности населения и домохозяйств, создает предпосылки для качественно новой системы организации производства и распределения электроэнергии. В этом случае потребитель сможет производить энергию для собственных нужд, а избыток передавать в единую энергосистему. Таким образом, снизится потребность в создании крупных электростанциях, работающих на углеводородном топливе, что в свою очередь снизит техногенную нагрузку на окружающую среду.

На базе этого и с использованием современных информационно-управляющих систем на практике реализуется децентрализованная схема энергоснабжения, согласно которой индивидуальный производитель энергии обеспечивает собственные потребности, а излишки передает в единую энергосистему. Этот подход соответствует концепции протребления «производитель = потребитель», предложенной Элвином и ХейдиТоффлерами в книге «Революционное богатство».

Подобная система производства и распределения электроэнергии уже находит свое распространение в мире. Так, например, по известным данным 8 мая 2016 года в Германии выработка энергии возобновляемыми источниками энергии (солнечными, ветро-, гидро‑ и биоэнергостанциями) составила около 55 ГВт или 87% от общего объема потребления в стране. Этот и многие другие аналогичные примеры дают основания полагать, что возобновляемые источники энергии в недалеком будущем создадут реальную конкуренцию углеводородным энергоносителям.

Для решения этой проблемы в ЕС разработана и реализуется специальная программа, которая предполагает обеспечить к 2020 году сокращение на 20% выбросов парниковых газов по сравнению с 1990 годом, повышение энергоэффективности на 20% к тому же сроку и увеличение на 20% использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

Для комплексного подхода к решению этой проблемы сформированы технологические платформы, в число которых вошли строительная технологическая платформа, платформа SmartGrids, платформы по различным ВИЭ, платформа по водородной энергетике, транспортная платформа (автомобильный и железнодорожный транспорт), платформа по устойчивой химической технологии.

Таким образом, в ходе IR-3 будут созданы качественно новые системы генерации и распределения энергии, что необходимо для создания технологического базиса постиндустриального общества.

Вместе с тем прогнозные оценки (см. «Мир 2035. Глобальный прогноз. — М.: Магистр, 2017, с. 43) показывают, что доля сектора ВИЭ в глобальном энергобалансе составит к 2020 году не более 2−3%, а к 2035 г. — 7−8%.

* * *

Формирование информационного пространства

«Главными интеллектуальными и социологическими проблемами постиндустриального общества являются проблемы «организованной сложности» — управление крупномасштабными системами с огромным числом взаимодействующих переменных ради достижения определенных целей». Дэниел Белл

В последнее время повышенное внимание уделяется развитию информационного пространства (информационное общество, цифровая экономика, робототехника и т.д.) на основе информационно-коммуникационных технологий, получивших свое бурное развитие в период IR-2. Высокие темпы развития этого направления позволили говорить о Четвертой промышленной революции. Не обсуждая правомерности этого утверждения, отметим, что это, безусловно, важнейшее направление, необходимость развития которого прямо вытекает из теории постиндустриального общества. Современные результаты и технологические разработки в области информационных технологий позволяют не только создать принципиально новые виды продукции, но и кардинально пересмотреть подходы к организации всей системы жизнедеятельности человека, развитию общества, управлению экономическими, политическими и производственными процессами и т.д.

Действительно, современные информационные технологии открывают возможности, ещё не до конца осознанные человечеством. Поэтому опасно абсолютизировать эти возможности и тем более, выпускать развитие этих технологий из-под общественного и государственного контроля.

Теория развития информационного пространства и первые практические шаги в этом направлении были описаны в работах Клода Шеннона, Норберта Винера, Джона фон Неймана, Алана Тьюринга, Андрея Колмогорова, Никиты Моисеева и др.

При этом именно Норберт Винер сформулировал основные требования к вычислительным системам, которые в современной интерпретации выглядят следующим образом.

  1. Системы должны быть цифровыми, а не аналоговыми.
  2. Их элементная база должна состоять из электронных элементов.
  3. Должна использоваться двоичная система счисления.
  4. Последовательность действий должна планироваться самой машиной таким образом, чтобы исключить вмешательство человека в процесс решения задачи до получения конечного результата.
  5. Машина должна иметь систему хранения информации, выдачи ее пользователю и стиранию при определенных условиях.

Эти требования составляют техническую основу формируемого информационного пространства.

Если же говорить о более широком понимании процессов развития информационных технологий, то, по-видимому, нужно исходить из того принципа, что информационное пространство формируется как инструмент повышения качества жизни человека. Его основная задача — освободить человека от выполнения рутинных функций, то есть функций, которые могут быть формализованы. Исполнителями же этих функций становятся роботы, воспринимающие команды через соответствующий интерфейс.

В такой постановке задачи функции распределяются следующими образом:

а) робот — не замена человека, а исполнитель его воли;

б) компьютер — средство передачи воли человека исполнительному механизму — роботу;

в) цифра (в обобщённом смысле) — язык общения человека, компьютера и робота.

Все сказанное выше в равной степени относится и к цифровой экономике. В современной действительности при рассмотрении экономических проблем, особо выделяют «реальный сектор экономики». К этому сектору относят, прежде всего, структуры, производящие конечную продукцию. Это вытекает непосредственно из функции денег, поскольку денег, как известно в природе не существует — их наличие есть предмет некоторых договорённостей и соглашений. Таким образом, изменение вида расчетов с наличных на безналичные, введение электронной валюты и т.д. не меняет сути денег, а лишь вводит новые формы расчетов и распределения ресурсов.

Поэтому цифровая экономика есть ни что иное, как виртуальное дополнение к материальной среде обитания человека.

Тем не менее, развитие информационного (цифрового, виртуального) пространства даст человеку новые возможности, кардинально меняющие образ и стиль жизни.

* * *

Технологическая среда обитания

«Всё меньше окружающей природы, всё больше окружающей среды». Профессор В.И. Иванов

«Технологии не решают проблем — они их создают». Академик В.В. Ивантер

Одной из ключевых проблем, требующих своего решения при переходе к постиндустриальному обществу, является создание эффективного дружелюбного технологического пространства как среды обитания человека.

Новая энергетика и информационное пространство — составят технологическую базу грядущего постиндустриального общества. Можно утверждать, что интенсивное развитие получат работы по созданию искусственного интеллекта, медицинских и биотехнологий, поскольку именно эти сферы являются ключевыми в обеспечении жизнедеятельности человека. Таким образом, технологический каркас будущего составят энергетика, информация, биология, медицина, искусственный интеллект.

Интенсивное технологическое развитие привело к формированию технологического пространства, которое частично замещает природную среду обитания человека. Это особенно проявляется в больших городах, в современных квартирах и рабочих помещениях, где человек проводит основную часть своего времени. В обычной жизни городской житель окружен многочисленными техническими устройствами и системами, которые с одной стороны, обеспечивают рост качества жизни, а с другой — отделяют человека от Природы. И этот барьер все время увеличивается.

Но о мере технологического развития сложилась ситуация, когда создаваемые технологии могли выйти из-под контроля человека и оказать существенное негативное воздействие и на окружающую среду и на самого человека. Это вызвало необходимость сформировать экологию как науку об окружающей среде, изучающую в том числе влияние технологий на природу.

Но с появлением технологического пространства как части среды обитания человека, вопрос уже встает об экологии технологий. Это требует новых принципов планирования, разработки и использования технологий, а также разработке новых подходов к обеспечению безопасности человека. При этом надо учитывать, что использование современных технологий требует соответствующего уровня культуры. В противном случае создаётся риск синдрома «обезьяна с гранатой», то есть высокой вероятности возникновения крупных техногенных катастроф, обусловленной недостатком общего уровня культуры. Решение этой проблемы лежит в плоскости экологии технологий, основу которой составляют следующие положения:

— применение технологий, не соответствующих уровню культурного развития, приводит к катастрофам;

— любая даже самая прогрессивная и социально направленная технология имеет пределы своего применения, при переходе через которые она может нанести ущерб сопоставимый с положительным эффектом.

Базовые принципы экологии технологий формулируются следующим образом:

  1. Принцип культурного соответствия — разрабатываемая технология должна соответствовать культурному и профессиональному уровню, обеспечивающим её безопасное использование.
  2. Принцип допустимого ущерба — риск ущерба от применения конкретной технологии как самостоятельно, так и в совокупности с другими технологиями, не должен превышать величины приемлемого риска для гражданского населения.
  3. Принцип защиты от нештатных ситуаций — для каждой технологии должны быть разработаны механизмы ликвидации негативных последствий, которые могут возникнуть в случае нештатных ситуаций, связанных с неправильным использованием данной технологии, или выявлением не изученных ранее последствий использования.
  4. Принцип замещения технологий — каждая технология имеет определенный период жизни, по истечении которого она устаревает, не вписывается в технологическое пространство и создает угрозы безопасности.
  5. Принцип открытости технологий — потребитель должен быть осведомлен об основных параметрах технологии и пределах её допустимого использования.
  6. Принцип устойчивости технологий — отклонения от технологического процесса не должны приводить к выпуску продукции, не отвечающей заданным параметрам

Из сказанного следует важный вывод: экология как среда обитания человека должна рассматриваться как совокупность экологии биосферы (EcoBio), экологи культуры (EcoCul) и экологии технологий (EcoTech).

Экология (Eco3 = EcoBio + EcoCul + EcoTech) является четвертой составляющей, определяющей новый мировой уклад.

* * *

Реформа российского образования — поиски решений

«Отношение государства к учителю — это государственная политика, которая свидетельствует либо о силе государства, либо о его слабости».

«Успех в войне решают два фактора: ружье нового образца и школьный учитель». Отто фон Бисмарк

Трансформационные процессы затрагивают все без исключения сферы социального развития и экономики и опираются на массив знаний, полученных предыдущими поколениями. При этом в группу лидеров войдут страны, сформировавшие общество, в котором изначально культивируются идеи приоритета человеческого развития, инновационность, толерантность в широком смысле этого слова. Созданию такого общества должна способствовать система образования, ориентированная на воспитание творческого человека, человека инновационного (homo innovaticus) — генератора, производителя, потребителя и инвестора инноваций. При этом следует отметить, что, наряду со своей основной функцией, образование является одной из важнейших систем, обеспечивающих целостность государства.

Образование является одной из самых чувствительных сфер деятельности и в то же время одной из самых инерционных, поскольку результаты образовательного процесса проявляются через 10−15 лет. При этом образование должно обеспечить конкурентоспособность человека на рынке труда в течение всего активного периода жизни, который составляет примерно 50 лет.

Отто фон Бисмарк — «железный канцлер», в считанные десятилетия превративший Германию в сильную, динамично развивающуюся страну, считал, что войны выигрывает школьный учитель. Но верно и обратное. Превратив образование в формальный процесс, направленный не на воспитание способности самостоятельно получать знания и формировать необходимые навыки, а на овладение определенными компетенциями, а учителей в формальных декламаторов стандартных программ, рассчитанных на среднестатистического ученика, в обозримом будущем страна лишится и ученых, и инженеров, а управленцы превратятся в хороших исполнительных чиновников, работающих по заданным стандартам и инструкциям.

Рассматривая проблему развития системы образования необходимо прежде всего ответить на вопрос: «Какого человека мы бы хотели видеть после окончания высшего учебного заведения?» Ответ зависит от конечной цели, которую ставит государство, и выбранной стратегии развития. В России в 2004 году цель образования была сформулирована как подготовка квалифицированного потребителя. Это означает замену фундаментальности образования, ориентированного на подготовку специалиста-творца, на развитие компетенций, то есть специалиста, способного потреблять и эксплуатировать технологии, полученные извне.

Эффективность системы образования, ориентированной на развитие творческих способностей, хорошо иллюстрируется системой элитного образования, созданной в СССР, где были наиболее развиты физико-математическое и техническое образование. В ведущих вузах страны и во многих технических вузах (которые теперь получили статус исследовательских университетов) реализовывалась следующая схема подготовки специалистов. Первые 2−2,5 года осуществлялась базовая фундаментальная физико-математическая подготовка. Затем 3−3,5 года специализация с одновременным продолжением углубленной фундаментальной подготовки по избранной специальности. После окончания института — стажировка 2 года на рабочем месте, после которой предоставлялась возможность поступить в очную аспирантуру, где в ходе обучения аспирант под соответствующим научным руководством должен был выполнить самостоятельное (!) научное исследование и подготовить к защите диссертацию.

Указанная схема образования продемонстрировала свою эффективность в 90-е годы, когда многие специалисты научной и высокотехнологичной сферы остались без работы. Однако уровень фундаментальной подготовки позволил многим из них кардинально сменить сферу деятельности. Бывшие математики, физики, инженеры легко переориентировались на экономическую и финансовую деятельность. Многие из них уехали из страны, и нашли себя в высокотехнологичных компаниях за рубежом.

В случае ориентации на систему подготовки квалифицированных потребителей (сценарий СПКП) система образования будет готовить технических специалистов, способных воспринять предложенные из-за рубежа технологии и адаптировать их к местным условиям (Рис. 6). Такая система образования не ориентирована на подготовку научной и технической элиты — творцов, способных добывать новые знания и на их основе создавать новые технологии. Наиболее эффективен компетентностный подход при подготовке кадров для работы по уже отработанным технологиям. Развитие образования по сценарию СПКП приводит к тому, что наиболее состоятельные родители, в том числе высшие государственные служащие, отправляют своих детей учиться за рубеж для получения базового фундаментального образования. Кроме того, низкий спрос реального сектора экономики на творцов также стимулирует отъезд за границу лучших выпускников.

Безусловно, проблема приобретения навыков на студенческой скамье является весьма важной. Однако в условиях глобальной экономики знаний, интенсивного технологического развития здесь кроются определенные риски. Интенсивный рост получаемых знаний, их введение в хозяйственный оборот приводит к взрывному технологическому развитию, появлению большого числа технологий, появление которых еще несколько лет назад невозможно было предвидеть. Система образования в целом обладает определенной инерцией. Сегодня необходимо не только обучить студента обращению с технологиями, которые будут использоваться через 5 лет, но и дать ему возможность освоить те технологии, которые появятся в период его активной деятельности еще на протяжении 30−40 лет. Это можно обеспечить базовой фундаментальной подготовкой с последующей специализацией, позволяющей самостоятельно осваивать новые технологии, а также так созданием системы переподготовки, позволяющей поддерживать конкурентоспособность человека на рынке труда.

Ограничения компетентностного подхода в образовании заключаются в том, что получаемые компетенции в плане освоение технологий привязывают человека на всю оставшуюся к определенному виду деятельности. Как это ни парадоксально, но этот подход вполне оправдан для творческих специальностей. Так, например, не может быть художника, не владеющего рисунком, архитектора, не владеющего приемами макетирования. В то же время физик-теоретик не может, а главное — не должен управлять атомным реактором. Компетентностный подход по своей сути повторяет то, что в СССР реализовывалось в профтехучилищах, техникумах, заводах-втузах и в технических вузах, не готовящих кадры для работы в перспективных наукоемких направлениях. Но даже в последнем случае компетентностный подход сочетался с определенной фундаментальной подготовкой, которая, безусловно, не могла конкурировать с университетской, но давала четкое представление о базовых законах мироздания и развития общества. Таким образом, в чистом виде компетентностный подход эффективно применим в случае развития экономики по догоняющему пути с использованием заимствованных технологий.

Сценарий СПКП с точки зрения вхождение в мировое образовательного пространства приведет к оттоку наиболее способной молодежи за границу с целью получения фундаментального образования, в Россию же будут приезжать студенты из стран, развивающихся по сценарию «донор» (рис.6). Такая система образования удовлетворяет сценарию развитие государства как промышленного (ресурсного) донора.

Если же рассматривать сценарий вхождения России в число стран — глобальных лидеров, то необходимо создание инновационной системы образования (ИСО). Её целью должно стать воспитание человека, базирующегося на общечеловеческих ценностях, и способного к творческой деятельности, направленной на получение новых знаний в интересах развития общества. Иначе говоря, ИСО призвана обеспечить подготовку специалистов-творцов, способных к постоянному поиску новых знаний и их реализации в практических разработках. Основу ИСО составляет освоение фундаментальных знаний, навыки получения новых знаний и их практической реализации. Это в равной степени относится как к естественнонаучным дисциплинам, так и к общественно-гуманитарным. Более того, представляется, что на начальном этапе высшего образования необходимо давать базовую естественнонаучную и гуманитарную фундаментальную подготовку независимо от выбранной специальности.

ИСО делает страну полноправным участником мировой образовательной системы, в частности, стимулирует приезд студентов из развитых стран.

Один из главных вопросов который требует разрешения — это статус образования, то есть образование — это важнейшая функция государства или услуга?

В развитых странах образование рассматривается как важнейшая государственная функция. Так, например, в период экономического кризиса американское правительство выделило значительные средства на программу развития системы образования, предусматривавшую финансовую помощь для предотвращения сокращения доступа к основным образовательным услугам ($79 млрд), инвестиции в школьные округа ($13 млрд), модернизацию и ремонт школ ($14 млрд), программу технического образования ($1 млрд), а также модернизацию высшей школы ($6 млрд).

Если же рассматривать образование как услугу, то необходимо учитывать, что услуга есть действие не обязательное, она не может быть навязана, а только предоставлена. Если речь идет о том, что эта услуга представляется государством, то это означает, что человек сам волен определять необходимость получения образования, его качество и уровень. И в этом случае задача государства состоит только в том, чтобы предоставить ему необходимые условия для получения желаемого. При этом гарантированный уровень и качество образования будет определяться объемом выделенных средств, а не государственными потребностями.

Можно получить и образование более высокого уровня, однако это уже как бы выходит за обязанности государства, и эта услуга реализуется на коммерческой основе. Естественно, что при таком подходе в совокупности с подходом «оптимизации» бюджетных средств, обеспечивается формальное соблюдение конституционных норм, но фактически государство перекладывает проблему получения качественного образования на плечи населения.

Требует рассмотрения и такой вопрос: «А кому учебное заведение оказывает образовательную услугу?» Если человеку, то тогда функции учебного заведения заключаются в удовлетворении запросов заказчика, а результатом является документ, подтверждающий удовлетворение данного запроса, т. е. документ, подтверждающий получение образования. При этом не рассматривается вопрос о соответствии получаемого образования запросам экономики.

Если же услуга оказывается государству и (или) бизнесу, то здесь внимание должно уделяться подготовке высококвалифицированных специалистов, востребованных в экономике. В этом случае уровень учебного заведения определяется востребованностью выпускников. А качество образования можно определить по тому сколько выпускников будут работать по специальности через 5−10−15 лет.

Учитывая, что образование есть один из базовых факторов развития, его надо рассматривать как важнейшую государственную функцию не менее важную, чем обеспечение национальной безопасности.

Проводимые реформы существенно затронули и высшее образование. Несмотря на создание новых образовательных структур — федеральных университетов, исследовательских университетов, российские вузы не входят в число мировых образовательных центров. Представляется, что наряду с общей неопределенностью направления развития образования, свою роль играет и институциональная структура, не вписывающаяся в современные реалии.

Рассмотрим в общем виде некоторые возможные направления институциональных реформ, необходимых для создания ИСО в России. Будем исходя из того, что образование — это важнейшая функция государства, а основной принцип формирования ИСО — рациональное сочетание творческого и компетентностного подхода. В соответствии с этим предлагается следующая институциональная структура:

— фундаментальное образование дается в системе ведущих университетов;

— компетентностный подход реализуется в институтах и учебных академиях, системе профессионального обучения.

При этом вузам устанавливается определенный статус, а их принадлежность и подчиненность определяется распределением обязанностей и полномочий между федеральным правительством, субъектами федерации и коммерческими структурами.

  1. Университеты федерального подчинения, получающие бюджетные средства на обеспечение образовательного процесса из средств федерального бюджета. К ним относятся МГУ им. М.В. Ломоносова, СПбГУ, федеральные университеты, национальные исследовательские университеты, отраслевые университеты (университеты, не имеющие особого статуса, но выполняющие задачи по подготовке кадров для ведущих отраслей экономики и социальной сферы).

При этом бюджетная зарплата профессорско-преподавательского состава вузов федерального подчинения должна быть не менее чем в два раза выше средней по Москве, независимо от места расположения этого университета. Отбор преподавателей должен производиться на основе открытых конкурсов независимыми конкурсными комиссиями. Последнее требование является принципиально важным, поскольку позволит привлечь в регионы лучших преподавателей и специалистов.

Национальные исследовательские и отраслевые университеты могут быть переданы в профильные министерства, государственные академии наук и госкорпорации. В этом случае снимаются административные барьеры по привлечению к преподаванию ведущих ученых и специалистов, а также по доступу студентов к современному научному и технологическому оборудованию. Это же позволит создать условия для сохранения и развития ведущих научных школ России, основная масса которых сосредоточена в академическом секторе науки.

Исходя из общих оценок, общее число университетов федерального подчинения не должно превышать 100.

  1. Региональные университеты — высшие учебные заведения, находящиеся в ведении субъектов Российской Федерации, ориентированные на подготовку кадров для нужд регионального развития. Зарплата преподавателей в этих университетах не должна быть меньше двукратной зарплаты по региону. При этом финансирование зарплаты преподавателей осуществляется на паритетной основе из федерального и регионального бюджетов. С учетом возможностей субъектов Российской Федерации федеральное правительство может взять на себя часть расходов по материально-техническому обеспечению региональных университетов. Однако этот вопрос должен решаться в индивидуальном порядке.

С целью обеспечения кадровых потребностей субъектов Российской федерации необходимо предусмотреть создание университетов регионального развития (УРР) распределенного типа.

  1. Коммерческие вузы, самостоятельно определяющие направления своей образовательной деятельности. Основной источник поступления средств — оказание платных образовательных услуг. Заработная плата профессорско-преподавательского состава в этих вузах не должна быть меньше средней заработной платы по региону, в котором этот вуз находится. При этом в случае соответствия качества образовательных услуг требованиям, предъявляемым университетам федерального и регионального подчинения, вузы, могут претендовать на получение бюджетных средств на конкурсной основе. С этой целью необходимо разработать специальные процедуры оценки качества подготовки специалистов.

Развитие науки в вузах также требует определенных институциональных преобразований.

Со времен СССР известно четыре схемы организации в вузах научных исследований и разработок.

  1. Создание при вузах самостоятельных научно-исследовательских институтов. Этот подход широко практиковался в крупных университетах. Однако в связи с изменением законодательства НИИ при вузах потеряли свою юридическую и финансовую независимость, что отрицательно сказалось на развитии вузовской науки в целом.
  2. Вуз проводит научные исследования на базе ведущих научных академических и отраслевых организаций (МФТИ, НГУ). После получения базового фундаментального образования студенты распределяются по базовым специализированным кафедрам, созданным при ведущих академических и отраслевых организаций. В настоящее время базовые кафедры возглавляются, как правило, ведущими российскими учеными. Эта схема продемонстрировала свою устойчивость и высокую эффективность. В настоящее время обоим университетам присвоен статус «Национальный исследовательский университет» и они занимают ведущие позиции в национальных рейтингах.
  3. Вуз сам является крупным научным центром (МИФИ, МИЭТ и ТРТУ, до его включения в Южный федеральный университет). В этом случае профильные кафедры одновременно являются научными подразделениями. В 80-е годы штатная численность ведущих кафедр МИФИ достигала 120 человек. Эта система также продемонстрировала свою устойчивость. МИФИ первым в России получил статус национального исследовательского университета и занимает лидирующие позиции в национальных рейтингах университетов. МИЭТ также получил статус НИУ.
  4. Создание в вузах отраслевых и проблемных лабораторий, проводящих исследования и разработки финансируемых за счет отраслей.

Такая практика была широко распространена в технических вузах. В том же МИФИ штатная численность отдельных отраслевых лабораторий достигала 100 человек. Однако в настоящее время этот механизм используется значительно менее эффективно, что обусловлено низкой заинтересованностью бизнеса в проведении НИОКР, законодательными и бюрократическими барьерами, а также ослаблением связей между университетами и академическими институтами.

Таким образом, в советское время был отработан набор механизмов, позволяющих проводить в университетах исследования и разработки на современном уровне. Однако их реализация в современных условиях требует определенных усилий со стороны Минобрнауки России и корректировки проводимой политики.

В современных условиях развитие вузовского сектора науки может успешно проходить только во взаимодействии с академическим и отраслевым секторами науки. Научная база университетов должна формироваться путем создания на их площадях отраслевых лабораторий (ОЛ), финансируемых непосредственно отраслями, госкорпорациями или крупными научными и промышленными организациями, а также академических проблемных лабораторий (АПЛ) для проведения фундаментальных исследований по программам фундаментальных исследований государственных академий наук. Сходная схема организации исследований реализуется Национальным центром научных исследований Франции. При этом финансирование АПЛ должно осуществляться целевым образом из федерального бюджета на конкурсной основе на основе подачи совместной заявки университетом и академическим институтом. В этом случае будут ликвидированы административные барьеры и неоправданная конкуренция между вузовской и академической наукой, расширено участие ученых в образовательном процессе, а преподавателей вузов и студентов в реальных научных исследованиях.

С целью обеспечения качественной организации научных исследований в вузах предлагается ввести в университетах научных руководителей из числа ведущих академических ученых, которые будут обеспечивать научно-методическое руководство университетами, как этой предусмотрено 253-ФЗ «О Российской академии наук…».

Современная система управления образованием представляет собой административную вертикаль с минимальной обратной связью. Профессиональные сообщества — Российский союз ректоров, Ассоциация ведущих вузов практически не оказывают влияние на принятие политических решений. При этом все большее внимание уделяется общественным структурам различного уровня. Такая ситуация в совокупности со сложившейся монополией группы экономических вузов и аналитических структур на выработку государственной политики в области науки и образования создает повышенные риски принятия неадекватных решений.

Важнейшей задачей модернизации системыформирования государственной политики в сфере образования является повышение роли ученых и профессионального сообщества в этом процессе.

Человеческий потенциал является главным конкурентным преимуществом государства. Его качество будет определять все параметры развития. Поэтому модернизация образования (Edu), его ориентация на подготовку человека к активной жизнедеятельности в условиях Мирового уклада является пятым ключевым фактором Глобальной гуманитарно-технологической революции.

* * *

Контуры Глобальной гуманитарно-технологической революции

Таким образом новый виток развития человечества будет связан с изменением вектора социально-экономического развития «человек для экономики» в направлении «экономика для человека». При этом в силу высокой степени насыщения будет сокращаться сектор накопления и интенсивно развиваться сектор потребления как материальных, так и интеллектуальных услуг.

Доминирующим направлением инновационного развития станет создание дружелюбного технологического пространства как фактора обеспечения роста качества жизни.

При этом резко усилятся процессы деколлективизации, что обусловлено, прежде всего созданием виртуальной среды, обеспечивающей индивидуализацию удовлетворения интеллектуальныхи материальных потребностей, включая образование, трудовую деятельность, решение проблем потребления, организации досуга и т.д.

Что же касается перспективного мирового уклада, то как это уже неоднократно отмечалось, в самом общем виде он будет выглядеть следующим образом:

  1. Страны — технологические лидеры: постиндустриальное общество, «золотой миллиард», постиндустриальный технологический уклад.
  2. Страны — промышленные доноры: развитое индустриальное общество, 5−6 ТУ.
  3. Страны — ресурсные доноры: индустриальное общество, 3−4 ТУ.

В целом же контуры Глобальной гуманитарно-технологической революции (Global HTR) будут определяться темпами перехода к постиндустриальному обществу (PIS), новые технологии жизнеобеспечения, производства и управления (IR3+IR4), состоянием экологии (ECO3 = EcoBio + EcoCul + EcoTech), системой образования (Edu).

 


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Иванов

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 25.05.2018. Просмотров: 197

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta