На Ближневосточном фронте без перемен или Перегруппировка сил?

Содержание
[-]

На Ближневосточном фронте без перемен или Перегруппировка сил?

Группировки исламистов и «джихадистов» всех мастей и направлений, воюющие в Ираке, Сирии и создающие реальные угрозы для остальных стран региона, стали своего рода закономерным следствием «политики сдерживания иранской революции и шиитского пробуждения», проводимой Саудовской Аравией при поддержке США с 80-х годов прошлого столетия. Вчерашние операции американской и саудовской разведок против шиитского Тегерана и советского присутствия в Афганистане сегодня обернулись глобальным террором и экспансией исламистов.

Сформировалась террористическая транснациональная корпорация, теперь переходящая, как показали события в Ираке и Сирии, в режим «самообеспечения», и устанавливающая свой контроль над нефтяными месторождениями. Закрепившись на месторождениях сирийских, она обеспечила себя контрабандной реализацией нефти по миллиону долларов в день. А после захвата двух иракских месторождений эти доходы увеличились еще в три-четыре раза.

Сообщения мировых информационных агентств о событиях на Ближнем Востоке сегодня все больше напоминают фронтовые сводки. «Продолжается масштабная операция «Несокрушимая скала» против боевиков радикальных палестинских группировок…», «Продолжаются ожесточенные бои между вооруженными формированиями исламистских группировок и их противниками в столице Ливии Триполи и в Бенгази. Только за последнюю неделю в боях погибли свыше 220 человек, а порядка 1100 человек получили ранения…», «Части сирийской армии при поддержке отрядов ливанской «Хезбаллы» нанесли поражение боевикам экстремистской группировки «Джабхат ан-нусра» в Каламуне, вынудив их отступить в Ливан, где они захватили пограничный город Арсаль…».

И на этом фоне «Халифат» продолжает активно расширять свои границы, захватывая новые территории и месторождения энергоносителей, дестабилизируя военно-политическую обстановку во всем регионе.

Так, всего несколько дней назад боевики экстремистской исламистской группировки «Исламское государство» впервые со времени начала гражданской войны в Сирии предприняли массированные атаки на позиции и объекты правительственных войск. Это произошло на севере и северо-востоке страны, в провинциях Алеппо, Ракка, Дейр-эз-Зор, Хасака и Хама. Самое большое нападение было совершено на армейскую базу в провинции Ракка и позиции войск в провинции Хасака. В то же время правительственные части восстановили контроль над ранее захваченным боевиками ИГ газовым месторождением Шаара в центре САР.

Ожесточенные бои между верными режиму Б. Асада войсками и отрядами боевиков оппозиции продолжаются в прилегающих к Дамаску районах. Одновременно в пригородах столицы боевики «Исламского фронта» и их союзники ведут бои с отрядами ИГ, вытеснив экстремистов из некоторых столичных предместий.

По информации из различных источников, в последнее время отмечается значительный рост числа сирийских повстанцев, переходящих на сторону «Исламского государства».

Обстановка же в Ираке остается довольно сложной. Во многих районах страны правительственные войска и отряды шиитской милиции воюют с боевиками «Исламского государства» и поддерживающими их вооруженными отрядами  местных суннитских племен и бывших баасистов. Боевики ИГ усилили атаки на позиции курдских сил «пешмерга» на севере Ирака, сумев даже захватить два нефтяных месторождения, три города и крупнейшую в стране плотину в районе города Мосул. Интенсивные бои ведутся на юге, западе и северо-востоке от Багдада.

В самой стране ухудшается политическая ситуация. Банкротство команды премьер-министра Нури аль-Малики послужило одной из главных причин иракского кризиса. Политика лавирования между Вашингтоном и Тегераном поставили страну на грань раскола, ухудшила и без того острый конфликт между шиитами и суннитами не только в Ираке, но и во всем регионе Ближнего и Среднего Востока.

Ведущие партии страны вынудили уйти в отставку главу правительства Нури аль-Малики. 24 июля иракский парламент избрал новым президентом страны представителя курдского блока Фуада Масума — умеренного политика, поддерживающего хорошие отношения как с суннитами, так и с шиитами. Он сменит на этом посту Джалала Талабани. В то же время ряд иракских политических блоков сразу же начали кампанию по смещению Ф. Масума, имеющего двойное гражданство — иракское и британское. В соответствии со статьей 18 конституции Ирака, лицам с двойным гражданством запрещено занимать руководящие государственные посты.

В настоящее время правительство Ирака пытается восстановить боеспособность вооруженных сил. Закупается большое количество оружия в России и США для «улучшения возможностей правительственных войск Ирака в ведении текущих наземных операций» против ИГ.

Вашингтон временно приостановил действие ряда санкций в отношении Ирана. Как заявили в Вашингтоне, это стало возможным благодаря достигнутому прогрессу на переговорах по ядерной программе ИРИ. По мнению Вашингтона, Тегеран выполнил большую часть взятых на себя обязательств, что успокоило международное сообщество. В частности, Иран остановил производство урана, обогащаемого до 20 %, отказавшись от необходимых для этого центрифуг; ограничил производство центрифуг количеством, необходимым для замены вышедших из строя; не возводил новые предприятия по обогащению урана. Кроме того, как считают в США, ИРИ прекратила производство и испытание топлива для реактора в Араке.

В частности, был снят запрет на закупки у ИРИ нефтехимической продукции. Вновь разрешено поставлять в Иран запчасти для ремонта и обеспечения безопасности полетов гражданской авиации. Вместе с тем, запрет по-прежнему распространяется на отдельные компании, внесенные в «черный список» Министерства финансов США. Особо подчеркивается, что принятые решения распространяются лишь на период с 20 января по 24 ноября 2014 года.

В это же время в иранской столице власти организовали очистку улиц и стен домов от антиамериканской символики, плакатов и листовок, появившихся там с 1990-х годов. Исчезает и антиамериканская воинствующая риторика, лозунги «Смерть Америке!», прекращены акции сжигания звездно-полосатого флага, так как все это уже не отвечает духу времени и не благоприятствует восстановлению сотрудничества.

Но все же главная причина смены курса Тегераном и Вашингтоном — это активное наступление боевиков движения «Исламское государство» в Ираке. Террористы уже жестко контролируют почти треть иракской территории. Под их контролем не только нефтяные месторождения и нефтеперерабатывающие заводы, но и древние шиитские святыни: мечети в Кербеле и Наджафе.

И если американцев больше занимает нефть, то в Тегеране искренне опасаются, чтобы боевики-сунниты просто не уничтожили их исламские святыни, имеющие тысячелетнюю историю. «Вождь мусульман повсюду» Абу Бакр аль-Багдади уже пообещал со временем перенести «освободительное движение» с территории Ирака и Сирии в Иорданию и Ливан, и далее на восток, в Иран, где орудуют родственные ИГ суннитские группировки. Поэтому неудивительно, что иранский президент Хассан Роухани официально заявил: Иран готов сотрудничать с США в борьбе против радикальных суннитских групп. «Все страны должны принять участие в общей борьбе с терроризмом. Мы можем сотрудничать с американцами, чтобы покончить с беспорядками на Ближнем Востоке», — заявил Роухани.

США подобных заявлений на столь высоком уровне не делали, так как пока еще официально сопротивляются идее «поворота к Персии». А Иран, в свою очередь, не может отказаться от стереотипа, что его позиции в регионе укрепляются ролью антагониста Америки. Но после того как боевики ИГ объявили о создании халифата на большей части территории Ирака, новая реальность стала очевидна: Иран и США нуждаются друг в друге больше, чем когда-либо. Так, кстати, утверждает аналитик Вашингтонского института ближневосточных исследований Дэннис Росс. При этом их «шаги навстречу» предусматриваются и в экономике: официальный Тегеран уже анонсировал снятие всех экономических санкций со стороны Запада, также признавшего за Ираном право на мирный атом. А экс-госсекретарь США Мадлен Олбрайт заявила, что США вскоре «могут пересмотреть свои взгляды в отношении стран — поставщиков нефти». Вашингтон уже ведет переговоры с Тегераном. Вполне вероятно, они закончатся подписанием договора об экспорте иранской нефти в Соединенные Штаты. Иран может экспортировать много нефти, а США могут изменить свой взгляд на ее экспорт, — подчеркнула М. Олбрайт.

Таким образом, возможно, что в самом скором времени один из главных негативных лейтмотивов в мировой политике «нулевых» — противостояние Америки и Ирана как предтеча Третьей мировой войны — может сойти на нет. Однако даже объединение двух государств перед лицом быстро возрастающей исламистской угрозы не дает гарантий, что ее можно будет остановить.

Очевидно, что только нанесением авиационных ударов по боевикам ИГ проблему не решить, а группировку войск в Ираке Вашингтон не будет усиливать. Аналитики полагают, что переломить ситуацию способен Тегеран, введя свои войска на территорию Ирака для защиты шиитских святынь. Но в одиночку, без поддержки США и стран региона победы ему не видать: время упущено, ИГ стало слишком сильным, чтобы этого не замечать.

Будет ли перегруппировка сил?

Деяния ИГ и образование халифата положили начало процессам перегруппировки сил в регионе. К созданной оси Москва-Тегеран может примкнуть и Багдад, оставшийся один на один с ИГ, что реально угрожало ему потерей государственности. Когда в июне боевики ИГ стояли у стен Багдада, а Вашингтон отклонил настойчивые призывы иракского премьер-министра Нури аль-Малики о помощи, Россия и Иран сразу же откликнулись и оказали иракцам прямую военную и военно-техническую помощь. Это позволило не только отстоять иракскую столицу, но и отбросить от нее боевиков ИГ на север и запад, нанеся им ощутимые потери в живой силе и боевой технике.

Сирия тоже считается потенциальным участником такого альянса, поскольку вот уже более трех лет (при непосредственной поддержке Москвы, Тегерана и Багдада) успешно противостоит внешнему вмешательству.

Россия давно готова возглавить предполагаемый альянс. Заседание Совета Безопасности Российской Федерации 22 июля 2014 года, посвященное теме суверенитета России и ее территориальной целостности, стало во многом поворотным пунктом во внешней и оборонной политике России. Из выступления президента РФ становится ясно, что Москва идет на жесткую конфронтацию с Западом, НАТО и ЕС. По словам В. Путина, «…Кризис отношений России и Запада вышел на принципиально новый уровень, где трагедия с малазийским самолетом становится лишь одним из его эпизодов».

Можно выделить ряд ключевых сигналов, посланных российским лидером Западу, всему миру и российскому народу.

Сигнал первый: напоминание о том, что Россия − ядерная держава, а это значит, что следует воздерживаться от бряцания оружием возле российских границ.

Сигнал второй: давление на Россию — часть политики «холодной войны», направленная против нее. На практике это означает, что Россия готовится к реальному снижению зависимости национальной экономики и ее финансовой системы от неблагоприятных внешних факторов, к минимизации всех возможностей влиять извне на Россию и происходящее внутри нее.

Сигнал третий: Россия пересматривает свой подход к диалогу с Западом. Новая политика России — это решительный отказ от попыток договориться с Западом, прежде всего о совместной системе безопасности. Фактически оглашено: Россия теперь сама по себе и более не несет никакой коллективной ответственности. Это означает радикальное изменение в военной политике, укрепление оборонительного потенциала, в том числе, как ответ на усиление группировки войск НАТО на территории ряда восточноевропейских государств.

Между Россией и Западом идет настоящая идеологическая война, в основе которой не только расхождения в понимании ценностей, но и крайне быстрорастущие различия в понимании фундаментальных принципов международного права.

По мнению российских политологов и аналитиков, замыслы Путина намного масштабнее, чем Украина: «Он надеется, что конфликт на западном фланге России посеет в Европе раздробленность, которая ослабит влияние США». Российский лидер мечтает выстроить «Великую Европу» от Португалии до Тихого океана, где Москва будет одним из центров влияния. «Создавая проблемы, аналогичные украинской, которые может решить только он, Владимир Путин ставит себя в центр европейской политики».

Москва всеми силами пытается максимально использовать разногласия между Багдадом и Вашингтоном в своих целях, увеличив поставки вооружений (боевые самолеты, вертолеты, авиационное и ракетное вооружение) иракской армии.

Российская Федерация также старается компенсировать существующие разногласия с Королевством Саудовской Аравии по поводу сирийского конфликта и других проблем регионального характера за счет активизации сотрудничества в сфере ядерной энергетики.

Усилия Москвы направлены на достижение стратегических целей:

— готовность РФ к активным действиям в плане поддержки региональных партнеров;

— увеличение объемов военно-технического сотрудничества в краткосрочной перспективе;

— усиления влияния в Сирии и Ираке.

В тот момент, когда Россия рвет связи с западными и восточными партнерами, не следовать в фарватере лоббируемых США санкций удается только Китаю. На что рассчитывает Пекин, поддерживая политику Москвы? В чем он видит свою выгоду?

После развала СССР Россия фактически утратила свое значение и все более превращалась в периферию, как в глазах США, так и большей части остального мира. Нынешний конфликт между США и Россией из-за Украины является явно нелогичным, если учитывать различия в силе и потенциалах двух сторон. Россия не может претендовать на мировое господство. В отличие от Советского Союза, она не обосновывается какой-либо универсальной идеологией, не стоит во главе блока государств, где правит та же идеология, и имеет лишь несколько формальных союзников. Вместе с тем, этот конфликт имеет значение для всего остального мира.

Очевидно, он важен и для Украины, часть территории которой стала полем битвы. Будущее крупнейшей страны Европы — ее границы, политический строй и внешние связи — зависит в значительной степени от итогов схватки между США и Россией.

Без сомнения, Украина останется внутренне единой, подлинно демократической и прочно интегрированной в европейские и североатлантические структуры. Путин очень опасается, что процветающая Украина станет примером для подражания, и не только для России.

Судьба Украины имеет значение и для других стран Восточной Европы, в частности, для Молдовы и Грузии. Обе они, как и Украина, подписали соглашение об ассоциации с Европейским Союзом; обеим нужно будет балансировать на тонкой грани, чтобы не стать полем боя между Россией и Западом.

Точно так же партнерам России в проекте Евразийского союза — Армении, Белоруссии, Казахстану и Киргизии — придется тщательно выстраивать свои позиции между Москвой и Вашингтоном, чтобы избежать «защиты русскоязычного населения, проживающего на их территориях».

Государствам Западной и Центральной Европы также не безразлична судьба Украины. С повышением уровня конфронтации между ЕС и Россией будут ослабевать торговые и экономические связи. России придется отказаться от идеи единого пространства от Лиссабона до Владивостока. А ЕС и США еще более сплотятся как в рамках обновленного НАТО, так и с помощью Партнерства трансатлантической торговли и инвестиций.

Есть свои интересы и у Японии: ее решение присоединиться к санкциям против России, лоббируемых США, будет означать, что она пренебрегает планами выстроить прочные отношения с Москвой для того, чтобы создать противовес Китаю в Азии. Американо-японский альянс возобновится, так же, как и позиция Японии в этом союзе.

Южная Корея ограничит торговлю с Россией, потенциально вызвав уменьшение поддержки Москвы в вопросе разделенного Корейского полуострова. У нее не будет иного выбора.

В результате, конфликт между США и Россией приведет к укреплению позиции США по отношению к своим европейским и азиатским союзникам и к гораздо менее благоприятной среде для России в любой точке Евразии.

Нынче во всей этой мозаике есть только одно исключение — Китай. Резкое сокращение экономических связей России с передовыми странами оставляет Китай в качестве мощной экономики за пределами режима санкций. Это повышает его роль и значение для России, что обещает китайцам более широкий доступ к российской энергетике, природным ресурсам, военной техники и технологиям, а главное — к территориям.

Объективно, Китаю невыгодна ни сильная, ни слабая Россия. Для Пекина важно, чтобы Россия оставалась стабильным стратегическим партнером на задворках и природно-ресурсной базой. Этакая мировая АЗС.

Нет сомнения, что России будет выставлен счет за ее действия в Украине. Для США и их союзников вопрос остается в том, каковы будут последствия взыскания этой цены для них самих.

ПРОГНОЗЫ:

— дальнейшее обострение ситуации в Ираке и Сирии (территория Халифата);

— подготовка Курдистана к провозглашению независимости посредством проведение референдума;

— Россия увязла в украинском кризисе, на который вынуждена расходовать почти весь и без того небольшой внешнеполитический ресурс, что приведет к развалу «невозрожденной империи»;

— Тегеран какое-то время будет вынужден действовать сразу на нескольких внешнеполитических «фронтах», оставаясь при этом под действием санкций, но сумеет укрепить свои позиции и более активно влиять на развитие ситуации в регионе.

Оригинал


Об авторе
[-]

Автор: Борисфен Интел, Киев

Источник: bintel.com.ua

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 25.08.2014. Просмотров: 263

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta