Мюнхенская конференция по безопасности 16 по 18 февраля 2018 годa

Содержание
[-]

Россия и мир Мюнхена: европейская русофобия против реализма

Посвящённый России раздел доклада Мюнхенской конференции по безопасности заточен под очевидные сверхзадачи западного либерального лобби, о которых шла речь в предыдущем материале, посвящённом этому важному международному форуму.

Во-первых, речь идёт о том, чтобы продемонстрировать, что начавшееся в 2014 году противостояние с Западом имеет для России комплексные отрицательные последствия: экономические, внешнеполитические, имиджевые (как международного плана, так и внутренние).

Вторая цель — показать, что с имеющимся у неё сегодня потенциалом претендовать на роль активного фактора в обеспечении перехода современного мирового порядка в многополярное качество Россия не может.

Третья, носящая, в отличие от предыдущих, преимущественно прикладной характер, задача — плотнее привязать Россию как противника либерального международного порядка к другому его «противнику» — Дональду Трампу. Вернее, Трампа — к России. Поскольку именно он, а не наша страна, является на сегодняшний момент первоочередным для европейцев объектом воздействия.

Итак, о последствиях. Скрыть преодоление Россией экономического спада 2014—2015 годов авторы доклада не в состоянии: даже их статистика показывает, что в 2016 году положение в этой сфере в нашей стране стало выправляться. Впрочем, мы и сами знаем, что это «выправление» идёт не теми темпами, которые нам нужны. Авторы доклада, в свою очередь, делают акцент на 15−20-процентном (по данным Pew Research Center) падении общественного одобрения политики, проводимой руководством России, практически по всем направлениям: международная деятельность (Украина, отношения с ЕС, США, Китаем); экономика, энергетическая политика, борьба с коррупцией.

Тем не менее не могли они не отметить и очевидные результаты отечественной внешней политики последних лет, а именно «заморозку» движения Украины на пути присоединения к ЕС и НАТО, восстановление нашей страной возможностей политического и экономического влияния (пусть они и называют его «непрозрачным») в Центральной и Восточной Европе; комплексный успех действий в Сирии. Сюда же доклад относит и «принесшие результат усилия по оказанию влияния на кампанию по выборам президента США в 2016 году».

Впечатление, что, сосредоточившись на внешнеполитической деятельности, Кремль запустил экономические и социальные дела, авторы пытаются усилить статистикой по темпам роста наших оборонных расходов в сравнении с расходами на военные нужды ведущих стран Запада. Почти двукратный их рост за последнее десятилетие в нашем случае, понятно, резко контрастирует с внешне небольшим их ростом у США и чуть большим в случае с Германией и Францией, и тем более — некоторым снижением в случае с Великобританией.

Вдумчивому читателю доклада понятно, однако, что, когда речь идёт о военных расходах, ключевым моментом является тот объективный военный потенциал, которым рассматриваемые страны обладали в год, служащий точкой отсчёта — в данном случае это 2007 год. Россия, как всем известно, понесла весьма и весьма крупные сокращения в своём военном бюджете за 1990-е. Поэтому возвращение к показателям, необходимым для обеспечения её безопасности не как сателлита Запада, коим она преимущественно являлась в ельцинские годы, а в качестве самостоятельной мировой державы, которой являлся её предшественник Советский Союз, требует именно таких, если не больших, объёмов и темпов вложений.

Этот, однако, очевидный факт: взаимосвязь современной России с её предшественником СССР — связь не пропагандистская, а реальная, историко-культурная, — является для западного либерального лобби запретной темой. Как, впрочем, и для его пятой колонны в России. Читатели, думаю, уже обратили внимание на то обстоятельство, что утверждение об особой роли США в создании либерального международного порядка сразу после Второй мировой войны в самом начале доклада имело именно эту цель: затвердить понимание, что двуполярного мира с важнейшей стабилизирующей ролью Советского Союза, да и вообще всех, кто жил до 1991 года не по либеральным «правилам», как бы не существовало.

Теперь поговорим о потенциале. Потенциал современной России ставится под сомнение уже самим заголовком посвящённого нашей стране раздела: «Russia: Bearly Strong». На первый взгляд «по-медвежьи сильная». Но слово «bearly» имеет сходное произношение со словом «barely», а вот оно уже значит «еле-еле», «едва», «с трудом».

Как подчёркивается в докладе, ВВП России в настоящее время приблизительно равен испанскому (с ним ли, подсказывают авторы, ставить амбициозные внешнеполитические задачи?); в стране имеются «массовые проблемы в области здравоохранения»; слаба её международная конкурентоспособность. Кроме того, как отмечает доклад, «малоубедительная внешняя политика» («важнейшие конфликты, вызвавшие кризис в отношениях с Западом, остаются неурегулированными») беспокоит партнёров России, а её «вопиющие набеги за пределы своих границ» заставили её соседей серьёзно задуматься об этой угрозе. Эти настроения Запад, твёрдо взявший курс на то, чтобы препятствовать восстановлению нашей страной своего влияния в её ближайшем окружении, намерен и далее усиливать. С кем же тогда России продвигать своё видение «постзападного» миропорядка?

Наконец, перейдём к отношениям России и США в привязке к линии «мюнхенцев» на дискредитацию Дональда Трампа. Поскольку обвинить президента США в этом плане в чём-то конкретно невозможно, авторы ограничиваются фразой о том, что «его рассуждения по поводу России могут рассматриваться как дружественные». Но чтобы даже рассуждения казались преступлением, в доклад включены две «убийственные», как, видимо, считают его авторы, цитаты из принятой в декабре прошлого года Национальной стратегии США в области безопасности. «Тот мир, который хотят создать Китай и Россия, несовместим с ценностями и интересами США», — гласит первая из них. Вторая в том же духе: «Россия бросает вызов американской мощи, влиянию и интересам, пытается подорвать безопасность и процветание США».

Первая мне по душе, она верна и подтверждает мысль о том, что не только политических, но и идеолого-мировоззренческих противоречий между Россией и Западом более чем достаточно — так было всегда, так есть и так будет.

Вторая из категории «пересолил» по Антону Павловичу Чехову. Я даже не говорю о том, что она противоречит одному из основных тезисов посвящённого нашей стране раздела, а именно тезису о недостаточности имеющегося у России потенциала для проведения активной внешней политики. Ему, кстати говоря, противоречит даже простая статистика упоминаний ведущих стран мира, особенно на страницах, связанных с крупными международными проблемами или важной региональной тематикой (всего: Россия, российский — 165 раз; США, американский — 121; Китай, китайский — 111, НАТО — 105, ФРГ, немецкий — 33, Франция, французский — 29). Важнее другое. Если Россия способна бросать такой вызов США — подрывать не только их безопасность, но и процветание, наступать им на пятки по всему миру (ибо интересы у США глобальные), то сам собой напрашивается вывод: либо Америка совсем ослабела, либо Россия на самом деле имеет основания стать реальным полюсом многополярного мира. И тогда Западу придётся договариваться с ней, исходя из принципов той самой «реальной политики», которая главенствующему там (надеюсь, пока) либеральному истеблишменту настолько неприемлема.

Осталось только получить достаточные свидетельства того, что и руководство нашей страны чувствует в себе силы и волю для такой реальной борьбы за наше будущее как внутри самой России, так и в её международной деятельности. А вот даст ли их в своём завтрашнем выступлении в Мюнхене Сергей Лавров, другой вопрос.

Михаил Демурин

https://regnum.ru/news/polit/2381170.html

***

5 главных фактов о Мюнхенской конференции по безопасности

С 16 по 18 февраля в Мюнхене проходила 54-я международная конференция по вопросам безопасности, на которой присутствовало около 600 политиков и экспертов со всего мира. DW собрала основные факты об этом представительном форуме.

Чем Мюнхенская конференция отличается от других таких форумов

Ежегодная Мюнхенская конференция - крупнейшая в мире неформальная площадка, на которой обсуждаются вопросы безопасности: по количеству высокопоставленных участников с ней не может сравниться ни один другой подобный форум. При этом ключевое значение здесь имеет не официальная программа, а общение политиков и экспертов в неформальной обстановке.

В рамках конференции состоятся около 2000 закулисных встреч: поэтому официальную часть мероприятия, включающую около 30 дискуссионных панелей и выступления более 120 спикеров, можно считать лишь верхушкой айсберга. Именно благодаря своему неофициальному характеру конференция зачастую служит генератором идей, которые затем могут быть реализованы в большой политике.

Какие темы обсуждались на конференции

В преддверии конференции был опубликован ежегодный доклад под названием "До края пропасти - и обратно?". Мир в минувшем году слишком близко подошел к грани, за которой начинаются серьезные вооруженные конфликты, отмечается в документе. При этом председатель конференции Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) считает крайне тревожной ситуацию в Сирии и на Ближнем Востоке: эта тема станет одной из главных на конференции.

Опасения у него вызывают и продолжающиеся звучать обоюдные угрозы США и КНДР применить оружие, усиливающееся соперничество между Саудовской Аравией и Ираном, а также сохраняющаяся напряженность в отношениях НАТО и России. Ожидается, что в рамках конференции состоится и встреча в "нормандском формате", посвященная урегулированию конфликта на востоке Украины.

В докладе также отмечается, что США при президенте Дональде Трампе отказываются от роли гаранта международной безопасности. Для европейцев это означает, что необходимо еще активнее самим заботиться о собственной безопасности, указано в документе. Кроме того, на конференции будут обсуждаться и такие вопросы, как кибербезопасность, миграция и связь между изменением климата и региональными конфликтами.

Кто принял участие в конференции

В этом году в Мюнхенской конференции приняли участие более 20 глав государств и правительств, около 40 министров обороны и столько же глав МИД. В общей сложности форум должны посетить около 600 человек, в том числе полсотни председателей правления крупных компаний.

США в этом году представляют министр обороны Джеймс Мэттис, министр внутренней безопасности Кирстен Нильсен и советник президента Дональда Трампа по национальной безопасности генерал Герберт Макмастер. Кроме того, согласие участвовать в конференции дали 12 сенаторов, бывший вице-президент Джо Байден и экс-госсекретарь Джон Керри.

Из России в столицу Баварии снова прибыл глава российского МИДа Сергей Лавров, из Украины - президент страны Петр Порошенко, а из Турции - премьер-министр Бинали Йылдырым. Евросоюз представляют глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер и несколько еврокомиссаров, Великобританию - премьер-министр Тереза Мэй, а Германию - министр обороны страны Урсула фон дер Ляйен (Ursula von der Leyen).

Как обеспечивается безопасность участников и будут ли демонстрации

По традиции, конференция проходит в здании пятизвездочного отеля "Баварский двор" (Bayerischer Hof), расположенного в самом сердце Мюнхена. Безопасность в городе обеспечивают более 4000 сотрудников полиции. Однако если учесть что, к примеру, во время саммита G-20 в Гамбурге в мае 2017 года за порядком следили более 31 000 полицейских, эта цифра может показаться весьма скромной.

Как и в предыдущие годы, в этот раз во время проведения конференции снова ожидаются акции протеста. Ожидается, что в демонстрации под девизом "Мир вместо вооружений, нет войне!" примут участие до 4000 человек.

Как DW пояснили в немецкой полиции, ранее акции протеста проходили мирно: полицейские надеются, что так произойдет и в этот раз. Впрочем, в тщательно охраняемом отеле "Баварский двор" призывы демонстрантов в любом случае вряд ли будут слышны.

С чего начиналась Мюнхенская конференция

Ежегодные "Встречи по оборонной политике", как изначально называлась конференция, проходят в Мюнхене с 1963 года. Их инициатором и многолетним председателем был Эвальд-Хайнрих фон Кляйст-Шменцин (Ewald-Heinrich von Kleist-Schmenzin).

Во время Второй мировой войны потомок прусских дворян, будучи офицером вермахта, воевал на Восточном фронте, участвовал в блокаде Ленинграда. Летом 1944 года фон Кляйст-Шменцин входил в круг заговорщиков, устроивших неудавшееся покушение на Гитлера. После войны он занимался в ФРГ издательским бизнесом, основав влиятельный военно-политический журнал.

Под впечатлением от Карибского кризиса 1962 года фон Кляйст-Шменцин решил организовать проведение конференции военных экспертов и политиков, цель которой - предотвращение новой мировой войны. В первые десятилетия число участников составляло несколько десятков, они представляли всего несколько стран НАТО, прежде всего - США и Западную Германию, а главной темой была холодная война с СССР.

После ее окончания круг участников и тем расширился, в 1990-е годы постоянными гостями в Мюнхене стали лидеры стран Восточной Европы, а также представители руководства России. После фон Кляйста-Шменцина Мюнхенскую конференцию до 2008 года возглавлял бизнесмен и бывший советник канцлера ФРГ Гельмута Коля (Helmut Kohl) Хорст Тельчик (Horst Teltschik). Его сменил Вольфганг Ишингер, который и продолжает ею руководить.

Авторы: Маттиас фон Хайн, Александра Елкина   

http://p.dw.com/p/2soJe


Об авторе
[-]

Автор: Михаил Демурин, Маттиас фон Хайн, Александра Елкина

Источник: regnum.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 05.03.2018. Просмотров: 119

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta