Моя Германия

Тема
[-]
Всё о Германии и о немцах. Личные наблюдения  

 

Германия всё ещё великая (и прекрасная), хотя уже не такая великая (и прекрасная), как, к примеру, перед началом Первой Мировой войны, когда она была на очередном пике германскости. Величие Германии разъедается в основном тремя факторами: Евросоюзом, иммиграцией, изобилием. Евросоюз препятствует проведению НЕМЕЦКОЙ политики и насаждает политику общеевропейской либеральной бюрократии. Иммиграция делает немецкость особенностьюпаспорта, а не души и физиономии. Изобилие ведёт к деградациинемецкого "человеческого материала" и сокращению рождаемости. Главные враги сегодняшней Германии - германские пенсионеры:они в своё время не нарожали достаточного количества немцев, атеперь голосуют за политику, поощряющую использование иммигрантов, чтобы те обеспечивали им высокий уровень жизни.

Некоторые места обитания притягивают активных людей, некоторые - нет. Чем больше активных людей проявляет себя в некоторых притягательных местах, тем более притягательными эти места становятся. Так появились Аахен, Кобленц, Висбаден, Кёльн и пр. Изначальная притягательность места обычно обеспечивалась какими-нибудьприродными особенностями. К примеру, Кобленц возник там, гдемогучая река Мозель впадала в ещё более могучую реку Рейн, тогдакак Аахен и Висбаден выросли возле целебных источников. Иногдаделал место особенным какой-нибудь великий человек: религиозныйподвижник, учёный или воин. Кстати, в немецких землях около СЕМИДЕСЯТИ городов и городковимеют в названии Bad и Baden ("купание"), а в России — почему-то лишь Кисловодск и Минеральные воды имеют в названии курортный оттенок. Да ещё Ашхабад есть, но это уже не в России.

Рейн — германское чудо. Когда-то Рейн прорвался через горы. Наверное, тысяч двеннадцать лет назад в районе нынешнегоБоденского озера в Альпах скопилось очень много воды от тающихледников. Воды, не имевшей выхода в океан. И однажды она ХЛЫНУЛА. Рейн широк. Можно представить себе тоску в глазах римских легионеров, когда им ставилась задача "перейти Рейн". В течение тысячелетий Рейн был естественной границей между германцами и кельтами, более-менее защищавшей их друг от друга. То, что в конце концов Рейн стал внутренней рекой Германии —конечно же, свидетельство превосходства "нордической расы" над теми, кто не придавал значения защите "чистоты крови".

Кёльн считается столицей гомосексуалистов в Германии, а в европейском масштабе он тягается по этой части с Амстердамом. Можно сказать, Кёльн гордится своими "швулями" и своим снисходительным отношением к ним. Потому что и "швули", и отношение к ним благоприятствуют гостиничному и ресторанному бизнесу. Да и "швулям" от этого совсем не плохо.

Немецкий карнавал. Самое мощное немецкое праздненство. С языческо-сатанинским душком, но всё-таки поважнее Рождества и Пасхи вместе взятых. Carneval — "влечение к мясу". К плотским удовольствиям, наверное. Начинается карнавал в "грязный четверг" (schmutzige Donnerstag). В этот день женщины обрезают мужчинам на улицах галстуки идаже, как говорят, иногда отдаются бесплатно, только мне такие не встречались. Наверное, потому что я всякий раз без галстука. В Кёльне в "грязный четверг" по улицам уже с утра ходят ряженые кто во что горазд. Самые модные типы: "монах" и "заключённый". Кто не вырядился, тот хотя бы намазывает себе физиономию краскамиразных цветов (это самый быстрый и дешёвый способ приобщиться к карнавалу). К вечеру на улицах скапливаются ТОЛПЫ ряженых. Местами уже валятся с ног в стельку пьяные Karnevalisten и Karnevalistinen, а впереди ещё целая ночь упоительных безумств в грубомнемецком вкусе.

У меня сложилось мнение, что немецкое "чувство юмора" довольно простенькое: мужчина, переодетый женщиной, или что-нибудь по поводу места пониже спины — это у них обычные темы.

От своих карнавалов немцы получают много Lust, и Spass, иEntspannung, потому что для бурной радости им требуется оченьнемного: переоделись каким-нибудь чучелом — и счастливы. Вызывает удивление то, как долго им удаётся сохранять в карнавальныйпериод своё радостное возбуждение: у представителей других этносов эйфория длится в худшем случае несколько часов, у немцев же — несколько дней и ночей. Правда, справедливости ради надо сказать, что довольно многие немцы карнавалами даже не интересуются.

Путь модернизму в католические храмы Германии расчищался в основном англо-американскими бомбардировками 1940-1945 гг. : впроцессе восстановления разрушенных кирхен место уничтоженных шедевров занимали модные дегенератские поделки, неявно и понемногу калечащие психику тех, кто на них смотрит.

В Кобленце я забирался на гору к форту Константин. Если бы в Измаиле были такие кручи, наши не взяли бы его за один день. Даже со штурмовыми лестницами и даже с Суворовым в первых рядах. Впрочем, они наверняка и не пробовали бы: не такие уж были дураки. Но с одной своей стороны этот форт всё-таки "приступный". Думается, это не потому, что пожалели денег на земляные и строительные работы, а потому что таким образом приглашали противника подставиться под пушечный обстрел.

Крепость Ehrenbreitstein называют в Кобленце ПРУССКОЙ крепостью: этого требует "земельный" патриотизм.

К пикантным фактам истории. Рейнские немцы воевали на стороне Наполеона и до сих пор считают войну против России 1812 г. СВОЕЙвойной. В Кобленце даже есть памятник по этому поводу.

В 1944 году немцы решили оставить Париж без боя, чтобы сохранить великий город для человечества. Сделали это вопреки приказуГитлера. В благодарность французские патриоты в Париже стали стрелять отступающим немецким солдатам в спину. Наверное, убили несколько отставших обозников.

При сравнении Гитлера и Наполеона представлять Гитлера худшим по причине виновности его в геноциде — это не умно. Всякая война затевается для того, чтобы своему народу сделалось лучше, а другому сделалось хуже (нередко это даже получается, иначе не воевали бы вообще). Открытое уничтожение невооружённых представителейдругого народа ради освобождения ими места под солнцем — это всего лишь отказ от лжи. На поле боя, не на поле боя — какаяразница? Если уничтожать не на поле боя — это много легче, чемна поле боя, и сберегаются жизни своих, то почему бы нет? Тоесть, надо либо всякую войну считать недопустимым злом, либоуравнять Наполеона и Гитлера в отношении убийства людей. Иначе —абсурдистский трёп, который в конце концов приведёт к тому, чтокто-то очистит место под солнцем уже от тебя. Если войну ведут не для того, чтобы подсократить численность другого народа, а только для того, чтобы немного оттеснить его от источников благ, то ведь это оттеснение в конце концов ТОЖЕприведёт к дополнительным смертям или к нерождению кого-то (чтоэквивлентно смерти, потому что тоже означает сокращение численности народа). Справедливый международный порядок — наверное, такой, при котором блага и бедствия делятся между народами по... А вот тут начинаются трудности! Варианты делёжа:1. Пропорционально текущей численности народов. Но тогда некоторые народы будут приобретать себе дополнительные территории и др. блага через усиленное деторождение. 2. Пропорционально квотам на численность народов. Но тогда некоторые народы посчитают себя ущемлёнными из-за того, что не успели размножиться, как другие, к моменту установления квот. 3. Пропорционально текущим потребностям народов. Но тогда как быть с псевдопотребностями? 4. Так, как уже разделено, то есть каждый народ владеет тем, что успел урвать. Но тогда в некоторых народах, со времени последнего передела повысивших свои возможности урывания, накапливается значительное недовольство "международным положением". 5. Пропорционально способности урвать. Можно наложить ограничение на способы урвания: к примеру, только через экономическую экспансию и миграцию населения — при условии "нерушимости границ". В современном мире имеет место пятый вариант делёжа, то есть через урывание по правилам. Но вымирают почему-то те, кому удаётся больше урвать посредством экономической экспансии, а наращивают численность почему-то те, у кого таким образом урывают. Значит, наверное, то, на что "цивилизованные народы" в настоящеевремя тратят успешно урванные ими блага, — на самом деле им ненужно.

Немцы и железные дороги — тема большая. Железные дороги оченьподошли немецкому менталитету: чёткость, слаженность, мощь — то, что немцам даётся лучше, чем кому-либо в мире. Игрушечные поезда, двигающиеся по игрушечным рельсам, были характерной для немецкогодетства вещью лет сто. Посредством таких игрушек воспитывались настоящие боши, какими они останутся в истории после того, как европейские расы прикажут всем разноцветным народам жить долго и счастливо. Немцев отличает уважение к простому труду. В немецких землях даже королей и императоров в процессе их воспитания учили какому-нибудь ремеслу. Кузнечные, плотницкие и прочие опыты Петра I Романова — это было подражание им, немцам. Есть тьма народов (не будем их называть), у которых считается большим личным достижением, если ты вынудил других работать за себя, а сам сидишь ипьёшь чай. У немцев это не так: у них каждый должен arbeiten, выполнять свой трудовой долг. Дома ремесленных гильдий местами до сих пор являются украшением немецких городов. Изображение людей труда — с молотками, лопатами и пр. — распространённый элемент немецкого архитектурного декорума, насколько его можноотследить в глубину веков. Германия всегда больше гордилась несвоими военными победами, а плодами своих трудовых усилий. Дажена воротах одного известного концлагеря немцы, не удержавшись, приделали лозунг: Arbeit macht frei. Но немцы довольно чувствительны в отношении продолжительности рабочего времени, содержания работы и оплаты её. О чём договорено, то и сделают, а сверх договорённости — никак или с очень большим скрипом. Русская душа в этом отношении как-то пошире будет: может позволить себе и обещанного не сделать, и сверх обещанного что-нибудь подарить. Издержки немецкого подхода — бесконечные немецкие бешпрехунги(совещания), на которых всё это перетирается и утрясается. У русских же — тяга к d'abord s'angager, alors on voit ("сначалаввязаться, потом будет видно").

В немецких поездах приблизительно половина пассажиров — с, мягко говоря, неарийской внешностью. Чего им не сидится по оккупированным городам — вопрос сложный: может, города им не нравятся, а может, пассионарность распирает изнутри их большие семьи. Или же их срывают с места тёплые чувства к разбросанной по Европеродне. Чем дешевле и удобнее транспорт в европейских странах, тем стремительнее процесс расползания по ним разноцветных иммигрантов. От образования безвизовой шенгенской зоны выиграли в первую очередь они — "новые европейцы".

Путешествие по Германии — это собирание душевных травм. Куда ни шпукнешь, попадёшь в турка или китайца, на худой конец — вимпортированного из бывшего СССР еврея. Но я об этом говорю такчасто, что уже сам себе надоел. А главное — без каких-либо последствий: как будто я не к людям, а к памятникам обращаюсь.

В немецких поездах всегда проблема выбрать место: чтоб рядом не оказался никто из сморкучих и крикучих; чтоб мусора вокруг не очень много было разбросано и чтоб до тебя на сиденье вряд ли кто ставил ноги в грязной обуви, а только в чистой. Как правило, через полчаса езды в немецком поезде у меня просыпается маниакальное желание убивать его пассажиров, а потом и вообще всех, кто подвернётся, кроме симпатичных девушек без наколок и пирсинга. Моя противонемецкая защита в немецких поездах — звукоизолирующие наушники: давление немецких голосов и немецких носов на моичувствительные арийские нервы они снижают раза в три, так что дорога даже начинает нравиться. Спать невозможно по-прежнему, ножелание перерезать тевтонам глотки ослабляется до почти безопасного уровня.

Когда едешь в загаженном немецком поезде — среди бумажек, бутылок, яблочных огрызков и т. п. , а за окном проносятся всякие "граффити", — укрепляешься в мысли, что современные немцы — этонация засранцев. Впрочем, засранцами теперь являются все западноевропейцы. Объясняется это не столько дурным влиянием иммигрантов из недоразвитых стран, сколько настроенностью всё время потреблять (есть, пить) и уверенностью, что убирать за тобой — удел гастарбайтеров.

В вагонах метро и т. п. немцы, как правило, толпяться у дверей, мешая друг другу, а если садятся, то так, чтобы рядом никто не сел: из пары сидений занимают то, которое ближе к проходу, и/или кладут на соседнее сиденье своё барахло.

"Германец" снимает с плеча сумку и запросто плюхает её на пол в трамвайном вагоне и т. п. А потом дома он, наверное, так же безмятежно плюхает её на обеденный стол или на постель. Нет, это всё-таки хорошо, что я не таскаюсь по заведениям немецкого общепита. Немцы, как и свиньи, любят быть в грязи: для них обычное дело присесть на полу или на ступеньках лестницы, забраться в поезде на кресло с ногами или поставить на кресло чемодан, который до этого стоял на заплёванном перроне. Пожрав, они зачастую бросают остатки трапезы себе под ноги. Каждодневно зреть эту либерально-демократическую срань — большая нагрузка на мизантропическую психику.

Из рекламной статьи в газете "Welt am Sonntag" (11. 02. 2007): "Немецкая железная дорога ввела на дальних рейсах правило бесплатного проезда детей: все пассажиры перевозят своих детей/племянников моложе 15 лет бесплатно". Если учесть, что только 16%рождающихся в стране детей — НЕМЕЦКИЕ, то получается, что добрыедядилибералы не только впустили в Германию иммигрантов, но ещё и создали им условия для повсеместного расползания. Именно поэтому турчата и негритята так орут в немецких поездах, что у меня мысли сами собой сбиваются на проблему межрасовых отношений. Велика Германия, а отступать некуда: иммигранты уже повсюду. Ветераны НСДАП переворачиваются в своих гробах. Даже мне обидно. Больше всего боятся "возрождения нацизма" немецкие либералы, потому что им пришлось бы отвечать перед немцами за всё, что этилибералы успели сделать с Германией за последние 30 лет. Я видел радость на улицах по поводу того, что немецкая футбольная команда выиграла у кого-то там что-то там: детишки с флажками, папашки с флагами, швулишки с цветочками (красный + жёлтый + чёрный) или обёрнутые национальным флагом как юбкой. Страна непуганных идиотов, разучившихся не только защищать национальныеинтересы, но даже понимать их. У них земля уходит из-под ног, аони развлекаются. Их не спасёт теперь даже война, потому что еслитаковая случится, они постараются нанять по дешёвке своих"внутренних" негров, турок, китайцев, арабов и пр. , а сами будутмаяться дурью дальше. Так погибала Римская империя. Deutschland, erwache! Ага, так она тебе и проснётся...

Негры заселяют Германию, как тараканы заселяют дом: являютсяв очередной городишко и проверяют в первую очередь, есть ли там ЧЁРНЫЕ. Если их нет или очень мало, то можно бросать якорь. Дело в том, что у негров, как и у тараканов, есть своя экологическая ниша: уборка общественных туалетов и пр. Если ниша уже заполнена, работы не найдёшь и будешь почти такой же голодный, как в Африке. Может, чёрные ребята даже прямо на вокзале и спрашивают: "Общественные туалеты у вас есть? А негры?!" Негра, просящего милостыню, увидеть в Германии трудно: не потому, что негры гордые, хорошо зарабатывают и/или мало едят, апотому что неграм не подают, так что и клянчить бесполезно. У турок в Германии своя ниша: торговля овощами, строительные работы, магазины ненужных вещей и извоз. Германские турки живут в турецких кварталах, товарятся в турецких лавчонках, едят в турецких закусочных, читают турецкие газеты, даже смотрят турецкий телеканал.

"Шварцы" в Германии бывают очень вежливы и старательны. По этому случаю у меня такой вот стих сочинился: "Халло" — мне чёрный говорит, А у меня душа болит, Ведь он пришёл крушить мой мир И лопать мой бесплатный сыр. Я не приучен отвечать На "гутен морген" "... твою мать!" Но всё ж так хочется порой Их бить об стенку головой. Я ведь по существу не расист и вообще очень добрый человек, особенно когда отдыхаю от гражданских подвигов, но всё-такиГермания — для "старонемцев", пусть уже зачастую и не вполнебелобрысых. В крайнем случае — для их братьев по крови, то естьменя и мне подобных славянских отродий.

Германия должна быть для немцев. Это не вопрос географического удобства, а необходимое условие выживания разновидности человеческих организмов, которая в просторечии именуется просто "дойч", а по-научному, может быть, alemanus vulgaris. Многие псевдоучёные отрицают существование такого подвида человеков и говорят лишь о наличии определённой культурной среды, у "образователей" которой намешано много всяких кровей. Намешанность кровей — обстоятельство, конечно же, очевидное, но всякие примеси всё-таки добавлялись к немецкой основе, а не одна к другой. Так вот, остатки этой основы и надо защищать. Причина намешанности кровей у немцев состоит отчасти в том, что прежние поколения учёных и псевдоучёных недостаточно настойчиво пропагандировали идею сохранения подвида alemanus vulgaris и не предлагали для этого достаточно эффективных средств, а больше озабочивались сохранением видов и подвидов разных диких животных, а также выведением и сохранением пород домашних животных, как то кошки, собаки, коровы, свиньи и. т. п. Породистая лошадь в глазах "гуманистов" представляет собой большую хозяйственную и культурную ценность, а породистый немец никакой особой ценности не представляет. Вообще почему-то считается, что чистопородность животного — это его большой плюс, а чистопородность человека — это чуть ли не преступление. После известной неудачной попытки национал-социалистов под руководством мишлинга Адольфа Гитлера поправить положение дел в этой области уничтожение немецкой породы пошло в ещё более стремительном темпе.

Немцы мягко, но настойчиво требуют от разноцветных иммигрантов ассимиляции. Иначе немецкий народ утратит свою Identitaet. Но чем Identitaet всех этих турок, негров и пр. хуже, чем Identitaetнемцев, и чем "человеческие права" вторженцев меньше немецких?Чтобы сохранить немецкую Identitaet, надо терять собственную? Но, во-первых, это унизительно; во-вторых, требует некоторыхзатрат; в-третьих, поскольку не немцы оккупируют Турцию и пр. , а турки и пр. — Германию, значит, Identitaet у турок и пр. будет ныне в чём-то даже получше качеством, чем у немцев.

В Германии 80 миллионов населения и 46 миллионов автомобилей. Автомобили — бедствие современной Германии, но это мало ктопонимает, и немцев ежедневно прессуют автомобильной рекламой. Каждый легковой автомобиль требует места для стоянки ночью иместа для стоянки днём (потому что обычно используется для поездки на работу). Как правило, он не может меняться этими местами сдругим автомобилем (стоять днём там, где другой автомобиль стоитночью — и наоборот), потому что есть "спальные районы" и есть"деловые центры" с "промышленными зонами". А ещё автомобильзанимает место на улице в процессе движения. Итого автомобилюнужны, как правило, 3 места под солнцем (или в подземном гараже)плюс пространство вокруг этих мест, чтобы было где развернуться. Поэтому автомобилизированный город — это на 30% автодороги иавтостоянки. Плюс автомобильные магазины, автозаправочные станции(= автозабегаловки), авторемонтные мастерские (= автобольницы), штрафные автомобильные стоянки (= автотюрьмы), автомобильныесвалки (= автокладбища). Такой город — всё больше для автомобилей, чем для людей. Люди — обслуживающий персонал при автомобилях. Типичная сцена в Германии: по магазину носится дитё и орёт во всю глотку. У нас бы мамашка врезала ему под зад, чтобы не вякалов общественом месте. Или мамашке сограждане вставили бы мозги. А здесь это ОК. Как же, дела с размножением обстоят туго, детишки получаются слабые. Врежешь такому дитяти под зад, а оно копытцаи откинет. Впрочем, лучше бы откинуло, потому что всё равно из него, скорее всего, вырастет лишь волосатое рыхлое чмо с серьгой в ухе и пирсингом в разных прочих местах. По-моему, уж лучше бытакое чмо подохло ещё в детстве.

В Германии меня больше всего поражало вызывающе громкое сморкание в общественных местах. Особенно впечатляюще это звучало во время еды. Доходило до того, что когда я садился за стол есть, все мои мысли вытеснялись одной, а именно что вот-вот какая-нибудь немецкая дрянь вдруг выхватит бумажный платочек и начнёт в него зычно и долго спускать свои болезненные выделения. Очень было похоже на то, что немцы специально накапливают сопли к столу, чтобы порадовать друг друга. К этому свелось моё впечатление от немецкой кухни. При этом однако считается, что в России — хамство, а здесь почти все непременно вежливые и улыбаются тебе даже в спину. Когда в гостинице за завтраком стал выводить носом рулады какой-то жутко чернявый индус, я таки взорвался, хотя и не сразу, и указал чернявому негодяю на дверь. Короче, сагиб рассердился не на шутку. До рукоприкладства, впрочем не дошло. До лёгкого рукоприкладства дошло в другой, но похожей ситуации. Однажды довелось столкнуть человека с поезда, причём не индуса даже, а немца, то есть расовая неприязнь была ни при чём. Ну, столкнул я его, правда, не на ходу, слава Богу (хотя на ходу, конечно, было бы эффектнее). Во время остановки один дегенерат, позорящий белую расу, нахально курил, стоя возле открытой двери, так что дым тянуло в вагон — на одного почти чистокровногоарийца, то есть меня. Я высказал своё "фе" по-русски, но меня, как это зачастую случается в Германии, не вполне поняли. Когдаменя не поняли ещё и по-немецки, я просто выпер подлеца на свежийвоздух. Подлец — дискредитатор нордической крови — уступил безбоя, как какой-нибудь румын, но потом подходил и интересовался:может, я bloed? Конечно, bloed, ответил я. Разве не видно? Будешьтут не bloed, если тебя дымом травят. Если ты не выносишь табачного дыма и хамства, ты, конечно, совсем уже bloed.

Когда организму хочется сообщить о себе миру, корова мычит, воробей чирикает, собака гавкает, немец трубно сморкается. Другиенемцы, слыша этот родной звук, чувствуют себя лучше. Для них он означает: наших ещё много, ещё жива добрая старая пердючесморкучая Германия, заливающая пивом свою капусту с сосисками. Аллаххоть и акбар, но потомки крестоносцев ещё держатся на последних рубежах — и ещё даже вот как классно сморкаются!

Закономерное дополнение к вечносморкучим немецким носам — вечнооткрытые немецкие рты, оставляющие впечатление лёгкой умственной недостаточности, хотя слюна течёт из них далеко не всегда. И при этом даже зимой мало кто ходит в головном уборе. Бывает, на всю немецкую площадь видать лишь одного индивида с покрытой головой — меня. Я бы хоть иногда давал немцам денег наприобретение кепок, так ведь всё равно потратят на пиво.

Я охотно верю тому, что бздеть за столом считалось у немцевпристойным: бздение недалеко ушло от трубного сморкания — за тем же столом. При этом ещё, наверное, и шуточки избитые отпускались. Причина такой раскованности немцев — в их стадности:раз уж повелось в стаде трубно сморкаться, то будут трубно сморкаться все — и где попадя — даже когда не очень-то и хочется. Ведь если ты не сморкаешься — или сморкаешься не трубно — ты как бы высказываешь пренебрежение коллективу. Я думаю, что немцев от застольного бздения окончательно отучили русско-американско-англо-французские оккупанты во второй половине 1940-х гг.

Немцы — в большинстве своём люди вежливые и доброжелательные. Под настроение они даже могут послать 100 евро голодающим детям Африки. Уступить другому дорогу — это для немцев почти святое. Аесли всё-таки они причиняют вам беспокойство своими иерихонскимисморканиями и громкими разговорами, то это случается разве чтоиз-за душевной простоты, а не из-за пренебрежения интересамииностранного ближнего.

Немецкие придурки ещё медленнее заходят в общественный транспорт и выходят из него, чем русские. Вялость и бестолковость нации в такие моменты проявляется особенно сильно. Всякий разприходится преодолевать желание помочь им несколькими энергичнымипинками.

Когда компания немцев превышает числом два-три человека, они как правило, уже не разговаривают, а почти орут, особено после принятия внутрь традиционного напитка. Объяснить это можно, наверное, тем, что они начинают чувствовать свою силу. Когда их набирается больше десяти, они уже просто орут — без "почти". Футбольные придурки, вопящие и бузящие на улицах и в поездах, —это очень по-немецки.

Немцы громко разговаривают в общественном транспорте наверняка из вежливости: чтобы собеседники и посторонние, не напрягали слуха. И чем более шумно становится от их разговоров, тем больше такой вежливости они вынуждены проявлять.

Изнурённый тяготами немецкой жизни, я решил обратиться к альтернативным культурам и для начала толкнулся попробовать еды укитайцев. Но китайская кухня закончилась для меня после того, как в приличной на вид забегаловке узкоглазая специалистка по тухлым яйцам положила мне в тарелку овощей той самой голой пятернёй, какой потом взялась за мои же деньги, а до этого — делоясное — бралась за деньги предшествующего клиента. Нет, я понимаю, что у неё только две руки, но я ведь не гигант здоровьем, чтобы нейтрализовать всю ту заразную дрянь, какая таким путём попадает в мой человеческий организм, ослабленный цивилизацией. Но виноваты в конечном счёте всё те же немцы: если бы немецкая санитарная служба своевременно пресекала подобные безобразия, этикитайские чудодеи дышали бы мне в тарелку через раз и сквозь марлевые повязки, не говоря уже о сморкании в кастрюли. Справедливости ради замечу, что было вкусно. Может, потому что сморкались?

Недоумки и моральные уроды нередко делают свою внешностьвитриной своих жизненных принципов. Доказательством деградации немецких мозгов служит распространённая среди теперешних немцев манера брить наголо голову, цеплять по висюльке под каждое ухо иходить при этом без кепок. Ясно, что большинству морозить вчерепушках попросту нечего.

Пунктуальность у современных немцев — достоинство редкое изаслуживающее уважения. (... ) Я не говорю уже про опаздывающие поезда. Задержка на несколькоминут — это обычное дело. И хорошо ведь, что они ходят вообще. Однажды рано утром в Кёльне я ждал трамвая, а он не пришёл. А натабло горело, что вот же он, перед глазами. Впору было плакать от обиды за Германию.

На примере современных немцев хорошо видно, что большинству человеков свобода и изобилие противопоказаны. На улицах много тупых, нервных, уродов, калек, бомжеватых, маразматичных, просто очкастых. Очень многие с затычками в ушах (слушают плэйеры) и/или нагло дымят сигаретами мне в лицо. Немец будет греметь по булыжнику или по каменному полу своим чемоданчиком на колёсах вместо того, чтобы пронести его в руке 30 метров с пользой для своего здоровья и для нервов окружающих (яимею в виду себя).

У немецких блондинов фигурность поросли на лице не бросается в глаза, так что не стоит овчинка выделки. Похожая проблема — у негров. Зато знойная турецкая молодёжь в Германии старается вовсю: и такие, и сякие "ниточки", у кого от висков вниз, у кого на подбородке. Трутся друг о дружку волосатые немецкие унисексики на улице, исо стороны не поймёшь: то ли два педика наслаждаются, то ли две лесбиянки блаженствуют. Единственный сколько-нибудь надёжный признак различения — размер обуви.

Немецкий гадёныш "замочил" в марте 2008 года 15 человек в городке на юге Германии. На немецких телеканалах были бурные разговоры об этом. Среди прочего, брали интервью у какого-то тёмненького вьюноши-школьника, по виду — араба или что-то около того. И он уверенно лопотал по-немецки как равноправный член немецкого общества. А в это время я — особо ценный представитель славяно-германской расы — не могу свозить ребёнка на неделю в Берлин, потому что надо собрать кучу бумажек для посольства, выстоять очередь, отслюнявить деньги и потом, возможно, получить отказ без объяснения причин и без возвращения затраченныхсредств. Мой комментарий: припыленные недоумки, погрязшие вабсурдизме. Я же впридачу тружусь на вас, дряней, в рабочее инерабочее время, в том числе идеологически обеспечиваю вашесраное спасение. Ну нянчьтесь с негритосиками дальше, курвынемецкие. Мы-то без вас выживем, а вот вы без нас в лучшем случаепотемнеете. Ненавижу всех этих Linke, Gruene, SDP и прочихсловоблудников, профукивающих наше Deutschland.

Ничего сложнее паровоза немцы хорошо сделать, как правило, не в состоянии: они начинают вязнуть во всяких "бешпрехунгах" и компромиссах, так что в результате получается какой-нибудь инвалид — с требуемым набором основных функций, но неудобный в пользовании и в ремонте. А вот красиво какую-нибудь планочку выстрогать— это да, это у них в крови. Вообще, каждому типу менеджмента соответствует некоторый уровень сложности проектов, с которыми этот менеджмент в состоянии вполне справиться, то есть, не только довести работу до конца, но ещё и обеспечить высокое качество результата.

Евреи — теперь любимый больной ребёнок немецкого народа. Импотакают, терпят их капризы. В каждом немецком городе — хоть что-нибудь в память о "холокосте": чтобы nie wieder! В каждомнемецком городском музее — еврейский уголок. Обидеть в нынешнейГермании еврея — то же, что обидеть священную корову в Индии: потом уж лучше сразу утопиться в сортире. Любой политик, чтобы держаться на плаву, должен время от времени с нежностью говорить о евреях и со скорбью — о "холокосте". Высказаться о "хрустальной ночи" и т. п. без глубокого сожаления — верх гнусности, накоторый решаются только подонки. Быть сегодня в Германии евреем— то, о чём я могу только мечтать. Думаю, что это затяжное покаяние немцев, перешедшее в хроническую фазу, — просто заскок: один из множества заскоков, из которых складывается психическая деятельность западоидов, уплощённая постоянным воздействием рекламы. Впрочем, возможно, ситуация с евреями в современной Германии сложнее, чем я её себе представляю. На сайте forum. sem40. ru довелось натолкнуться на следующие откровения иммигранта-еврея (06. 03. 2009): "Как доктор Айболит не советовал детям ехать в Африку, так и я не советую евреям ехать в Германию. Евреи в Германии подвергаютсявсем видам дискриминации и геноциду, который выражается в принуждении к абсолютной нищете. 90% евреев в Германии сидят без работы, и нет никакой защиты по закону от дискриминации при приеме на работу. Все кандидаты на должность обязаны приложить к документамфото. Как в том анекдоте — евреев бьют не по паспорту, а пофизиономии. Ни один кандидат с еврейской физиономией не получит вГермании работу — его документы будут отсеяны на самой раннейстадии. Если в течении первых 6 месяцев после принятия на работувозникнет подозрение, что работник — еврей, он будет мгновенноуволен без объяснения причин. Работодатель в Германии имеет правов течении первых 6 месяцев уволить всякого без объяснения причин. Пример. Я был принят преподавателем математики в одной гимназии. Большинство учеников в моих классах были детьми мусульман. Когдаони разнюхали, что я еврей, то организовались и написали петицию:мы не хотим, чтобы нас обучал еврей, и я был тут же уволен. Жалоба на расистское увольнение была судом отклонена, так как япроработал там меньше шести месяцев. Евреи в Германии не имеютникаких гражданских и юридических прав. Еврей в немецком судеможет выиграть только против другого еврея, а во всех остальныхслучаях он всегда проиграет. Германия — это страна лжецов имошенников. Расизм и антисемитизм де факто процветают на всехуровнях. Национал-социализм никогда со времен Гитлера непрекращал там существовать. Гитлера показывают по телевидениюкаждый день. Даже однажды выпустили в розницу газеты временГитлера с карикатурами на евреев. Фашистские партии журят длявида и всегда защищают их демонстрации. По Конституции правые имеют право выражать свое мнение. " А вот (с того же сайта) еврейское мнение о еврейских безработных иммигрантах в Германии: "Германия их обязана содержать на те деньги, которые отняла уевреев во время Войны, а самих сожгла в газовых камерах. Так чтоне только пособие должны платить, но обеспечить всех котеджами иБМВ, и даже этого будет мало. Это будет тысячная часть того, чтовы у евреев украли. "

Подборка любимых немецких фамилий: Assmann ("ass" — по-английски "задница") Bleibtreu ("Будь верным") Hamacher, Hamann (кто такой "Ha" ?!) Kaesebier ("Сырное пиво") Katzfuss ("Кошачья нога") Katzhammer ("Кошачий молоток") Katzenbogen ("Кошачий лук") Pechstein (почти "Камень преткновения") Poppe (почти Poppel — "дурак") Sandfuchs ("Песчаная лисица") Schuh ("Туфля") Stange ("Штанга") Stempel ("Штемпель") Westerwelle (почти "Волна с Запада") Wienholz ("Венское дерево") Wildgruber ("Дикий печник") Willenbuecher("Книги воли") Wintermantel ("Зимнее пальто") Ziegenbein ("Козлиная нога")

Немцы со славянскими фамилиями (силезцы и др. ), как правило, носят "нордические" имена (Курт, Олаф, Йорген и т. п. ) — чтобыправильно ориентировать других немцев касательно своей национальности. Последствия советской оккупации: Anja, Katja, Nadja, Sonja, Tanja, Manja и др.

Распространённые немецкие фамилии:... Engel, Engelhardt, Ernst, Ettinger, Evers, Ewert; Faber, Fabian, Faerber, Falk, Faust, Fechner;... Избранные немецкие мужские имена: Hartmut ("Твёрдый дух"); Sepp Volker (Volk — народ); Udo Uwe...

Избранные немецкие женские имена: Elke (от него еврейская фамилия Элькин) Heike (от него еврейская фамилия Хайкин)...

Избранные немецкие топонимы: Eystrup, Cloppenburg,...

Названия многих немецких городов оканчиваются на следующие корни: -baden (купальня): Badenbaden, Wiesbaden -berg (гора): Nuernberg -buettel (... ): Brunsbuettel, Wolfenbuettel -burg (замок-крепость): Hamburg, Magdeburg -damm (дамба): Potsdam -dorf (деревня): Duesseldorf, Wuensdorg -furt (брод): Frankfurt, Schweinfurt -haven (гавань): Bremerhafen, Luedwigshaven -rode (волость):... -wald (лес):...

В современной Германии надо произносить не "Danke schoen!", а"Danke scho-o-o-oen!"; не "Tschus!", а "Tschu-u-u-us!"; не "Hallo", а "Hallo-o-o-o!", иначе будет звучать как бы даже не вполне вежливо. Если немец говорит не "Tschu-u-u-us!", а "Tschus!", он к этому "Tschus!" обычно что-нибудь ради смягчениядобавляет: "Bis morgen!", "Bis bald!" и т. п. Да, а "Auf Wieder-sehen" ныне в Германии говорят только заезжие иностранцы, учившие немецкий самостоятельно по древним книжкам.

В современной Германии нельзя говорить "Endloesung" ("окончательное решение"): это очень бестактно по отношению к евреям, да и к немцам тоже. Надо говорить "endgueltige Loesung". Получается немножко длиннее, но язык не отваливается.

Немцы, выговаривающие не "французский", а "русский" звук "r", наверное, считаются в Германии КАРТАВЫМИ.

"Alles fuer Deutschland", но "Deutschland ueber alles", значит, "ueber" и того самого "alles", которое "fuer Deutschland". Немецкий патриотический софизм, однако.

От избытка жратвы в нынешней Германии обильно плодятся не только негры с турками, но и кюнстлеры — "люди искусства". Огромное количество театров и "кунстмузеумов" у немцев объясняется, наверное, в основном этим: надо же всех этих дегенератистых кюнстлеров куда-то пристраивать, иначе возмущённого трёпа не оберёшься. Что касается их творческого продукта, то он представляет собой по большей части так называемое "современное искусство", то есть претенциозное уродство.

Исчезновение римской прямоугольной планировки улиц в таких немецких городах, как Трир, Кёльн, Бонн, — свидетельство в пользу того, что Тёмные Века Раннего Средневековья таки были; что их не выдумал некто Скалигер, чтобы удлинить историю лет на 1000 (если её и удлинили, то не намного). Нужны ВЕКА — и очень ТЁМНЫЕ — чтобы выстроенные из камня города не только развалились, но ещё и ушли под землю настолько, что стало невыгодно искать под новые постройки старые фундаменты. Античность не перетекла плавно в "среднее" Средневековье: между античностью и развитым Средневековьем был огромный культурный провал. Настолько крупный, что от античных городов уцелели следы только самых крупных и самыхтолстостенных сооружений. Кстати, Кёльн — наверное, единственный город, который в Средние века вырос настолько, что перешагнул через римскую городскую стену.

В Германии теперь модно совмещать леса и кладбища. От могилкидо могилки получается довольно большое расстояние, так что естьгде развернуться на чистом воздухе. А ещё появляется дополнительный повод не вырубать лесов.

Нынешние бездетные нестарые немцы полагают, что когда станут пенсионерами, их пенсии будут обеспечиваться трудом разноцветных иммигрантов. А я так себе думаю, что иммигранты вряд ли будут срадостью кормить немецких старичков и однажды попросту начнут ихрезать (или что-нибудь в этом роде).

Немцы очень любят советоваться. У них полно всяких Rat-ов, Berater-ов, Ratgeber-ов, Beratung-ей и т. п. Покупатели в магазинах любят обращаться за советами к продавцам, а те — с советами к покупателям, причём взаимное притяжение тех и других может затягиваться минут на 20 и более, так что ждать, пока продавец завершит разговор с покупателем, обычно не имеет смысла.

Одеваются немцы по большей части так, что я не стал бы носить подобное, даже если бы мне за это приплачивали и обещали зачислить в немцы бесплатно.

Особой бережливости у немцев я не заметил: не выключить вовремя свет в офисе — это у них обычное дело. Поговорить в телевизоре о бережливости — это да, это они любят. Ну, когда я бываю в Германии, я за них свет выключаю по возможности сам. Всякий раз при этом меня греет сознание того, что вот же и я что-то сделал для великой страны.

По-видимому, одним из следствий неудачной Восточной кампании 1941-1945 гг. и последующего пребывания значительной части служащих Вермахта в неблагоустроенном советском плену было повышениеморозоустойчивости немецкой нации. Во всяком случае, это хотькакое-то объяснение того, что немцы упорно не прикрывают ничем своих голов даже в морозную погоду и вообще одеваются зимойочень несерьёзно, но при этом как будто не замечают холода. Если бы такие крепыши наступали в 1941 г. на Москву, сибирские полкивряд ли бы устояли.

В 1991 г. , когда родилась моя дочь, в СССР был развал, и у совсем маленьких киндеров существовали довольно большие сложностис питанием. Так вот, в качестве гуманитарной помощи я получил от сердобольных немцев две огромные банки сухой молочной смеси для младенцев. Эти банки оказались мне очень кстати. Я этого немцам никогда не забуду. Правда, пятидесятью годами ранее немцы убили двух моих дедушек — во Вторую Мировую войну. Итак, две покаянныебанки против двух героических дедов. Но можно ведь считать, чтобанки прибыли от потомков немецких антифашистов.

Нет, не та уже Германия, и немец уже не тот. Доподлинная Германия закончилась в 1945 г. Судить о ней можно теперь разве что по осколкам прошлого. Из обильной всякими событиями немецкой истории можно нацедить весомое количество существенных практических выводов, вот только соваться с этими выводами в Германии уже не к кому.

Александр Буряк


Дата публикации: 21.09.2011
Добавил: ava  oxana.sher
Просмотров: 2299
Комментарии
[-]
ava
No nick | 15.10.2011, 07:46 #

То-то мне в Германии не понравилось... А в Канаде,совсем другое дело... Хотя тоже азиатов хватает,но чисто,нет толкотни,люди вежливые... И цены в 5 раз ниже,чем в Германии... Увы...

ava
No nick | 19.02.2012, 21:09 #

Местами очень правильно. Жаль, что вы не прошлись по немецким женщинам и мужчинам. Мне кажется у них межполовые различия почти стерлись Мне немецкие лица женского пола очень сильно напоминают мужчин. А мужчины что то среднее между ребенком и юной дамой

ava
No nick | 17.03.2013, 05:15 #
А я лично очень люблю Германию.
 мимокрокодил | 01.09.2015, 19:59 #
фриценкапут. был там в 91-м - ужас. вренулся в сранорашу о чем не жалею
ava
viktorflach | 13.01.2017, 11:15 #
Германия до сих пор рыдает без твоего присутствия...;-)!
ava
viktorflach | 13.01.2017, 11:31 #
Этот «особо ценный представитель славяно-германской расы», как он сам себя называет может вызвать своим провинциальным расизмом только смех и пренибрежение. Его шок привычкой громко сморкаться и компенсируется никак с привычкой большинства жителей бывшего СССР при случае насморка, вместо того, чтобы высморкаться один раз, сидеть за столом без конца шмыгая носом, время от времени показывая публики свои "культурно" выступающие сопли. Но высморкаться - не моги! Это - не культурно! К еще одному "достоянию" этой культуры относиться громкое прихлёбывание во время поедания супа или питья горячих напитков, что в этике Западной Европы кажется такой же дикостью и гадостью, как шмыганье носом с периодическим показов волны соплей, набегающей на верхнею губу. Кто-то сейчас истошно возродит, что, дескать наш "обосодуховный" человек со скрепами выйдет вон и вдали ото всех просморкается в платочек... А вот нет, не выходит как правило! Так что "Andere Länder - andere Sitten!" и не нужно на этом так зацикливаться, будучи лишенным в силу необразованности обычаями и привычками других народов, нужно для начала взглянуть на себя самого,особо ценные вы мои "представители славяно-германской расы»!      
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Group 1 Добавить

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta