Мировая дедолларизация и глобальный переход центробанков всего мира к расчетам в цифровых валютах

Статьи и рассылки / Темы статей / Бизнес и деньги / Аналитика
Тема
[-]
Проблемы мировой финансовой политики  

***

Доллар уходит с миром

Дедолларизация мировой экономики, за которую активно выступают власти России и Китая, да и многих других стран, процесс не линейный и не быстрый.

Журнал «Эксперт», изучив доклад МВФ, выяснил, почему закат американского доллара сопровождается его историческим укреплением в отношении валют, которые собираются его вытеснить.

Доллар снижает удельный вес

Обнародованные в июне данные МВФ говорят о том, что удельный вес доллара США в золотовалютных резервах нацбанков разных стран продолжает неумолимо снижаться. Происходящая с начала ХХI века деглобализация международного рынка, который на глазах распадается на изолированные кластеры, объективно размывает 80-летнее доминирование доллара США в международных взаиморасчетах, известное как Бреттон-Вудская система («Эксперт» ранее подробно разбирал, как и почему происходит процесс фрагментации мировой экономики).

Экономистов, однако, удивляет, что этот процесс не сопровождается сравнимым по масштабам расширением использования других валют «большой четверки» (евро, йены, фунта стерлингов). Вместо этого в двусторонней торговле все активнее применяются валюты стран-участниц таких торговых операций — канадского и австралийского долларов, юаня, других локальных валют. Если в начале 2000-х годов эти валюты вместе взятые использовались менее чем в 3% внешнеторговых расчетов, то в настоящее время их доля превысила 10%.

Доллар официально стал мировой резервной валютой (вместе с британским фунтом стерлингов) в 1944 г. после подписания Бреттон-Вудского соглашения. Подписи под ним поставили представители 44 стран. Система состояла в приравнивании доллара к золоту и ограничении эмиссии денег центральными банками в пределах объема собственных золотовалютных резервов. Нетрадиционные для взаиморасчетов валюты привлекательны для держащих их банков более высокой по сравнению с долларом США прибыльностью и, разумеется, как способ диверсификации валютных резервов. Более высокая волатильность курсов таких валют тоже имеет позитивную сторону — в первую очередь для игроков рынка forex, диверсифицирующих свои портфели.

В этом есть один интуитивно неочевидный момент. По оценкам МВФ, стратегическое укрепление доллара к другим валютам (этот тренд отмечается с небольшими отступлениями с начала 2010-х гг.) не отменяет, а только маскирует процесс дедолларизации, который не прерывается ни на год. Если в начале нынешнего века доля USD в валютных резервах нацбанков в мире в целом превышала 70%, то в 2024 г. эта цифра сократилась до 55% (за исключением кратковременного отскока в середине 2010-х).

Иными словами, доллар сокращает присутствие на мировых финансовых рынках количественно; однако качество — надежность — «зеленых спинок» по-прежнему ни у кого не вызывает сомнений. Несмотря на определенные преимущества национальных валют, предпринимаемые администрацией Джо Байдена шаги по ужесточению монетарной политики вкупе с нарастающей геополитической напряженностью по-прежнему поддерживают у инвесторов рефлекторную реакцию бегства именно в USD при каждой кризисной ситуации в мире. Упомянутое выше 24-летнее ралли CAD, AUD, RMB и других валют «второго эшелона» примечательно как тенденция; однако в абсолютных цифрах их вес за пределами национальных территорий остается крайне малым.

Ослабляя — укрепляй

Укрепление доллара против большинства других валют вызвано как раз попытками некоторых стран вытеснить его из взаиморасчетов, объясняет эту контринтуитивную причинно-следственную связь завкафедрой финансового менеджмента РЭУ им. Плеханова Константин Ордов. «Перевод двусторонней или многосторонней торговли из долларовых расчетов в расчеты в национальных валютах влечет за собой дополнительные объемы эмиссии этих валют — в объемах, необходимых для замещения американской валюты. Тем самым эти валюты проседают по отношению к доллару. То есть уменьшение доли доллара при его одновременном укреплении — процессы взаимосвязанные, а не взаимоисключающие», — объяснил он журналу «Эксперт».

В МВФ не исключают, что дедолларизация — во всяком случае, сегодня — остается скорее политической декларацией стран, недружественных к США, чем их реальной финансовой политикой. На такую мысль аналитиков наводит отказ ряда этих стран предоставить в МВФ данные по статистике обменных курсов и составу валютных резервов (COFER) — но таких стран, подчеркивают в фонде, насчитывается лишь 7% от общего числа участников COFER.

Правда, в числе этой «горстки» стран находится Китай, власти которого активно продвигают юань как альтернативу доллару — среди его усилий можно назвать и создание собственной международной платежной системы UnionPay, а также запуск цифрового юаня. Сегодня отдача от этих усилий никак не оправдывает затрачиваемых сил: в 2022 г. (пиковом для выпуска цифрового RMB) на его долю приходилось лишь около 6% взаиморасчетов. В течение полутора последующих лет даже эта небольшая доля снова сокращается.

Помимо Китая, МВФ указывает на Россию, как на страну, наиболее активно продвигающую идею дедолларизации, страну, для которой уход от доллара имеет не только экономический, но политический смысл. Еще одной страной, не заинтересованной в доминировании USD, является Швейцария — ее финансовые власти стремятся к увеличению доли евровалюты в мировых расчетах.

Всего же в настоящее время МВФ насчитывает 46 стран, активно снижающих долю доллара в своих валютных резервах. Из крупных экономик в это число входят Израиль и большинство стран G20. Но еще раз надо подчеркнуть: «активно» в терминологии фонда означает, что нетрадиционные валюты занимают в резервах их нацбанков не менее 5%. Иными словами, даже самые активные «дедолларизаторы» по-прежнему держат подавляющую часть своих «заначек» в американской валюте либо в физическом золоте (объемы золотых запасов нацбанков непрерывно растут с 2010 г.). По прогнозам МВФ, в перспективе альтернативу доллару могут составить не другие фиатные валюты, а их цифровые «тезки».

Процесс дедолларизации происходит не потому, что Россия, Китай или какие-то еще страны активно подрывают влияние американской валюты, соглашается с этими прогнозами Константин Ордов. «Доминирование доллара будет в долговременной перспективе постепенно снижаться, и интересен не сам по себе этот факт, а то, какая система придет доллару на смену. Либо это будут какие-то наднациональные фиатные валюты — о такой, к примеру, задумываются страны БРИКС+, либо цифровые валюты, позволяющие вести расчеты через гармонизацию курсов. Я не исключаю, что может возникнуть так называемый цифровой бартер, включающий моментальную конвертацию разных валют. Любые варианты будут более справедливыми, чем тот, когда эмиссионный доход получает только одна страна — Соединенные Штаты», — говорит эксперт.

Автор Игорь Серебряный

Источник - https://expert.ru/ekonomika/dollar-ukhodit-s-mirom/

***

Деньги меняют свою сущность

Глобальный переход центробанков всего мира к расчетам в цифровых валютах ускорился за последний год.

Использование «виртуальных наличных» в расчетных цепочках происходит уже повсеместно, одновременно с так называемой дедолларизацией международных расчетов. «Эксперт» разбирался, как банковский сектор будет выходить из зоны комфорта (или, напротив, входить в нее) и адаптироваться к новым условиям и технологиям на финансовом рынке.

Криптовалюта государственного значения

Цифровые валюты центральных банков (ЦВЦБ) становятся глобальной технологией. Согласно последнему опросу Банка международных расчетов (Bank for International Settlements — BIS, так называемый центробанк центробанков), в 2023 году наблюдался резкий прирост количества пилотных проектов и экспериментов с ЦВЦБ. В целом возможность создания ЦВЦБ изучали 94% респондентов из 86 центральных банков. Эксперименты с технологией проводили более половины респондентов, а пилотные проекты запустил 31 центральный банк.

Свои цифровые валюты уже появились у четырех стран: Ямайки (Jam-Dex), Зимбабве (ZiG), Нигерии (eNaira) и Багамских Островов (Sand Dollar). Еще около 20 проектов находятся в стадии пилотного запуска. В их числе проекты центробанков России (цифровой рубль), Китая (цифровой юань), Европы (цифровое евро), Казахстана (цифровой тенге), Индии (цифровая рупия), Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) (цифровой дирхам), Турции (цифровая лира) и т. д. Банк России разрабатывает цифровой рубль с 2020 года. Сейчас технология проходит стадию пилотирования с реальными деньгами и реальными клиентами. Коммерческие банки выполняют роль посредников между ЦБ и клиентами: открывают и закрывают цифровые кошельки кредитных организаций и клиентов, переводят цифровые рубли между гражданами, а также проводят оплату покупок и услуг по QR-коду с помощью цифрового рубля.

ЦВЦБ представляют собой третью форму денег наряду с наличными и безналичными денежными средствами. Различия с безналичными денежными средствами заключаются в том, что ЦВЦБ эмитируют центробанки в виде уникального цифрового кода, а безналичные деньги представляют собой записи на счетах в коммерческих банках. Если взять за пример цифровой рубль, то он имеет ряд схожих черт с банкнотами: и наличные, и цифровые рубли эмитируются ЦБ, имеют свой уникальный номер, могут использоваться для платежей без доступа к сети. 

От криптовалют ЦВЦБ отличаются тем, что имеют единого эмитента и могут быть обеспечены золотовалютными резервами и другими активами государства. Криптовалюта же может выпускаться компаниями или частными лицами с помощью децентрализованной системы, а ее стоимость зависит только от спроса и предложения. В настоящее время регуляторы в основном разрабатывают ЦВЦБ как платежное средство (без возможности выдачи в виде кредита) для проведения внутренних и международных расчетов. 

Сейчас международные платежи проводятся через агентскую сеть банков, в которых открыты корреспондентские счета кредитных организаций. Также банки должны быть подключены к системе передачи финансовых сообщений, главной из которых является SWIFT. Внедрение ЦВЦБ должно привести к снижению роли банков-корреспондентов, сделать переводы более быстрыми и дешевыми. 

В традиционных расчетах деньги, отправленные получателю в другую страну, должны пройти по счетам нескольких зарубежных банков, а в мире ЦВЦБ деньги будут перечисляться со счета человека или компании, открытого в центральном банке одной страны, и после конвертации моментально зачисляться на счет получателя, открытый в центральном банке другой страны, минуя цепочку посредников — так описывает схему управляющий партнер Fintech Partners Александр Калякин. Это также сократит время обработки платежей. 

«Традиционные международные переводы часто связаны с высокими комиссиями и скрытыми расходами. ЦВЦБ снижают общие затраты на трансграничные переводы, уменьшая комиссии за переводы и обмен валют», — отмечают авторы исследования о цифровом рубле, которое было проведено компанией «Яков и партнеры» совместно с Центральным университетом. 

Как работает mBridge 

Одним из заметных проектов, находящихся в стадии пилотирования, является mBridge (Multiple CBDC Bridge, мост с несколькими ЦВЦБ). В нем участвуют американский инновационный центр BIS, центральные банки Китая, Гонконга, Таиланда, ОАЭ и Саудовской Аравии. Проект предполагает интеграцию ЦВЦБ разных стран на единой платформе, созданной с помощью технологии распределенного реестра (DLT), чтобы в ее периметре можно было проводить мгновенные трансграничные расчеты. 

Аналогичный проект — Icebreaker — BIS запустил совместно с центробанками Израиля, Норвегии и Швеции. Планы по использованию ЦВЦБ для трансграничных расчетов есть и у Банка России. В начале 2024 года глава ЦБ Эльвира Набиуллина говорила, что регулятор ведет переговоры с дружественными странами, в том числе со странами БРИКС, по трансграничным расчетам через цифровые валюты. При этом возможность интеграции цифрового рубля с ЦВЦБ других стран была заложена сразу при создании его платформы. У SWIFT также есть планы внедрить передачу сообщений с использованием расчетов по ЦВЦБ, чтобы сохранить роль глобальной инфраструктуры. Система уже протестировала проведение таких транзакций. 

Фрагментация международных расчетов

Распространение ЦВЦБ и альтернативных платежных проектов, таких как mBridge, в обозримом будущем может привести к значительному росту фрагментации системы международных расчетов, а роль корреспондентских отношений между банками уменьшится. Это произойдет в том числе потому, что центральные банки разрабатывают свои цифровые валюты, основываясь на различных технологиях, стандартах и протоколах, говорится в статье Елены Даниловой и Алексея Маслова «Цифровые валюты в международных расчетах: проект mBridge». 

«Различные системы ЦВЦБ должны иметь возможность эффективного взаимодействия, иначе это ограничит способность предприятий и потребителей свободно оперировать цифровыми валютами», — называет важное условие работы таких переводов сопредседатель комитета Ассоциации банков России по платежным системам Алексей Маслов. В долгосрочной перспективе переход на расчеты в суверенных цифровых валютах снизит зависимость стран от доллара и ограничит возможности финансового давления со стороны США и их союзников, считает управляющий партнер IPM Consulting Вадим Тедеев. 

Вопрос ухода от использования платежных посредников стал особенно актуальным после того, как крупные российские банки были отключены от SWIFT и корреспондентских счетов из-за ввода санкций западных стран. Как говорила весной 2022 года первый зампред ЦБ Ольга Скоробогатова, из-за санкций ЦБ ускорил разработку цифрового рубля и его важной задачей является сотрудничество со странами, которые также будут запускать национальную цифровую валюту, в частности с государствами ЕАЭС и СНГ, чтобы не задействовать SWIFT. 

Общая геополитическая нестабильность и санкционные риски служат дополнительным стимулом для ускорения работы по запуску ЦВЦБ, в том числе цифрового рубля в России, добавляет Тедеев: «Это объясняется стремлением снизить зависимость от долларовых расчетов и ограничить влияние потенциальных блокировок российских финансовых организаций со стороны недружественных государств». Но, по его словам, говорить об ускорении практической реализации проектов ЦВЦБ пока рано — в большинстве стран они находятся на стадии тестирования. Эксперименты с ЦВЦБ в рамках трансграничных транзакций в других странах начались еще до введения санкций в отношении России. За последние годы произошел подрыв доверия к международной финансовой системе, поэтому новый взгляд на проведение трансграничных платежей становится более актуальным, считает ведущий исследователь лаборатории блокчейн и финтех Школы управления «Сколково» Екатерина Семерикова. 

Что касается расчетов внутри страны, то при внедрении ЦВЦБ они могут стать дешевле и быстрее. Так, согласно тарифам Банка России для операций с цифровым рублем, переводы и платежи для граждан будут бесплатны, а для бизнеса за прием платежей с помощью цифрового рубля будет установлена комиссия в размере 0,3%. Это в несколько раз ниже, чем эквайринговые проценты банков за карточные платежи. Заинтересованный в экономии на комиссиях бизнес может популяризировать платежи с помощью цифрового рубля, что скажется на сокращении комиссионных доходов у банков. 

При этом ни у одного центрального банка нет цели сделать так, чтобы все транзакции проводились в ЦВЦБ, потому что иначе создается угроза самому факту существования коммерческих банков, которые являются основой финансовой системы в большинстве стран, добавляет Семерикова. 

Ослабление доминирования банков

Банки в экономике выполняют несколько важных функций, основными из которых являются обеспечение оборота денежных средств и проведение платежей, кредитование бизнеса и граждан, а также предоставление инструментов для сбережения денежных средств. ЦВЦБ могут повлиять на возможности зарабатывать на околонулевых пассивах и также на размер прибыли банков, часть которой будет перенаправлена на удержание клиентов. 

Привлеченные от клиентов средства являются основной ресурсной базой банков, которую они используют для выдачи кредитов. За возможность использовать деньги для кредитования банки выплачивают своим вкладчикам проценты. Вклады до востребования и текущие счета считаются дешевыми пассивами, потому что клиенты могут забрать деньги в любой момент, из-за чего банки выплачивают по ним минимальные проценты или вовсе не начисляют доход, а вклады со сроком действия — дорогими. Такие депозиты более удобны для банков, так как они понимают период времени, в течение которого могут распоряжаться деньгами клиентов, и, следовательно, для привлечения таких средств устанавливают более высокие проценты. 

С переходом экономики от наличных расчетов к безналичным банки получили больше возможностей зарабатывать на почти бесплатных для них пассивах: текущих, расчетных и зарплатных счетах клиентов. При этом банки могут размещать эти средства под рыночные ставки. По оценкам аналитиков Банка России, за 2018–2020 годы благодаря таким дешевым пассивам у банков в среднем сформировалось 25% прибыли до налогообложения и 13% чистого процентного дохода. По расчетам главного экономиста по России Bloomberg Economics Александра Исакова, доля финансового сектора России в валовой добавленной стоимости выросла до 5,2% в 2023 году с 4,3% в 2022 году. Он отмечает, что исторически доля сектора увеличивается за счет более высоких, чем в среднем по экономике, темпов роста. Так, в 2023 году финансы выросли на 8,7% по сравнению с предыдущим годом против среднего роста в 3,6%, а за последние десять лет сектор рос в среднем на 6,6% против общего роста экономики на 1,1%. 

Введение ЦВЦБ, в частности цифрового рубля, приведет к перетоку части денежных средств из коммерческих банков на кошельки ЦБ. Чтобы удержать деньги клиентов, им придется поднять ставки по зарплатным, расчетным и текущим счетам. «В результате появления цифрового рубля произойдет перераспределение части процентного дохода в пользу владельцев текущих/расчетных счетов и депозитов», — уверены в Банке России. 

Еще в 2021 году ЦБ отмечал, что кредитные организации уже ощущают конкуренцию за дешевые пассивы клиентов со стороны финтех-компаний и других банков, реализующих агрессивную стратегию увеличения своей доли на рынке. Такая конкуренция будет нарастать вне зависимости от введения цифрового рубля, но его появление может ее усилить. 

При внедрении в России ЦВЦБ значимое количество средств юридических и физических лиц, находящихся на счетах до востребования в коммерческих банках, может перетечь в цифровой рубль, говорит руководитель направления анализа денежно-кредитной политики и банковского сектора ЦМАКП Олег Солнцев. Он добавил, что, судя по опросам, проведенным пару лет назад, это может быть до трети средств в течение трех лет. ЦВЦБ имеют три преимущества, которые делают их привлекательными для банковских клиентов: во-первых, они на 100% защищены от риска банкротства банка, так как хранятся на кошельках в Центробанке. Во-вторых, ЦВЦБ позволяют проводить расчеты мгновенно между счетами разных клиентов, что особенно актуально для бизнеса. И третье преимущество — в ситуации с российской цифровой валютой ЦБ намерен создать инфраструктуру, которая позволит расплачиваться цифровыми рублями без подключения к интернету. 

По мнению Александра Исакова, с учетом того, что ЦБ не платит проценты по средствам в цифровых рублях, технология представляет риск для банков только в условиях низких ставок. Новую форму валюты из-за ее удобства часть компаний и домохозяйств могли бы предпочесть при депозитных ставках порядка 5%, однако в текущих условиях двузначных ставок последствия от введения цифрового рубля для финансовых результатов банков будут минимальными, говорит Исаков. Он добавляет, что ключевая ставка останется выше 10% до 2026 года, а с учетом роста реальных ставок на глобальном уровне рассчитывать на возвращение ключевой ставки к уровням ниже 7–8% не приходится. 

«Банк России полагает, что влияние на ликвидность банков будет умеренным, а с учетом лимита перевода из безналичных в цифровые — не более 300 тыс. в месяц — еще и прогнозируемым процессом», — сказал журналу «Эксперт» представитель ЦБ. В случае перетока средств у банков сократятся возможности находить денежные средства для кредитования, продолжает Солнцев. «Однако ранее ЦБ декларировал, что в таком случае он будет вливать дополнительные деньги в экономику, чтобы поддержать динамику цен вблизи целевого уровня. Также ЦБ придется компенсировать банкам переток средств за счет выдачи кредитных средств, при этом для компенсирующего воздействия нужно будет несколько снизить ключевую ставку», — говорит эксперт. 

Сами же банки оценивали переток безналичных рублей в цифровую форму в размере 2–4 трлн руб. в течение трех лет после запуска цифрового рубля. По мнению зампреда Сбербанка Анатолия Попова, эти средства перестанут быть доступными для кредитования, что в конечном счете приведет к дефициту ликвидности и росту ставок. Однако ЦБ отмечает, что процесс формирования стоимости кредитов не изменится, так как при выдаче ссуд банки ориентируются на рыночную стоимость фондирования. То есть принимая решение о размере ставки по кредиту, банк сравнивает ее с альтернативным доходом, который может получить по другим инструментам вложения денежных средств. Представитель ЦБ добавил, что уровень кредитных ставок зависит от размера ключевой ставки и ожидания того, как в будущем сложится инфляционная динамика. 

Но явным последствием введения ЦВЦБ станет потеря прибыли банками. Это произойдет в результате роста расходов на удержание клиентов и замещения их полубесплатных денег кредитными средствами от регулятора. По мнению Солнцева, сокращение прибыли сделает банки менее интересными для частных инвесторов. Однако он не считает это изменение катастрофическим для рынка. 

Сильного негативного влияние ЦВЦБ на банковский сектор не ожидает и Калякин. Потенциал сокращения прибыли — не более 3–5%, что не имеет статистической значимости, считает эксперт. По его мнению, банки потеряют часть комиссионных доходов на расчетных операциях, однако смогут их компенсировать за счет предоставления новых услуг, связанных с обращением цифрового рубля, на которых они смогут зарабатывать. Также банки могут начать конкурировать за то, чтобы предоставить клиентам наиболее удобные интерфейсы по проведению операций с цифровыми рублями. Удержание клиента в периметре банка этим способом даст возможность кредитным организациям продавать дополнительные услуги, чтобы компенсировать часть потерь и издержек на внедрение цифрового рубля. 

Проще удержать клиентов и их средства будет госбанкам, потому что они могут предложить тоже почти 100% гарантии сохранности средств и более высокие ставки по срочным депозитам. «Косвенным последствием для рынка может стать еще бóльшая концентрация вокруг госбанков», — назвал еще один эффект Солнцев. 

Экономический эффект ЦВЦБ 

Экономические эффекты от внедрения ЦВЦБ на примере цифрового рубля подсчитали аналитики «Яков и партнеры» и Центрального университета в своем совместном исследовании. Согласно их расчетам, основным бенефициаром экономических выгод от внедрения цифрового рубля станет бизнес.

Так, в оптимистичном сценарии внедрения цифрового рубля экономический эффект составит до 267 млрд руб. в год для бизнеса и до 61 млрд руб. в год для банков, в консервативном сценарии — 92 млрд руб. в год для бизнеса и 17 млрд руб. в год для банков. В первом случае ЦБ вместе с банками будут активно работать над внедрением технологии, во втором — регулятор не будет активно продвигать проект, а банки и бизнес сосредоточатся только на выполнении регуляторных требований.

Наибольшую выгоду — до 103 млрд руб. в год — бизнес получит при использовании цифрового рубля в трансграничных переводах за счет разницы в комиссиях, снижения числа посредников и увеличения скорости транзакций при условии, что оборот российской цифровой валюты во внешней торговле составит 1–5%. Снижение комиссии за эквайринг (прием платежей) позволит бизнесу сэкономить еще 50–60 млрд руб. в год. Банк России уже установил комиссии по операциям с цифровым рублем: платежи и переводы для граждан будут бесплатными, а стоимость проведения платежей для бизнеса составит 0,3%, что в несколько раз ниже размера тарифов, которые банки устанавливают по карточным платежам.

Цифровой рубль также способен удешевить для юридических лиц переводы и платежи, из-за чего банки потеряют часть комиссионного дохода. По расчетам авторов исследования, если цифровой рубль займет 20–40% в транзакциях бизнеса, то экономический эффект только по одному этому направлению на пятый год внедрения может составить 5–22 млрд руб. Это объясняется тем, что банки берут за переводы по платежному поручению комиссию в размере от 20 до 200 руб., а комиссия за операции с цифровым рублем составит 15 руб.

Экономический эффект для банков будет складываться за счет снижения стоимости привлечения клиентов, а также за счет комиссионных доходов от новых продуктов. Важную роль в этом будут играть смарт-контракты. Смарт-контракты — это программный код, который позволяет проводить платежи в автоматическом режиме при наступлении определенных условий, например перечислять деньги продавцу при поступлении товара на склад. Цифровой рубль подразумевает использование этой технологии. Их внедрение может упростить проведение расчетов и, как следствие, оптимизировать расходы бизнеса и банков на управление финансами. Бизнес будет заинтересован во внедрении этого инструмента, а банки смогут предложить ему новые услуги на базе смарт-контрактов и в результате заработать 51 млрд руб. в год на комиссиях. Однако, как подчеркивают авторы исследования, для реализации этой возможности необходима тщательная проработка механизма взаимодействия электронных кошельков ЦБ с банковской инфраструктурой и широким спектром финансовых продуктов.

Автор Евгения Чернышева

Источник - https://expert.ru/finance/dengi-menyayut-svoyu-sushchnost/


Дата публикации: 08.07.2024
Добавил:   venjamin.tolstonog
Просмотров: 110
Комментарии
[-]
ava
xvanwormerson7 | 10.07.2024, 09:12 #
 Your clear and engaging style is wonderful.
Share Jazz Balance
Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


Оценки
[-]
Статья      Уточнения: 0
Польза от статьи
Уточнения: 0
Актуальность данной темы
Уточнения: 0
Объективность автора
Уточнения: 0
Стиль написания статьи
Уточнения: 0
Простота восприятия и понимания
Уточнения: 0

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta