Миротворцы на Донбассе: сложная игра

Содержание
[-]

Порошенко хочет обыграть Путина сразу на двух направлениях

О том, что в Донбасс необходимо вводить миротворцев, чтобы они развели воюющие стороны, «НГ» писала еще в 2015 году (см. номер от 02.02.15). Газета ссылалась при этом на опыт других горячих точек, в том числе на территории постсоветского пространства, который показал: конфликтующие стороны сами не расходятся, их разводят.

В Косово это сделали подразделения KFOR, в Приднестровье – миротворцы РФ. Но в Донбассе российские Миротворческие силы (МС) встать на линию разграничения огня не могут – им не доверяют украинцы с территории, контролируемой Киевом. Однако в Киеве, так же как в Донецке и Луганске, доверяют белорусам. И если Великая и Малая Русь не могут прийти к согласию, почему не позвать на помощь Русь Белую? Белорусы могли бы войти в миротворческие батальоны ООН, которой доверяли бы обе воюющие стороны. Это всего лишь один из вариантов, могут быть и другие. Но в том, что без развода сторон сами они тяжелую технику не отведут и оружие не сложат, сомнений нет. Это подтверждает опыт практически всех конфликтов на территории СНГ – в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии.

Сегодня с этим согласны воюющие стороны, а также все, кто заинтересован в прекращении войны на востоке Украины. Общее мнение всех заинтересованных акторов: миротворческая миссия имеет право быть, и проводиться она должна под флагом ООН. О том, что миротворцам должны доверять обе воюющие стороны, иначе вся операция окажется блефом, речи пока не идет, хотя это одно из условий начала миротворческой миссии в Донбассе. Если Киеву или Донецку с Луганском не понравятся предложенные ООН голубые каски, миротворческая операция превратится в операцию по принуждению к миру одной из сторон. Понятно, что в общий дом под дулом автоматов будут в таком случае загонять жителей Донбасса. Это худший вариант разведения сторон, даже под эгидой ООН: при участии в миротворческой операции представителей МС, симпатизирующих одной из сторон, побудить вторую сторону к протесту. Это значит, что долгожданный мир не наступит, по крайней мере в ближайшее время. И опять будут огонь и жертвы.

На проходящих в эти дни заседаниях Генассамблеи ООН вопрос прекращения войны в Донбассе активно обсуждается. Известно, что на  повестке дня – предложения Киева и Москвы.

На днях, выступая в Киеве на Ялтинской европейской стратегии в Киеве, спецпредставитель США по Украине Курт Волкер заявил, что российский план по миротворческой миссии в Донбассе «скорее разделит Украину, чем сделает что-то полезное». Он отметил, что миротворцы смогут заменить армию, следить за применением тяжелого вооружения в зоне конфликта и отслеживать ситуацию на границе, что «станет существенным шагом вперед».

Напомним, Россия предлагает ввести в Донбасс миротворцев ООН, которые бы расположились по линии разграничения, а также в зоне дислокации наблюдателей ОБСЕ – для их охраны.

По плану Киева, миротворцы ООН должны быть размещены в Донбассе и на российско-украинской границе. Задача полноценной миротворческой миссии ООН, с точки зрения Киева, заставить Россию вывести войска, несмотря на то что их присутствие никак не подтверждено, и перестать поддерживать ДНР и ЛНР.

С позицией Украины согласились в Государственном департаменте США. В американском внешнеполитическом ведомстве выступили за то, чтобы миротворческая миссия была развернута на территории самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик «вплоть до границы с Россией».

На фоне такой поддержки заместитель министра по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины Юрий Грымчак предположил, что в 2018 году вся Донецкая область вернется под контроль Украины. Грымчак пояснил, что в будущем году Российская Федерация не будет финансировать боевиков в Донбассе. «Думаю, Донецкая область в следующем году в том или ином виде вернется в Украину. И скорее всего при участии миротворцев. Будет временная администрация, будет разоружение боевиков, выйдут российские войска и выйдут наемники», – заявил он. Такой подход представителя Киева предполагает давление на сепаратистов, уже с участием миротворцев. Но в этом случае они перестанут быть миротворцами. Потому важно, кто именно войдет в подразделения МС ООН в Донбассе, если, конечно, этот вариант умиротворения региона будет реализован.

Но чтобы узнать, кто устроит противостоящие стороны и особенно жителей Донбасса, так как им приходится жить и гибнуть под обстрелом, надо провести опрос. Но опрашивать жителей ДНР и ЛНР скорее всего никто не будет, так как против выступит Киев. Но тогда миротворческий проект может постичь та же судьба, что и Минские соглашения.

Надо отметить, что с ситуацией в Донбассе связана судьба миротворческой миссии в Приднестровье. Она началась в 1992 году, и за это время в регионе ни разу не стреляли. Глава Приднестровья Вадим Красносельский убежден в том, что пока на территории региона находятся российские миротворцы, войны не будет. Красносельский говорит об этом не случайно: в Кишиневе требуют замены военной миротворческой миссии на Днестре на международную гражданскую. Желательно без участия России. Хотя местное население доверяет российским миротворцам и хочет, чтобы они продолжали оставаться в регионе как гарант их безопасности. Президент Молдавии Игорь Додон также говорил «НГ» о риске «возобновления вооруженного конфликта извне». Он даже обвинил Украину в «провокациях, направленных против Приднестровья». Сами люди, живущие на подконтрольной Кишиневу или Тирасполю территории, давно примирились друг с другом и войны не хотят. Но ситуация может обостриться без их ведома. Тем более что Приднестровье зажато со всех сторон Молдавией и Украиной. Украинская Нацгвардия контролирует практически все 400 км приднестровской границы. И это напрягает жителей непризнанной республики. Снять напряжение в Приднестровье может ситуация в Донбассе, если туда войдут миротворцы ООН. Разведение воюющих сторон на востоке Украины может способствовать сохранению миротворческой миссии в Приднестровье, как отмечено в мирном соглашении от 1992 года, до полного урегулирования приднестровского конфликта.     

Автор - Светлана Гамова, Зав. отделом политики стран ближнего зарубежья "Независимой газеты"

***

Лишь бы не стреляли

Москва и Берлин собираются начинать процесс нормализации отношений, для чего хотят разместить на Донбассе миротворцев, которые должны будут охранять миссию ОБСЕ. Гражданская война на Украине постепенно перестает быть спойлером в российско-европейских отношениях.

Вооруженные миротворцы не прописаны в Минских соглашениях, однако идея об их размещении витала в воздухе все два года с момента их подписания. Проблема была лишь в том, что у всех сторон в переговорах – Украины, Запада, непризнанных республик и России были разные понимания мандата, состава и дислокации миротворческого контингента.

Так, официальный Киев выступал за размещение вооруженных миротворцев из «рукопожатных» стран. По расчетам Украины, они должны были осуществлять полицейские функции на Донбассе, причем по всей территории Донбасса (включая границу между ЛНР и ДНР с одной стороны, и Россией с другой).

Целью Киева, безусловно, было не установление режима прекращения огня и безопасности мирных жителей (для этого украинским властям достаточно было бы просто прекратить обстрелы). Нынешнее украинское правительство – это правительство войны, и в случае сворачивания конфликта на востоке оно рухнет под гнетом обострившихся внутренних противоречий. Киев продвигал идею миротворцев по нескольким причинам. Прежде всего, Украине важно было подорвать Минские соглашения. Там четко было указано, что ЛНР и ДНР сохраняют контроль за границей до тех пор, пока Украина не выполнит политические пункты соглашения.

Передача границы под контроль миротворцев означала бы пересмотр Минска и ликвидацию важнейшего стимула для (не нужной власти) политической реформы в стране. Кроме того, контроль миротворцев за границей серьезно усложнял бы материально-техническую поддержку Россией непризнанных республик (имеющую критическое значение для их выживания в условиях объявленной Украиной блокады). Наконец, присутствие «рукопожатных» иностранных миротворцев на всей территории Донбасса и осуществление ими полицейских функций дало бы широкий простор для различных вариантов «окончательного решения донбасского вопроса»: начиная с провокации против миротворцев для последующего ввода иностранного контингента, и заканчивая «хорватским сценарием».

Перед Москвой же стояли совершенно противоположные задачи. Кремль всячески поддерживает идею нерушимости Минских соглашений – своей крупнейшей дипломатической победы за всю историю украинской гражданской войны. Однако при этом в России понимают, что Киев всячески отлынивает от выполнения Минска, и что принудить его к исполнению соглашений крайне сложно. В этой ситуации любая дальнейшая линия поведения России, например, заморозка или «приднестровизация» ситуации,  требует установления реального режима перемирия на Донбассе. Это нужно, чтобы в ДНР и ЛНР не гибли люди, не разрушалась инфраструктура, а также для недопущения вторжения украинских войск и/или вооруженных формирований.

В этом контексте Россия соглашалась на введение миротворческого контингента для разведения сторон, но а) только из представителей невраждебных Москве стран, б) с мандатом на размещение только на линии разграничения между ВСУ и ополчением (то есть, между сторонами гражданского конфликта, а не на границе, между государствами) и в) с четким мандатом (в данном случае – охрана миссии ОБСЕ). Что же касается позиции республик, то им миротворцы вообще не нужны, однако они прислушаются и примут любую позицию, озвученную Москвой.

Наконец, позиция Европы долгое время заключалась в отсутствии позиции. Политика ЕС в отношении украинского кризиса была неопределенной (по сути, продолжаясь по инерции), к тому же никто не хотел отправлять своих солдат под украинские снаряды. Однако сейчас отношение начало постепенно меняться. По целому комплексу причин (усталость от своего украинского голема, нежелание больше идти в фарватере авантюристичной вашингтонской политики на российском направлении, стремление заканчивать затратный конфликт) Европа, а точнее ее лидер – ФРГ, начала сближаться с Россией.

От Минска не уходим

Да, тут было важное идеологическое препятствие – а что делать тогда с реализацией Минска? Раньше ЕС уверял, что процесс снятия санкций и восстановления отношений начнется только после выполнения Минских соглашений, и возлагал вину за их срыв на Россию, хотя все понимали, что реально соглашения срывает Украина, которая не хочет и не может их выполнять. Этот замкнутый круг был приемлем для статус-кво, но становится важным стопором в случае движения.

Поэтому Германия устами министра иностранных дел Зигмара Габриэля модифицировала свою позицию. Теперь снятие санкций начнется не после полного выполнения Минска, а в момент установления режима перемирия. Для чего, собственно, Путин выдвинул предложение о миротворцах, а Берлин его поддержал.

Украина оказалась шокирована российским предложением. Во-первых, потому, что ей не нужен мир и российско-европейская разрядка, а во-вторых, она сама собиралась поднимать вопрос о введении миротворцев (на своих условиях) исключительно для троллинга России. Не имея возможности отвергнуть российское предложение, Киев решил убить его поправками, потребовав отказаться от россиян в миротворческом контингенте, согласовывать его без участия ДНР и ЛНР, а также допустить миротворцев на всю территорию Донбасса (то есть на границу). Прекрасно понимая, что полностью игнорировать позицию Киева Западу и Кремлю не удастся, поскольку Украина должна дать согласие на размещение миротворцев, там чувствовали себя уверенно.

Однако, на первые два условия Кремль вполне может согласиться, а третье он обошел через контрпредложение. «С учетом высказанных Ангелой Меркель соображений, российский лидер отметил готовность дополнить предлагаемые в российском проекте резолюции Совета Безопасности функции упомянутой миссии ООН. Имеется в виду, что обеспечение охраны наблюдателей ОБСЕ ооновцами может осуществляться не только на линии соприкосновения после разведения сил и средств обеих сторон, но и в других местах, где СММ ОБСЕ проводит свои инспекционные поездки в соответствии с минским Комплексом мер», – говорится на сайте Кремля.

Зрада для Киева в том, что Минские соглашения прочерчивают для миротворцев четко оговоренные функции. Во-первых, обеспечение эффективного мониторинга и верификации режима прекращения огня и отвода тяжелого вооружения с первого дня отвода с применением всех необходимых технических средств, включая спутники, БПЛА, радиолокационные системы и пр (ст. 3). Во-вторых, наблюдение за выводом всех иностранных вооруженных формирований, военной техники и наемников с территории Украины (ст. 10). И, наконец, в-третьих, наблюдение за местными выборами (ст.12). Тут нет, несмотря даже на «наблюдение за выводом вооруженных формирований», ни контроля границы, ни полицейских функций. И если Киев будет настаивать на них, то это уже пересмотр Минска, не устраивающий ни Россию, ни, формально, Германию, которая при этом неформально заинтересована в нахождении реального выхода из затянувшегося конфликта.

Автор - Геворг Мирзаян, специальный корреспондент журнала "Эксперт"


Об авторе
[-]

Автор: Светлана Гамова, Геворг Мирзаян

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 19.09.2017. Просмотров: 87

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta