Миротворчество и геополитика. Совбез ООН обсуждает ситуацию в сфере миротворчества

Содержание
[-]

Украинский президент намерен объяснить в ООН, что должен сделать Запад в Донбассе

Сегодня президент Украины в выступлении на сессии Генассамблеи ООН озвучил требования Киева относительно миротворческой миссии для Донбасса. Завтра тема получит продолжение в ходе переговоров американского и украинского президентов. Накануне этих событий Петр Порошенко сообщил, что Сенат США в проекте госбюджета-2018 предусмотрел 500 млн долл. на безопасность и оборону Украины.

«Впервые на законодательном уровне предлагается предоставить Украине такие оборонительные средства: радиолокационные средства противовоздушной обороны и наблюдения за надводной обстановкой, военно-морские противоминные средства, корабли прибрежной и береговой охраны», – написал украинский президент в соцсети во вторник. Ранее он отметил, что решение США о предоставлении Украине оборонительных видов вооружений «открыло бы возможности для предоставления нам аналогичной помощи со стороны Великобритании, Канады и других государств, которые ждут политического решения США».

Вчера пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков обратил внимание журналистов, что сообщение о решении Сената США озвучил только Порошенко, от американской стороны подтверждения не было. Днем появилась информация о том, что в рамках ассигнований только Пентагону на 2018 год заложено 150 млн долл. военной помощи Украине. Половину этой суммы министр обороны имеет право беспрепятственно предоставить Украине, а выделение остальных средств зависит от проведения Киевом реформ в сфере обороны, сообщили украинские СМИ.

Источник «НГ» в Киеве отметил, что итоги голосований в Сенате еще должен утвердить своей подписью президент США. Позиция Дональда Трампа относительно размера и рамок помощи Украине в сфере обороны пока неизвестна. Петр Порошенко приготовил свои аргументы к завтрашней встрече, часть которых уже обнародовал.

Выступая перед студентами американской Военной академии West Point в Нью-Йорке, Порошенко заявил: «Прежде всего американское вооружение сможет помочь нам освободить Донбасс и вернуть украинские территории». Он отметил, что вопрос о поставках «стал причиной горячих дискуссий в США на основе нескольких мифов». Президент попытался развенчать эти мифы: «Первый: что американское оружие заставит Россию отправить свое оружие в Донбасс. Но Россия и не прекращала этого делать! Второй: что американское оружие не решит ситуацию в целом. Но оно точно поможет решить ситуацию – вместе с санкциями и дипломатическим давлением. Третий: что поставки американского оружия усилят напряженность. Но это повысит стоимость российской агрессии. Перед лицом такого сильного сдерживания Москва должна дважды подумать, прежде чем позволить новое наступление».

Порошенко регулярно подчеркивает, что является «президентом мира». По его словам, это означает, что Киев не рассматривает никаких иных путей восстановления территориальной целостности Украины, кроме политико-дипломатических усилий и антироссийских санкций. В ходе первой же встречи, состоявшейся по прилете в США, – с украинской диаспорой – Порошенко пояснил, что американское оружие важно никак не для наступления и даже не столько как средство обороны, сколько как юридический аргумент. Он пояснил свою мысль, отметив, что Вооруженным силам Украины (ВСУ) нужны не только противотанковые комплексы: «Мы говорим о системе радиоэлектронной борьбы, которая предоставит миру неопровержимые доказательства преступлений России».

Порошенко даже не упоминает ДНР и ЛНР как самостоятельные единицы. Не звучит даже принятое в Киеве определение «временно неподконтрольные украинской власти отдельные районы Донецкой и Луганской областей», хотя они значатся в Минских соглашениях. Россия, как известно, в этом документе не упоминается, однако в ходе американских встреч Порошенко регулярно говорит о «российской агрессии». А в последние недели так же регулярно напоминает об ответственности западных гарантов украинской независимости и территориальной целостности (согласно Будапештскому меморандуму). Эту тему украинский президент поднял накануне визита в США, выступая перед западными лидерами, которые прибыли в Киев для участия в форуме «Ялтинская европейская стратегия».

Продолжил Порошенко в академии West Point. Он снова напомнил, что в 1994 году Украина добровольно отказалась от ядерного арсенала советских времен, получив взамен гарантии безопасности и территориальной целостности со стороны ядерных государств. Но обязательства, по его словам, не были соблюдены, и проблема возникла не только у Украины: «Россия нелегальной аннексией Крыма и агрессией на востоке моей страны полностью разрушила послевоенную мировую систему безопасности, которая базировалась на Совете Безопасности ООН – поскольку один из постоянных членов Совбеза, располагающий правом вето, стал агрессором. Поэтому мы должны решить, как реформировать мировую систему безопасности».

Российская сторона ранее предложила в рамках существующей системы обсудить ввод в Донбасс миротворческой миссии ООН. Президент Владимир Путин 5 сентября, отвечая на вопрос журналистов, заявил, что поддерживает идею. Но уточнил, что миротворцы должны войти для охраны и защиты гражданской миссии ОБСЕ, работающей на востоке Украины. Ввод такой миссии, по его мнению, следует согласовать с ДНР и ЛНР. Украинская и американская делегации в ООН отказались рассматривать соответствующий проект российской резолюции.

«Это нонсенс – государство, совершившее вооруженную агрессию против Украины, государство, чьи войска оккупировали Крым и часть Донбасса, сейчас начинает играть в миротворцев. Российский проект резолюции неприемлем, это ловушка для международного сообщества и Украины», – пояснил в понедельник на совещании глав парламентских фракций представитель «Народного фронта» Арсения Яценюка Максим Бурбак.

Ранее в Киеве заявили, что предложенная российской стороной миссия (миротворцы в качестве телохранителей) не имеет аналогов. И потребовали организовать миссию в одном из традиционных форматов: чтобы голубые каски способствовали прекращению огня, отводу войск, ликвидации незаконных формирований. Украинская власть настаивает, что миротворцы ООН должны получить право свободно передвигаться (независимо от маршрутов мониторинговой миссии ОБСЕ), кроме того, они должны находиться в первую очередь на украинско-российской границе.

«Если говорить о том, что миротворческий контингент будет находиться на линии разграничения, то он там никому не нужен. Если говорить о том, что сначала выборы у террористов (местные выборы в ДНР и ЛНР. – «НГ»), а потом миротворческая миссия – это тоже никому не надо. Предложение Путина – попытка продать «дохлую кошку» нашим западным партнерам: мол, мы готовы к переговорам, но «укропы», «бандеровцы» и «фашисты» их саботируют… Нам предлагают такие условия, что введение этой миротворческой миссии на восток Украины становится практически невозможным», – сказал в интервью изданию «Комментарии» бывший министр иностранных дел Украины, руководитель украинского Центра исследования России Владимир Огрызко. Он считает, что приемлемым является только украинский вариант резолюции Совбеза ООН.

В Киеве считают, что российская делегация применит право вето к украинскому проекту. В первую очередь по той причине, что Россия не признает себя участницей конфликта в Донбассе или стороной Минских соглашений. Ранее Дмитрий Песков сказал журналистам, что Россия наравне с Германией и Францией (в рамках «нормандского формата») является посредником в урегулировании.

Украина сейчас пытается доказать, что это не так. И убедить Запад в правильности своей позиции. Российская сторона, в свою очередь, стремится убедить Запад в том, что Киев не желает выполнять свои обязательства по Минским соглашениям. Представитель РФ в минской контактной группе по урегулированию в Донбассе Борис Грызлов, по сообщению ТАСС, заявил: «Сегодня мы видим, кто на самом деле хочет мира, а кто прилагает все усилия, чтобы развязать военные действия».

Напомним, 5 сентября Владимир Путин, изложив свое видение миротворческой миссии для Донбасса, ответил также на вопрос о последствиях поставок американского оружия Украине. Он сказал: «Это суверенное решение США, кому продавать оружие или поставлять бесплатно, и той страны, которая является реципиентом этой помощи.

Мы на этот процесс никак повлиять не сможем. Но есть общие международные правила и подходы – поставки оружия в зону конфликта не идут на пользу умиротворения, а только усугубляют ситуацию». Российский президент подчеркнул, что и в Донбассе поставки оружия не изменят ситуацию принципиально, но могут привести к увеличению жертв конфликта. «Есть еще один момент, на который следует обратить внимание, – кто вынашивает подобные идеи. Это заключается в том, что у самопровозглашенных республик достаточно оружия, в том числе захваченного у противоборствующей стороны... И если американское оружие будет поступать в зону конфликта, трудно сказать, как будут реагировать провозглашенные республики – может быть, они направят имеющееся у них оружие в другие зоны конфликта, которые чувствительны для тех, кто создает проблемы для них», – сказал российский президент.

Если решение о поставках оружия ВСУ в Вашингтоне будет принято, то это может привести к эскалации конфликта, сказал на днях в интервью «Европейской правде» экс-глава ЦРУ и Пентагона Роберт Гейтс.

Автор - Татьяна Ивженко

***

Порошенко требует разместить миротворцев на границе с Россией

ДНР и ЛНР в ответ объявят голубые каски оккупантами

Президент Украины Петр Порошенко попросил руководство ООН направить в страну техническую оценочную миссию. Предполагается, что независимые эксперты, делегированные ООН, ознакомятся с ситуацией в Донбассе и представят свои предложения по мандату миротворческой миссии ООН. Порошенко в США сформулировал украинские требования, в которых эксперты усмотрели противоречия.

Политолог Александр Хара в блоге на «112 Украина» обратил внимание на то, что, признавая свои действия в Донбассе антитеррористической операцией, Киев фактически призывает ООН «развернуть миротворческую миссию между Вооруженными силами Украины и террористами». Но таких прецедентов не было. Если же признать республики стороной конфликта, чтобы ввести миротворцев, то тогда придется отказаться от риторики о «российской агрессии». «Не поддается здравому смыслу, почему Россия до сих пор не признана агрессором в украинском правовом поле? Почему оккупация Россией территории отдельных районов Донецкой и Луганской областей не отражена в соответствующем законе о временной оккупации? Почему незаконные, нерегулярные вооруженные формирования, так называемые армейские корпуса ЛДНР, которые де-факто являются подразделениями вооруженных сил Российской Федерации, а не террористами и боевиками, не признаны таковыми?» – перечислил распространенные в Украине вопросы политолог.

Общие подходы к вопросу о миротворцах Порошенко четко изложил в ходе заседания Совбеза и сессии Генассамблеи ООН. Он напомнил, что Украина регулярно принимала и принимает участие в миротворческих миссиях ООН: «А сегодня в миротворческой поддержке ООН нуждаемся и мы… Трехлетняя российская агрессия уже стоила Украине более 10 тысяч убитых, около 25 тысяч раненых и почти 1,8 миллиона внутренне перемещенных лиц... Ситуация в Донбассе не улучшается».

Украинский президент подчеркнул, что началом урегулирования должен стать «безусловный вывод всех иностранных военных, наемников, их вооружения и оборудования из Украины. Более того, должен быть обеспечен надежный международный контроль над временно неконтролируемой частью украинско-российской государственной границы». В ходе выступления на Генассамблее он пояснил: «Пока граница используется как ключевой путь к поставкам вооружений и личного состава в Донбасс, не будет мира в моей стране». Поэтому украинская сторона настаивает на том, чтобы миротворческая миссия ООН располагалась не только на всей территории Донбасса, но и на границе с РФ.

Накануне выступления Порошенко замминистра иностранных дел РФ Геннадий Гатилов, по сообщению ТАСС, прокомментировал эту инициативу украинской стороны: «Россия не является стороной в этом конфликте, поэтому нет никакого смысла в развертывании миротворцев на границе». В Киеве сочли, что в случае голосования в Совбезе ООН Россия применит право вето. Порошенко настаивает, чтобы Россия не участвовала в решении вопроса о миротворческой миссии ООН для Донбасса. «В такой миссии нет места для представителей агрессора», – считает Порошенко.

Он не назвал формат миссии, который просит Украина. Вообще мандат миротворцев зависит от того, как на международном уровне определяется статус конфликта (внутренний или международный), какие стороны признаются его участниками. Киев, по словам Порошенко, приветствует «любое предложение, которое принесет мир»».

Ранее российская сторона представила свой проект резолюции, который, по мнению Москвы, позволил бы урегулировать конфликт. Глава МИД РФ Сергей Лавров в ходе состоявшейся в Нью-Йорке встречи с американским коллегой Рексом Тиллерсоном подчеркнул: «Наше предложение очень четкое: миротворцы (ООН. – «НГ») будут только охранять специальную мониторинговую миссию ОБСЕ и только при выполнении наблюдателями (ОБСЕ. – «НГ») функций, вытекающих из Минских договоренностей. Любое другое предназначение миротворческой миссии будет означать перечеркивание этих договоренностей. К этому, собственно, украинская сторона, по-моему, и стремится».

В выступлении на заседании Совбеза ООН Лавров уточнил некоторые детали российского предложения: миротворческая миссия ООН должна стать не силовым механизмом принуждения к миру, а гарантом примирения враждующих сторон. Поэтому Россия настаивает, чтобы на ввод миротворцев согласились как Украина, так и непризнанные республики Донбасса. Чтобы миротворцы не принимали сторону одного из участников конфликта, а только охраняли миссию ОБСЕ, которая продолжит отслеживать выполнение сторонами обязательств. Применять силу миротворцы смогут лишь «для самообороны или защиты мандата», считают в российском МИДе. Лавров пояснил: «Имеющийся опыт наделения миротворцев дополнительными силовыми полномочиями, например, в Демократической Республике Конго и Мали, пока не убедил нас в том, что повышенные жертвы, которые приносят миротворцы в принудительных операциях, оправданы достигнутыми на земле результатами. Силовые мандаты (если и сохранять такую опцию) должны самым тщательным образом калиброваться под конкретную ситуацию».

Украина отказалась от российского предложения. Порошенко в выступлении на Генассамблее пояснил почему: «Главная проблема Донбасса в том, что Украина и Россия стремятся к абсолютно противоположному. Украина хочет мира и восстановления суверенитета над своей территорией (Порошенко в выступлении объединил вопросы Донбасса и Крыма. – «НГ»). Россия хочет получить контроль над Украиной и подрывает все усилия, направленные на восстановление нашего суверенитета в рамках границ нашего государства. Россия стремится обменять мир в Украине на свободу Украины». Порошенко убежден, что таким целям подчинено и российское предложение о формате миротворческой миссии ООН: «Гибридное миротворчество» является еще одним примером настоящих амбиций России, которая стремится легализовать своих марионеток «ДНР/ЛНР. – «НГ») и заморозить конфликт навсегда».

В ДНР и ЛНР в эти дни заявили о самостоятельности и особой позиции. Представитель Донецка на минских переговорах, председатель Народного совета ДНР Денис Пушилин отметил: «Саботаж выполнения Минских соглашений, затягивание переговорного процесса, провокационные обстрелы территории республик, отказ от мирных инициатив Владимира Путина, а теперь и выделение Украине (со стороны США. – «НГ») средств на вооружение… Это не может свидетельствовать о желании политическим способом разрешить конфликт в Донбассе».

Пушилин поддержал российское предложение о миротворцах: «Согласно российской мирной инициативе, контингент ООН должен обеспечивать безопасность сотрудников миссии ОБСЕ, способствующих разведению подразделений сторон вдоль линии соприкосновения. Это позволит добиться реального прекращения огня на постоянной основе. При этом российский проект резолюции предусматривает необходимость выполнения всего Комплекса мер от февраля 2015 года, а значит – и его политической части».

В республиках ожидают, что миротворцы ООН фактически гарантируют безопасность процесса легализации ДНР и ЛНР. Речь идет о том, что миссия ОБСЕ (под охраной голубых касок ООН) будет следить за отводом сил и средств от линии разграничения, за принятием Украиной тех политических решений, которые позволили бы оформить особый статус республик. Поэтому украинское видение мандата миротворческой миссии ООН вызвало в Донецке и Луганске категорическое неприятие. Представитель ЛНР на минских переговорах Владислав Дейнего отметил: «Официальному Киеву… не нужна стабилизация на линии разграничения, им нужно обострение. Они добиваются получения летального оружия от США, очередных кредитов от МВФ». Он убежден: «Этими соображениями руководствуются они, настаивая (при поддержке Госдепа, как оказалось) на передаче территорий народных республик под полный контроль силам ООН (а что, если не оккупация, подразумевается под требованием разместить контингент ООН по всей территории и передать под их контроль места хранения вооружений?)».

Обмен мнениями в Нью-Йорке совпал с очередной встречей контактной группы в Минске. В среду участники минских переговоров намеревались обсудить давний пакет проблем: нарушения «школьного перемирия», ситуацию на пунктах пропуска, экономические вопросы, обмен пленными. Но содержательного разговора, как отмечают источники, близкие к встрече, не получилось. Стороны прибыли в столицу Беларуси каждая со своим видением перспектив урегулирования.

Автор - Татьяна Ивженко

***

Комментарий: Риторика ненависти не способна стать основой подлинного международного авторитета государства

20 сентября Совбез ООН приступил к обсуждению ситуации в сфере миротворчества. Предполагается подвести и оценить итоги сделанного и наметить пути оптимизации роли международного миротворчества как института.

Очевидно, что работы тут непочатый край. Число конфликтов в мире постоянно растет, как и их количество на границах РФ. Очевидно, что теперешних усилий в этой сфере со стороны российских структур недостаточно. Ситуация на востоке Украины мутирует в направлении сумрачной зоны, квазисуществования под лозунгом «Ни войны, ни мира», без всякого горизонта будущего для его жителей. Кого-то это может и устраивать, но признавать подобное положение данностью надолго вряд ли получится.

Главный вопрос сегодня уже не столько в том, кто и как создал ситуацию, а в том, есть ли из нее выход. При этом ангажированные мастера ТВ-экрана пытаются убедить зрителя в уникальности существующей ситуации, тупиковости ее и полной безвыходности для участников происходящего.

Конечно, ситуация выглядит дико, но только с учетом географической широты и времени действия происходящего. О конфликтах такого рода в Европе успели забыть. Но если взглянуть на ситуацию в несколько более широком контексте – географическом и историческом, обнаруживается, что подобное проживалось в афро-азиатском пространстве великое множество раз. Более того, что делать и как найти выход из подобных ситуаций, мировое сообщество решило для себя лет 30 назад.

Рецепт миротворчества

Рецепт миротворчества прост. Для начала надо определить уровень и степень готовности к компромиссу и договороспособности  сторон. Иногда достаточно привести простые и очевидные аргументы и прекратить конфликт хотя бы ненадолго, сделав это плацдармом для углубления ситуации мира. С учетом происходящего на востоке Украины такой шанс дает, в частности, первосентябрьское перемирие в связи с началом учебного года. Но практика показывает, что подобное возможно ненадолго и не всегда.

Бывает, что обе (или одна) стороны принципиально не желают прекращать войну, за которую уже хорошо «уплочено». Ситуация постоянного конфликта в таком случае их устраивает значительно больше, нежели мир. В таких случаях после ряда неудачных попыток найти хотя бы минимальный общий знаменатель в позициях сторон стоит прекратить безуспешные усилия, не доводя ситуацию до полного краха.

Тут уместно вспомнить хотя бы случай с переговорами по внутриполитическому урегулированию в Сомали, когда представители «высоких договаривающихся сторон» открыли огонь на поражение друг друга прямо перед входом в конференц-зал отеля в Найроби, где планировалось провести мирные переговоры.

Конечно, декларировать необходимость тех или иных взглядов гораздо проще, чем внедрить их в практику. Осознание мира в качестве универсального и высшего блага не происходит само. Убеждать в необходимости миростроительства вместо медленного сползания в безумие перманентного вооруженного конфликта необходимо всех, кто так или иначе причастен к конфликту. Причем убеждать надо не только пряником, но и применением определенных дисциплинарных мер. Практика убедительно показывает, что временные рамки конфликтов в связи с самоопределением тех или иных спорных регионов могут растягиваться на многие десятилетия.

«Зеленый марш» марокканского народа, вознамерившегося с легкой руки короля восстановить братские скрепы с народом Западной Сахары, «изнывавшим под гнетом испанских колонизаторов», завершился присоединением этой территории к Марокко. Однако он не завершился признанием этого действа международным сообществом и по сей день. В итоге королевство не является сейчас членом Африканского союза и ряда других региональных организаций как государство, нарушившее фундаментальный международно-правовой принцип Uti possidetis («владей тем, чем владеешь»), избранный общеафриканской организацией в качестве универсального императива для всех своих членов, унаследовавших от колониальных хозяев самые причудливые конфигурации государственных границ.

Как известно, в Африке немало случаев, когда в одних государственных границах объединялись этносы, враждовавшие на протяжении столетий, а представители одного народа оказывались по разные стороны одного, если не нескольких рубежей. Соответственно число войн, межгосударственных и межэтнических конфликтов за последние 60 лет приблизилось к сотне. Хотя сам подсчет здесь выглядит весьма условным. До сих пор, например, не ясно, считать ли различными конфликтами или одной и той же войной возникающие периодически на том же месте и, как правило, между теми же участниками вооруженные столкновения. Похоже, что поиском ответа на этот  вопрос смогут заняться и исследователи вялотекущего конфликта на востоке Украины.

Практика свидетельствует...

Как бы там ни было, развития событий по наихудшему с гуманитарной точки зрения сценарию все-таки можно избежать, если скрупулезно проанализировать имеющийся опыт. Отметим еще раз – максимальное снижение уровня кровопролития может и должно стать безусловным приоритетом. Практика убедительно доказывает, что при наличии заинтересованных в продолжении конфликта акторов и поставок вооружений в зону конфликта решение задачи военным путем одной из сторон не представляется возможным. Очевидно и то, что без внешнего вмешательства конфликт неизбежно переходит в хроническую стадию, а нарастающее количество жертв вооруженного противостояния снижает саму возможность определения платформы для компромисса.

Итак, первым этапом миротворчества должно стать разведение сторон конфликта и первые попытки организации мирной жизни, невзирая на обстоятельства. Заняться разведением сторон могут и должны исключительно международные миротворческие силы. По возможности из максимально удаленных от зоны конфликта регионов, благо опыт в этой сфере огромный.

 Главное, как показывает практика, – равноудаленность миротворцев от целей и задач участников конфликта, в особенности же удаленность от заинтересованных в раздувании конфликта внешних сил и акторов. Общеизвестно, что наибольшую стойкость и профессиональную хватку демонстрируют миротворцы из Уругвая, Пакистана и Бангладеш. У этих формирований накоплен значительный опыт участия в самых критических ситуациях, доказали делом они и свою способность соблюдать нейтралитет и не занимать позиции стороны в конфликте.

Следующий этап – поиск платформы для точки перемирия, без которой выхода из конфликта быть не может. Какие струны следует задеть и как побудить наиболее упертых к сговорчивости – тоже давно известно. Действуя кнутом и пряником, Организации Объединенных Наций удавалось не раз разруливать конфликты, сложнейшие по природе возникновения и степени ненависти участников. При этом, разумеется, фактор кнута, имеющийся в арсенале сообщества объединенных наций, должен играть на первом этапе мирного урегулирования главную роль.

Процесс этот долговременный и очень непростой. Важнейшей его составляющей является формирование минимальных базовых условий для мирной жизни, содействующих возвращению на покинутые территории беженцев из зон конфликта, которых немало и в случае конфликта на востоке Украины. Привлечь и убедить этих людей в необратимости наметившихся перемен к лучшему бывает непросто. Но главное – заинтересовать и убедить участников конфликта в мирной жизни как в конечном высоком результате, по сравнению с которым все остальное выглядит малосущественным. Вопросы статуса и принадлежности тех или иных территорий и их статуса необходимо оставить на суд будущих поколений, способных обсуждать эти вопросы с холодной головой.

Миротворчество и геополитический статус

Практика последних десятилетий убедительно доказывает – возможность государства или политического лидера, международной организации или общественного движения прекращать или же содействовать утверждению мирной жизни способствует и росту международного престижа государства-миротворца. К тому же именно успешные миротворцы способны первыми «колонизировать» мирное будущее региона, укрепляя тем самым и собственную геополитическую валентность в регионе.

В реалиях современного постиндустриального мира желание хвастаться вооружениями, пулять ракетами в океан или из моря в море воспринимается как нелепые амбиции, свойственные подросткам, злым на весь мир. Восторг же от собственных вооружений и марширующих солдатиков – под стать радости сказочного Ивана-дурака, плясавшего на похоронах и плакавшего на свадьбе. Ведь наличие тех или иных вооружений в сочетании с конфронтационной риторикой неизбежно вызовет появление такого же или еще более совершенного вооружения у гипотетических соперников, обладающих многократно большим экономическим и технологическим потенциалом.

«Плоды мира всегда больше, чем военная добыча». Эта истина стала в последние годы практически общепризнанной. Именно тот, кто способен вовремя вложиться в миростроительство, обретет и больший геополитический вес в новом меняющемся мире. Это понимают сегодня многие государства-тяжеловесы, претендующие на статус полюса силы в многополюсном мире, притягивая к себе союзников, не всегда близких географически.

Мало кому известно, что, например, претендующая на новую роль в мире Турция всерьез вкладывается в восстановление порта в Могадишо в, казалось бы, окончательно забытом мировым сообществом Сомали. Активно вкладывается и Франция в миростроительство в разоренной геноцидом Руанде. Немалый вклад в миротворческий процесс в Африке вносит и консолидированный в своей внешней политике Евросоюз. На западе континента активно способствует миростроительству у соседей Нигерия.

Именно такая тактика, а не бесконечная риторика вражды и ненависти способна стать надежной основой подлинного геополитического авторитета и значимости всякого государства, претендующего на роль полюса в меняющемся полицентричном мире.           

Автор - Иван Лилеев


Об авторе
[-]

Автор: Татьяна Ивженко, Иван Лилеев

Источник: ng.ru

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 22.09.2017. Просмотров: 105

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta