Минский форум: Европа ставит президента Беларуси Лукашенко перед выбором

Содержание
[-]

***

ФРГ и ЕС заверили в поддержке гражданское общество в Беларуси

В первый день работы 18-го Минского форума его участники обсудили ситуацию в Беларуси, пути выхода из политического кризиса и его влияние на отношения Минска с соседями. О самом главном - DW.

Беларусь изменилась кардинально после президентских выборов 9 августа - этот тезис одного из участников 18-го Минского форума, уполномоченного МИД Германии по Восточной Европе, Кавказу и Центральной Азии Михаэля Зиберта (Michael Siebert) можно считать отправной точкой для дискуссий, состоявшихся 2 декабря. В них шла речь о ситуации в стране спустя четыре месяца после президентских выборов, путях выхода из затянувшего политического кризиса и отношениях Минска с соседями. О подробностях первого дня форума - в материале DW.

В этом году Минский форум - одна из самых авторитетных и представительных площадок для диалога в Беларуси и о Беларуси - проходит при поддержке посольства Германии в РБ. Из-за пандемии коронавируса пришлось отказаться от традиционного формата и перенести дискуссию в онлайн, что имеет как свои недостатки, так и достоинства. Невозможность прямого контакта компенсировалась необычно высоким уровнем спикеров, которых не так просто было бы заполучить, проходи форум в обычном режиме.

С приветственным словом к участникам обратились два немецких министра иностранных дел (нынешний и бывший), один польский и экс-кандидат в президенты Беларуси. Открывая форум, бывший глава МИД ГДР, председатель Германо-белорусского общества Маркус Мекель (Markus Meckel) заявил, что одна из целей форума - привлечь внимание к Беларуси и создать условия для начала диалога в ней. Он также посетовал, что представители властей РБ, которым были направлены приглашения, отказались от участия в форуме.

***

Сборная афиша анонсов и событий в вашей стране и в мире на ближайшую неделю:  

 

Сфокусируйтесь на своем городе и изучайте.

Мы что-то пропустили? Присылайте, мы добавим!

***

Со своей стороны, министр иностранных дел ФРГ Хайко Мас (Heiko Maas) заверил белорусскую оппозицию в дальнейшей поддержке со стороны Германии и ЕС. Мас объявил, что Брюссель расширит санкции в отношении ключевых фигур режима Лукашенко, если белорусский правитель и далее вместо серьезного национального диалога продолжит использовать дубинки против протестующих. Министр также пообещал, что Берлин и Брюссель будут поддерживать белорусское гражданское общество не только на словах, упомянув в подтверждение своих слов тренинги для журналистов, стипендии для студентов и помощь гражданским активистам.

Коллега Маса, министр иностранных дел Польши Збигнев Рау напомнил о Романе Бондаренко, погибшем после разгона одной из акций протеста в Минске, а также подчеркнул, что свободный мир никогда не смирится с фальсификацией выборов и насилием в Беларуси.

Рау сказал, что поддержка белорусского гражданского общества - это обязанность европейцев, добавив, что судьбу страны должны решать сами белорусы - в том числе и те, что сейчас вынужденно оказались за границей, - без вмешательства извне. По его мнению, оптимальный переход к демократическому государству - это переговоры с участием оппозиции.

Один из ее лидеров, экс-кандидат в президенты Светлана Тихановская выразила уверенность, что перемен в стране не случилось бы "без белорусского народа, который готов бороться за принципы и ценности демократии". По ее выражению, за свое достоинство в ходе не стихающих после выборов протестов белорусы заплатили высокую цену:"Почти 30 тысяч человек были задержаны, тысячи подверглись пыткам, 900 человек стали подозреваемыми по политически мотивированным уголовным делам, были убитые". Тихановская высоко оценила готовность Берлина поучаствовать в разработке "плана Маршалла" для Беларуси после того, как страна добьется демократических перемен.

В Беларуси - правовой дефолт

Но как их добиться? Участники посвященной ответу на этот вопрос панели были едины в описании текущего положения в стране. По словам эксперта аналитического центра "Стратегия" Валерия Карбалевича, в Беларуси идет холодная гражданская война. Социальная модель исчерпала себя, а политическая, построенная не на институтах, а на доверии к Лукашенко и его харизме, перестала работать после того, как народ утратил к нему доверие.

С Карбалевичем согласился глава Народного антикризисного управления (НАУ) Павел Латушко, нарисовав довольно мрачную картину: конституция и законы в стране не действуют, разделение властей отсутствует, а вся власть сосредоточена в руках нелегитимного президента. В Беларуси, как выразился Латушко, правовой дефолт. При этом, Карбалевич признал, что в правящей элите нет раскола, который является одной из важных предпосылок успеха белорусской революции: режим консолидирован и эволюционирует в сторону милитаризации, а государственные институты не выполняют свои функции.

Как же выйти из сложившегося положения? Эксперт "Стратегии" полагает, что конфликт принял такой характер, что итогом его может быть только победа одной из сторон. Конституционную реформу, которую объявил Лукашенко, и диалог о будущем Основном законе эксперты единодушно отвергли. По мнению Латушко, такая реформа - не выбор белорусского народа, а инициатива России, навязанная Москвой Лукашенко, которому не нужна ни новая конституция, ни выборы.

Диалог или переговоры? С предварительными условиями или без?

Глава НАУ уверен, что невозможно принимать новый Основной закон, когда в стране не прекращается насилие, насчитывается более 140 политзаключенных и не расследованы преступления со стороны силовиков в отношении протестующих. Сначала новые выборы, потом изменение конституции - такой должна быть последовательность, убежден Павел Латушко.

А до этого, добавил он, должен состояться диалог с участием, в том числе, и тех оппозиционеров, которые вынужденно выехали за границу. И начать его можно также за границей, например, в Австрии или Швеции. Но сперва, напомнил Латушко, власти должны выполнить три базовых условия: остановить насилие, освободить всех политзаключенных и расследовать нарушения закона силовиками при разгоне акций протеста.

Аналитик Белорусского института стратегических исследований (BISS) Вадим Можейко, в свою очередь, предложил начать не диалог - стороны тут подразумевают диаметрально противоположные вещи и выдвигают невыполнимые предварительные условия, - а переговоры. Чистой победы ни у одной из сторон конфликта в Беларуси не будет, прогнозирует Можейко, поэтому невозможен условный сценарий "всех противников сметем, а потом каждого накажем". Переговоры, заметил аналитик, не означают согласия со взглядами оппонента. При этом он сам настроен скептически и ожидает, что нынешняя патовая ситуация на какое-то время сохранится, поскольку и Лукашенко, и его противники все еще надеются на полную победу.

Взгляд на Беларусь со стороны соседей

Вторая панель первого дня работы Минского форума была отведена отношениям Беларуси с ее соседями и перспективам сотрудничества. Задал тон ей статс-секретарь польского МИДа Мартин Пшидач, указавший, что в отношениях Минска и Варшавы один элемент остается однозначным и неизменным: поддержка Польшей независимости Беларуси. Мы поддерживаем белорусский суверенитет и призываем власти услышать голос народа, указал статс-секретарь. По его словам, двусторонние отношения могут быть восстановлены, если Минск предпримет определенные усилия - начнет внутрибелорусский диалог без внешнего вмешательства.

Нам не нужен "Большой брат", оказывающий влияние, когда и если власти Беларуси захотят сесть за стол переговоров: у нас есть ОБСЕ, заявил Мартин Пшидач. И напомнил, что после обострения двусторонних отношений штат польского посольства в Минске был сокращен на 70%, и если после завершения пандемии оно сможет возобновить работу в полном составе, это было бы позитивным сигналом. Пшидач заверил, что Европа хочет проявить конструктивную позицию, но не может оставаться безучастной перед лицом насилия на улицах белорусских городов.

Виктор Шадурский, декан факультета международных отношений (МО) Белгосуниверситета, в первый день работы форума был единственным участником дискуссий, работающим в госструктурах Беларуси. При этом он особо подчеркнул, что говорит только от своего имени. Шадурский признал, что конфликт в стране обострил отношения и по ее периметру, и обратил внимание на то, что протесты - это всячески подчеркивают их участники - не носят характера геополитического выбора.

Шадурский также сообщил, что значительная часть белорусского общества в роли модератора видит Россию - союзника и главного партнера. В Беларуси внимательно следят за каждым словом из Кремля, констатировал декан факультета МО, добавив, что интересы Минска не тождественны интересам соседних государств, а все противоречия должны быть разрешены путем диалога.

"Россия боится оранжевой революции в Беларуси"

Между тем уполномоченный МИД Германии по Восточной Европе, Кавказу и Центральной Азии Михаэль Зиберт, посетовав, что из сближения Беларуси и ЕС, наблюдавшегося последние четыре года, ничего не вышло, констатировал, что "после 9 августа изменилась парадигма". По его словам, сложилась новая ситуация, Лукашенко потерял легитимность. Реагируя на происходящее, в первую очередь, на санкции, уже дважды наложенные ЕС на Беларусь, в Европе сейчас переоценивают отношения с Минском, проверяют все проекты, в которых задействованы белорусские госорганы, и некоторые из таких проектов замораживают, указал Зиберт.

"Наша цель - сохранить помощь людям, а не госструктурам", - пояснил он. И перечислил примеры поддержки со стороны Германии: тренинги для сотрудников СМИ, увеличение квот для белорусских студентов и ученых, облегчение визового режима. Для правительства Беларуси не поздно вступить в диалог с народом, тем более, что президент России Путин только сегодня сказал, что такой диалог должен вестись со всеми силами белорусского общества, несколько неожиданно закончил свое выступление Михаэль Зиберт.

Продолжая его посыл, сотрудник российского Института мировой экономики и международных отношений Надежда Арбатова подтвердила, что Беларусь тесно связана с Россией, но сам Лукашенко никогда не пользовался любовью у Кремля, так как вечно хотел сидеть на двух стульях. По мнению Арбатовой, Россию не заботит политическое выживание Лукашенко, ее устроит появление во главе Беларуси политика менее токсичного и более приемлемого.

Москва, полагает эксперт ИМЭМО, не может быть просто наблюдателем за происходящим, поскольку боится "оранжевой революции" в Беларуси и прихода там к власти человека, ориентированного на Запад и антироссийски настроенного. По выражению Надежды Арбатовой, Кремль сейчас выжидает, заставить вмешаться его может лишь эскалация насилия в Беларуси. А ЕС, по наблюдению Арбатовой, понимая причину кризиса в Беларуси и считая Лукашенко нелегитимным президентом, в отличие от ситуации с Украиной, признает особые связи Беларуси и России.

Автор Владимир Дорохов

https://p.dw.com/p/3m8v3

***

Лукашенко виртуозно владеет мастерством тянуть время. Для заключенных оно растягивается в бесконечность

Раньше высокопоставленные российские чиновники, которые приезжали в Минск или принимали Лукашенко в Москве, воспринимались белорусами как источник опасности.

Белорусы воспринимали каждую подобную встречу как угрозу суверенитету, а всякого московского гостя — как эмиссара Кремля, который приехал исключительно для того, чтобы передать последнее предупреждение, после которого последует аншлюс и ввод войск. А теперь — пусть не обижаются ни Лавров, ни Нарышкин, ни собственно Путин — все они после встреч с отставным тираном выглядят обычными простаками, обмануть которых — ну просто богоугодное дело. Раньше Лукашенко во время таких встреч клялся в готовности защищать союзника от натовских войск, которые уже лязгают оружием где-то под Брестом («Даже негры в камуфляже там по вышкам лазают!» и «Солдаты НАТО — чернокожие, желторотые и белобрысые» — его дословные цитаты о неприятельских войсках под Брестом), и заверял, что белорусы — это «те же русские, только со знаком качества».

Теперь все изменилось. Лукашенко больше не пугает россиян неграми в камуфляже и белорусами со знаком качества. Нынче он каждого встречного уверяет, что уже почти ушел, что уже топчется в прихожей в поисках шапки и больше никогда не будет участвовать в выборах, что никто его никогда не увидит, вот только напоследок нужно провести конституционную реформу. И все они на это клюют, как караси. Хотя могли бы вспомнить, сколько разных вещей этот человек обещал за 26 лет — и Европе, и России, и белорусскому народу — и как ловко он умеет тянуть время. Собственно, больше ничему и не научился — тянуть время да спускать с цепи ОМОН. Но если бы окружающий мир перестал позволять ему первое, то второе рассыпалось бы само собой, как гипсовый пионер. И сейчас происходит то же самое.

Разговоры о конституционной реформе на фоне массовых репрессий — это абсурд. Тот, кто подвергает тысячи людей пыткам, вообще не имеет права говорить о конституционной реформе. Адекватные партнеры сказали бы ему на это «закрой рот», а не ретранслировали бы в Москве его слова о скором уходе после реформы. Потому что любые реформы и даже разговоры на эту тему начинаются с прекращения пыток и освобождения политзаключенных. Но Лукашенко вовсе не собирается никого освобождать. Он просто снова тянет время.

Вспомните, как в октябре он приходил в СИЗО КГБ. Четыре часа рассуждал перед политзаключенными о конституционной реформе. Обещал, что в следующий раз встретится с ними уже во Дворце независимости (это та самая резиденция, над которой он летал на вертолете с автоматом). О том, что заключенных с шести утра держали в «стаканах» без еды и питья, пока Лукашенко неторопливо завтракал с булочками перед телевизором, все забыли. Главное, что встретился и пообещал, значит, можно и потерпеть неудобства ради свободы и реформ. И вот чем это обернулось для кандидатов в президенты, ради которых, несомненно, все это и затевалось.

Сергею Тихановскому 29 ноября предъявлено новое обвинение. На этот раз — особо тяжкое, часть 3 статьи 130 УК Беларуси (разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни, совершенное группой лиц либо повлекшее по неосторожности смерть человека либо иные тяжкие последствия), от 5 до 12 лет лишения свободы. Это уже третье обвинение. Два первых — по статьям 342 (организация действий, грубо нарушающих общественный порядок) и 191 (воспрепятствование работе Центральной избирательной комиссии) — относятся к категории менее тяжких, и срок проведения следствия по ним не должен превышать шести месяцев. Именно столько Сергей Тихановский, арестованный 29 мая, уже провел в СИЗО. Так что Сергея пришлось бы освобождать из-под стражи — пусть даже без приглашения во Дворец независимости. Зато теперь, с новым обвинением, и срок следствия начинает отсчитываться по-новому. УПК предусматривает полтора года проведения следствия по обвинениям в особо тяжких преступлениях. К слову, никаких следственных действий с Тихановским никто и не вел. Понятно, что задача всего этого нагромождения уголовных статей вовсе не провести следствие, а просто потянуть время.

С Виктором Бабарико ситуация иная, хотя схема та же. Следствие по его делу официально завершено. В официальном заявлении КГБ Беларуси от 24 ноября говорится, что «организатору преступной деятельности, бывшему председателю правления ОАО «Белгазпромбанк» Виктору Бабарико предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 430 и ч. 2 ст. 235 УК Республики Беларусь по фактам получения взяток организованной группой в особо крупном размере, а также легализации («отмывания») средств, полученных преступным путем в особо крупном размере соответственно». В «организованной группе получателей взяток», кроме самого Бабарико, шестеро его заместителей. Все фигуранты, согласно пресс-релизу КГБ, полностью признали свою вину, за исключением Виктора Бабарико. Теперь обвиняемые знакомятся с материалами дела.

Статья 430 — особо тяжкая, от 5 до 15 лет лишения свободы. И тут УПК дает огромный временной ресурс. На ознакомление с делом — месяц. Затем — две недели у прокурора, который будет направлять дело в суд. Месяц у судьи для ознакомления, потом может быть еще месяц от момента вынесения постановления о назначении судебного разбирательства до определения его даты. Итого — еще три с половиной месяца. До весеннего равноденствия, считайте. А там — или ишак заговорит, или падишах помрет. Да и разбирательство спокойно можно начинать, учитывая признательные показания заместителей Бабарико.

Такие суды могут длиться полтора года. В нашей ситуации это бесконечность. За это время можно придумать еще 400 сравнительно честных способов отъема денег у России и столько же способов отъема жизни и свободы у белорусов.

На днях в некоторых белорусских медиа появились «вбросы» по поводу того, что Сергей Лавров якобы приезжал для того, чтобы выторговать свободу для Виктора Бабарико, который немедленно уедет на Кипр. Держите карман шире! Зачем России белорусский зек Бабарико? Бабы другого нарожают. Россия даже за собственного гражданина Владислава Баумгертнера, которого в 2013 году Лукашенко заманил в ловушку и арестовал прямо после переговоров с белорусским премьером, не слишком-то вступалась. Так тот был к тому же действующим главой «Уралкалия». А тут — и вовсе чужой гражданин, безработный заключенный, к «Белгазпромбанку», который действительно является «газпромовским» активом в Беларуси, больше отношения не имеет, так что проще договориться и работать с теми, кого Лукашенко прислал в банк вместо арестованного руководства. Тем более что актив не самый важный — как еще один автомобиль в гараже, где уже сотня стоит: погоды не сделает, на благосостояние не повлияет, а если разобьется, то никто не обеднеет. Так что Лавров с человеческим лицом, который специально едет в Минск выпрашивать свободу для бывшего банкира, — это сказка для того самого «пипла», который «хавает». А Бабарико каждый день в рабочее время знакомится с материалами дела вместе со своим адвокатом Дмитрием Лаевским. Держать его за решеткой можно еще очень долго, формальности соблюдены.

Пока Лукашенко не будет отстранен от власти, невиновные не выйдут из тюрем. Пока Лукашенко не будет отстранен от власти, не прекратятся пытки и убийства. Пока Лукашенко не будет отстранен от власти, ни один белорус, выходя на улицу, не будет уверен в том, что сможет вернуться домой. Но есть и хорошие новости: пока Лукашенко не будет отстранен от власти, белорусы не прекратят выходить на улицы, даже зная, что могут не вернуться.

Автор Ирина Халип, cобкор по Беларуси

https://novayagazeta.ru/articles/2020/12/02/88210-osoba-tyazhkaya

***

Международная общественность ищет возможность расследовать преступления минских чиновников

Европа продолжает призывать Белоруссию прекратить насилие, угрожая судами «универсальной юрисдикции». Первое уголовное дело против белорусских силовиков может быть возбуждено в Литве. Оппоненты власти открыли книгу регистрации преступлений и призывают силовиков явиться с повинной.

Первые дни зимы депутаты Европейского парламента посвятили обсуждению ситуации в Белоруссии. Об этом сообщила пресс-служба Европарламента. 1 декабря депутаты при участии экспертов обсуждали возможности расследования преступлений белорусских силовиков в судах иностранной юрисдикции. В парламенте выступили спецдокладчик ООН по ситуации с правами человека в Белоруссии Анаис Марен, докладчик по Беларуси в рамках Московского механизма ОБСЕ Вольфганг Бенедек и юрист-правозащитник, эксперт Международного комитета по расследованию пыток Евгения Андреюк. На среду запланировано заседание межпарламентского комитета при участии депутатов национальных парламентов на тему «Единый ответ ЕС в поддержку демократических преобразований в Беларуси». Накануне сообщалось, что в заседании будут участвовать еврокомиссар по европейской политике соседства и переговорам о расширении Оливер Вархей, заместитель генерального секретаря по политическим вопросам Европейской службы внешних действий Энрике Мора. Также приглашена экс-кандидат в президенты Белоруссии, лидер протестующих Светлана Тихановская.

Нынешние дебаты – очередной шаг ЕС в отношении действий официального Минска. До этого Европа уже приняла два пакета визовых санкций, под которые подпали 45 человек. В том числе во второй пакет подпал и сам Александр Лукашенко, хотя на стадии принятия первого списка европейские чиновники оставляли «окно для диалога». Спустя какое-то время стало понятно, что ни на какой диалог Лукашенко не пойдет.

Сейчас готовится третий пакет санкций. Его рассмотрение назначено на 7 декабря. Третий пакет предусматривает экономические санкции, которые могут коснуться около 30 приближенных к власти бизнесменов и почти 400 предприятий. Их внешнеэкономическая деятельность в случае принятия санкций окажется парализована. На уровне экспертов высказываются предположения, что в этом случае могут быть затронуты и интересы российского бизнеса, В частности, британская Telegraph пишет о призывах ввести санкции против компаний Михаила Гуцериева, звучащих со стороны противников Лукашенко в адрес британских властей. «Мы призываем правительства Великобритании, ЕС и США ввести срочные санкции против таких людей, как Гуцериев, которые продолжают делать большие деньги в Беларуси. Режим Лукашенко продолжает нарушать права человека. Масштабы нарушений в Беларуси являются самыми большими в Европе за 30 лет, включая изнасилования, пытки и убийства. Это неправильно, что олигархи вроде Гуцериева зарабатывают миллионы на Беларуси, пока люди страдают от режима», – цитирует издание представителей белорусского протеста.

Кроме того, на международном уровне инициируется расследование преступлений, совершенных белорусскими силовыми органами в период после выборов. В ООН зафиксировано 450 случаев применения пыток в отношении мирных граждан, в самой Белоруссии, по данным правозащитников, подано более 2 тыс. заявлений о применении насилия, однако ни одного уголовного дела по этим фактам так и не возбуждено. В связи с этим 17 государств – членов ОБСЕ инициировали запуск в отношении Белоруссии Московского механизма. Он предусматривает возможность привлекать к ответственности виновных в насилии в юрисдикциях других стран, если этого не происходит в стране, где совершаются преступления. «Универсальную юрисдикцию» в отношении пыток установила в 1984 году Конвенция ООН против пыток.

В конце минувшей недели советник Светланы Тихановской Александр Добровольский сообщил, что первое заявление на расследование преступлений белорусских силовиков уже подано в Литве. Речь идет о насилии против владельца цветочного магазина Максима Хорошина. Его избили за то, что он дарил цветы участницам акций протеста. Врачи оценивали состояние Максима как тяжелое, но им удалось его спасти, после чего предприниматель уехал в Литву продолжать лечение. В этом деле есть и результаты медэкспертизы, фото и видео задержания и даже лица силовиков, а если в деле есть прямые улики, то суд по универсальной юрисдикции имеет право вынести приговор. В штабе Тихановской утверждают, что за первым заявлением последуют и другие. Они будут подаваться в тех странах, куда вынуждены были бежать испытавшие насилие белорусы.

Тем временем репрессии в Белоруссии не прекращаются. Минувшее протестное воскресенье закончилось задержанием 420 человек. В понедельник задерживали (20 человек) даже участников «Марша мудрости» – так называются понедельничные акции протеста пенсионеров. По данным правозащитного центра «Весна» за ноябрь, в Белоруссии в рамках административных процессов осудили 2383 человека. Из них 713 получили наказание в виде штрафа, 1670 – административные аресты. Всего в ноябре через задержания прошли около 4 тыс. человек, а за все время протестов – около 31 тыс. В стране 145 заключенных имеют статус политических. В условиях правового дефолта силовой аппарат просто наказывает инакомыслящих, суды длятся несколько минут, адвокатов нет или их не слушают. За решетку надолго можно попасть даже за оппозиционную атрибутику.

Многие их тех, кто выходит на свободу после краткосрочного заключения, рассказывают о пытках, страшной перегруженности, антисанитарии и широком распространении COVID-19 в тюрьмах. Причем такие условия задержанным власти создают специально. «Брутальность и жестокость системы… нужны прежде всего для того чтобы (Лукашенко) мог держать в повиновении свое окружение... Его власть держится на страхе, и не только на страхе общества, а тех, кто рядом с ним», – объясняет сверхжестокость Лукашенко политолог Павел Усов. Такой вывод он делает на основании очередного слива телефонного разговора чиновников администрации президента, из которого следует, что, даже болея коронавирусом, они боятся не только признаться в этом, но даже надеть медицинскую маску.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2020-12-01/5_8028_belorussia.html

***

Белорусские тюрьмы превратились в концлагеря

Протесты в Белоруссии продолжаются уже почти четыре месяца. Эксперты констатируют, что практически всех задержанных во время массовых акций ожидают жестокое обращение и пытки в местах лишения свободы. Особенно достается известным и ярким лицам.

Международный комитет по расследованию пыток в Белоруссии обнародовал свой второй отчет. Он охватывает сентябрь–ноябрь и фиксирует факты жестокого обращения с задержанными. Комитет был создан еще в августе при участии белорусских и зарубежных правозащитных организаций «как реакция белорусских и иностранных правозащитных организаций на пытки и жестокое обращение с мирными гражданами после выборов президента 9 августа 2020 года», говорят его основатели. Отчет составлен на основании реальных историй людей, прошедших через репрессии.

Жестокие задержания, избиения, выстрелы в упор – так власти Белоруссии в первые дни после выборов отбивали желание протестовать у тех, кто не согласен с их итогами. Открывшиеся факты пыток, наоборот, усилили волну возмущения, и на улицы вышло гораздо больше людей, чем в первые дни. На какое-то время, в конце августа, это остановило насилие на улицах, однако, не получив силового отпора и заручившись поддержкой Москвы, Александр Лукашенко с начала сентября вернулся к политике «жесткого подавления инакомыслия в каждой отдельно взятой голове». «Мы найдем и накажем всех», – это стало лозунгом белорусских властей в сентябре–ноябре.

Авторы отчета обращают внимание на две основные тенденции в отношениях властей и задержанных. Первое – «это целенаправленное сокрытие сотрудниками правоохранительных органов своей идентичности... во время исполнения служебных обязанностей они не используют форму с идентификационной информацией и знаками отличия, некоторые одеты в гражданскую одежду, не представляются и не предоставляют свои документы. Лица практически всегда закрыты масками. Часто используются гражданские машины без регистрационных знаков».

Вторая «тревожная тенденция» – «это целенаправленное и умышленное создание негуманных условий содержания в местах несвободы для наказания задержанных». Среди них – отсутствие каких-либо попыток препятствовать распространению COVID-19 в местах лишения свободы. Более того, задержанные рассказывают, что ситуация выглядит так, как будто силовые органы хотят заразить коронавирусом как можно больше заключенных. Через задержания в сентябре–ноябре прошли не менее 9,5 тыс. человек, задержания сопровождались жестокими избиениями, применялся перцовый газ и резиновые пули, констатируется в отчете.

За время протестов только в августе-сентябре 2020 года от действий сотрудников правоохранительных органов в Минске пострадали по меньшей мере 1373 человека (1316 мужчин и 57 женщин), причем около 500 человек были избиты во время митингов, каждый третий получил травмы средней тяжести и увечья. Как следует из отчета, на всех этапах задержанным умышленно создавались некомфортные условия. Например, в тюрьму на колесах, автозак, набивали настолько много людей, что им не хватало воздуха и многие теряли сознание, а затем обессиленных и взмокших людей держали на холоде. Практиковались задержания, походившие на хищения, – людей хватали на улицах, не давая возможности сообщить родным. Более того, от родственников скрывали, где находится задержанный. Медицинская помощь оказывалась произвольно.

Негуманные условиях содержания создаются умышленно, отмечают правозащитники. Это можно рассматривать как месть за инакомыслие. Особенно стараются власти ужесточить условия для людей известных, о которых говорят и пишут. С одной стороны, это месть за успешность, с другой – предупреждение тем, кто еще на свободе. Никаких расследований в отношении фактов насилия и пыток белорусские правоохранительные органы не проводили, дел по заявлениям граждан не возбуждали.

Как сообщалось, суды над силовиками, совершавшими акты насилия в отношении мирных граждан, могут пройти в других странах. В частности, первое дело по фактам избиения в отношении предпринимателя Максима Хорошкина, вина которого заключается в том, что он дарил цветы участницам протеста, может быть расследовано в Литве. Германия также заявляла о готовности заняться преступлениями белорусских силовиков.

3 декабря стало известно, что Комитет постоянных представителей стран ЕС одобрил введение санкционного режима, который в случае необходимости позволит вводить санкции за нарушения прав человека в разных странах. В ближайший понедельник министры иностранных дел стран ЕС утвердят это решение, а уже 10 декабря оно вступит в силу. Об этом сообщил журналист европейского бюро Радио «Свобода» Рикард Йозвяк. Санкции будут предусматривать заморозку финансовых активов и запрет на выдачу виз. Санкционный список начнет формироваться уже с января, и у тех, кто устраивает пытки белорусским гражданам, есть все шансы попасть в него.

Автор Антон Ходасевич, cобственный корреспондент "НГ" в Белоруссии

https://www.ng.ru/cis/2020-12-03/5_8031_belorussia.html


Об авторе
[-]

Автор: Владимир Дорохов, Ирина Халип, Антон Ходасевич

Источник: p.dw.com

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 03.12.2020. Просмотров: 470

zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta