Министр обороны Сергей Шойгу и мифическая армия России

Содержание
[-]

Российская военная угроза преувеличена 

Британский военный аналитик, научный сотрудник Кентского университета Роджер Макдермотт считает, что успехи команды Сергея Шойгу в области пиара привели к распространению на Западе преувеличенного представления о российской военной угрозе.

С ноября 2012 года, когда президент Владимир Путин назначил Сергея Шойгу министром обороны, руководство страны и ведущие силовики стараются представить российские вооруженные силы как продвинутые, реформированные и проходящие модернизацию. Отчасти Шойгу отступил от курса реформ, намеченного при его предшественнике Анатолии Сердюкове, который занимал пост министра обороны в 2007–2012 годах. Так или иначе, представление о российской армии как о новом всемогущем инструменте в распоряжении Кремля — преувеличение.

Чрезмерно броский пиар скрывает многочисленные слабые места в военном планировании, буксующие реформы и системные проблемы, с которыми сталкивается оборонная промышленность страны. Крымская операция и воздушная кампания в Сирии — лишь маскировка.

20 мая Министерство обороны опубликовало заявления Шойгу, сделанные им на очередном заседании коллегии военного ведомства. В соответствии с повесткой дня представители государственных агентств и общественных организаций обсудили действия с 2013-го по 2016 год и рассмотрели основные задачи Вооруженных Сил на период до 2020 года. В дополнение к этому Шойгу представил краткий обзор ситуации в Сирии и российских действий в поддержку сирийских правительственных сил.

По словам Шойгу, с 2013 года российские вооруженные силы добились существенного прогресса в области военной авиации и развитии Северного флота. Он озвучил довольно странную статистику, согласно которой «боевой потенциал» ВС увеличился на 32%. При этом министр не объяснил аудитории, что это не то же самое, что боеспособность и боеготовность. В целом достижения ВС с 2013 года внесли вклад в успехи России в Арктике, на Крымском полуострове, в Средиземноморье, глубоких водах и воздухе. Шойгу заявил, что модернизация идет по плану и доля современных вооружений и техники выросла до 47%. Он отметил повышение интенсивности тактических и стратегических учений, подчеркнув, что обеспеченность войск современными техническими средствами обучения увеличилась в два с половиной раза.

В продолжение к этой ослепительной статистике Шойгу добавил, что формы и способы боевой подготовки снова нужно менять, учитывая «скоротечный» характер современных конфликтов и уроки операции в Сирии.

При этом министр обороны умолчал, что по этой «скоротечной» схеме российские военные уже два с лишним года участвуют в украинском конфликте, да и операциям в Сирии не видно конца.

Как объяснил Шойгу, поскольку современные военные конфликты носят скоротечный характер, то решения на создание и подготовку различных группировок войск принимаются в ограниченные сроки. «С учетом этих особенностей и опыта, полученного в Сирии, в вооруженных силах внедряются новые формы и способы боевой подготовки», — заявил министр.

Несомненно, российские ВС добиваются определенных успехов благодаря увеличившемуся объему государственных вложений в программу модернизации, и Шойгу часто говорит об этом на публичных мероприятиях. Российские аналитики и комментаторы не особенно склонны концентрировать внимание на разнообразных слабых местах и проблемах, с которыми сталкиваются ВС и вся оборонная система. СМИ страны предпочитают транслировать мнение высшего руководства, и нередко это захлестывает и западные издания.

Опасность такого подхода уже показала себя: это играет на руку американским генералам, призывающим к увеличению военных расходов и составляющим планы противодействия «российской угрозе» в отсутствие должного стратегического планирования.

Один отставной генерал из НАТО даже предсказал, что в 2017 году альянс и Россия будут в состоянии войны. Почти всегда, когда говорят о «российской угрозе», представляют себе Москву, командующую современными силами, перед которыми США и НАТО будут уязвимы.

Эта тенденция к распространению создаваемого Шойгу мифа при оценке возможностей российских военных и уровня угрозы, которую представляет возрождающаяся Россия, особенно остро проявляется при рассмотрении ее возможностей в области использования средств радиоэлектронной борьбы и разрабатываемых компьютеризованных систем командования, управления, коммуникаций, разведки, наблюдения и рекогносцировки (технология, известная на Западе как C4ISR).

Считается, что Москва близка к созданию «супероружия» на базе систем радиоэлектронной борьбы. Некоторые аналитики настаивают, что НАТО необходимо переобучать свои силы, чтобы быть готовыми к сражению с российскими силами без расчета на технологические преимущества. Хотя Россия и достигла определенного прогресса в модернизации своих электронных средств по сравнению с уровнем 1990-х годов, когда не хватало финансирования, у нее сейчас нет возможности создать «супероружие». И, как показал опыт «прокалывания пузыря ПВО» в Сирии, силам НАТО не угрожает технология недопущения их в воздушное пространство над театром военных действий.

Проблемы, с которыми сталкивается военное ведомство Сергея Шойгу, реальны и насущны, и большая часть из них — результат неудачных попыток справиться с глубинными недостатками внутри российской военной системы. Проблема нехватки жилья для офицеров и улучшения их жилищных условий — одна из областей, где энергично взялись за решение: накопительно-ипотечная система обещает в долгосрочной перспективе принести пользу ВС. Ежегодно к этой системе присоединяются около 20 тысяч человек.

Но нерешенная фундаментальная проблема — это в целом нереформированная российская оборонная промышленность. Согласно одному анализу, реформы здесь заключаются в основном в многократном возрастании количества счетов разнообразных предприятий. Мало чего удалось добиться в отношении перехода к прозрачности цен и их снижения.

Ничто не подтверждает предположения о том, что в российскую оборонную промышленность пришла рыночная экономика: эта отрасль по-прежнему полагается на господдержку и на коррупционные сети.

Более того, специалисты по российской оборонной промышленности продолжают обнаруживать слабые места внутри системы, создающие неустойчивость. В частности, это касается попыток создания интегрированных структур и увеличения срока службы различных вооружений и оборудования.

Есть проблемы с координацией работы промышленных специалистов, инженеров, исследовательских подразделений и персонала министерства обороны. С тех пор как в 2012 году отправили в отставку Сердюкова, было много попыток установить контроль над денежными потоками в оборонной промышленности и минимизировать потери государственных фондов от коррупции. Хотя определенный прогресс в модернизации оборонной промышленности достигнут, ввод новых систем происходит медленно.

Стиль руководства Шойгу хорош для эффектного пиара и разговоров об успехах в деле модернизации вооруженных сил. Однако российская военная система не является полностью реформированной и совсем не похожа на ту «угрожающую силу», о которой говорят в некоторых кругах. Западным государствам нужно избегать чрезмерной реакции на повышение военных возможностей России и трезво оценивать этот процесс.

 


Об авторе
[-]

Автор: Роджер Макдермотт

Источник: argumentua.com

Перевод: да

Добавил:   venjamin.tolstonog


Дата публикации: 06.06.2016. Просмотров: 236

Комментарии
[-]

Комментарии не добавлены

Ваши данные: *  
Имя:

Комментарий: *  
Прикрепить файл  
 


zagluwka
advanced
Отправить
На главную
Beta